Киртаев ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ЛИЦ, ЗАКЛЮЧЕННЫХ ПОД СТРАЖУ В ПОРЯДКЕ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Киртаев Антон Сергеевич
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ЛИЦ, ЗАКЛЮЧЕННЫХ ПОД СТРАЖУ В ПОРЯДКЕ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ
Автореферат дисс. ... канд. юрид. наук. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004.


Специальность 12.00.03 - гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

Автор будет благодарен за отзывы и замечания: Направить сейчас....

Работа выполнена на кафедре гражданского права Санкт-Петербургского университета МВД РФ

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации Игнатьева Светлана Викторовна

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Камышанский Владимир Павлович;

кандидат юридических наук, доцент Петров Дмитрий Анатольевич

Ведущая организация: Калининградский юридический институт МВД России

Защита состоится 19 марта 2004 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 203.012.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в Санкт-Петербургском университете МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского университета МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1).

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. С принятием России в Совет Европы актуальность проблем, связанных с гражданско-правовым статусом лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, приобретает особую значимость. Это обусловлено тем, что сложившееся положение в местах пребывания под стражей указанных лиц, несмотря на введение в действие нового Федерального закона РФ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", не позволяет в достаточной степени придерживаться требований международных и европейских стандартов в сфере определения их правового статуса.

Анализ собственно гражданско-правовых норм, определяющих правовой статус лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, свидетельствует также о том, что значительная их часть ориентирована не только на признание за указанной категорией лиц определенных субъективных гражданских прав, но и на механизм обеспечения их защиты путем возмещения вреда. В частности причиненный вред подлежит возмещению лицом не только его причинившим, но и государством. Последнее положение характерно для возмещения вреда, когда он причинен сотрудниками правоохранительных органов лицам, заключенным под стражу в порядке меры пресечения.

В этой связи важно и то, что в настоящее время идея ответственности государственной власти перед лицами, пострадавшими от неправомерных действий правоохранительных органов, получила национальное и международное правовое признание.

Однако современное состояние законодательства, регулирующего гражданско-правовые отношения с участием лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, в том числе и отношения по возмещению им вреда, требует глубокого исследования и научно обоснованного совершенствования.

Поэтому для полноты анализа гражданско-правового статуса лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, необходимо исходить из комплексного и всестороннего исследования данного вопроса.

Степень разработанности темы диссертационного исследования. Неоценимую помощь в написании работы оказали труды отечественных цивилистов, опубликованные в юридической литературе советского периода: Н.Г. Александрова, С.Н. Братуся, Я.Р. Веберса, А.В. Венедиктова, В.П. Грибанова, О.С. Иоффе, О.А. Красавчикова, С.Ф. Кечекьяна, Н.С. Малеина, Ю.К. Толстого, посвященные рассмотрению вопросов правовой природы субъекта гражданского права, его правового статуса и правосубъектности, общих вопросов обязательственного права, в том числе и с участием лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения.

Работы названных советских цивилистов не утратили значения и в настоящее время, однако, к сожалению, содержавшиеся в них теоретические выводы и практические рекомендации не были свободны от наслоений, обусловленных господством социалистической идеологии, и основывались на советском законодательстве.

В числе российских авторов, работы которых в области юриспруденции увидели свет в последние годы и представляют немаловажное значение для рассмотрения проблем гражданско-правового статуса лиц, заключенных под стражу, его соотношения с их правосубъектностью, участия этих лиц в гражданских и семейных правоотношениях, следует назвать труды В.Н. Андреева, А.М. Белякова, В.В. Витрянского, А.В. Власовой, Н.Б. Грицаевой, В.В. Емельянова, С.А. Зинченко, В.П. Камышанского, Е.А. Крашенинникова, А.Н. Кузбагарова, М.Н. Малеиной, М.Г. Марковой, Л.А. Прокудиной, В.П. Сальникова, А.М. Эрделевского.

Кроме того, несомненный интерес при освещении поставленных вопросов представляют работы Ю.К. Александрова, К.Ф. Гуценко, О.Н. Ждановой, О.В. Макаровой, посвященные комплексному исследованию проблем заключения лиц под стражу и возмещения им вреда.

Как показал анализ литературы, исследование проблем определения правосубъектности лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, а также вопросов участия указанных лиц в гражданско-правовых отношениях, в том числе и в правоотношениях по возмещению вреда, изучены еще недостаточно.

Далеко не все точки зрения указанных авторов бесспорны, многое требует нового осмысления с учетом накопившегося опыта. Одновременно, необходимо отметить, что работы отечественных правоведов, посвященные гражданско-правовому статусу лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, и их участию в гражданских правоотношениях не носят комплексный характер.

В этой связи, а также в следствие изменения законодательной базы, постоянного развития цивилистической мысли, возникновения вопросов применения норм современного гражданского права теоретические и практические аспекты правоотношений с участием лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, а также правоотношения по возмещению вреда, причиненного незаконным заключением под стражу в порядке меры пресечения нуждаются в более глубоком исследовании.

Объект исследования. Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с гражданской правосубъектностью лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, и необходимостью возмещения им вреда.

Предмет исследования. Предметом диссертационного исследования являются гражданско-правовые нормы, определяющие правовой статус лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения и регулирующие отношения по реализации этими лицами своих гражданских прав.

Цели и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является выявление особенностей реализации гражданских прав лицами, заключенными под стражу в порядке меры пресечения, а также освобожденными из-под стражи в результате незаконного избрания меры пресечения, и обоснование конкретных рекомендаций и предложений по совершенствованию действующего гражданского законодательства в данной сфере.

Указанная цель диссертационного исследования предопределила решение следующих задач:

- исследование общей характеристики гражданско-правового положения лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения;

- определение гражданско-правового статуса лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения;

- изучение взаимосвязи гражданско-правового статуса лица, заключенного под стражу, и его правосубъектности;

- исследование особенностей реализации права собственности лицами, заключенными под стражу в порядке меры пресечения, и реализации ими других гражданских прав;

- изучение обязательств, возникающих вследствие причинения вреда лицам, заключенным под стражу, а также вреда, причиненного лицами, заключенными под стражу;

- исследование системы определения размера компенсации за вред, причиненный незаконным заключением под стажу;

- разработка конкретных рекомендаций и предложений по совершенствованию действующего законодательства, определяющего правовой статус лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения.

Методологическая основа диссертационного исследования. Методологической основой диссертационного исследования послужил метод материалистической диалектики, как всеобщий метод познания действительности, и вытекающие из него частнонаучные методы исследования: логический, сравнительно-правовой и историко-правовой в сочетании с комплексным и системным анализом исследуемых явлений; метод анализа и обобщения законодательства и практики его применения и др.

Научная новизна работы. Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что это одна из первых работ, в которой на монографическом уровне исследованы правоотношения, возникающие в связи с гражданской правосубъектностью лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения.

Предпринята попытка изучения особенностей регулирования отношений по оказанию следственными изоляторами платных медицинских услуг, в связи с чем определены условия договора по их оказанию.

Исследованы обязательства, возникающие вследствие причинения вреда лицам, заключенным под стражу в порядке меры пресечения, определена их правовая природа и содержание.

Формулируются новые выводы и конкретные предложения по совершенствованию гражданского законодательства в данной сфере.

При этом следует отметить, что в рамках одного диссертационного исследования невозможно рассмотреть все проблемные вопросы, связанные с гражданскими правоотношениями, в которых участвуют лица, заключенные под стражу в порядке меры пресечения, поэтому основное внимание в диссертационном исследовании сосредоточено лишь на некоторых аспектах, которые в последнее время становятся дискуссионными.

Положения, выносимые на защиту:

1. Гражданско-правовой статус лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, как система юридических прав и обязанностей, является результатом реализации их ограниченной правосубъектности, которая предопределяется их правоспособностью и дееспособностью. Гражданско-правовой статус лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, следует отличать от гражданско-правового положения конкретных лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, поскольку правовое положение представляет собой систему прав и обязанностей как закрепленных в гражданском законодательстве, так и реально существующих.

2. Отношения по реализации и защите личных неимущественных прав физических лиц необходимо более детально урегулировать, в связи с чем предлагается дополнить главу 8 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) статьями, в которых будут закреплены нормы, регламентирующие способы реализации и защиты всех видов личных неимущественных прав, указанных в ст. 150 ГК РФ.

3. Моральный вред необходимо рассматривать как физические и (или) нравственные страдания, а не как альтернативу этих категорий, что требует внесения изменения в редакцию ст. 151 ГК РФ.

4. Вред, причиненный незаконным заключением под стражу в порядке меры пресечения из-за самооговора лица, возмещению не подлежит. Последствие действия лица, дающего заведомо ложные показания, следует рассматривать как вред, причиненный по его вине.

5. Разрешение или отказ на участие лица, заключенного под стражу в порядке меры пресечения, в гражданско-правовой сделке необходимо оформлять как постановление, по аналогии с оформлением всех решений лица или органа, производящего расследование.

6. Требование единовременной выплаты денежной суммы в качестве компенсации морального вреда, причиненного незаконным заключением лица под стражу в порядке меры пресечения, для погашения последствий перенесенных страданий относится к праву на компенсацию морального вреда, переходящему в порядке наследования.

7. При определении размера компенсации морального вреда, в том числе причиненного лицу, заключенному под стражу в порядке меры пресечения, суд должен учитывать значимость нарушенного права для потерпевшего, в связи с чем предлагается закрепить данное положение в гражданском законодательстве и изложить ч. 1 п. 2 ст. 1101 ГК РФ в следующей редакции:

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, значимости для потерпевшего нарушенных прав, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Теоретическая значимость диссертационного исследования. Положения и выводы, содержащиеся в диссертационном исследовании, вносят определенный вклад в разделы науки гражданского права, посвященные субъектам гражданских правоотношений, правоотношениям собственности, деликтным правоотношениям.

Практическая значимость диссертационного исследования. Содержащиеся в диссертации выводы и предложения могут быть использованы в дальнейших исследованиях в области гражданского права, учтены в правотворческой деятельности по совершенствованию гражданского законодательства, использованы в правоприменительной деятельности, а также при чтении соответствующего курса.

Апробация результатов исследования. Работа обсуждена и рекомендована к защите на кафедре гражданского права Санкт-Петербургского университета МВД России.

Основные положения диссертации изложены в выступлениях автора на научно-практической конференции "МВД России - 200 лет: история и перспективы развития" (Санкт-Петербург, 2002 г.), на научно-практической конференции "Тенденции развития правовой реформы и перспективы совершенствования законодательства Российской Федерации" (Пушкин, 2003 г.).

Материалы исследования использовались автором в преподавании курса "Гражданское право". Основные положения диссертации нашли отражение в опубликованных работах.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих пять параграфов, заключения, перечня литературы, использованной при написании работы и приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его объект, предмет, цели и задачи, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, содержатся сведения об апробации его результатов.

Первая глава - "Лица, заключенные под стражу в порядке меры пресечения, как субъекты гражданского права" - состоит из двух параграфов: "Правосубъекность лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения", "Понятие гражданско-правового статуса лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения".

В первом параграфе проанализирован генезис представлений о содержании правосубъектности лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, и сформулировано понятие правосубъектности лица, заключенного под стражу в порядке меры пресечения.

В диссертации отмечается, что в юридической науке в середине XX века неоднократно высказывались суждения о том, что правосубъектность не является необходимой правовой категорией, однако на современном этапе развития российская цивилистика не отказывается от нее, напротив, правосубъектность представляет собой прочно установившуюся в науке категорию.

Анализируя дискуссии, связанные с определением содержания правосубъектности, автор отмечает, что ученые в отношении этой проблемы не пришли к единству во мнениях. Одни ученые отождествляют правосубъектность с правоспособностью, либо с правоспособностью и дееспособностью. Другие авторы в содержание правосубъектности помимо правоспособности и дееспособности включают права и обязанности.

Автор диссертации приходит к выводу о том, что наиболее обоснованно считать, что правоспособность и дееспособность предопределяют правосубъектность лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения.

В работе уделено особое внимание проблеме правоспособности и дееспособности лиц, заключенных под стражу, в связи с чем в диссертационном исследовании сделан вывод о том, что правоспособность лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, ограничена.

При исследовании содержания правосубъектности лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, автор приходит к выводу о том, что дееспособность указанных лиц, в отличие от их правоспособности, не ограничена.

Учитывая то, что лица, заключенные под стражу в порядке меры пресечения, обладают правосубъектностью как и все граждане России за исключением прямых и косвенных ограничений их правоспособности, предусмотренных действующим законодательством, в диссертации сделан вывод о том, что правосубъектность рассматриваемых лиц ограничена.

Автор считает, что правосубъектность, являясь научной категорией, не нуждается в закреплении ее национальным законодательством.

Во втором параграфе исследуется содержание гражданско-правового статуса лица, заключенного под стражу в порядке меры пресечения.

Определяя гражданско-правовой статус лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, автор исходит из необходимости установления его содержания, а также соотношения с правосубъектностью указанных лиц.

В диссертации отмечается, что среди ученых отсутствует единство мнений о том, что представляет собой правовой статус субъекта права, и как он соотносится с правосубъектностью лица, что входит в содержание понятия "субъект права" и "субъект конкретного правоотношения".

Автору представляется наиболее аргументированной позиция авторов, в соответствии с которой гражданско-правовой статус лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, характеризуется абстрактностью и представляет собой совокупность юридических прав и обязанностей, закрепленных в законодательстве. Гражданско-правовой статус может быть изменен путем изменения соответствующих правовых норм, тогда как гражданско-правовое положение конкретного лица, заключенного под стражу в порядке меры пресечения, характеризуется индивидуальностью и представляет собой систему прав и обязанностей как закрепленных в гражданском законодательстве, так и реально существующих, поэтому правовое положение изменяется в зависимости от тех или иных юридических фактов.

По мнению автора, правовой статус не может включать в себя правосубъектность, которая лишь характеризует и предшествует правовому статусу. При этом правосубъектность не представляется как система прав и обязанностей лица.

Правовой статус лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, определяется Федеральным законом РФ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" от 15.07.95 (с изменениями и дополнениями).

В диссертации отмечается, что среди ученых отсутствует единство мнений об отраслевой принадлежности указанного Закона. Некоторые авторы считают, что нормативный акт, регулирующий отношения в рамках содержания лица под стражей характеризуется интегративным содержанием и, следовательно, он является комплексным правовым актом. Существует точка зрения, в соответствии с которой в российском законодательстве должна быть образована самостоятельная отрасль права - "стражное" право, основу которой будет составлять рассматриваемый Закон.

Автор соглашается с мнением исследователей, исходящих из целевой направленности Федерального закона РФ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" и относящих его к уголовно-процессуальному праву.

В диссертационном исследовании рассмотрена проблема усмотрения судебно-следственного органа по поводу заключения сделки в рамках уголовного процесса. Автор приходит к выводу о том, что отказ или разрешение лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, на участие в сделке лица, заключенного под стражу в порядке меры пресечения, выступает как определенная законодательством степень свободы правоприменительного органа в рамках конкретного дела, предоставляемая для решения задач уголовного судопроизводства.

Учитывая то, что российским законодательством не предусмотрена форма разрешения или отказа на участие лица, заключенного под стражу, в гражданско-правовой сделке, автор предлагает оформлять такое разрешение или отказ как постановление, по аналогии с оформлением всех решений лица или органа, производящего расследование.

Вторая глава - "Гражданские правоотношения с участием лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения" состоит из трех параграфов: "Участие лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, в правоотношениях собственности", "Участие лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, в отдельных видах договорных обязательств", "Участие лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, во внедоговорных обязательствах".

В первом параграфе особое внимание уделено особенностям реализации лицами, заключенными под стражу в порядке меры пресечения, права собственности.

Автор приходит к выводу о том, что право собственности лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, невозможно определить в изоляции от такого правового явления, как законный интерес. Доказано, что интерес не является элементом права собственности лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, он находится за его пределами и является, как правило, его предпосылкой.

В диссертационном исследовании право собственности лица, заключенного под стражу, рассматривается применительно к его имуществу, находящемуся за пределами следственного изолятора, а также имеющемуся у него в следственном изоляторе.

Автор указывает на то, что лица, заключенные под стражу в порядке меры пресечения, не лишаются права собственности на принадлежащее им имущество, но реализация некоторых правомочий ограничена.

Лица, заключенные под стражу в порядке меры пресечения, сохраняют и реализуют свое субъективное право собственности на имущество, оставшееся за пределами следственного изолятора, поэтому за ними сохраняется бремя его содержания. По существу лицо, заключенное под стражу, может распоряжаться своим имуществом через институт представительства.

После освобождения из-под стражи, либо после отбытия наказания, ограничения по пользованию имуществом снимаются, и собственник может осуществлять свое право лично и в полном объеме.

Все имущество лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения, находящееся на территории следственного изолятора, автором рассматривается как имущество, разрешенное к использованию в следственном изоляторе, и запрещенное к хранению и использованию.

Лица, заключенные под стражу, свободно владеют и пользуются имуществом, разрешенным к использованию в следственном изоляторе. Право собственности на запрещенные предметы и вещи у заключенных лиц остается, однако некоторые правомочия ограничены в рамках их реализации.

Во втором параграфе исследованы правоотношения, в которых на договорной основе участвуют лица, находящиеся в следственном изоляторе.

Особое внимание автором уделено правоотношениям в области охраны здоровья лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения.

Находясь в следственном изоляторе, лица, заключенные под стражу, могут получать дополнительные платные медицинские услуги. В целях стабилизации тяжелой санитарно-эпидемиологи-ческой обстановки в следственных изоляторах сфера оказания платных услуг, в том числе и медицинских, расширяется.

Автор диссертации, анализируя существующие мнения ученых относительно правового регулирования отношений в области здравоохранения, приходит к выводу о том, что регулирование указанных отношений не требует разработки самостоятельной отрасли - медицинского права, так как эти отношения в полной мере урегулированы нормами конституционного, административного и гражданского права. По своей природе, отношения по оказанию платных медицинских услуг в следственных изоляторах являются частноправовыми и потому должны быть урегулированы нормами гражданского права в рамках заключаемого гражданско-правового договора на возмездное оказание услуг.

В диссертационном исследовании рассмотрены также отношения по оказанию лицам, заключенным под стражу в порядке меры пресечения, услуг по образованию.

Автор считает, что наиболее доступным, простым и целесообразным решением проблемы повышения образовательного уровня лиц, заключенных под стражу, может быть создание в следственных изоляторах пунктов доступа к информации.

В диссертационном исследовании отмечается, что пункты доступа к информации можно использовать в рамках осуществления внебюджетной деятельности следственных изоляторов, для чего следственный изолятор как юридическое лицо должен заключить договор с физическим лицом - лицом, заключенным под стражу в порядке меры пресечения, по оказанию услуг.

Работа лица, заключенного под стражу в порядке меры пресечения, на пункте доступа к правовой информации должна осуществляться только с письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, и только под контролем сотрудников мест содержания под стражей. В случае попытки заключенным лицом совершить новое преступление, а также в случае попытки получения или передачи сведений, которые могут препятствовать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступлений, работа в пункте доступа к информации должна прерываться досрочно.

В работе отмечается, что не все заключенные под стражу лица могут оплатить оказываемые в следственных изоляторах услуги, поэтому автором подчеркивается необходимость развития в следственных изоляторах производства, на котором смогут трудиться заключенные под стражу лица и получать за свой труд вознаграждение.

В третьем параграфе рассмотрены правоотношения, возникающие в результате как причинения вреда лицам, заключенным под стражу в порядке меры пресечения, так и вреда, причиненного по их вине.

Проанализировав различные подходы цивилистов к определению морального вреда, автор приходит к выводу о том, что разделение переживаний индивида на физические и нравственные является более чем условным. Таким образом, моральный вред правильнее рассматривать как физические и (или) нравственные страдания, а не как альтернативу указанных категорий.

Автор диссертации придерживается точки зрения, в соответствии с которой правовое регулирование нормами гражданского права отношений реализации и защиты неимущественных прав недостаточно. В связи с этим в диссертации предлагается изменить главу 8 ГК РФ таким образом, чтобы в ней нашли закрепление нормы, посвященные осуществлению и защите личных неимущественных прав, перечисленных в ст. 150 ГК РФ.

Во время нахождения лица под стражей в порядке меры пресечения деликтные правоотношения могут возникать по его вине. Например, подозреваемые или обвиняемые, содержащиеся под стражей, могут причинить материальный вред следственному изолятору.

В этом случае лица, заключенные под стражу, несут материальную ответственность за ущерб, причиненный государству. Материальная ответственность наступает на общих основаниях.

Лица, заключенные под стражу в порядке меры пресечения, могут причинять вред как другим заключенным под стражу, так и лицам, не содержащимся под стражей, например посетителям. В данном случае следственный изолятор должен возместить ущерб, причиненный потерпевшему, предъявив регрессный иск к виновному лицу.

В результате анализа действующего законодательства, автор диссертации пришел к выводу о том, что вред, причиненный сотрудниками следственного изолятора лицам, заключенным под стражу, должен возмещаться самим следственным изолятором, что вполне оправдано.

Общие условия наступления ответственности следственного изолятора, как юридического лица, отличаются своей спецификой. Так, сам по себе факт причинения вреда лицу, заключенному под стражу, не позволяет утверждать, что соответствующее деяние сотрудника следственного изолятора неправомерно. В нормах Федерального закона РФ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" содержатся положения, разрешающие при определенных условиях причинять вред лицам, заключенным под стражу. Таким образом, если вред причинен, например, в результате применения специальных средств, но в рамках требований Закона, действия сотрудников следственного изолятора были правомерны.

В диссертации уделяется внимание проблеме гражданской ответственности за вред, причиненный органами предварительного расследования лицам, в отношении которых мера пресечения - заключение под стражу - была избрана незаконно.

В работе делается вывод о том, что, хотя вред, причиненный в результате незаконного применения меры пресечения заключение под стражу, возникает из публичных правоотношений, его возмещение имеет гражданско-правовой характер.

В диссертации рассмотрена проблема самооговора, фактически ставшего причиной незаконного привлечения лица к уголовной ответственности и незаконного заключения под стражу.

В результате анализа гражданского и уголовно-процессуаль-ного законодательства в части, относящейся к вопросам реабилитации, диссертантом сделан вывод о том, что вред, причиненный правоохранительными органами из-за самооговора лица, возмещению не подлежит.

В результате анализа гражданского законодательства автор приходит к выводу о том, что требование о единовременной выплате денежной суммы в качестве компенсации морального вреда, причиненного лицу незаконным заключением под стражу, не может быть поставлено в один ряд с требованием об уплате алиментов и требованием о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью.

Таким образом, автор утверждает, что требование о единовременной выплате денежной суммы в качестве компенсации последствий перенесенных страданий, причиненных лицу, незаконно заключенному под стражу, относится к праву на компенсацию морального вреда, переходящему в порядке наследования.

В диссертационном исследовании рассмотрена проблема, связанная с определением размера компенсации за вред, причиненный незаконным заключением лица под стражу.

Одним из критериев определения размера компенсации за вред, причиненный правоохранительными органами в результате незаконного применения меры пресечения содержания под стражей, выступает характер физических и нравственных страданий, соотнесение которых вызывает проблемы. Поэтому в работе сформулировано предложение, в соответствии с которым необходимо учитывать не только характер страданий, но и значимость нарушенного права (например права на свободу) для потерпевшего, так как именно значимость для человека того или иного неимущественного права приводит к причинению морального вреда и определению им величины иска.

В заключении излагаются основные выводы и предложения, отражающие результаты диссертационного исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Субъективное право собственности лиц, заключенных под стражу в порядке меры пресечения // МВД России - 200 лет: история и перспективы развития: Тезисы докладов и выступлений на юбилейной научно-практической конференции. Санкт-Петер-бург, 20 - 21 сентября 2002 г. Часть 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. 0,2 п.л.

2. Право лиц на возмещение вреда, причиненного незаконным заключением под стражу // Проблемы совершенствования законодательства и правоприменительной деятельности: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 16 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. 0,3 п.л.

3. Противоправность как условие возникновения обязательств по возмещению вреда, причиненного незаконным заключением под стражу // Проблемы совершенствования законодательства и правоприменительной деятельности: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 16. Часть 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. 0,3 п.л.

4. К вопросу о возмещении вреда, причиненного незаконным заключением под стражу в порядке меры пресечения // Российский следователь. 2003. № 4. 0,3 п.л.

5. Правовой институт возмещения вреда, причиненного незаконным заключением под стражу // Общество и право: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 17 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. 0,3 п.л.

6. Компенсация морального вреда, причиненного незаконным заключением под стражу // Общество и право: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 17. Часть 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. 0,3 п.л.

7. Усмотрение в деятельности ОВД // Современное общество и правоохранительные органы: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 18 / Под. общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. 0,3 п.л.

8. К вопросу о праве лиц на возмещение вреда, причиненного незаконным заключением под стражу, органами дознания и предварительного следствия // Тенденции развития правовой реформы и перспективы совершенствования законодательства Российской Федерации: Сб. докладов и тезисов всероссийской научно-практической конференции. Пушкин, 18 - 19 апреля 2003 г. СПб.: Ленинградский государственный областной университет им. А.С. Пушкина, 2003. 0,2 п.л.

9. Компьютерная сеть в СИЗО // Правовая информатика: Материалы выступлений на заседании 16 секции 22 международной конференции "Школьная информатика и проблемы устойчивого развития" в Санкт-Петербургском университете МВД России. Санкт-Петербург, 19 апреля 2003 г. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. 0,4 п.л.

10. К вопросу об оказании платных медицинских услуг в правоохранительной деятельности // Общество и право. Краснодар, 2003. № 2. 0,3 п.л.

Подписано в печать и в свет 12.01.2004. Формат 60Х84 1/16. Печать офсетная. Объем 1,0 п.л. Тираж 100 экз.


 


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz