Калиновский К.Б. Восстановление конституционных прав граждан, нарушение которых установлено решениями Конституционного Суда Российской Федерации. Полный текст. 2009


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Новости МАСП

 

RSS импорт: www.rss-script.ru

 

Калиновский К.Б.
Восстановление конституционных прав граждан, нарушение которых установлено решениями Конституционного Суда Российской Федерации.
// [Электронный ресурс] Справочно-поисковая система КонсультантПлюс. 2009


Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 30 сентября 2009 года

Согласно Конституции Российской Федерации (статьи 2 и 18), человек, его права и свободы являются высшей ценностью, они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Государство, выполняя свою обязанность соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, призвано обеспечить эффективную систему восстановления этих прав, когда они оказались нарушенными.

Значительную роль в этой системе играет Конституционный Суд Российской Федерации, который осуществляет конституционное судопроизводство в целях защиты основных прав и свобод человека и гражданина (статьи 1 и 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"). По обращениям граждан Конституционный Суд Российской Федерации принимает решения, завершающие конституционное судопроизводство, в виде постановлений, определений с позитивным содержанием и определений об отказе в принятии жалобы к рассмотрению <1>. В каждом из этих трех разновидностей решений может устанавливаться нарушение конституционных прав граждан, восстановление которых имеет свои особенности. Рассмотрим их подробнее.

--------------------------------

<1> Определения Конституционного Суда Российской Федерации о разъяснении ранее принятых решений являются составной частью разъясняемых решений и исполняются в таком же, как и они, порядке.

1. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации как итоговое решение по существу вопроса о конституционности закона, нарушившего субъективные права граждан, выносится после принятия Конституционным Судом Российской Федерации обращения к рассмотрению в результате непосредственного исследования материалов дела в судебном заседании: заслушивания сторон, экспертов, свидетелей, подлежит обязательному опубликованию (статьи 42, 71, 78 и глава VII Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации") и поэтому является наиболее авторитетным решением Конституционного Суда Российской Федерации.

Постановления по своему содержанию в соответствии со статьей 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" делятся на две разновидности: о признании закона либо отдельных его положений соответствующими либо не соответствующими Конституции Российской Федерации. Согласно прямому предписанию данной статьи, в случае, если Конституционный Суд Российской Федерации признал закон, примененный в конкретном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации, данное дело, во всяком случае, подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке, а обратившемуся в Конституционный Суд Российской Федерации гражданину возмещаются уплаченная государственная пошлина, расходы на оплату услуг представителей, расходы на проезд и проживание заявителей и их представителей, понесенные ими в связи с явкой в суд, почтовые расходы, компенсация за фактическую потерю времени. Процессуальные Кодексы, реализуя предписания статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", закрепляют основания и порядок пересмотра дела заявителя на основании постановления Конституционного Суда Российской Федерации, признавшего примененную норму не соответствующей Конституции Российской Федерации. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в таком случае уголовное дело возобновляется по новому юридическому обстоятельству (пункт 1 части четвертой статьи 413). Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации предписывают возобновить дело по вновь открывшемуся обстоятельству (пункт 5 части второй статьи 392 ГПК РФ и пункт 6 статьи 311 АПК РФ).

Другая ситуация складывается с исполнением постановлений Конституционного Суда Российской Федерации о признании нормы закона соответствующей Конституции Российской Федерации. Такое решение констатирует, что заявитель проиграл свой конституционно-правовой спор с органом, принявшим оспариваемый нормативно-правовой акт, и конституционные права заявителя самой по себе нормой закона не были нарушены. Поэтому по смыслу статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" заявителю не возмещаются его расходы, связанные с рассмотрением его обращения в Конституционный Суд Российской Федерации.

Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации, признавая оспариваемую норму соответствующей Конституции Российской Федерации, во многих постановлениях одновременно выявляет ее конституционно-правовой смысл и указывает, что иное ее истолкование противоречит Конституции Российской Федерации. В основе такого рода постановлений лежит признание того, что неконституционный смысл придается норме в результате неадекватного Конституции Российской Федерации ее истолкования правоприменителем. В этих случаях Конституционный Суд Российской Федерации, не устраняя саму норму из правовой системы, поскольку это могло бы существенно повлиять на функционирование правовой системы в целом и создать трудности в правоприменении, в частности обусловленные возникшей пробельностью в правовом регулировании и необходимостью ее устранения, восстанавливает ее конституционно-правовую интерпретацию, признавая ее не противоречащей Конституции Российской Федерации в выявленном в результате конституционного судопроизводства конституционно-правовом смысле <2>. Это означает, что после принятия соответствующего постановления оспоренный нормативный акт сохраняет свое действие в механизме правового регулирования, но действует уже иначе, т.е. изменяется <3>.

--------------------------------

<2> См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11.11.2008 N 556-О-Р о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года N 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // СПС "КонсультантПлюс". 2009.

<3> Жилин Г.А. Значение решений Конституционного Суда РФ как источника гражданского и арбитражного процессуального права // Журнал конституционного правосудия. 2008. N 1.

Так, за период с 1995 года по август 2009 года в 92 постановлениях из 257 (35%) Конституционный Суд Российской Федерации признавал оспариваемые нормы полностью или в части соответствующими (не противоречащими) Конституции Российской Федерации <4>. При этом конституционно-правовой смысл норм выявлялся в 32 постановлениях (почти 12,5%), в 17 из которых содержалось прямое предписание о пересмотре дел заявителей <5>.

--------------------------------

<4> Данные получены путем формирования поисковых запросов в справочно-поисковой системе "КонсультантПлюс". Официальная статистика учитывает постановления, в которых оспариваемые нормы были полностью признаны соответствующими Конституции Российской Федерации: таких постановлений за период с 1995 по 2008 год было 31% (76 из 243). См.: Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления. Определения. 2008 / Сост. и отв. ред. О.С. Хохрякова. М.: Норма, 2009. С. 581 - 582.

<5> В целом из 92 постановлений, признающих оспариваемые нормы полностью или в части соответствующими Конституции Российской Федерации, в 42 случаях Конституционный Суд Российской Федерации указывал на необходимость пересмотра правоприменительных решений по делам заявителей. Специалисты также отмечают, что признание оспоренной нормы соответствующей Конституции РФ без каких-либо условий в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации встречается очень редко. См.: Жилин Г.А. Значение решений Конституционного Суда РФ как источника гражданского и арбитражного процессуального права // Журнал конституционного правосудия. 2008. N 1.

Тем самым Конституционный Суд Российской Федерации устанавливает нарушение конституционных прав граждан, но не самой по себе нормой закона, а неконституционной практикой ее применения. Однако восстановление нарушенных конституционных прав граждан и, соответственно, исполнение таких постановлений Конституционного Суда Российской Федерации сталкиваются с определенными трудностями, вызванными тем, что отраслевое процессуальное законодательство не содержит норм, прямо регламентирующих пересмотр правоприменительных решений в связи с принятием Конституционным Судом Российской Федерации постановления, в котором оспаривая норма признается соответствующей Конституции Российской Федерации, но имеется указание на пересмотр дела заявителей.

Рассматривая данный вопрос, Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 25.01.2001 N 1-П по делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова указал, что суды общей юрисдикции, самостоятельно решая вопрос о применении той или иной правовой нормы, не вправе осуществлять такое ее казуальное толкование, которое бы противоречило ее конституционно-правовому смыслу. Как следует из части второй статьи 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", конституционное истолкование нормативного акта или отдельного его положения, проверяемого посредством конституционного судопроизводства, относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, который, разрешая дело и устанавливая соответствие Конституции Российской Федерации оспариваемого акта, в том числе по содержанию норм, обеспечивает выявление конституционного смысла действующего права. В таком случае данное им истолкование, как это вытекает из части второй статьи 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" во взаимосвязи с его статьями 3, 6, 36, 79, 85, 86, 87, 96 и 100, является общеобязательным, в том числе для судов. Поэтому правоприменительные решения, основанные на акте, который хотя и признан в результате разрешения дела в конституционном судопроизводстве соответствующим Конституции Российской Федерации, но которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции или арбитражный суд придал истолкование, расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации, также подлежат пересмотру в порядке, установленном законом. Отказывая в таком пересмотре, суды общей юрисдикции и арбитражные суды фактически настаивали бы на истолковании акта, придающем ему другой смысл, нежели выявленный в результате проверки в конституционном судопроизводстве, т.е. не соответствующий Конституции Российской Федерации, и тем самым преодолевали бы решение Конституционного Суда Российской Федерации, чего они в силу статей 118, 125, 126, 127 и 128 Конституции Российской Федерации делать не вправе. Юридическая сила итоговых решений Конституционного Суда Российской Федерации превышает юридическую силу любого закона, а соответственно, практически равна юридической силе самой Конституции Российской Федерации, которую уже нельзя применять в отрыве от итоговых решений Конституционного Суда, относящихся к соответствующим нормам, и тем более вопреки этим решениям <6>.

--------------------------------

<6> Зорькин В.Д. Россия и Конституция в XXI веке. 2-е изд., доп. М.: Норма, 2008. С. 133.

В Определении от 11.11.2008 N 556-О-Р о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года N 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию, определяющую юридические основания и конкретный механизм последующего пересмотра по результатам конституционного судопроизводства решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов по делам заявителей, основанных на применении нормы в ее неконституционном истолковании, повлекшем нарушение конституционных прав и свобод граждан. Согласно этой позиции, постановление Конституционного Суда Российской Федерации, в котором норма признается соответствующей Конституции Российской Федерации лишь в определенном конституционно-правовом смысле, одновременно означает признание данной нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации в другом, неконституционном смысле. Поэтому на такое постановление распространяются юридические последствия признания нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации, предусмотренные частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", гарантирующей, во всяком случае, пересмотр дела заявителя компетентным органом в обычном порядке.

В данном Определении отмечено, что из положений частей 4 и 6 статьи 125 Конституции Российской Федерации, части третьей статьи 79 и части второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" следует, что решение Конституционного Суда Российской Федерации, которым в результате выявления конституционно-правового смысла нормы устраняется ее действие в неконституционном истолковании, обладает обратной силой в отношении дел заявителей, обратившихся в Конституционный Суд Российской Федерации, т.е. имеет те же последствия, что и решение, которым норма признается не соответствующей Конституции Российской Федерации. Дела этих заявителей, во всяком случае, подлежат пересмотру компетентными органами безотносительно к истечению пресекательных сроков обращения в эти органы и независимо от того, предусмотрены ли соответствующие основания для пересмотра дела в иных, помимо Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", актах. Отсутствие непосредственно в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации такого основания для пересмотра дела, как выявление Конституционным Судом Российской Федерации конституционно-правового смысла нормы, который ранее в процессе правоприменения ей не придавался, не может служить поводом для отказа в пересмотре. Положение части второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", определяющее последствия решений Конституционного Суда Российской Федерации, в соответствии со статьями 15 (часть 1) и 76 (часть 3) Конституции Российской Федерации обладает приоритетом перед имеющим статус федерального закона Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, поэтому предписание Конституционного Суда Российской Федерации о пересмотре дел заявителей подлежит исполнению в том числе - при отсутствии в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации специально предусмотренных адекватных процедур - на основе процессуальной аналогии.

Представляется, что данная правовая позиция может быть распространена и на другие процессуальные Кодексы - Уголовно-процессуальный и Арбитражный процессуальный. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в вышеуказанном Определении, положение части второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", имеющее большую юридическую силу перед федеральными законами, распространяется на любые административные процедуры, а также на все виды судопроизводства, предусмотренные Конституцией Российской Федерации. По такому пути идет, в частности, практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации <7>.

--------------------------------

<7> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 13.07.2004 N 6096/02 по делу N А40-37860/01-118-511 и Постановление Президиума ВАС РФ от 18.06.2002 N 279/02 по делу N А40-6722/99-84-80 // СПС "КонсультантПлюс". 2009.

Вместе с тем остаются нерешенными вопросы о распространении на заявителей последствий, предусмотренных частью третьей статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", предусматривающей возмещение заявителям их расходов, связанных с конституционным судопроизводством, что также является компонентом восстановления их конституционных прав. По смыслу мотивировочной части Определения от 11.11.2008 N 556-О-Р постановление Конституционного Суда Российской Федерации, в котором признается конституционность нормы лишь в выявленном конституционно-правовом смысле, одновременно означает признание данной нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации в другом, неконституционном смысле и поэтому порождает те же юридические последствия, которые предусмотрены для постановлений, признающих неконституционность нормы. Следовательно, на подобные постановления должны распространяться все юридические последствия признания нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации, в том числе и выплата заявителям соответствующих расходов, так как, по существу, они выиграли конституционно-правовой спор с органом, принявшем признанный дефектным (нуждающимся в конституционно-правовом истолковании, без которого он нарушает конституционные права граждан) оспариваемый закон. Однако такая позиция ведет к тому, что в некотором смысле аннулируется часть первая статьи 100 указанного Конституционного закона, предусматривающего две различных разновидности постановлений Конституционного Суда Российской Федерации. В итоге данная классификация постановлений в чистом виде остается применимой лишь в тех случаях, когда оспариваемая норма полностью признается соответствующей либо не соответствующей Конституции Российской Федерации.

На наш взгляд, эта проблема может быть решена и без внесения соответствующих изменений в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" и в отраслевые процессуальные кодексы. Для этого Конституционный Суд Российской Федерации вместо признания нормы соответствующей Конституции Российской Федерации в определенной части мог бы признавать ее неконституционность в другой части и тем самым осуществлял бы ее отрицательное конституционно-правовое истолкование, что не порождало бы необходимость расширительного применения норм о юридической силе его решений. Такой подход полностью соответствовал бы презумпции конституционности закона <8> (в конкретной части норма признана неконституционной, а в остальной части она презюмируется конституционной). При этом сама норма не устранялась бы из правового регулирования полностью, а в мотивировочной части постановления могло бы содержаться ее положительное конституционно-правовое истолкование, имеющее статус правовой позиции Конституционного Суда. Правовые позиции, содержащие толкование конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых основаны выводы Суда в резолютивной части его решений, также обязательны для всех государственных органов и должностных лиц <9>.

--------------------------------

<8> О ней см.: Гаджиев Г.А. Конституционный принцип самостоятельности судебной власти в Российской Федерации // Журнал российского права. 2003. N 1.

<9> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 7 октября 1997 г. N 88-О о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 года по делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края.

2. Наряду с постановлениями, Конституционный Суд Российской Федерации принимает определения с позитивным (положительным) содержанием. В данных решениях дается конституционно-правовое толкование оспариваемых заявителями норм и принимается решение о признании обращения не подлежащим дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации (а если обращение было принято к производству - о прекращении производства по делу), поскольку для разрешения поставленного вопроса не требуется вынесения предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

В качестве дополнительных признаков позитивных определений исследователи указывают, что они выносятся на основе заключения судьи Конституционного Суда Российской Федерации и других письменных материалов без проведения заседания с участием сторон и их представителей; в качестве нормативной основы опираются на пункт 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", согласно которому принимается решение об отказе в принятии решения к рассмотрению, если по предмету обращения Конституционным Судом принято постановление, сохраняющее свою силу; содержат новые (или развивают прежние) правовые позиции Конституционного Суда и потому разрешают по существу поставленную заявителями конституционно-правовую проблему <10>.

--------------------------------

<10> См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс. М., 2005. С. 116 - 119; Жилин Г.А. Значение решений Конституционного Суда РФ как источника гражданского и арбитражного процессуального права // Журнал конституционного правосудия. 2008. N 1; СПС "КонсультантПлюс". 2009; Бондарь Н.С. Местное самоуправление и конституционное правосудие: конституционализация муниципальной демократии в России. М.: НОРМА, 2008 // СПС "КонсультантПлюс". 2009; Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. М.: Городец, 2003. С. 35; Витушкин В.А. 1) Юридическая природа определений Конституционного Суда Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 76; 2) Определения Конституционного Суда Российской Федерации: особенности юридической природы. М.: Норма, 2005 // СПС "КонсультантПлюс". 2009; Дудко И.А. Еще раз к вопросу о юридической силе решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал конституционного правосудия. 2008. N 6; СПС КонсультантПлюс. 2009.

В определениях с позитивным содержанием примерно в 40% случаев содержится предписание пересмотреть в установленном порядке правоприменительные решения по делам заявителей, основанные на нормах закона в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации <11>.

--------------------------------

<11> Данные получены путем формирования запросов к СПС "КонсультантПлюс". Так, с 2007 года по август 2009 года Конституционным Судом Российской Федерации было вынесено 2628 определений, из них 134 - с обозначением в номере "О-П" (с 2007 года так стали нумероваться позитивные определения). В 51 одном из них содержалось указание на пересмотр правоприменительных решений по делам заявителей.

Однако основания и порядок пересмотра дел на основании определений Конституционного Суда Российской Федерации соответствующими процессуальными кодексами не предусмотрены, в результате чего данные определения не исполняются и решения, принятые в отношении заявителей, не пересматриваются. Так, в докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2007 год отмечается, что им выявлены многочисленные случаи неисполнения Верховным Судом Российской Федерации определений Конституционного Суда Российской Федерации. "Форма, в которой вынесено решение Конституционного Суда, - определение или постановление, стала камнем преткновения в вопросе обязательности и безусловности его исполнения для высшей судебной инстанции общей юрисдикции, - указывается в докладе. - Фактически Верховный Суд исходит из необязательности применения судами общей юрисдикции правовых позиций Конституционного Суда, сформулированных им в определениях" <12>. Проблема неисполнения позитивных определений Конституционного Суда Российской Федерации отмечается и в докладе Совета Федерации "О состоянии законодательства в Российской Федерации в 2007 году" <13>, и в юридической литературе <14>.

--------------------------------

<12> Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 2007 году. Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. Режим доступа свободный: http://ombudsman.gov.ru/doc/ezdoc/07.shtml.

<13> О состоянии законодательства в Российской Федерации в 2007 году. Доклад Совета Федерации // Журнал конституционного правосудия. 2008. N 2; СПС "КонсультантПлюс". 2009.

<14> См., например: Султанов А.Р. Правовая определенность в надзорном производстве ГПК РФ и практика Конституционного Суда РФ // Право и политика. 2007. N 5.

Между тем Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что согласно статье 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Это требование распространяется на все решения Конституционного Суда Российской Федерации, независимо от того, в какой форме они выносятся, т.е. как на постановления, так и на определения и заключения. Суды общей юрисдикции и другие правоприменительные органы не вправе оценивать законность и обоснованность решений, принимаемых Конституционным Судом Российской Федерации, как и уклоняться от их исполнения; иное означало бы неисполнение требований Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". В соответствии со статьей 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях (часть третья). Эти предписания распространяются и на правоприменительные решения, основанные на акте, который хотя и признан в результате разрешения дела в конституционном судопроизводстве соответствующим Конституции Российской Федерации, но которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции или арбитражный суд придал истолкование, расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 01.11.2007 N 827-О-П, от 19.05.2009 N 488-О-О).

Таким образом, обоснование юридической силы позитивных определений и механизма их исполнения состоит в том, что они на основании пункта 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" распространяют ранее принятую в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации правовую позицию на аналогичные общественные отношения и в этой части как бы приравниваются к постановлениям, которыми норма полностью или в части была признана не соответствующей Конституции Российской Федерации. Поэтому при исполнении позитивных определений могут быть применимы вышеуказанные положения процессуальных кодексов, регламентирующие пересмотр дел на основании постановлений Конституционного Суда Российской Федерации.

Однако данная юридическая конструкция вызывает довольно жесткую критику юристов <15>. Наиболее уязвимы для критики те позитивные определения, в которых формулируется или выводится (в том числе со ссылками на определения Конституционного Суда Российской Федерации, международные акты, решения Европейского суда по правам человека) новая правовая позиция, не выработанная ранее в постановлениях. Например, в Определении Конституционного Суда РФ от 03.07.2008 N 676-О-П по жалобе гражданина Радзиевского Бориса Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями Федерального закона "О лекарственных средствах" содержится предписание для органов законодательной и исполнительной власти Российской Федерации установить специальный нормативный и организационно-правовой механизм ввоза лекарственных препаратов на территорию Российской Федерации и правил их оборотоспособности, с тем чтобы гарантировать правомерный доступ граждан, страдающих редкими заболеваниями, к соответствующим лекарственным средствам. При этом мотивировочная часть Определения не содержит ссылок на ранее принятые правовые позиции Суда, а оперирует конституционными принципами справедливости и равенства <16>.

--------------------------------

<15> См.: Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации В.О. Лучина по Определению Конституционного Суда Российской Федерации по запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений Конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия - Алания и Республики Татарстан // СПС "КонсультантПлюс". 2009; Ершов В., Ершова Е. О правовом статусе Конституционного Суда Российской Федерации // Российская юстиция. 2004. N 2 и др.

<16> Данное Определение по резолютивной своей части является отказным, а по нумерации (О-П) и по содержанию мотивировочной части - позитивным.

В связи с этим юристы, критически оценивающие практику вынесения Конституционным Судом Российской Федерации позитивных определений, предлагают вообще от них отказаться и выносить вместо них постановления, что, по их мнению, будет содействовать более эффективному восстановлению нарушенных конституционных прав граждан. Однако такие предложения не учитывают, что вынесение определений с позитивным содержанием обусловлено объективными причинами.

Во-первых, необходимость принятия определений с положительным содержанием возникает в случаях, когда оспаривается не то же самое нормативное положение, по которому вынесено решение Конституционного Суда Российской Федерации (в таких случаях принимается обычное отказное определение), а аналогичное ему, т.е. такое, которое регулирует сходные отношения в соответствующей сфере общественной жизни. В результате предмет обращения в Конституционный Суд РФ становится, по существу, идентичным тому, по которому состоялось рассмотрение дела. Ограничительное применение соответствующего положения пункта 3 части 1 статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в таких случаях приводило бы при оспаривании аналогичных норм к повторению развернутой процедуры с заранее предсказуемым результатом, с принятием итогового решения, дублирующего аргументы и выводы своего предшественника. Это бы нарушало требования статей 79, 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", по смыслу которых признание нормативного акта не соответствующим Конституции РФ возлагает на законодателя обязанность по отмене всех аналогичных нормативных положений <17>. Поэтому каждый, в том числе и законодатель, обязан исполнять позитивное определение Конституционного Суда Российской Федерации, которое напоминает о прежнем подходе Суда к подобной проблеме <18>.

--------------------------------

<17> Жилин Г.А. Значение решений Конституционного Суда РФ как источника гражданского и арбитражного процессуального права // Журнал конституционного правосудия. 2008. N 1.

<18> Зорькин В.Д. Интернет-интервью, апрель 2006 // Официальный сайт СПС "КонсультантПлюс". Режим доступа: http://www.consultant.ru.

Во-вторых, вынесение позитивных определений позволяет за меньшее время рассмотреть большее количество дел, по которым не требуется вынесение итоговых решений в форме постановлений, что обеспечивает принцип срочности процесса. Практика вынесения Конституционным Судом Российской Федерации позитивных определений фактически вводит письменную форму конституционного судопроизводства, требующую в будущем законодательной легализации <19>, но уже и сегодня показывающую свою эффективность.

--------------------------------

<19> См.: Кажлаев С.А. О нормотворчестве Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. N 9; СПС "КонсультантПлюс". 2009.

Отметим, что упразднение позитивных определений привело бы к тому, что вместо них должны были бы выноситься постановления по итогам устного разбирательства. Это увеличило бы загруженность конституционного судопроизводства более чем в два раза: постановления выносились бы в 8 - 9% случаев вместо нынешних 3,76% <20>.

--------------------------------

<20> Конституционный Суд Российской Федерации принял всего 3,76% постановлений от общего числа своих решений (за период с 1995 по август 2009 года в СПС "КонсультантПлюс" опубликовано 6848 решений Конституционного Суда Российской Федерации, из них 257 постановлений). Позитивные определения составляют еще не менее 4 - 5% от остальных определений Суда. Так, с января 2007 года по август 2009 года Конституционным Судом Российской Федерации было вынесено 134 определения О-П из 2628 определений. Эти данные сопоставимы с другой методикой подсчета. За этот же период времени было вынесено 104 определения, в названии которого использовалось словосочетание "по жалобе", и 25 - "по запросу". При формировании запроса по СПС "КонсультантПлюс" в названии определения учитывались словосочетания "по жалобе" и "по запросу" (с любым окончанием), но за исключением содержащих маркировку "О-Р" (о разъяснении ранее вынесенных решений).

По официальным данным, за 1995 - 2008 годы количество определений составило 6017, из них на основе правовых позиций, выраженных ранее в сохраняющих свою силу решениях, - 1229 (20%), однако здесь учитываются не только позитивные определения, но и те простые отказные определения, которые ссылаются на ранее принятые позиции. Поэтому указывается количество определений об отказе в принятии к рассмотрению обращений - 5878, что составляет 97%. См.: Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления. Определения. 2008 / Сост. и отв. ред. О.С. Хохрякова. М.: Норма, 2009. С. 582.

Если же существующая система конституционного судопроизводства окажется физически неспособной восстановить права большего числа заявителей, то количество выносимых постановлений останется прежним, а позитивные определения перейдут в разряд простых отказных определений.

Таким образом, упразднение позитивных определений вместо ожидаемого повышения эффективности защиты прав граждан в конституционном судопроизводстве привело бы к снижению этой эффективности либо за счет увеличения сроков рассмотрения дел, либо за счет отказа в принятии таких обращений к рассмотрению и перенаправления заявителей непосредственно к правоприменителю. Следовательно, проблему восстановления конституционных прав граждан, нарушение которых выявлено в позитивных определениях Конституционного Суда Российской Федерации, надо решать не упразднением такой разновидности решений Суда, а путем обеспечения их неукоснительного исполнения, в том числе посредством законодательного закрепления процессуальных форм пересмотра на основе результатов письменного конституционного судопроизводства ранее вынесенных судами общей юрисдикции и арбитражными судами решений, основанных на нормах в их неконституционном толковании.

3. Третья разновидность решений Конституционного Суда Российской Федерации, в которых может быть установлено нарушение конституционных прав граждан, - это так называемые простые отказные определения (определения об отказе в принятии обращения к рассмотрению). Такие определения выносятся, как правило, не на основании предварительного заключения судьи Конституционного Суда Российской Федерации, а по требованию заявителя - рассмотреть его первоначальное обращение, по которому Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации ранее уведомлял о его несоответствии требованиям допустимости обращения. Отказ в принятии обращения к рассмотрению производится по формальным основаниям: разрешение вопроса, поставленного в обращении, явно не подведомственно Конституционному Суду; обращение в соответствии с требованиями настоящего Федерального конституционного закона не является допустимым; предмет обращения полностью тождествен тому, по которому ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу (пункты 1 - 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Считается, что простые отказные определения не содержат правовых позиций и выводов, кроме как о недопустимости поступившего обращения, и поэтому не могут указывать на нарушение конституционных прав граждан <21>. Однако такой вывод является не совсем точным.

--------------------------------

<21> По этой причине вопрос об общеобязательности таких отказных определений в специальных исследованиях даже не рассматривается. См., например: Витушкин В.А. Определения Конституционного Суда Российской Федерации: особенности юридической природы. М., 2005.

Одним из условий допустимости обращения в Конституционный Суд Российской Федерации в порядке конкретного нормоконтроля является то, что оспариваемый закон нарушает (затрагивает) конституционные права граждан (часть четвертая статьи 125 Конституции Российской Федерации и пункт 3 части первой статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" определяют саму жалобу или запрос суда - "на нарушение конституционных прав и свобод граждан"; часть первая статьи 96, пункт 1 статьи 97 указанного Закона предъявляют к жалобе условие допустимости в виде нарушения конституционных прав). Поэтому если оспариваемый заявителем закон прав гражданина не нарушает и не затрагивает, такое обращение не является допустимым. Устанавливая данное условие недопустимости, Конституционный Суд Российской Федерации вынужден мотивировать свое решение и объяснять, почему закон не нарушает прав заявителя, тем самым давая толкование оспариваемых нормативных положений.

Такое толкование приобретает значение процессуально-правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации (о недопустимости обращения) и при рассмотрении аналогичных жалоб используется Судом как некий прецедент. Например, Определением от 05.03.2009 N 469-О-О Конституционный Суд Российской Федерации отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Казачкова Михаила Петровича на нарушение его конституционных прав положением части первой статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, мотивируя это тем, что 25 января 2007 года уже было вынесено другое отказное Определение, N 96-О-О по делу Г.А. Кураева, в котором содержался вывод о том, что оспариваемые заявителем положения части первой статьи 10 УК Российской Федерации прав граждан не нарушают.

Иногда такое толкование впоследствии трансформируется в материально-правовую позицию, имеющую значение для других правоприменительных органов, и закрепляется уже в позитивном определении или даже в постановлении. Например, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 01.12.1999 N 210-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Багно Юрия Евгеньевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 11, подпунктом 4 пункта 1 статьи 14 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и частью 2 статьи 15 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации". При этом была определена правовая природа трехлетнего срока для впервые назначенных на должность судей как испытательного срока. После этого данная позиция как процессуально-правовая, устанавливающая основание для отказа в принятии обращений к рассмотрению, была неоднократно повторена в других отказных определениях (от 19 апреля 2000 года N 87-О, от 5 октября 2000 года N 219-О и др.), а затем получила подтверждение в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 24.03.2009 N 6-П по делу о проверке конституционности положений пункта 8 статьи 5, пункта 6 статьи 6 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и пункта 1 статьи 23 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина В.Н. Рагозина. В итоге данное толкование природы трехлетнего срока официально стало обязательным для правоприменителей и правовая позиция получила уже материально-правовое значение.

Сказанное свидетельствует о довольно высоком статусе отказных определений, в которых дается толкование правовых норм, при котором они не нарушают конституционных прав граждан, то есть фактически соответствуют Конституции Российской Федерации <22>. Вместе с тем на практике встречаются случаи, когда правоприменительные органы истолковывают и применяют данные правовые нормы иным, то есть фактически неконституционным, образом и права гражданина, обратившегося в Конституционный Суд Российской Федерации, оказываются действительно нарушенными, но не нормой закона, а неверной практикой ее применения. Однако правоприменительная ошибка конкретного должностного липца или государственного органа должна быть исправлена в обычном порядке, а Конституционный Суд Российской Федерации полномочиями проверять и оценивать законность и обоснованность действий и решений правоприменительных органов не наделен, поэтому он отказывает в принятии обращения к рассмотрению. В подобных случаях в отказных определениях Конституционного Суда Российской Федерации указывается на нарушение конституционных прав граждан в косвенной форме - путем констатации того факта, что оспариваемая норма сама по себе его прав не нарушает, а проверка законности принятых решений в компетенцию Суда не входит.

--------------------------------

<22> При этом строго юридически в отказных определениях не должна даваться оценка конституционности оспоренной нормы. См.: Жилин Г.А. Значение решений Конституционного Суда РФ как источника гражданского и арбитражного процессуального права.

Например, в Определении от 19.02.2009 N 107-О-О Конституционный Суд Российской Федерации отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кунгурова Алексея Григорьевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 227, 228, 231 и 255 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с тем, что поставленный в жалобе вопрос уже получил свое разрешение в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 года N 4-П по делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан, а проверка законности и обоснованности правоприменительных решений, состоявшихся в деле заявителя, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации. При этом из описательной части Определения видно, что Приморский районный суд Санкт-Петербурга явно неверно истолковал оспариваемые заявителем нормы процессуального закона, в результате чего заявитель два дня находился под стражей без судебного решения и его конституционное право, гарантированное статьей 22 Конституции Российской Федерации, оказалось нарушенным. Правоприменительная ошибка не была исправлена и вышестоящим судом.

В другом случае осужденный по уголовному делу гражданин А. просит Конституционный Суд Российской Федерации восстановить его права в связи с тем, что Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2008 года, а также письмом заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 3 сентября 2008 года ему было отказано в пересмотре в порядке надзора вынесенного в особом порядке приговора суда на предмет соответствия изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам дела, поскольку положения статьи 317 УПК Российской Федерации не допускают такого пересмотра <23>. Какое решение при этом должен принять Конституционный Суд Российской Федерации, если заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации применяет положения оспариваемой нормы вопреки прямому указанию пункта 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2006 года N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел"? Конституционному Суду Российской Федерации в подобных случаях остается констатировать, что сама по себе оспариваемая норма как по своему буквальному толкованию, так и по смыслу, придаваемому ей общероссийской правоприменительной практикой, прав заявителя не нарушает, а проверка законности принятых решений относится к компетенции судов общей юрисдикции.

--------------------------------

<23> См.: Дело N 11289/15-01/09 // Архив Конституционного Суда Российской Федерации. 2009.

Статистические данные показывают, что Конституционный Суд Российской Федерации примерно в 9% своих отказных определений использует указанные выше формулировки. При этом в 11% определений содержится ссылка на пункт 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" <24>, что может свидетельствовать о том, что в деле заявителя ранее сформулированные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации правоприменительными органами не исполнены.

--------------------------------

<24> За период с 1995 по 2008 год 680 определений из 6017 вынесено по данным основаниям. См.: Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления. Определения. 2008 / Сост. и отв. ред. О.С. Хохрякова. М.: Норма, 2009. С. 582 - 583.

Вместе с тем отказные определения Конституционного Суда Российской Федерации, признающие жалобу недопустимой в связи с тем, что права заявителя нарушены не нормой права, а практикой ее применения, а также определения об отказе в принятии жалобы к рассмотрению в связи с тождественностью ее предмета с ранее вынесенным постановлением Суда в своей резолютивной части не содержат и не должны содержать каких-либо предписаний о пересмотре дел заявителей. Отраслевое процессуальное законодательство также не предусматривает каких-либо специальных положений, позволяющих использовать отказные определения в качестве обоснования для отмены или изменения правоприменительных решений, принятых по делам заявителей. В результате отказные определения Конституционного Суда Российской Федерации, указывающие на нарушение конституционных прав граждан в косвенной форме, в судах общей юрисдикции и арбитражных судах обычно никак не учитываются.

Такая практика нарушает конституционное право граждан на судебную защиту и право на справедливое правосудие, которое по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах. Раскрывая конституционное содержание права на судебную защиту, Конституционный Суд Российской Федерации в ряде решений изложил следующие правовые позиции: данное право, гарантируемое статьей 46 Конституции Российской Федерации, предполагает и конкретные гарантии эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости и равенства, а отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт умаляет и ограничивает это право; в рамках осуществления судебной защиты прав и свобод возможно обжалование в суд решений и действий (или бездействия) любых государственных органов, включая судебные органы; право на судебную защиту предполагает охрану прав и законных интересов гражданина не только от произвола законодательной и исполнительной власти, но и от ошибочных решений суда, при этом эффективной гарантией такой защиты является и сама возможность пересмотра дела вышестоящим судом, которая в тех или иных формах (с учетом особенностей каждого вида судопроизводства) должна быть обеспечена государством (Постановления от 3 февраля 1998 года N 5-П, от 16 марта 1998 года N 9-П, от 2 июля 1998 года N 20-П, от 6 июля 1998 года N 21-П и от 28 мая 1999 года N 9-П).

Из данных правовых позиций следует, что нарушенные конституционные права граждан подлежат восстановлению вне зависимости от того, в какой форме установлено их нарушение, а соответствующее процессуальное законодательство должно гарантировать защиту прав и свобод в том или ином виде судопроизводства.

Между тем восстановление в порядке конституционного судопроизводства нарушенных конституционных прав граждан, чьи обращения в Конституционный Суд Российской Федерации не отвечают требованиям допустимости, невозможно в силу требований Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", определяющих компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации. Поэтому защита и восстановление нарушенных конституционных прав граждан должны быть осуществлены в рамках уголовного, гражданского (арбитражного) или административного судопроизводства.

………..

Полный текст публикации см. в системе КонсультантПлюс.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz