Калиновский К.Б. Разграничение предметной подсудности уголовного дела между судом с участием присяжных заседателей и судом из трех профессиональных судей. 2009


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Калиновский К.Б.
Разграничение предметной подсудности уголовного дела между судом с участием присяжных заседателей и судом из трех профессиональных судей.
// Российское правосудие. 2009. № 11. С. 65-68


В статье отстаивается позиция о том, что конкуренция признаков предметной подсудности уголовного дела между судом с участием присяжных заседателей и судом из трех профессиональных судей, возникшая в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму», должна разрешаться в пользу суда с участием присяжных заседателей.

Калиновский К.Б., советник Управления Конституционного Суда Российской Федерации, заведующий кафедрой уголовно-правых дисциплин Северо-Западного филиала Российской академии правосудия, кандидат юридических наук, доцент.

Полный текст статьи доступен в журнале "Российское правосудие" № 11 за 2009 год.

РАЗГРАНИЧЕНИЕ ПРЕДМЕТНОЙ ПОДСУДНОСТИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА МЕЖДУ СУДОМ С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ И СУДОМ ИЗ ТРЕХ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ СУДЕЙ

Федеральным законом от 30 декабря 2008 года № 321-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму» в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ) внесены изменения, согласно которым из подсудности суда с участием присяжных заседателей исключены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 205, 206 частями второй – четвертой, 208 частью первой, 212 частью первой, 275, 276, 278, 279 и 281 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ). Новая редакция пункта 2 части второй статьи 30 УПК РФ, определяя подсудность уголовных дел суду с участием присяжных заседателей, допускает неоднозначность в ее толковании и применении, когда рассматривается уголовное дело по совокупности преступлений, одни из которых отнесены к компетенции суда с участием присяжных заседателей, а другие к исключительной компетенции коллегии из трех судей суда общей юрисдикции.

Квалификация действий подсудимых по совокупности таких преступлений широко распространена в судебной практике. В частности, преступления предусмотренные статьями 208, 212, 278, 279 УК РФ могут быть сопряжены с умышленным лишением жизни другого человека, в связи с чем они должны применяться в совокупности (так называемая «идеальная совокупность преступлений») с соответствующими статьями уголовного закона, устанавливающими ответственность за преступления, рассмотрение которых относится к компетенции суда с участием присяжных заседателей. К тому же совершение преступлений террористического характера может составлять реальную совокупность с убийством или посягательством на жизнь сотрудника правоохранительного органа в зависимости от конкретных фактических обстоятельств дела (например, убийство может быть совершено в целях подготовки или сокрытия акта терроризма).

В этих случаях буквальный смысл пункта 2 части второй статьи 30 УПК РФ (термин «за исключением» подразумевает изъятие уголовных дел о ряде преступлений из компетенции коллегии из двенадцати присяжных заседателей) позволяет все уголовное дело рассматривать коллегией профессиональных судей.

Такая ситуация сложилась по рассматриваемому в Верховном суде Кабардино-Балкарской Республики уголовному делу, получившему широкий общественный резонанс. По данному делу 58 лиц обвиняются в совершении ряда особо тяжких преступлений, в том числе убийства более двух лиц, совершенного общеопасным способом организованной группой из корыстных побуждений, сопряженного с бандитизмом (предусмотренного подпунктами «а», «е», «ж», «з» части второй статьи 115 УК РФ), посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов (предусмотренного статьей 317 УК РФ), террористического акта с применением огнестрельного оружия организованной группой, повлекшего иные тяжкие последствия (предусмотренного частью третьей статьи 205 УК РФ), в активном участии в вооруженном мятеже (предусмотренном статьей 279 УК РФ, а также преступлений, предусмотренных статьями 210 (часть вторая), 209 (часть вторая), 226 (часть четвертая, подпункты «а» и «б»), 166 (часть четвертая), 222 (часть третья) УК РФ.

Постановлением судьи Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 25 марта 2008 года было удовлетворено ходатайство 34 обвиняемых о рассмотрении их уголовного дела в составе судьи и двенадцати присяжных заседателей. Этим же постановлением гражданину 24 обвиняемым было отказано в удовлетворении ходатайства о рассмотрении их уголовного дела коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции. Уголовное дело было назначено к слушанию на 24 апреля 2008 года с вызовом 400 кандидатов в присяжные заседатели. Однако сформировать коллегию присяжных заседателей суду не удалось.

Руководитель группы государственных обвинителей обратился в суд с ходатайством о направлении уголовного дела Председателю Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики для изменения подсудности данного уголовного дела в связи с тем, что Федеральным законом от 30 декабря 2008 года № 321-ФЗ из подсудности суда с участием присяжных заседателей исключены дела о преступлениях, предусмотренных статьями 205 и 279 УК РФ. Постановлением судьи Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 20 февраля 2009 года ходатайство стороны обвинения было удовлетворено, и уголовное дело направлено для рассмотрения его коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции. Решение суда мотивировано тем, что по смыслу новой редакции части второй статьи 30 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 205 и 279 УК РФ, не могут быть рассмотрены судом с участием присяжных заседателей.1

На наш взгляд, такое решение нарушает требования части второй статьи 20 Конституции Российской Федерации, которая предусматривает обязательное предоставление права на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей обвиняемым в особо тяжком преступлении против жизни, за совершение которого федеральным законом предусмотрена возможность назначения смертной казни в качестве исключительной меры наказания. В силу части 3 статьи 56 Конституции Российской Федерации данное право не подлежит ограничению. Соответственно, в этих случаях, право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей выступает особой, закрепленной непосредственно Конституцией Российской Федерации, процессуальной гарантией судебной защиты права каждого на жизнь и должно быть обеспечено на равных основаниях и в равной степени всем обвиняемым в таких преступлениях независимо от места их совершения, установленной федеральным законом территориальной и иной подсудности уголовных дел и прочих обстоятельств.2

Это решение также не согласуется с нормами УПК РФ, который предусматривает приоритет суда с участием присяжных заседателей перед коллегией из трех судей суда общей юрисдикции в случае конкуренции признаков подсудности по кругу лиц: если один или несколько обвиняемых отказываются от суда с участием присяжных заседателей, то следователь решает вопрос о выделении уголовных дел в отношении этих обвиняемых в отдельное производство. При невозможности выделения уголовного дела в отдельное производство уголовное дело в целом рассматривается судом с участием присяжных заседателей (пункт 1 части пятой статьи 217 УПК РФ); уголовное дело, в котором участвует несколько подсудимых, рассматривается судом с участием присяжных заседателей в отношении всех подсудимых, если хотя бы один из них заявляет ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом в данном составе (часть вторая статьи 325 УПК РФ).

Представляется, что конкуренция признаков предметной подсудности также должна быть разрешена в пользу суда с участием присяжных заседателей, иначе будет нарушено вытекающее из принципа юридического равенства применительно к реализации права на судебную защиту (статьи 19, части 1 и 2; статья 46, часть 1; статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации) требование, в соответствии с которым однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом.3

Приоритет подсудности суда с участием присяжных заседателей в случае конкуренции признаков подсудности уголовного дела признает и Верховный Суд Российской Федерации, который разъяснял судам, что в соответствии с положениями части первой статьи 15 и части второй статьи 20 Конституции Российской Федерации лицо, обвиняемое в особо тяжком преступлении против жизни, за которое предусмотрено наказание в виде смертной казни, не может быть лишено своего права на рассмотрение уголовного дела судом с участием присяжных заседателей (пункт 3 Постановления Пленума от 20 декабря 1994 г. № 9 «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных»4. Данное Постановление формально признано утратившим силу5 в связи с тем, что оно касалось разъяснений ранее действующего уголовно-процессуального законодательства, в котором устанавливались иные правила разрешения коллизии признаков подследственности уголовного дела суду присяжных по кругу лиц (статья 425, часть пятая статьи 432 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 г.): если один из обвиняемых возражал против рассмотрения уголовного дела судом присяжных, а другие обвиняемые ходатайствовали об этом, и уголовные дела нельзя было выделить в отдельные производства, то все уголовное дело рассматривалось в обычном порядке. Однако в Постановлении от 20 декабря 1994 г. № 9 Пленум Верховного Суда Российской Федерации ориентировал суды на прямое применение статьи 20 Конституции Российской Федерации, которая обладает большей юридической силой перед федеральными законами, поэтому данное разъяснение сохраняет свою актуальность и в настоящее время.

Вышеизложенное позволяет утверждать, что по действующему законодательству конкуренция признаков предметной подсудности уголовного дела между судом с участием присяжных заседателей и судом из трех профессиональных судей должна разрешаться в пользу суда с участием присяжных заседателей.

Однако исправление судебных ошибок, связанных с неверным определением подсудности уголовного дела, сопряжено со значительными трудностями. Решение о назначении судебного заседания судом в составе трех судей общей юрисдикции не подлежит самостоятельному обжалованию как в кассационном (часть пятая статьи 355 УПК РФ), так и в надзорном порядке.6 Законность и обоснованность данного решения может быть проверена лишь одновременно с проверкой итогового решения по делу. Учитывая особую сложность таких уголовных дел, они будут рассматриваться в суде первой инстанции длительное время, и все проведенные следственные действия в итоге должны будут признаны недействительными, а содержание подсудимых под стражей – напрасным.

В связи с этим представляется целесообразным внести в статью 30 УПК РФ запрет ограничения права на рассмотрение уголовного дела судом с участием присяжных заседателей для лиц, обвиняемых в особо тяжком преступлении против жизни, за которое предусмотрено наказание в виде смертной казни. Нечеткое или расширительное определение судебной компетенции, допускающее ее произвольное истолкование правоприменителем, нарушает конституционные требования независимого, объективного и беспристрастного суда (статьи 18, 46, 47, 120 и 123 Конституции Российской Федерации).

Примечания:

2 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года N 3-П по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан. // СПС КонсультантПлюс. 2009.

3 Данное требование получило закрепление в правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации. См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25 марта 2008 г. N 6-П по делу о проверке конституционности части 3 статьи 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества "Товарищество застройщиков", открытого акционерного общества "Нижнекамскнефтехим" и открытого акционерного общества "ТНК-ВР Холдинг". // СПС КонсультантПлюс. 2009.

4 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. N 3.

5 См.: пункт 44 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.11.2005 N 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2006. № 1.

6 См.: Пункт 4 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 11 января 2007 г. N 1 «О применении судами норм главы 48 уголовно-процессуального кодекса российской федерации, регламентирующих производство в надзорной инстанции». // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. № 4.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz