Калиновский К.Б. Проблемы использования решений Конституционного Суда Российской Федерации при производстве по уголовным делам


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Калиновский К.Б.
Проблемы использования решений Конституционного Суда Российской Федерации при производстве по уголовным делам. // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях:
Материалы Международной научно-практической конференции (2-3 ноября 2010 г.). Ред. колл. Ю.В. Даровских и др. Выпуск 7. Часть. 1. Тюмень: Тюменская областная Дума, Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права, 2010. С. 23-28.


К.Б. Калиновский, канд. юрид. наук, ведущий советник Управления конституционных основ уголовной юстиции Конституционного Суда Российской Федерации

ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕШЕНИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Конституционный Суд Российской Федерации принимает решения, завершающие конституционное судопроизводство, в виде постановлений, определений с позитивным содержанием и определений об отказе в принятии жалобы к рассмотрению.1 В каждом из этих трех разновидностей решений может содержаться определенное толкование юридических норм, выявление их смысла или так называемая «правовая позиция», имеющая важное значение для правоприменительной деятельности по уголовным делам, но реализуемая в уголовном процессе в различных формах.

1. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации как итоговое решение по существу вопроса о конституционности закона выносится после принятия Конституционным Судом Российской Федерации обращения к рассмотрению в результате непосредственного исследования материалов дела в судебном заседании: заслушивания сторон, экспертов, свидетелей, подлежит обязательному опубликованию (статьи 42, 71, 78 и глава VII Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации») и поэтому является наиболее «авторитетным» решением Конституционного Суда Российской Федерации.

Постановления по своему содержанию в соответствии со статьей 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» делятся на две разновидности: о признании закона либо отдельных его положений соответствующими, либо не соответствующими Конституции Российской Федерации. Согласно прямому предписанию данной статьи, в случае, если Конституционный Суд Российской Федерации признал закон, примененный в конкретном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке, а обратившемуся в Конституционный Суд Российской Федерации гражданину возмещаются уплаченная государственная пошлина и процессуальные издержки. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ) рассматривает такое Постановление Суда в качестве нового юридического обстоятельства для возобновления дела (п. 1 ч. 4 ст. 413).

Проблемным является здесь вопрос о том, может ли в таком порядке быть возобновлено уголовное дело в отношении лиц, которые не были при вынесении данного Постановления участниками конституционного судопроизводства. Конституционный Суд не исключает такой возможности, если подлежащий отмене судебный акт еще не исполнен или исполнен частично (Определение Конституционного Суда РФ от 10.02.2009 N 286-О-О // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2009. N 5), при этом пересмотр уголовного дела возможен как в порядке судебного надзора, так и ввиду новых обстоятельств.2

Другая ситуация складывается с исполнением постановлений Конституционного Суда Российской Федерации о признании нормы закона соответствующей Конституции Российской Федерации. Такое решение констатирует, что заявитель «проиграл» свой конституционно-правовой спор с органом, принявшим оспариваемый нормативно-правовой акт, и конституционные права заявителя самой по себе нормой закона не были нарушены. Поэтому по смыслу статьи 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», заявителю не возмещаются его расходы, связанные с рассмотрением его обращения в Конституционном Суде Российской Федерации.

Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации, признавая оспариваемую норму соответствующей Конституции Российской Федерации, во многих постановлениях одновременно выявляет ее конституционно-правовой смысл и указывает, что иное ее истолкование противоречит Конституции Российской Федерации. В основе такого рода постановлений лежит признание того, что неконституционный смысл придается норме в результате не адекватного Конституции Российской Федерации ее истолкования правоприменителем. В этих случаях Конституционный Суд Российской Федерации, не устраняя саму норму из правовой системы, восстанавливает ее конституционно-правовую интерпретацию, признавая ее не противоречащей Конституции Российской Федерации в выявленном в результате конституционного судопроизводства конституционно-правовом смысле.3 Это означает, что после принятия соответствующего постановления оспоренный нормативный акт сохраняет свое действие в механизме правового регулирования, но действует уже иначе, т.е. изменяется.4

В 35% постановлений Конституционный Суд Российской Федерации признает оспариваемые нормы полностью или в части соответствующими (не противоречащими) Конституции Российской Федерации, при этом почти в 13% случаев выявляется конституционно-правовой смысл норм и в 6% - содержится прямое предписание о пересмотре дел заявителей.5 Однако исполнение таких постановлений Конституционного Суда Российской Федерации в части пересмотра незаконных судебных решений сталкивается с определенными трудностями, вызванными тем, что УПК РФ не содержит норм, прямо регламентирующих пересмотр правоприменительных решений в связи с принятием Конституционным Судом Российской Федерации постановления, в котором оспаривая норма признается соответствующей Конституции Российской Федерации, но имеется указание на пересмотр дела заявителей.

Рассматривая данный вопрос, Конституционный Суд в своем Постановлении от 25.01.2001 N 1-П указал, что суды общей юрисдикции не вправе осуществлять такое ее казуальное толкование, которое бы противоречило ее конституционно-правовому смыслу, выявленному в пределах своей компетенции Конституционным Судом Российской Федерации. Поэтому правоприменительные решения, основанные на акте, который хотя и признан в результате разрешения дела в конституционном судопроизводстве соответствующим Конституции Российской Федерации, но которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции придал истолкование, расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, также подлежат пересмотру в порядке, установленном законом. Юридическая сила итоговых решений Конституционного Суда Российской Федерации превышает юридическую силу любого закона, а соответственно, практически равна юридической силе самой Конституции Российской Федерации, которую уже нельзя применять в отрыве от итоговых решений Конституционного Суда, относящихся к соответствующим нормам, и тем более вопреки этим решениям.6

В Определении от 11.11.2008 N 556-О-Р Конституционный Суд сформулировал правовую позицию, определяющую юридические основания и конкретный механизм последующего пересмотра по результатам конституционного судопроизводства решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов по делам заявителей, основанных на применении нормы в ее неконституционном истолковании, повлекшем нарушение конституционных прав и свобод граждан. Согласно этой позиции, постановление Конституционного Суда Российской Федерации, в котором норма признается соответствующей Конституции Российской Федерации лишь в определенном конституционно-правовом смысле, одновременно означает признание данной нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации в другом – неконституционном смысле. Поэтому на такое постановление распространяются юридические последствия признания нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации, предусмотренные частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

В данном Определении отмечено, что отсутствие непосредственно в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации такого основания для пересмотра дела, как выявление Конституционным Судом Российской Федерации конституционно-правового смысла нормы, который ранее в процессе правоприменения ей не придавался, не может служить поводом для отказа в пересмотре. Положение части второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", определяющее последствия решений Конституционного Суда Российской Федерации, в соответствии со статьями 15 (часть 1) и 76 (часть 3) Конституции Российской Федерации обладает приоритетом перед имеющим статус федерального закона Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, поэтому предписание Конституционного Суда Российской Федерации о пересмотре дел заявителей подлежит исполнению в том числе – при отсутствии в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации специально предусмотренных адекватных процедур – на основе процессуальной аналогии.

Представляется, что данная правовая позиция может быть распространена и на УПК РФ. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в вышеуказанном Определении, положение части второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", имеющее большую юридическую силу перед федеральными законами, распространяется на любые административные процедуры, а также на все виды судопроизводства, предусмотренные Конституцией Российской Федерации.

Вместе с тем остаются нерешенными вопросы о распространении на заявителей последствий, предусмотренных частью третьей статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", предусматривающей возмещение заявителям их расходов, связанных с конституционным судопроизводством, что также является компонентом восстановления их конституционных прав. По смыслу мотивировочной части Определения от 11.11.2008 N 556-О-Р, постановление Конституционного Суда Российской Федерации, в котором признается конституционность нормы лишь в выявленном конституционно-правовом смысле, одновременно означает признание данной нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации в другом – неконституционном смысле, и поэтому порождает те же юридические последствия, которые предусмотрены для постановлений, признающих неконституционность нормы. Следовательно, на подобные постановления должны распространяться все юридические последствия признания нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации, в том числе и выплата заявителям соответствующих расходов, так как по существу, они «выиграли» конституционно-правовой спор с органом, принявшем признанный дефектным (нуждающимся в конституционно-правовом истолковании, без которого он нарушает конституционные права граждан) оспариваемый закон. Однако такая позиция ведет к тому, что в некотором смысле аннулируется часть первая статьи 100 указанного конституционного закона, предусматривающего две различных разновидности постановлений Конституционного Суда Российской Федерации. В итоге данная классификация постановлений в чистом виде остается применимой лишь в тех случаях, когда оспариваемая норма полностью признается соответствующей, либо не соответствующей Конституции Российской Федерации.

На наш взгляд, эта проблема может быть решена и без внесения соответствующих изменений в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" и в отраслевые процессуальные кодексы. Для этого Конституционный Суд Российской Федерации вместо признания нормы соответствующей Конституции Российской Федерации в определенной части, мог бы признавать ее неконституционность в другой части и тем самым осуществлял бы ее «отрицательное» конституционно-правовое истолкование, что не порождало бы необходимость расширительного применения норм о юридической силе его решений. Такой подход полностью соответствовал бы презумпции конституционности закона7 (в конкретной части норма признана неконституционной, а в остальной части она презюмируется конституционной). При этом сама норма не устранялась бы из правового регулирования полностью, а в мотивировочной части постановления могло бы содержаться ее «положительное» конституционно-правовое истолкование, имеющее статус правовой позиции Конституционного Суда. Правовые позиции, содержащие толкование конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых основаны выводы Суда в резолютивной части его решений, также обязательны для всех государственных органов и должностных лиц.8

2. Наряду с постановлениями, составляющими 3,76% от всех его итоговых решений, Конституционный Суд Российской Федерации принимает определения с позитивным (положительным) содержанием, составляющим еще не менее 4-5% от остальных определений Суда. В данных решениях дается конституционно-правовое толкование оспариваемых заявителями норм, и принимается решение о признании обращения не подлежащим дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации (а если обращение было принято к производству – о прекращении производства по делу), поскольку для разрешения поставленного вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

В качестве дополнительных признаков позитивных определений исследователи указывают, что они выносятся на основе заключения судьи Конституционного Суда Российской Федерации и других письменных материалов без проведения заседания с участием сторон и их представителей; в качестве нормативной основы опираются на пункт 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", согласно которому принимается решение об отказе в принятии решения к рассмотрению, если по предмету обращения Конституционным Судом принято постановление, сохраняющее свою силу; содержат новые (или развивают прежние) правовые позиции Конституционного Суда и потому разрешают по существу поставленную заявителями конституционно-правовую проблему.9

В определениях с позитивным содержанием примерно в 40% случаев содержится предписание пересмотреть в установленном порядке правоприменительные решения по делам заявителей, основанные на нормах закона в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации.

Однако основания и порядок пересмотра дел на основании определений Конституционного Суда Российской Федерации УПК РФ не предусмотрен, в результате чего данные определения не исполняются, и решения, принятые в отношении заявителей, не пересматриваются. Так, в докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2007 год отмечается, что им выявлены многочисленные случаи неисполнения Верховным Судом Российской Федерации определений Конституционного Суда Российской Федерации. «Форма, в которой вынесено решение Конституционного Суда, – определение или постановление, стала камнем преткновения в вопросе обязательности и безусловности его исполнения для высшей судебной инстанции общей юрисдикции» – указывается в докладе. «Фактически Верховный Суд исходит из необязательности применения судами общей юрисдикции правовых позиций Конституционного Суда, сформулированных им в определениях».10 Проблема неисполнения позитивных определений Конституционного Суда Российской Федерации отмечается и в докладе Совета Федерации "О состоянии законодательства в Российской Федерации в 2007 году11, и в юридической литературе.12

Между тем Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что согласно статье 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" требование обязательности решений Конституционного Суда Российской Федерации распространяется на все решения Суда, независимо от того, в какой форме они выносятся, т.е. как на постановления, так и на определения (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 01.11.2007 N 827-О-П, от 19.05.2009 N 488-О-О).

Таким образом, обоснование юридической силы позитивных определений и механизма их исполнения состоит в том, что они на основании пункта 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" распространяют ранее принятую в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации правовую позицию на аналогичные общественные отношения и в этой части как бы приравниваются к постановлениям, которыми норма полностью или в части была признана не соответствующей Конституции Российской Федерации. Поэтому при исполнении позитивных определений могут быть применимы вышеуказанные положения процессуальных кодексов, регламентирующие пересмотр дел на основании постановлений Конституционного Суда Российской Федерации.

Однако данная юридическая конструкция вызывает довольно жесткую критику юристов.13 На решение этой проблемы направлен законопроект № 431379-5 «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" (о совершенствовании деятельности Конституционного Суда Российской Федерации)», внесенный Президентом Российской Федерации в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации и назначенный к слушанию на 19 октября 2010 года решением Совета Государственной Думы от 7 октября 2010 г.14 Согласно данному законопроекту вместо позитивных определений Суд будет принимать постановления по результатам письменного производства.

3. Третья разновидность решений Конституционного Суда Российской Федерации, в которых могут содержаться правовые позиции, - это определения об отказе в принятии обращения к рассмотрению. Такие определения выносятся, как правило, не на основании предварительного заключения судьи Конституционного Суда Российской Федерации, а по требованию заявителя – рассмотреть его первоначальное обращение, по которому Секретариат Конституционного Суда ранее уведомлял о его несоответствии требованиям допустимости обращения. Отказ в принятии обращения к рассмотрению производится по формальным основаниям: разрешение вопроса, поставленного в обращении, явно не подведомственно Конституционному Суду; обращение в соответствии с требованиями настоящего Федерального конституционного закона не является допустимым; предмет обращения полностью тождественен тому, по которому ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу (пункты 1-3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Считается, что простые отказные определения не содержат правовых позиций и выводов, кроме как о недопустимости поступившего обращения, и поэтому не могут указывать на нарушение конституционных прав граждан.15 Однако такой вывод является не совсем точным.

Одним из условий допустимости обращения в Конституционный Суд Российской Федерации в порядке конкретного нормоконтроля является то, что оспариваемый закон нарушает (затрагивает) конституционные права граждан (часть четвертая статьи 125 Конституции Российской Федерации и пункт 3 части первой статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" определяют саму жалобу или запрос суда – "на нарушение конституционных прав и свобод граждан"; часть первая статьи 96, пункт 1 статьи 97 указанного закона предъявляют к жалобе условие допустимости в виде нарушения конституционных прав). Поэтому если оспариваемый заявителем закон прав гражданина не нарушает и не затрагивает – такое обращение не является допустимым. Устанавливая данное условие недопустимости, Конституционный Суд Российской Федерации вынужден мотивировать свое решение и объяснять, почему закон не нарушает прав заявителя, тем самым давая толкование оспариваемых нормативных положений.

Такое толкование приобретает значение процессуально-правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации (о недопустимости обращения) и при рассмотрении аналогичных жалоб используется Судом как некий прецедент. Иногда это толкование впоследствии трансформируется в материально-правовую позицию, имеющую значение для других правоприменительных органов, и закрепляется уже в позитивном определении или даже в постановлении.16 Сказанное свидетельствует о довольно высоком статусе отказных определений, в которых дается отраслевое толкование правовых норм, при котором они не нарушают конституционных прав граждан, то есть фактически соответствуют Конституции Российской Федерации. Вместе с тем на практике встречаются случаи, когда правоприменительные органы истолковывают и применяют данные правовые нормы иным образом. В подобных случаях в отказных определениях Конституционного Суда Российской Федерации указывается на незаконность решений в косвенной форме – путем констатации того факта, что оспариваемая норма сама по себе его прав не нарушает, а проверка законности принятых решений в компетенцию Суда не входит. Конституционный Суд Российской Федерации примерно в 9% своих отказных определений использует указанные выше формулировки. При этом в 11% определений содержится ссылка на пункт 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», что может свидетельствовать о том, что в деле заявителя ранее сформулированные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации правоприменительными органами не исполнены.

Вместе с тем отказные определения Конституционного Суда Российской Федерации, признающие жалобу недопустимой в связи с тем, что права заявителя нарушены не нормой права, а практикой ее применения, а также определения об отказе в принятии жалобы к рассмотрению в связи с тождественностью ее предмета с ранее вынесенным постановлением Суда, в своей резолютивной части не содержат и не должны содержать каких либо предписаний о пересмотре дел заявителей. УПК РФ также не предусматривает каких либо специальных положений, позволяющих использовать отказные определения в качестве обоснования для отмены или изменения правоприменительных решений, принятых по делам заявителей. В результате отказные определения Конституционного Суда Российской Федерации при производстве по уголовному делу обычно не учитываются. Так, в опубликованных в СПС КонсультантПлюс более 44000 решениях Верховного Суда Российской Федерации (а это наиболее квалифицированные с точки зрения юридической техники решения) лишь в 334 (менее 0,8 %) содержатся ссылки на определения Конституционного Суда Российской Федерации. При этом использование определений Конституционного Суда в решениях Верховного Суда Российской Федерации возрастает почти в три раза с 2004 года (если в 2002 и 2003 годах такие ссылки были в 0,4 - 0,5% решений, то в 2004 - 1,4%, в 2005 – 1,3%, 2006 – 1,2%, 2007 – 1,6%, 2008 – 1,7%, 2009 – 1,4%, 2010 – 1,3%). Для сравнения, ссылки на постановления Конституционного Суда содержатся в 3,4% решений Верховного Суда Российской Федерации.

Действительно, само по себе отказное определение, без учета иных обстоятельств дела, не может служить основанием для пересмотра принятых по делу заявителя решений, так как Конституционный Суд при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов (статья 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»). Отказное определение Суда основано лишь на представленных заявителем документах, которые могут не полно отражать правоприменительную ситуацию по его делу. Между тем отказное Определение Конституционного Суда, в косвенной форме устанавливающее нарушение конституционных прав граждан, должно быть учтено в совокупности с другими обстоятельствами дела при оценке правильности истолкования и применения норм материального и процессуального права (статьи 381, 382, 409 УПК РФ).

Богатейшая практика Конституционного Суда Российской Федерации, насчитывающая свыше 9000 итоговых решений, в том числе более 1500 решений непосредственно по уголовно-процессуальному законодательству, без сомнений должна учитываться в практике производства по уголовным делам не только для пересмотра незаконных правоприменительных решений, но и для предотвращения их принятия. Для этого правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации должны более тщательно изучаться и обобщаться в юридической науке.

Сноски и примечания

1 Определения Конституционного Суда Российской Федерации о разъяснении ранее принятых решений являются составной частью разъясняемых решений и используются в таком же как и они порядке.

2 Об этом см.: Смирнов А.В. О пересмотре судебных актов по уголовным делам на основании решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал конституционного правосудия. 2009. N 6. С. 21 - 24.

3 См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11.11.2008 N 556-О-Р о разъяснении постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года N 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. // СПС КонсультантПлюс. 2009.

4 Жилин Г.А. Значение решений Конституционного Суда РФ как источника гражданского и арбитражного процессуального права. // Журнал конституционного правосудия, 2008, N 1.

5 Подробнее см.: Калиновский К.Б. Восстановление конституционных прав граждан, нарушение которых установлено решениями Конституционного Суда Российской Федерации // СПС КонсультантПлюс. 2009.

6 Зорькин В.Д. Россия и Конституция в XXI веке. 2-е изд., доп. М.: Норма, 2008. С. 133.

7 О ней см.: Гаджиев Г.А. Конституционный принцип самостоятельности судебной власти в Российской Федерации. // Журнал российского права. 2003. N 1.

8 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 7 октября 1997 г. N 88-О о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 года по делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края.

9 См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс. М., 2005. С. 116 – 119; Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. М.: Городец, 2003. С. 35; Витушкин В.А. Определения Конституционного Суда Российской Федерации. М.: Норма, 2005 / СПС КонсультантПлюс. 2009; Дудко И.А. Еще раз к вопросу о юридической силе решений Конституционного Суда Российской Федерации. // Журнал конституционного правосудия. 2008. N 6.

10 Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 2007 году. Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. URL: http://ombudsman.gov.ru/doc/ezdoc/07.shtml

11 О состоянии законодательства в Российской Федерации в 2007 году. Доклад Совета Федерации. // Журнал конституционного правосудия. 2008. N 2.

12 См.: например: Султанов А.Р. Правовая определенность в надзорном производстве ГПК РФ и практика Конституционного Суда РФ. // Право и политика. 2007. N 5.

13 См.: Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации В.О. Лучина по Определению Конституционного Суда Российской Федерации по запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений Конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия - Алания И Республики Татарстан. // СПС КонсультатнтПлюс, 2009; Ершов В., Ершова Е. О правовом статусе Конституционного Суда Российской Федерации // Российская юстиция", 2004. N 2. и др.

14 См.: Официальный сайт Государственной Думы. URL: http://www.duma.gov.ru/faces/lawsearch/gointra.jsp?c=431379-5. Законопроект был принят в ГД в первом чтении 19.10.2010, Постановление № 4238-5 ГД; во втором и третьем чтении - 22.10.2010 г., Постановление № 4291-5 ГД. Закон одобрен Советом Федерации 27.10.2010 г. Постановлением № 441-СФ и направлен Президенту РФ.

15 По этой причине вопрос об общеобязательности таких отказных определений в специальных исследованиях даже не рассматривается. См., например: Витушкин В.А. Определения Конституционного Суда Российской Федерации: особенности юридической природы. М. 2005.

16 Подробнее см.: Калиновский К.Б. Значение «отказных» определений Конституционного Суда Российской Федерации для понимания и применения норм уголовного и уголовно-процессуального права // Конституционно-правовые проблемы уголовного права и процесса: Сб. матер. межд. научн. конф. Санкт-Петербург, 2010. С. 140-146.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz