Бажанов С.В. Стоимость уголовного процесса. Нижний Новгород, 2002.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


 

Бажанов С.В. Стоимость уголовного процесса. Дис... д-ра юрид. наук. Нижний Новгород, 2002. 585 с.

К оглавлению

 

Заключительные положения

Состояние уголовно-процессуальной политики, экономики и права на рубеже ХХ-ХХI вв. предполагает необходимость взаимообогащения уголовно-правовой и гражданско-правовой сфер регулирования, а также соответствующих им форм "судоговорения" под эгидой судебного права России.

Восстановительная ГППбП призвана активизировать адекватные тенденции развития уголовно-процессуального законодательства, его составных частей, разделов, правовых конструкций и институтов, а также норм-статей, подразумевающих и судебную ответственность за преступление, реализуемую в режиме поощрительных норм УК, УПК, УИК РФ и Федерального Закона "Об ОРД в РФ".

По данным Минюста России в целом по стране доля реальных взысканий в возмещение материального ущерба, причиненного преступлениями, от всей суммы, подлежащей взысканию, с 1992 по 1997 г. снизилась с 33 до 11%676. В УИС МЮ РФ постоянно обеспечены трудом лишь 44% осужденных. По официальным данным ГУИН, средний дневной заработок обеспеченного работой заключенного в 2001 г. составил 13 рублей. Дневная стоимость питания доходит до 20 рублей. Расходы на содержание большей части заключенных за месяц, а иногда и за несколько дней, подчас перекрывают сумму нанесенного преступлением ущерба. По итогам последней переписи заключенных, 85% осужденным, имеющим работу, на лицевой счет зачисляется менее ста рублей в месяц, которые в основном уходят "на ларек"677.

Проводившиеся в России под ультралиберальными знаменами реформы 90-х гг. особенно серьезный урон нанесли предприятиям реального сектора экономики. Либерализация условий их функционирования вопреки ожиданиям реформаторов привела к приостановке и угасанию целого ряда отраслей отечественной промышленности. В тяжелейшем состоянии оказалась и производственно-хозяйственная деятельность предприятий УИС. Экономический спад в ее производственном секторе настолько глубок, что сегодня можно говорить лишь о возрождении хозяйственной деятельности. По мнению Н. Ф. Нариманова, по различным причинам правового и социально-экономического характера оно невозможно без значительного государственного участия678.

Проблема обеспечения взыскаемости ущерба и затрат УСП на различных этапах оперативного, следственно-судебного и судебно-исполнительного процессов изучалась соискателем в ходе проводившихся исследований679.

Прежде всего, 46,8% опрошенных осужденных пояснили, что вину свою в совершении преступления в стадии предварительного расследования (судебного разбирательства) они признали полностью; 23,2% - не признали; 30,0% пояснили, что вину признали лишь частично. При этом 62,2% респондентов "сами для себя" свою виновность сознавали; 37,8% не признавались в этом даже себе (по крайней мере, на бумаге).

На вопрос о том, раскаиваются ли они в совершенном преступлении, 58,9% ответили утвердительно; 22,8% - отрицательно; 18,3% уклонились от прямого ответа.

В 53,1% случаев в результате преступлений, за которые опрошенные были осуждены, пострадавшим был причинен материальный (имущественный) ущерб; в 23,5% - физический; в 26,9% - моральный.

40,7% осужденных ответили, что по их уголовному делу заявлялся гражданский иск.

В 70,3% дел ущерб был причинен частным лицам (гражданам); в 19,8% - государственным предприятиям и организациям.

57,5% респондентов показали, что в ходе предварительного расследования (судебного разбирательства) у них было желание возместить причиненный ущерб; у 42,5% такого настроения не было.

49,4% осужденных ответили, что у них была реальная возможность возместить ущерб; у 50,6% таковой не было.

28,6% респондентов подтвердили факт возмещения ущерба пострадавшему от преступления; 51,1% его не возмещали; 20,3% - его компенсировали частично.

В основном ущерб возмещался в стадии предварительного расследования (37,7% ответов); в стадии судебного разбирательства (13,8%); в ходе отбывания наказания (22,2%); 26,3% уклонились от однозначного ответа.

47,4% осужденных подтвердили добровольность в решении вопроса о возмещении вреда; 29,2% сделали это "под влиянием обстоятельств"; 23,4% вопрос оставили без ответа.

На вопрос о том, повлиял ли факт возмещения ущерба на меру наказания, назначенного по приговору суда, лишь 28,6% ответили утвердительно; 49,1% - отрицательно; 22,3% вопрос оставили без внимания.

Интересным представлялся вопрос о том, почему осужденные не возмещали ущерб, если таковая возможность у них была? - Ответы распределились следующим образом: 24,5% - возмещение ущерба есть косвенное признание вины; 21,8% - плохое отношение к потерпевшему; 22,8% - чтобы не ухудшить материального положения близких; 11,4% - чтобы у органов предварительного расследования и суда не сложилось впечатления, что осталось имущество, избежавшее ареста.

65,3% осужденных подтвердили, что если бы они знали о том, что добровольное возмещение ущерба существенным образом повлияет на исход уголовного дела в их пользу, то они решились бы на это; 14,4% все равно не возмещали бы; 13,8% затруднились с ответом; 9,2% обозначили иную точку зрения, не прокомментировав ее.

В развитие предыдущего был поставлен и следующий вопрос: Стали бы Вы добровольно возмещать причиненный Вашим преступлением ущерб, если бы: а) этому способствовал хороший заработок в местах лишения свободы; б) возмещение ущерба существенно сократило бы сроки Вашего нахождения в УИС? - Ответы получились более чем убедительными: 69,3% высказались положительно; 21,5% - отрицательно.

В корреляционном плане интересно проанализировать результаты опроса сотрудников УИС по ряду смежных проблем.

Так, только 5,2% из их числа подтвердили, что осужденные в средней своей массе с интересом относятся к труду; 49,5% ответили, что безразлично; 34,6% сочли, что инициативно, если это связано с каким-либо интересом.

70,5% опрошенных считают вполне возможной такую организацию труда осужденных, при которой последние были бы в состоянии компенсировать не только расходы, идущие на их содержание, но и на выплаты по исполнительным листам; 27,9% считают, что это не осуществимо; 1,6% затруднились ответить определенно.

На вопрос о том, что мешает нормальной производственной деятельности УИС МЮ РФ, 49,03% респондентов ответили, что общий кризис в экономике; 36,01% - старое оборудование; 25,4% - отсутствие государственных заказов; 30,7% - нежелание осужденных работать; 34,9% - крайне низкие тарифные ставки; 2,4% - иные причины.

На первый взгляд наиболее приемлемым способом оптимизации деятельности УИС Министерства юстиции Российской Федерации в рассматриваемой сфере могла бы организация труда осужденных на кооперативной (коммерческой) основе. В его поддержку выступили 75,06% опрошенных; 24,9% высказались против. При этом 85,3% сочли правильной ориентацию производственно-хозяйственной деятельности УИС Минюста России на рыночную экономику.

Наконец, принципиально значимым для целей исследования был вопрос о том, считают ли они в принципе возможным освобождение осужденного от наказания в случае добровольного возмещения им в стадии исполнения приговора ущерба, причиненного преступлением, и затрат государства, понесенных в связи с этим. 46,4% сотрудников на него ответили утвердительно; 48,4% отрицательно (ошибочно распространив такую практику на все без исключения составы преступлений); 5,2% затруднились дать определенный ответ.

Какие же выводы следуют из изложенного? Представляется, что следующие:

1) Практическое претворение в жизнь любой экономико-правовой доктрины, какой бы совершенной она изначально не представлялась, так или иначе замыкается на уровень развитости в обществе социально-экономической инфраструктуры.

2) В действующих уголовном и уголовно-процессуальном законодательствах РФ целесообразно легализовать понятие "совокупного вреда" от преступления. Под оным следует понимать не только традиционные виды ущерба, но и траты государственных органов публичного преследования и обвинения, а также суда, претерпеваемые ими в связи с необходимостью раскрытия и расследования преступления, судебного разбирательства и разрешения уголовного дела, рассмотрения процессуальных вопросов, спорадических возникающих в стадиях исполнения приговора, а также судебно-надзорного производства и возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

3) Указанный подход в купе со стабильными экономическими отношениями, желательными в любом цивилизованно организованном государстве, мог бы способствовать использованию в административном, оперативно-розыскном, следственно-судебном и судебно-исполнительном процессах в режиме поощрительных норм КоАП РФ, ФЗ "Об ОРД в РФ", УК РФ, УПК РФ и УИК РФ так называемых мировых соглашений между уголовным истцом и "объективным преступником".

4) Реальное воплощение рассматриваемой стратегии представляется вполне допустимым по преступлениям небольшой и средней тяжести, а также по некоторым более тяжким преступлениям с неосторожной формой вины, в случае добровольного возмещения подозреваемым - осужденным "совокупного вреда", причиненного им "коллективному участнику уголовных правоотношений" на момент предрасположения сторон к "мировой сделке".

5) Стратегия восстановительной ГППбП должна предполагать наличие в соответствующих правовых отраслях легализованного права должностного лица органов уголовной юстиции на досрочное завершение (прекращение, окончание) процесса с полным или частичным освобождением "объективного преступника" от судебной ответственности и наказания. В качестве обязательных для соблюдения могли бы быть предложены следующие условия:

А) вина преступника полностью доказана материалами дела;

Б) он ее не отрицает и посредством деятельного раскаяния способствует быстрейшему установлению истины и изобличению соучастников;

В) подозреваемый - подсудимый ранее не судим;

Г) против досрочного окончания процесса не возражает пострадавший - потерпевший (и сам "уголовный ответчик");

Д) преступник самостоятельно возместил или компенсировал ущерб, а также затраты, зафиксированные на момент достижения мирового соглашения;

6) В случае имущественной несостоятельности "уголовного ответчика" либо отсутствия в его посткриминальном поведении установки на добровольное возмещение "совокупного вреда", освобождение от судебной ответственности и наказания за преступление (в том числе, с применением льготных правовых механизмов) должно исключаться и предполагать его направление в места лишения свободы до полного отбывания наказания по правилам "долговой тюрьмы". Время, необходимое для достижения этих целей и должно определять сроки уголовных наказаний в виде лишения свободы.

7) В целях реализации принципа возмездности затрат УСП представляется необходимой разработка методических рекомендаций по калькулированию себестоимости УСП. В них было бы целесообразно раскрыть механизм образования, разрастания, планирования, расчета, учета и экономии затрат уголовного процесса, в том числе посредством стимулирования деятельного раскаяния подозреваемого - осужденного.

В рамках восстановительной стратегии ГППбП, думается, пора пересматривать бывшие актуальными для своего времени представления об эффективности наказания, рассматриваемого с учетом степени достижения им целей воздействия на общественное сознание и самого осужденного680. Главным ориентиром здесь должна стать установка на необходимость возмещения ущерба пострадавшим от преступления, в том числе и государству, то есть на восстановление социальной справедливости681.

Способствовать этой доктрине могут следующие поощряемые к развитию направления ГППбП:

- установление оптимума уголовно-правовых запретов;

- декриминализация и депенализация ряда общественно-опасных деяний682;

- увеличение в общем массиве регистрируемых преступлений уголовных дел частного и частно-публичного обвинения;

- ликвидация в уголовно-процессуальном (и смежных) законодательстве высокозатратных правовых конструкций, технологий и институтов;

- дальнейшее совершенствование деятельности частных сыскных и охранных агентств;

- максимум законодательной регламентации, минимум ведомственного регулирования;

- примат статутного права перед прецедентным;

- упрощение структуры и содержания УПК РФ;

- согласование деятельности законодательной, судебной и исполнительной ветвей власти с целью построения первой своей правотворческой деятельности на основе финансовых планов заинтересованных правоохранительных и судебных ведомств;

- повышение профессиональной подготовленности сотрудников органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда;

- разработка методических рекомендаций по калькулированию себестоимости УСП;

- разработка рекомендаций по нормированию труда, выработки, зарплатоемкости должностных лиц органов уголовной юстиции683.

Как заметил профессор Г. В. Дашков во время своего выступления на конференции в НИИ Генеральной прокуратуры РФ в 1997 г., в конечном итоге все зависит от финансирования. Пенитенциарная политика, как и вся система устрашения, основывается на деньгах. Если они есть - число осужденных к реальному лишению свободы растет. Нет денег - снижается. Все удивительно просто и ясно. И в высшей степени демократично и справедливо684.

Пока же, до разработки методических рекомендаций по калькулированию себестоимости УСП, можно было бы начать поэтапное внедрение принципа возмездности его затрат в область ГППбП, уголовно-процессуальной политики, экономики и права. В своей монографии по этому поводу диссертантом была предложена следующая модель.

В основу калькулирования берется формула: 1 минута судопроизводственного времени - 10 копеек. Условная стоимость уголовного процесса по "рядовому" уголовному делу, расследуемому в пределах традиционных двухмесячных сроков, могла бы составить 8640 рублей (по курсу рубля на начало лета 2002 г.): 1 минута - 10 копеек; 60 минут (1 час) - 600 копеек

(6 рублей); 24 часа (сутки) - 144 рубля; 30 суток (1 месяц) - 4320 рублей; умножаем эту цифру на два, получаем 8640 рублей685.

Совокупный доход, получаемый от всей массы уголовных дел при достижении подобного рода компромиссов, мог бы направляться в Федеральный бюджет для последующего адресного использования образующихся средств на содержание и развитие органов уголовной юстиции.

Да и практические юристы, особенно, адвокаты, могли бы более предметно увязывать функцию защиты с главной целью (назначением) УСП - обеспечением неотвратимости судебной ответственности и взвешенного наказания за совершенное гражданином, человеком и личностью преступление.

Далее.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz