Александров А.С., Гущев В.Е. Понятие, элементы, виды субсидиарного уголовного иск // Субсидиарный уголовный иск. Нижний Новгород, 1999.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Александров А.С., Гущев В.Е. Субсидиарный уголовный иск. Нижний Новгород, 1999. 102 с.


К оглавлению

Глава 2. Общая характеристика субсидиарного уголовного иска. Опыт применения субсидиарного обвинения в уголовных процессах зарубежных стран

§ 1. Понятие, элементы, виды субсидиарного уголовного иска

Понятие уголовного иска, являясь видовым по отношению к понятию иска, в свою очередь, имеет несколько разновидностей. В зависимости от субъекта и целей, которые им достигаются, уголовный иск может быть частным или публичным. Частный уголовный иск предьявляется в суд частным обвинителем в частных же интересах восстановления нарушенного преступлением права, законного интереса потерпевшего. Частным уголовным иском следует считать требование частного обвинителя - потерпевшего к суду о защите своих прав и свобод, нарушенных преступлением, против конкретного обвиняемого (обвиняемых).

Органом публичного обвинения может быть как государственный обвинитель, так и частное лицо. В любом случае целью публичного иска является прежде всего защита правопорядка. Имеется несколько разновидностей публичного уголовного иска: должностное (прокурорское), народное, и, наконец, субсидиарное.

Термин “субсидиарное обвинение” заимствован русским уголовно-процессуальным языком из германского, хотя в немецком языке есть собственный термин для обозначения этого вида обвинения -“Nebenklage”.

В литературе довольно распространено мнение (одно время разделявшееся и нами), что субсидиарное обвинение является разновидностью частного уголовного иска1. В пользу этой точки зрения говорит то, что субъектом права на этот иск является потерпевший - частное лицо. Именно по этому основанию относил к частному субсидиарное обвинение Л.Я. Таубер.2

В объяснительной записке к проекту новой редакции Уст. Уг. Суд. (1900 г.) термин Nebenklager передается как “побочный” или “дополнительный” обвинитель, под которым фактически понимался только сообвинитель.3

И.Я. Фойницкий переводит термин “Nebenklage” как “добавочное или дополнительное частное обвинение”.4 Однако в том месте, где он проводит разделение частного и публичного обвинения, он говорит об Nebenklage под рубрикой “публичное обвинение”.

В последних публикациях для обозначения рассматриваемого правового феномена используются различные термины: “институт сообвинения”, “институт частного обвинения”.5

Наконец, есть все основания полагать, что из частно-правовой природы субсидиарного уголовного иска исходит и современный законодатель. На это указывают как нормы, содержащиеся в ч. 3 ст. 27, ч.ч. 6 и 12 ст. 49, ч. 6 ст. 287 проекта УПК РФ6, так и, самое главное, положение п. 11 ст. 29 указ. проекта, согласно которому дело подлежит прекращению в случае отказа прокурора от обвинения, если потерпевший не желает воспользоваться правом на обвинение. Последнее обстоятельство оставляет мало сомнений в том, что законодатель приравнивает субсидиарное обвинение к обвинению потерпевшего по делам частного обвинения, т.е. относит субсидиарный уголовный иск к частному уголовному иску.

Между тем субсидиарный уголовный иск трактовался не только как частный, но и публичный уголовный иск. Так, Н.Н. Розин Nebenklage переводит выражением “параллельное или добавочное обвинение”. В чем явно содержится терминологическая двусмысленность. Параллельное, значит существующее наряду с чем-то, нечто самостоятельное, независимое и вполне возможно конкурирующее.7

По мнению Н.Н. Полянского, суть Nebenklage заключается в представительстве частным лицом, наряду (или вместо него!) с должностным лицом публичного обвинения.

Нельзя в связи с этим не заметить, что отнесение субсидиарного обвинения к частной или публичной разновидности уголовного иска не в последнюю очередь зависит от того в каком контексте интерпретировать это понятие. Если оно является для автора средством для обосновании идеи о допуске любого частного лица к участию в публичном обвинении, то чаще всего его понимают как публичный уголовный иск. И наоборот, когда субсидиарный иск рассматривается как дополнительная гарантия для обеспечения неотвратимости наказания, то его трактуют в смысле сообвинения.

Наконец, надо сказать о своего рода компромиссной точке зрения Оппенгейма, согласно которой было бы разумным в содержании Nebenklage выделить два состава: во-первых, им охватывается т.н. сообвинение или добавочное, параллельное обвинение, т.е. когда частный обвинитель наряду совместно, одновременно с прокурором поддерживает обвинение; а, во-вторых, здесь следует выделить субсидиарный уголовный иск в узком смысле, т.е. обвинение частного лица, замещающего, восполняющего, отсутствующее должностное обвинение, после того как прокурор отказался от уголовного преследования. В последнем случае имеет место представительство частным лицом публичного обвинения.8

На наш взгляд, следует терминологически разграничить понятия “сообвинение”, как частное обвинение и субсидиарное обвинение в тесном смысле. Польза от такого рода терминологического уточнения тем более очевидна, если учесть, что понятие сообвинения отнюдь не равнозначно субсидиарному обвинению. Если под первым понимается присоединение потерпевшего к предъявленному публичному обвинению в качестве частного сообвинителя по делам частного, частно-публичного и публичного обвинения (т.е. это совместная деятельность публичного и частного обвинителей)9, то под вторым - следует понимать предъявление в суд публичного уголовного иска и самостоятельное поддержание публичного обвинения частным лицом (потерпевшим, его представителем) в случае отказа от уголовного преследования со стороны государственного обвинителя. При этом субсидиарный иск может конкурировать с должностным.

Значение данного различия в свое время хорошо выразил Н.В. Муравьев: “...в устранение монополии преследования (должностного - А.А., В.Г.) частное лицо, потерпевшее от преступления, пользуется правом не только отстаивать свои интересы наряду и совместно с прокуратурой, но и всецело заменять ее в случае бездействия или отступления”.10

Таким образом, субсидиарный уголовный иск следует отнести к одной из разновидностей публичного уголовного иска. Правда не без некоторых оговорок. Ведь весь этот институт носит компромиссный, производный характер. В системе разновидностей уголовных исков субсидиарный уголовный иск занимает как бы пограничное положение между частным и публичным. Так, хотя истцом - обвинителем является потерпевший от преступления, свобода его распоряжением своим иском зависит от другого - должностного публичного уголовного иска. Далее, субсидиарный истец не только субъективно, но и объективно (в связи с отказаом от обвинения прокурора) ставится в положение защитника публичных интересов: он защищает общественный правопорядок поддерживая обвинение в суде против подсудимоого и добиваясь его наказания.

Применительно к современному контексту субсидиарный уголовный иск занимает вспомогательное, дополнительное, вторичное положение по отношению к обвинению должностному, которое имеет доминирующее значение. Судьба субсидиарного уголовного иска зависит от негативного распоряжения своим правом прокурора на поддержание государственного обвинения в суде.

Субсидиарное обвинение следует считать совершенно новой правовой формой, в которой закрепляется относительно самостоятельная функциональная активность частного обвинителя. Это свидетельство того, что состязательность получила качественно иной вид своего выражения в отечественном уголовном судопроизводстве.

Принципиальность новшества заключается и в ограничении монополии государственного обвинения за счет расширения прав частного обвинителя. По справедливому замечанию Н.Н. Полянского, вопрос о субсидиарном уголовном иске есть вопрос о допустимости другого вида публичного обвинения, кроме государственного11. Действительно, несмотря на то, что субсидиарный обвинитель - это частное лицо, однако действует он в публичных интересах и, кроме того, материальной предпосылкой этого иска является совершение преступления, которое преследуется в публичном порядке.

Таким образом, значение субсидиарного уголовного иска в равной степени слагается из двух взаимосвязанных моментов: во-первых, это есть новая форма участия частных лиц в публичном обвинении, и, во-вторых, это есть дополнительное, конкурирующее по отношению к государственному обвинение.

В общем виде субсидиарный уголовный иск, следует понимать как средство защиты субъективных прав, охраняемых законом интересов и правопорядка. Его составляют следующие основные элементы: во-первых, это требование; во-вторых, это есть требование о защите как нарушенного субъективного права, так и о восстановлении публичного правопорядка; в-третьих, субсидиарный уголовный иск, как требование о защите, всегда адресован суду.

Итак, субсидиарный уголовный иск - это требование потерпевшего о защите своих субъективных прав и законных интересов, нарушенных преступлением, сопряженное с требованием о привлечении к уголовной ответственности лица, совершившего это преступление, предьявляемое в суд, в случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения по уголовному делу частно-публичного или публичного характера.

Право на субсидиарный уголовный иск - это право в значительной мере производное от права на должностной уголовный иск прокурора. Однако оно является относительно самостоятельным по своим специальным условиям и предпосылкам возникновения. В самом общем виде можно сказать, что оно подразумевает двуединство права потерпевшего на обращение за судебной защитой, в случае отказа прокурора от уголовного преследования, своих прав и свобод, нарушенных преступлением и права на удовлетворение своих притязаний как относительно возмещения вреда, причиненного преступлением, так и (эвентуально) привлечения к уголовной ответственности виновника.

В трактовке понятия права на субсидиарный уголовный иск мы исходим из общеродового понятия права на уголовный иск. Соответственно, мы выделяем материальные и процессуальные предпосылки субсидиарного уголовного иска.

Материальными предпосылками субсидиарного уголовного иска являются: 1) факт совершения преступления частно-публичного или публичного характера и 2) причинение вреда преступлением конкретному физическому или юридическому лицу.

Основаниями для предьявления субсидиарного уголовного иска будут те фактические данные, которыми подтверждается требование истца. Если угодно, это совокупность обвинительных доказательств, стоящих prima facie на бремени утверждения и доказывания частного обвинителя.

В настоящее время может говорить, что субсидиарный уголовный иск может быть предьявлен только по уже возбужденному уголовному делу, поступившему в суд. Поскольку применительно к делам частного обвинения вопрос о субсидиарном обвинении по общему правилу не ставится (исключением являются дела частного обвинения, возбужденные по инициативе прокурора в публичных интересах), постольку становится понятным, что материальные предпосылки для субсидиарного уголовного иска создаются как преступлениями публичного, так частно-публичного характера, производство в отношении последних ведется в стадии судебного разбирательства в публичном порядке.

Субсидиарный уголовный иск может быть предьявлен только по делам о преступлениях с материальным составом. Это вытекает из того, что субсидиарным обвинителем в русском уголовном процессе может быть только потерпевший. Наличие преступного вреда создает материальную предпосылку и для появления потерпевшего в деле, и предъявления им в последующем субсидиарного обвинения.

Характеризуя процессуальные прдпосылки права на предьявление субсидиарного уголовного иска, мы выделяем общие процессуальные предпосылки, т.е. такие обстоятельства процессуально-правового характера, которые обуславливают возникновение права на предьявление иска. К ним относятся: подсудность дела суду; отсутствие обстоятельств, влекущих прекращение либо приостановление производства по делу, а также специальные процессуальные предпосылки, которые характерны только для этой разновидности уголовного иска: правосубъектность частного обвинителя; юридический интерес субсидиарного истца.

Очевидно, что субсидиарным обвинителем может быть не всякий потерпевший, а только такой, который является право- и дееспособным лицом. К сожалению, законодатель не оговаривает ситуацию, когда потерпевшим является полностью или частично недееспособный субъект. Может ли заменить такого потерпевшего в качестве субсидиарного обвинителя его представитель или законный представитель?

Если исходить из буквального смысла частей 2 и 3 статьи 52 Проекта, то следует дать положительный ответ на этото вопрос. В соответствии с частью 2 указ. статьи для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в деле привлекаются их законные представители или представители, в том числе по назначению.

Согласно части 3 статьи 52 Проекта законные представители и представители потерпевшего и частного обвинителя имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими физические и юридические лица.

Правда в части 6 статьи 287 Проекта говорится, что в случае отказа прокурора от обвинения, если же потерпевший настаивает на обвинении, суд продолжает разбирательство и разрешает дело в общем порядке. Прокурор в этом случае освобождается от дальнейшего участия в процессе, а обвинение поддерживает потерпевший, лично или через представителя. По ходатайству потерпевшего ему должно быть предоставлено судом время для приглашения представителя.

Значит ли это, что представитель может принять на себя правомочия субсидиарного обвинителя только по волеизьявлению потерпевшего или следует понимать шире круг ситуаций, когда представитель становится субсидиарным обвинителем.

Получается, что в случае отсутствия правосубъектности у самого потерпевшего субсидиарным обвинителем может выступать его представитель или законнный представитель. Несмотря на определенный скепсис по отношению к такого рода выводу,12 за отсуствием в законодательстве специальных указаний на этот счет, следует признать возможным наличие правомочий субсидиарного обвинителя у представителя потерпевшего. Полагаем, что разумно было бы предусмотреть возможность привления потерпевшим- субсидиарным обвинителем представителя прокуратуры, не участвовашего в этом деле, для оказания последним помощи в поддержании обвинения.

В соответствии с пунктом 11 статьи 49 Проекта потерпевшим может быть признано юридическое лицо, которому преступлением причинен материальный вред или вред деловой репутации. В этом случае права и обязанности потерпевшего осуществляет представитель юридического лица.

Понятно, что только обладающее правосубъектностью лицо может выступать в качестве субсидиарного обвинителя, представляя интересы юридического лица, потерпевшего от преступления. Естественно, для возникновения полномочий субсидиарного обвинителя у такого представителя юридического лица необходимо соблюдение условий по оформлению представительства.

Как уже отмечалось, современный законодатель исходит из того, что субсидиарный уголовный иск есть средство защиты в первую очередь частных интересов. Если преступлением не затронуты частные интересы, нельзя ставить вопрос и о субсидиарном иске. Из этого следует, что субсидиарный обвинитель не вправе выходить в своих исковых требовниях за пределы своего частного интереса. Он может совпадать с публичным интересом, но специально преследовать последний потерпевший не вправе. Субсидиарный не может требовать привлечения к уголовной ответственности лица за совершение преступлений, которые лично его не касались. Это относится, например, к ситуациям, когда в деле есть несколько потерпевших - в интересах другого потерпевшего субсидиарный обвинитель предьявить иск не может, или когда подсудимому вменяется в вину (наряду с другим, причинившим вред потерпевшему) преступление против правосудия и пр. Личный интерес это предпосылка и одновременно предел для субсидиарного уголовного иска.

К условиям реализации права на предьявление субсидиарного уголовного иска относятся: соблюдение установленной законом формы уголовного иска; наличие доказательств, достаточных для рассмотрения иска в суде; отсутствие существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства органами дознания или предварительного следствия во время досудебной подготовки материалов иска.

Современный законодатель не регламентировал форму субсидиарного уголовного иска.13 Очевидно, что свои требования потерпевший в случае отказа от поддержания прокурором обвинения может сформулировать перед судом как в устной, так и в письменной форме. Ясно, что обвинение должно быть оглашено устно в зале судебного заседания и внесено в протокол судебного заседания. Полагаем, что для формулирования обвинения суд должен предоставить время субсидиарному обвинителю. Указания в ч. 6 ст. 287 Проекта на то, что по ходатайству потерпевшего ему должно быть предоставлено судом время для приглашения представителя, на наш взгляд, недостаточно.

Субсидиарный обвинитель может изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Reformatio in pejus положения подсудимого в суде по субсидиарному иску запрещено (ст. 294 Проекта).

Субсидиарный истец должен быть связан по предмету иска в данном процессе не только государственным обвинением, по которому подсудимый был предан суду (и от которого отказался прокурор), но и решением о признании его потерпевшим по данному кругу эпизодов уголовного дела. Таким образом, по предмету субсидиарный уголовный иск в любом случае не может быть шире публичного уголовного иска, от которого отказался прокурор, но может быть ограничен по сравнению с ним в той мере, в какой публичной властью были признаны нарушенными преступлением права потерпевшего. Субсидиарный истец не сам определяет верхний предел своего обвинения, это делает за него публичная власть. Субсидиарный иск возможен только в данном процессе, новое перепредъявление обвинения было бы недопустимым выходом за рамки назначения данного института. Можно сказать, что рассматриваемая разновидность субсидиарного уголовного иска потерпевшего по предмету воспроизводит прежний официальный уголовный иск в том объеме, в каком публичной властью на предварительном расследовании были признаны нарушенными преступлением права данного потерпевшего. При этом частный обвинитель может скорректировать обвинение только в сторону смягчения. Естественно, субсидиарный истец должен иметь право распоряжаться своими процессуальными правами (в том числе и по доказыванию) для поддержания своего обвинения, пользоваться всеми правами стороны.

Субсидиарный обвинитель вправе предоставлять дополнительные доказательства в подтверждение своего обвинения (ч. 6 ст. 49). Однако понятно, что эти доказательства должны устанавливать только те обстоятельства, круг которых охватывается предметов субсидиарного иска.

В случае установления судом существенных нарушений закона, которые указаны в ст. 272 Проекта, уголовное дело по ходатайству сторон или по инициативе суда должно быть возвращено прокурору для производства дополнительного расследования. Однако, на наш взгляд, в таком случае законодатель должен специально указать на то, что дело не может передано тому прокурору, который уже отказался от поддержания обвинения по нему.

Специальными условиями реализации права на предьявление субсидиарного уголовного иска являются: отказ прокурора от поддержания обвинения в суде; согласие суда на рассмотрение субсидиарного уголовного иска; наличие у лица, заявляющего субсидиарный уголовный иск статуса потерпевшего.

Отказ прокурора от поддержания обвинения - это необходимое условие для реализации права потерпевшего на предьявление обвинения. Совместная с прокурором обвинительная деятельность делает потерпевшего только сообвинителем. Отказ прокурора должен быть запротоколирован. Последствия такого отказа для дела должны быть разьяснены потерпевшему. Суд должен также разьяснить потерпевшему его право на поддержание субсидиарного обвинения, а также его процессуальные права частного обвинителя.

Суд не вправе отказать без достаточных на то оснований в рассмотрении субсидиарного уголовного иска. Будучи в настоящее время ограничен в возможности возвращать дела на дополнительное расследование, суд должен принять решение по существу предьявленного потерпешим обвинения.

Только лицо, признанное в установленном законом порядке потерпевшим может быть субъектом субсидиарного обвинения. Следовательно, решение о признании таковым участником уголовного процесса должно быть принято органами ведущими процесс или в ходе предварительного расследования, или в ходе судебного разбирательства. На наш взгляд, не исключена ситуация, когда уже после отказа прокурора от обвинения, но до принятия судом решения по делу, лицо заявит ходатайство о признании его потерпевшим по делу и предоставлении ему права поддерживать обвинение по делу. Решив положительно вопрос о признании такого лица потерпевшим, суд должен предоставить ему право поддержания обвинения.

Следовательно, право на субсидиарный уголовный иск - это вторичное по отношению к праву на должностной уголовный иск прокурора, но самостоятельное по своим условиям и предпосылкам и основаниям возникновения право потерпевшего на обращение за судебной защитой, в случае отказа прокурора от уголовного преследования, своих прав и свобод, нарушенных преступлением и право на удовлетворение своих притязаний как относительно возмещения вреда, причиненного преступлением, так и (эвентуально) привлечения к уголовной ответственности виновника.

Таким образом, основные положения, которые характеризуют институт субсидиарного обвинения потерпевшего, сводятся к следующему:

1. Потерпевший имеет право на самостоятельное поддержание обвинения в суде, если прокурор отказался от поддержания государственного обвинения.

2. Только лицо, признанное компетентными государственными органами в порядке, установленном законом, потерпевшим, может быть субсидиарным обвинителем.

3. Суд (судья) обязан разъяснить потерпевшему юридические последствия отказа прокурора от поддержания обвинения и его право на предъявление субсидиарного обвинения. Согласие потерпевшего на поддержание обвинения следует считать формой заявления субсидиарного уголовного иска. Суд должен предоставить разумную возможность потерпевшему для подготовки к обвинению.

4. Субсидиарный уголовный иск должен быть тождественен прежнему официальному обвинению и может быть изменен субсидиарным обвинителем только в сторону его смягчения.

5. Заявивший субсидиарный уголовный иск потерпевший пользуется всеми правами стороны в деле.

6. Судебное разбирательство по субсидиарному уголовному иску производится по общим правилам.

7. Субсидиарный обвинитель может поддерживать обвинение как лично, так и через своего представителя. В том числе, желательно, предоставить ему право привлекать для этого прокурора, ранее не участвовавшего в данном процессе.14

Субсидиарное обвинение потерпевшего следует расценивать, в первую очередь, как помощь обвинительной власти в тех случаях, когда преследование само по себе желательно, но для прокуратуры представляется затруднительным взять преследование на себя, и лишь как последствие (но не самоцель), его можно считать в качестве коррективы к официальному обвинению, ограничение его монополии.15

Анализ механизма возникновения у частного лица права на субсидиарный уголовный иск позволяет сделать вывод о том, что у законодателя нет разумных оснований ограничивать его в условиях демократизации процесса, усиления в нем состязательности. По нашему мнению, любое преступление с материальным составом, конкретным своим последстием имеет нарушение чьих-либо прав и свобод. Таким образом, преступление фактом своего совершения порождает двоякого рода правовую связь правонарушителя с одной стороны с государственно-властными структурами, у которого возникает право требовать наказания, предьявлять государственное обвинение виновнику, а, с другой стороны, у потерпевшего, которому причинен конкретный вред. Эти два правоотношения следует считать самостоятельными и независимыми друг от друга. Другое дело, что публичная власть в лице своего офцициального обвинителя должно получить первоочередное право на предьявление уголовного иска. Однако существование государственного обвинения не должно отрицать право на иск частного обвинителя. Последний должен иметь право сообвинителя в процессе. И, в случае отказа прокурора от обвинения, должен иметь право на продолжение обвинительной деятельности от своего имени.

Субсидиарный уголовный иск следует расценивать как средство утверждения самостоятельного права потерпевшего на обращение за судебной защитой и его самостоятельного права на удовлетворение своего иска. Естественно, пределы подобной самостоятельности могут быть определены законодателем в более или менее узких пределах. В зависимости от этого можно выделить различные виды субсидиарного уголовного иска.

Прежде всего, следует говорить о субъектах права на субсидиарный уголовный иск. Традиционной является организация субсидиарного обвинения через наделение правом на него потерпевшего. Однако в литературе есть предложения о наделении правами субсидиарного обвинителя любого гражданина - это так называемое субсидиарное actio populary. Сторонники такого вида субсидиарного обвинения были и в германской литературе, и в отечественной. Н.Н. Полянский предлагал наделить правами субсидиарного обвинителя общественные ассоциации, по делам которые входят в круг уставных интересов подобных организаций. Это предложение не потеряло своей актуальности и по настоящее время и, на наш взгляд, вполне может считаться разновидностью субсидиарного уголовного обвинения.

Как уже указывалось, в настоящее время постановка субсидиарного обвинения ограничивается только рамками судебного разбирательства и, очевидно, апелляционным производством. Между тем деятельность субсидаирного обвинителя допустима и в досудебный период. Законодательство Австрии является тому подтверждением. Следовательно, можно выделить два вида субсидиарного обвинения в зависимости от пределов его действия: 1) субсидиарное обвинение в суде; 2) субсидиарное обвинение как уголовное преследование в ходе всего производства по делу.


1 См. об этом: Александров А., Гущев В. Народное обвинение в уголовном суде. С. 23.

2 См.: Таубер Л.Я. Жалоба потерпевшего при преступлениях неофициальных. Харьков. 1909, с. 341: его же

3 См.: Щегловитов И. Пересмотренные Судебные Уставы //Ж.М.Ю. 1902, № 1, с. 112.

4 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. т.1, с. 25.

5 Эльдаров М. Потерпевшему дать права частного обвинителя //Российская юстиция, 1997, № 3, с. 18; Волосова Н. Об институте сообвинения //Российская юстиция, 1998, № 4, с. 11.

6 В них говорится о потерпевшем только как частном обвинителя, в том числе и по делам публичного обвинения.

7 Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. М., 1913. С . 242.

8 См.:Полянский Н.Н К вопросу об участии частных лиц в публичном обвинении. С. 2.

9 В наиболее завершенном виде этот институт закреплен в 395-406с УПК ФРГ.

10 Муравьев Н.В. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности. М., 1889. С. 14.

11 Полянский Н.Н. К вопросу о праве частных лиц на субсидиарное обвинение. С. 143.

12 По нашему мнению, было бы правильным, если бы законодатель ввел запрет на субсидиарное обвинение по делам, где в качестве потерпевших выступают несовершеннолетние и лица, страдающие психическими и физическими недостатками, мешающими им самостоятельно отстаивать свои права в процессе, возложив обвинительную функцию исключительно на прокурора.

13 В ч. 2 ст. 433 УПК РСФСР законодатель специально оговаривает в качестве одного из оснований направления дела на дополнительное расследование, составление обвинительного заключения с нарушениями требований настоящего Кодекса. Это общее условие реализации права на публичный уголовный иск. Очевидно, оно должно распространяться и на субсидиарный уголовный иск.

14 Александров А.С. Диспозитивность в уголовном процессе.//Дисс. на соиск. учен. степ. канд. юрид.наук. Н.Новгород. 1995. 243 с.

15 В качестве примера укажем ст. 9 УПК РСФСР (ст. 31 проекта). На практике часты случаи, когда потерпевший примиряется с обвиняемым на основе договора о предоставалении последним какого-либо материального вознаграждения или услуг. Однако после прекращения дела обвиняемый не выполняет условия договора. Полагаем, что в этом случае целесообразно именно потрепевшему предоставить право на основе имеющихся материалов предварительного расследования предьявить субсидиарное обвинение. Понятно также, что в указанной ситуации обвинительной власти было бы и расходно и затруднительно возобновлять публичное уголовное преследование.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru



Александров Гущев Субсидиарный иск в уголовном процессе

 

 

 

 





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Международная ассоциация содействия правосудию

Hosted by uCoz