Калиновский К.Б. Конституционно-правовые проблемы реабилитации лиц, незаконно подвергнутых уголовному преследованию в российском уголовном процессе.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Калиновский К.Б.
Конституционно-правовые проблемы реабилитации лиц, незаконно подвергнутых уголовному преследованию в российском уголовном процессе.
// Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях: проблемы теории и практики. Сб. статей. / Ред. колл. В.И. Качалов, О.В. Качалова, Т.Ф.Моисеева. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 43-48.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53) и обеспечивает реализацию этого права государственной, в том числе судебной защитой (статьи 45 и 46), которая предполагает не только формальное право обратиться в государственный орган или суд, но и наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах1.

Эффективное восстановление прав, нарушенных незаконным уголовным преследованием, является публично-правовой целью государства. С учетом принципа презумпции невиновности, по смыслу которого на гражданина не должны возлагаться дополнительные обременения при доказывании оснований и размера вреда, причиненного ему незаконным уголовным преследованием, реабилитированное лицо как более слабая сторона в отношениях с государством, не может ставиться в зависимость от произвольного решения государственного органа при решении вопроса о возмещении ему вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Государство же обязано создавать процедурные условия для скорейшего определения размера причиненного вреда и его возмещения реабилитированному лицу. Такая правовая позиция сформулирована Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 2 марта 2010 года № 5-П.

По смыслу этой позиции, конституционно-правовые основы реабилитации лиц, подвергнутых незаконному уголовному преследованию, предполагают необходимость создания для нее специальных публично-правовых механизмов, упрощающих процедуру восстановления прав реабилитированных лиц, создающих для них повышенный режим государственно-правовой защиты. При этом правовые нормы, регулирующие процесс реабилитации, должны отвечать критериям ясности, недвусмысленности, непротиворечивости и исключать произвольное их толкование правоприменительными органами.

Между тем действующий порядок восстановления прав и свобод лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, и возмещения причиненного им вреда далеко не всегда отвечает вышеуказанному требованию. Институт реабилитации в действующей российской правовой системе представлен как комплексный и межотраслевой, включающий в себя нормы уголовно-процессуального, гражданского, трудового, жилищного, гражданско-процессуального, бюджетного исполнительного и другого законодательства, которые не полностью согласуются между собой, содержат пробелы и коллизии, затрудняющие восстановление прав реабилитированных лиц.

Среди конституционно-правовых проблем реабилитации необходимо указать следующие:

1. Конституционный Суд Российской Федерации в указанном Постановлении от 2 марта 2010 года № 5-П признал нарушение федеральным законодателем правил законодательной техники при введении принципа иммунитета бюджетов, в результате чего в действующем правовом регулировании института реабилитации лиц, незаконно подвергнутых уголовному преследованию, возникла несогласованность между нормами УПК Российской Федерации, предусматривающими вынесение следователем и дознавателем постановления о производстве выплат реабилитированному лицу (статьи 134, 135), и нормами Бюджетного кодекса Российской Федерации, закрепляющими принцип иммунитета бюджетов и запрещающими обращение взысканий на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации на основании актов, не являющихся судебными (статьи 239, 242.1). Данная несогласованность, порождающая на практике противоречивое правоприменение, нуждается в законодательном устранении.

В Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации рассматривается два законопроекта2, в которых предлагается разрешение судом в порядке, предусмотренном статьей 399 УПК РФ, вопроса о возмещении имущественного вреда лицам, реабилитированным в досудебном производстве по уголовному делу. Различия концепций законопроектов состоят в том, какую роль будет выполнять суд – формально санкционировать постановление следователя и дознавателя о выплатах, или определять размер этих выплат. Второе решение представляется более правильным, так как оно более отвечает принципам справедливого правосудия, состязательности и равноправия сторон, гарантируемым Конституцией Российской Федерации (статья 123, часть третья). Следователь или дознаватель, чьими действиям реабилитированному был причине материальный ущерб, как сторона спора не должен определять размер компенсации этого ущерба, а суд, не может быть лишен полномочий, выслушав доводы сторон и изучив представленные доказательства, принять объективное решение по существу вопроса, а не формально утвердить принятое решение несудебных органов. Кроме того, данная процедура нуждается в гарантиях, обеспечивающих доведение до суда позиции органов, представляющих казну Российской Федерации, за счет которой возмещается ущерб.

2. В одном из законопроектов (№ 233211-5) предлагается изменить статью 139 УПК РФ с тем, чтобы вред, причиненный в уголовном судопроизводстве юридическим лицам, возмещался в порядке арбитражного судопроизводства. Такое решение в целом, заслуживает поддержки, так как судьи арбитражных судов более подготовлены для определения реального ущерба, расходов будущего периода и упущенной выгоды, чем судьи, занимающиеся уголовными делами. Однако при этом необходимо обеспечивать конституционные требования, гарантирующие повышенный режим государственно-правовой защиты реабилитированным лицам на основе принципа равенства физических и юридических лиц. В связи с этим необходимо не только освободить таких истцов (заявителей) от государственной пошлины (внеся соответствующие изменения в статью 333.7 Налогового кодекса Российской Федерации), но и предусмотреть освобождение таких истцов (заявителей) от возмещения денежных сумм, подлежащих выплате экспертам и свидетелям (для этого можно внести соответствующие изменения в статью 108 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

3. Между положениями статей 1070 ГК РФ и 133 УПК РФ имеется коллизия при установлении вины как основания для компенсации ущерба реабилитированным лицам.3 Статья 133 УПК РФ (часть первая) закрепляет норму о том, что вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, федеральный законодатель вправе, в целях обеспечения общеправового принципа справедливости и достижения баланса конституционно защищаемых ценностей и целей, непосредственно закрепить в законе ответственность независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (Постановление от 25.01.2001 № 1-П). Согласно положениям части третьей статьи 133 УПК РФ, право на возмещение вреда в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ («Реабилитация»), имеет также лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу. Следовательно, указанные положения статьи 133 УПК РФ предусматривают возмещение независимо от вины органов расследования и суда вреда, причиненного как подозреваемым и обвиняемым, так и иным участникам уголовного процесса незаконными мерами принуждения в виде домашнего ареста, наложения ареста на имущество, отстранения от должности, залога, привода и т.д. Однако данные положения не согласуются с нормой, закрепленной в статье 1070 ГК РФ, в которой без вины указанных должностных лиц возмещаются лишь некоторые виды вреда, а именно – причиненного незаконным осуждением, привлечением к уголовной ответственности, заключением под стражу, подпиской о невыезде (часть первая). По смыслу части второй этой статьи, для возмещения иных видов вреда требуется наличие вины дознавателя, следователя, прокурора. При этом вина судьи должна быть установлена лишь приговором суда. Таким образом, положения статьи 1070 ГК РФ сужают гарантии возмещения вреда, закрепленные в УПК РФ, и в своей взаимосвязи с положениями статьи 133 УПК РФ не отвечают требованиям определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования, соблюдение которых является конституционной обязанностью законодателя (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 апреля 2004 года N 7-П и от 31 мая 2005 года N 6-П). Представляется, что ответственность государства за вред, причиненный в сфере уголовного судопроизводства, должна иметь повышенный, по сравнению с частно-правовой сферой, уровень – и осуществляться вне зависимости от вины государственных органов и должностных лиц.

4. Глава 18 УПК Российской Федерации, регламентирующая институт реабилитации в уголовном процессе, не учитывает специфику реабилитации по делам частного обвинения, по которым уголовное преследование осуществляется потерпевшим – частным обвинителем, а обязанность возмещения вреда за его незаконные действия, по смыслу норм данной главы, возлагается на государство даже в тех случаях, когда суд выносит оправдательный приговор или постановление о прекращении дела. При этом прокурор, обычно не участвующий в деле частного обвинения, по прямому указанию части первой статьи 136 УПК Российской Федерации, приносит официальные извинения реабилитированному за причиненный вред. Представляется, что частный обвинитель не должен быть устранен из процесса реабилитации по делам частного обвинения, а государство – в силу предписаний статьи 53 Конституции Российской Федерации – должно отвечать лишь за действия (бездействия) своих органов и должностных лиц. В связи с этим в УПК РФ необходимо отразить специфику реабилитации по делам частного обвинения.

5. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно подчеркивал в своих решениях (определения от 16 февраля 2006 года N 19-О, от 20 июня 2006 года N 270-О и от 18 июля 2006 года N 279-О; от 19 февраля 2009 N 109-О-О), что по смыслу положений главы 18 УПК Российской Федерации, возможна частичная реабилитация в случаях, когда лицо, в отношении которого было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию, одновременно было признано виновным в совершении какого-либо другого преступления. В таких ситуациях суд, исходя из обстоятельств конкретного уголовного дела и руководствуясь принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина, может принять решение о возмещении частично реабилитированному лицу вреда, если таковой был причинен в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства. Между тем поступающие жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации свидетельствуют о том, что суды общей юрисдикции в таких случаях нормы о реабилитации не применяют. В связи с этим представляется целесообразным более четко закрепить в законе право лица на частичную реабилитацию.


1 Принцип эффективности судебной защиты многократно подтверждался Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 14 июля 2005 года N 9-П, от 26 декабря 2005 года N 14-П и от 25 марта 2008 года N 6-П и др.

2 См.: 1) Проект Федерального закона Российской Федерации № 217060-5 «О внесении изменений в статьи 135, 137 и 396 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Об уточнении порядка возмещения за счет средств федерального бюджета вреда, причиненного гражданину в результате уголовного преследования), принят в первом чтении 9 октября 2009 года. Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации. http://www.duma.gov.ru/faces/lawsearch/gointer.jsp?c=217060-5 ; 2) Проект Федерального закона Российской Федерации № 233211-5 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и статью 1070 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации». Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации. http://www.duma.gov.ru/faces/lawsearch/gointra.jsp?c=233211-5

3 Так, гражданину Ф. на основании ст. 1070 ГК было отказано в возмещении вреда, причиненного незаконным обыском. См.: Дело № 10996/15-01/09 // Архив Конституционного Суда РФ. 2010.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz