Дикарев И.С. Неопровержимость как свойства судебного решения


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


К оглавлению книги

Дикарев И.С. Принцип правовой определенности и законная сила судебного решения в уголовном процессе [Текст]: монография / И.С. Дикарев; Федер. гос. авт. образоват. учреждение высш. проф. образования «Волгогр. гос. ун-т». – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2015. – 175 с.

К оглавлению

 

Глава 3

СВОЙСТВА СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ

1. Неопровержимость

Особое значение для реализации принципа правовой определенности в национальной правовой системе имеет обеспечение стабильности окончательных судебных актов, которая выступает в качестве гарантии устойчивости установленных судом правоотношений и определенности признанного вступившим в законную силу судебным решением правового статуса лица. Стабильность правоприменительных (судебных) решений составляет важный элемент общественного порядка, является необходимой предпосылкой поддержания в государстве режима законности и утверждения в обществе авторитета судебной власти, что чрезвычайно важно, учитывая придаваемое правосудию Конституцией РФ значение гарантии прав и свобод личности.

Без соблюдения этого условия судебная защита прав личности оказалась бы нереализуемой и неэффективной - одного лишь вынесения судебного акта, устанавливающего права, обязанности и ответственность субъектов - участников конкретного правового спора, недостаточно для выполнения правосудием его правозащитной функции (ст. 18 Конституции РФ), а государством в целом - конституционной обязанности признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 2 Конституции РФ). Необходимо создать условия для исполнения данного решения, то есть практической реализации правозащитного потенциала судебного акта. Соответственно, правовая система должна гарантировать недопустимость необоснованного преодоления окончательности вступившего в законную силу судебного решения и повторного пересмотра однажды решенного судом дела. Именно в этом и состоит ключевое назначение принципа res judicata, призванного обеспечить реальность судебной защиты государством прав и свобод человека и гражданина.

Стабильность судебного акта достигается путем придания ему законом свойства неопровержимости.

Значение неопровержимости настолько велико, что некоторые исследователи прямо отождествляют ее с законной силой судебного решения1.

В теории гражданского процессуального права неопровержимость рассматривается как невозможность дальнейшего обжалования решения и, следовательно, невозможность его отмены или изменения вышестоящим судом2. В социалистическом законодательстве Болгарии данное свойство получило название «необжалуемости»3.

В науке уголовного процесса отсутствует единая позиция относительно наименования рассматриваемого свойства вступивших в законную силу судебных решений. Его именуют неопровержимостью 4, непоколебимостью 5, неизменностью 6 и даже стабильностью7.

1 См., напр.: Масленникова Н. И. Законная сила судебного решения в советском гражданском процессуальном праве : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1975. С. 10 ; Гурвич М. А. Судебное решение. Теоретические проблемы. М., 1976. С. 139, 146.

2 Зейдер Н. Б. Судебное заседание и судебное решение в советском гражданском процессе : учеб. пособие. Саратов, 1959. С. 82.

3 Проверка судебных решений в социалистическом гражданском процессе. М., 1989. С. 62.

4 См., напр.: Дорохов В. Я. Законная сила приговора в советском уголовном процессе // Советское государство и право. 1954. № 6. С. 81 ; Щерба С., Чащина И. Новый закон о преюдиции в уголовном процессе: сущность и значение // Уголовное право. 2010. № 3. С. 105 ; Теория уголовного процесса: презумпции и преюдиции : монография / под ред. д-ра юрид. наук Н. А. Колоколова. М., 2012. С. 258.

5 См., напр.: Гай О. Ю. Законная сила приговора в уголовном процессе : дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1999. С. 116 ; Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство и практика. М., 2006. С. 53 ; Уголовный процесс Российской Федерации : учебник / отв. ред. проф. А. П. Кругликов. М., 2010. С. 552 ; и др.

6 Громов Н., Конев В., Николайченко В. Законная сила приговора // Российская юстиция. 1998. № 1. С. 13.

7 Тетерин Б. С. Возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам в советском уголовном процессе. М., 1959. С. 12.

Думается, для обозначения рассматриваемого свойства судебных решений следует использовать получивший признание в науке гражданского процессуального права термин «неопровержимость», тем более что и ученые, занимающиеся проблемами уголовного судопроизводства, ему явно отдают предпочтение.

Стабильность судебного решения предполагает в качестве общего правила недопустимость его отмены или внесения в него каких-либо изменений не только вышестоящими судебными инстанциями, но и тем судом, который вынес данное решение.

В связи с этим в теории процессуального права даже выделяется в качестве самостоятельного свойства судебных решений их неизменность (неизменяемость), трактуемая как запрет пересмотра решения самим судом, вынесшим это решение.

Как пишет Н.Б. Зейдер, суд, вынесший решение, уже с момента его объявления не вправе его изменить. Он не может вносить в него какие-либо изменения, делающие другим самое существо решения, он не может изменять приведенное в решении изложение обстоятельств дела или его мотивы. Вынесенное и объявленное решение связывает суд, его постановивший 8.

Вопрос о том, насколько самостоятельный характер имеет свойство неизменности, решается в юридической теории неоднозначно.

Одни авторы ставят неизменность в один ряд с другими свойствами судебного решения, такими как неопровержимость, исключительность и др. Так, К.С. Юдельсон писал, что «...вступление решения в законную силу влечет за собой его неизменность, неопровержимость, исключительность, преюдициальность и исполни- мость»9. Схожую позицию занимал и Л.Г. Шустер, считавший, что «последствиями вступления приговора в законную силу является его исключительность, обязательность исполнения, неизменимость и связанная с ней неотменимость приговора»10.

8 См.: Зейдер Н. Б. Судебное заседание и судебное решение в советском гражданском процессе. С. 81-82.

9 Юдельсон К. С. Советский гражданский процесс. М., 1956. С. 285.

10 Шустер Л. Г. Приговор советского суда и его законная сила : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1954. С. 11.

Другие авторы рассматривают и неизменяемость, и неопровержимость как элементы свойства стабильности судебного решения11.

Более распространенным в юридической науке и, по нашему мнению, правильным является подход, рассматривающий неизменность судебного решения как элемент его неопровержимости.

Так, М.А. Гурвич считал неизменяемость последствием неопровержимости и исключительности судебного решения12. Не выделяла неизменяемость в отдельное свойство судебного решения и Н.А. Чечина, которая полагала, что запрет на изменение или отмену вступившего в законную силу судебного решения самим судом, его постановившим, входит в содержание неопровер- жимости13.

Среди представителей науки уголовного процесса сторонником данной точки зрения являлся Б.С. Тетерин, писавший, что «стабильность судебного приговора - это такое свойство, приобретаемое им по вступлении в законную силу, которое заключается в том, что ни один орган государства, в том числе и суд, постановивший данный приговор, не вправе изменять его по существу либо подвергнуть сомнению его правильность иначе, как в порядке, установленном процессуальным законом»14. Следует полагать, что в данном случае под стабильностью Б.С. Тетериным понимается ни что иное, как свойство судебных решений, именуемое в настоящее время неопровержимостью.

Правда, как видно из приведенной цитаты, Б.С. Тетерин считал, что свойство неизменяемости присуще приговору, уже всту

11 Гаврик Р. А. К вопросу о неизменности судебного решения // Тенденции развития гражданского процессуального права и арбитражного процесса : материалы ст. и тез. Всерос. науч.-практ. конф., 15 мая 2008 г. / отв. ред. В. А. Гаври- ленко. В. Новгород, 2008. С. 14.

12 Гурвич М. А. Судебное решение. Теоретические проблемы. С. 139.

13 См.: Чечина Н. А. Норма права и судебное решение // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. - 2002-2003. - № 2. - С. 656-721.

14 Тетерин Б. С. Возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам в советском уголовном процессе. С. 9.

пившему в законную силу, хотя очевидно, что суд, его вынесший, и до этого момента не вправе вносить в приговор изменения, влияющие на его содержание и выводы. Не случайно некоторые исследователи не рассматривают неизменность судебного решения в качестве составляющей законной силы, указывая на то, что данное свойство возникает у судебного решения еще до того, как оно вступит в законную силу15.

Действительно, неизменяемость, как элемент свойства неопровержимости, реализуется еще до вступления судебного решения в законную силу, и это обстоятельство подтверждает отстаиваемую нами позицию о том, что свойство неопровержимости (как и другие свойства) присуще судебному решению изначально, с момента его вынесения.

Суд вправе устранять ошибки, допущенные им в приговоре при написании фамилии, имени, отчества, иных биографических данных осужденного, а также описки и арифметические ошибки. Но при этом устранение судом таких ошибок не должно затрагивать существо приговора и тем более влечь ухудшение положения осужденного.

Не составляет исключения из свойства неопровержимости приговора и право суда решать в стадии исполнения приговора вопросы, связанные с разъяснением сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора, постановления суда о прекращении уголовного дела и других судебных решений (п. 15 ст. 397 УПК РФ). Данная процедура не предполагает внесения в приговор, определение или постановление суда каких-либо изменений по существу, а равно дополнения его содержания либо придания выводам, содержащимся в таком судебном решении, иного смысла.

Данное требование, вытекающее из свойства неизменности (неизменяемости), основано на положении п. 4 ч. 1 ст. 29 УПК РФ, согласно которому отменить или изменить судебное решение вправе только вышестоящий суд в установленном уголовно-процессуальном законом порядке.

15 Масленникова Н. И. Законная сила судебного решения в советском гражданском процессуальном праве. С. 10.

В судебной практике встречаются случаи, когда суды, выходя за пределы полномочий, предоставленных им п. 15 ст. 397 УПК РФ, изменяют содержание судебных решений, тем самым нарушая требования уголовно-процессуального закона.

Так, например, Свердловским областным судом 24 сентября 2002 г. был осужден Г. по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. При постановлении приговора суд первой инстанции разрешил все вопросы, предусмотренные ст. 308 УПК РФ, в том числе принял решение об исчислении срока наказания осужденному с 23 апреля 2001 года.

24 декабря 2007 г. судьей Свердловского областного суда в порядке, предусмотренном ст. 397 УПК РФ, постановлено срок наказания осужденному Г. исчислять с 23 апреля 2002 года. Судья признал указание в приговоре об исчислении срока наказания осужденному с 23 апреля 2001 г. «опечаткой», которая «подлежит исправлению», и постановил «исчислять срок отбывания наказания Г. с 23 апреля 2002 г.».

Отменяя данное постановление и прекращая производство по материалу, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала, что судьей были внесены по существу изменения в приговор и, кроме того, ухудшено положение осужденного, поскольку срок наказания ему фактически увеличен на один год относительно указанного в приговоре срока исчисления наказания16.

Свойство неизменяемости сохраняется у судебного решения и в случае его вступления в законную силу. При этом запрет вносить изменения в собственные решения распространяется не только на суд первой инстанции, но и на вышестоящие суды. Между тем на практике такие нарушения все же допускаются.

Так, например, суд кассационной инстанции для устранения допущенной им в резолютивной части определения от 28 февраля 2013 г. неточности в квалификации действий осужденного О. вы

16 Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 марта 2008 г. № 45-О08-9 (Извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. № 11. С. 9.

нес 1 апреля 2013 г. дополнительное кассационное определение, где указал о переквалификации действий О. по одному из эпизодов хищений с ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 159.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ).

Указав, что дополнительное кассационное определение вынесено в нарушение уголовно-процессуального закона, которым не предусмотрено устранение допущенной ошибки в квалификации действий осужденного путем вынесения дополнительного кассационного определения, уточняющего квалификацию действий осужденного, президиум Волгоградского областного суда отменил кассационные определения, а уголовное дело передал на новое кассационное рассмотрение17.

Советский период истории отечественного судопроизводства характеризовался принятием органами судебного управления ряда организационных мер, направленных на усиление стабильности приговоров. Такая тенденция объяснялась тем, что данный показатель учитывался при определении эффективности правосудия и оценке качества работы судей вышестоящих судов18. Введение ответственности вышестоящих судебных инстанций за качество работы нижестоящих судов и обусловленное этим стремление к сохранению из года в год неизменных показателей количества отмененных и измененных приговоров, привело к тому, что само понятие «стабильность приговора» приобрело в теории и на практике определенный негативный оттенок.

Дело в том, что система управления судебной деятельностью, ориентированная на снижение процентных показателей отмененных и измененных приговоров, отнюдь не обеспечивала реального повышения эффективности правосудия. Народные суды республик, областей, краев группировались по зонам, и ответствен

17 См.: Архив Волгоградского областного суда. Постановление президиума Волгоградского областного суда от 5 июня 2013 г. по делу № 44у-106-107/2013.

18 См.: Вилдерс Я. А. Стабильность приговора и эффективность правосудия : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1981. С. 5-6.

ность за их работу возлагалась на так называемых зональных членов вышестоящих судов. «Зональный член вышестоящего суда, - писал И.Л. Петрухин, - не заинтересован в том, чтобы отменять и изменять возможно большее число незаконных и необоснованных приговоров (решений), поскольку не хочет выглядеть хуже своих коллег, ведающих другими зонами»19.

Понятно, что в таких условиях стабильность судебных актов становилась самоцелью, вследствие чего не исключалась возможность решения вопроса о пересмотре приговоров и иных судебных решений в отрыве от интересов правосудия, прав и свобод участников судопроизводства.

Стабильность судебного акта разумна и соответствует закрепленным в Конституции РФ ценностям лишь до тех пор, пока она сама не начинает причинять ущерб правам и свободам личности. Такое случается, когда в силе остаются судебные решения, содержащие фундаментальные судебные ошибки, вызванные нарушениями (неправильным применением) закона, искажающими суть правосудия и значение приговора как акта правосудия.

Поэтому неопровержимость окончательных судебных решений не предполагает абсолютного запрета пересмотра вступивших в законную силу судебных решений. Ее назначение состоит в обеспечении стабильности судебных решений лишь до тех пор, пока не выявлены обстоятельства, требующие преодоления окончательности судебного решения во имя защиты прав и свобод личности. На этом основании в п. 2 ст. 4 Протокола № 7 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод закреплено положение, согласно которому повторное рассмотрение дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами соответствующего государства допустимо, «если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или если в ходе предыдущего разбирательства были допущены существенные нарушения, повлиявшие на исход дела».

19 Петрухин И. Л. О независимости и самостоятельности органов уголовного судопроизводства // Актуальные проблемы советского уголовного процесса : межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1987. С. 14.

Тем самым в формулу принципа res judicata (принципа окончательного характера судебных решений20) закладывается возможность преодоления окончательной силы судебных решений посредством их пересмотра в целях исправления фундаментальных судебных ошибок, неправильного отправления правосудия. Такой пересмотр не может регламентироваться в национальном законодательстве как ординарный 21 и являться скрытой формой обжалования, инициируемой стороной, недовольной вынесенным решением, исключительно ради проведения повторного слушания и получения нового решения.

На основании изложенного неопровержимость следует определить как свойство судебного решения, препятствующее внесению изменений в его содержание судом, вынесшим данное решение, а также его пересмотру после вступления в законную силу вышестоящим судом при отсутствии процессуальных условий и оснований, с которыми закон связывает возможность преодоления окончательной силы судебного решения (res judicata).

Наличие новых или вновь открывшихся обстоятельств либо допущенное в ходе предыдущего разбирательства по делу существенное (фундаментальное) нарушение, повлиявшее на исход дела, составляет ключевое условие пересмотра окончательного судебного решения. Однако данное условие не является единственным - в российском национальном законодательстве закрепляются и иные уголовно-процессуальные гарантии, призванные обеспечить реализацию в уголовном судопроизводстве принципа правовой определенности. Конституционный Суд РФ именует требования, предъявляемые к процедуре пересмотра судебных реше

20 См.: Постановление Европейского Суда по правам человека от 23 июля 2009 г. Дело «Сутяжник» (Sutyazhnik) против Российской Федерации» (жалоба № 8269/02) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2010. № 3. С. 114-131.

21 Именно поэтому в юридической литературе неопровержимость судебного решения трактуется как невозможность изменения или отмены судебных решений лишь в рамках ординарной, обычной процедуры (см.: Кац С. Ю. Судебный надзор в гражданском судопроизводстве. М., 1980. С. 134 ; Завадская Л. Н. Реализация судебных решений. М., 1982. С. 26).

ний, вступивших в законную силу, то особыми процедурными условиями22, то институциональными и процедурными условиями пересмотра23, то особыми процедурами и условиями24.

Анализ положений раздела XV УПК РФ позволяет выделить наиболее значимые гарантии (процедуры и условия) принципа правовой определенности в аспекте обеспечения неопровержимости окончательных судебных решений. К их числу относятся:

1. Закрепление в законе особых оснований пересмотра вступивших в законную силу судебных решений.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство дифференцирует основания пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда в кассационном и надзорном порядках, предусматривая два их вида: «существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела» (ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ), и «повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия» (ст. 401.6 УПК РФ). Критерием разграничения указанных нарушений является их тяжесть. Так, последствия нарушений второй группы (ст. 401.6 УПК РФ) - искажение самой сути правосудия и смысла судебного решения как акта правосудия - настолько значительны, что ради их устранения законодатель допускает отмену вступившего в законную силу судебного акта даже тогда, когда это сопряжено с ухудшением положения осужденного, оправданного или лица, в отношении которого уголовное дело прекращено. Если же пересмотр судебного акта не сопряжен с поворотом к худшему, то основаниями для отмены или изменения вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда могут выступать и не влекущие столь серьезных последствий существенные нарушения закона, повлиявшие на исход дела (ст. 401.15 УПК РФ).

22 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 15 января 2008 г. № 193-О-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2008. № 4. С. 53-56.

23 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. № 2-П // Собрание законодательства РФ. 2007. № 7. Ст. 932.

24 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. № 30-П // Российская газета. 2012. 11 янв.

Несмотря на то что идея дифференциации оснований пересмотра вступивших в законную силу судебных решений получила признание как в теории уголовного судопроизводства 25, так и в правовых позициях Конституционного Суда РФ 26, она представляется противоречащей положению п. 2 ст. 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и в связи с этим не соответствует принципу правовой определенности. По- нашему мнению, уголовно-процессуальный закон должен предусматривать единое основание пересмотра вступивших в законную силу судебных решений в кассационном порядке и в порядке надзора независимо от того, какие правовые последствия для стороны защиты влечет такой пересмотр27.

Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств перечислены в ст. 413 УПК РФ. К ним относятся:

- вновь открывшиеся обстоятельства, определяемые законодателем как указанные в ч. 3 ст. 413 УПК РФ обстоятельства, которые существовали на момент вступления приговора или иного судебного решения в законную силу, но не были известны суду;

- новые обстоятельства - указанные в ч. 4 ст. 413 УПК РФ обстоятельства, не известные суду на момент вынесения судебного решения, исключающие преступность и наказуемость деяния или подтверждающие наступление в период рассмотрения уголовного дела судом или после вынесения судебного решения новых общественно опасных последствий инкриминируемого обвиняемому

25 См., напр.: Смирнов А. В. Комментарий к ст. 401.15 // Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под общ. ред. А. В. Смирнова. Подготовлен для системы «КонсультантПлюс», 2012. Доступ из справ.-правовой системы «Кон- сультантПлюс» ; Ковтун Н. Н. Кассационное производство: насколько оправданы лапидарные разъяснения пленума // Уголовное судопроизводство. 2014. № 2. С. 29-30.

26 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. № 16-П // Собрание законодательства РФ. 2013. № 28. Ст. 3881.

27 См. подробнее: Дикарев И. С. Об основаниях пересмотра приговоров, определений и постановлений суда в кассационном и надзорном порядке // Российская юстиция. 2014. № 3. С. 35-37.

деяния, являющихся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления.

2. Предварительная процедура выяснения оснований для пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда.

В судах кассационной и надзорной инстанций роль такой процедуры выполняет предварительное производство (ст. 401.8, 412.5 УПК РФ). Все поступающие в суды кассационной и надзорной инстанций жалобы и представления изучаются судьей соответствующего суда на предмет обоснованности требования о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта. По результатам изучения жалобы, представления судья выносит постановление: 1) об отказе в передаче кассационных или надзорных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании соответственно суда кассационной инстанции или Президиума Верховного Суда РФ либо 2) о передаче кассационных или надзорных жалобы, представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании соответственно суда кассационной инстанции или Президиума Верховного Суда РФ.

Порядок возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств также включает в себя этап, в ходе которого выясняется наличие оснований для возобновления производства по уголовному делу. Однако процессуальная форма данной процедуры существенно отличается от предварительного производства в судах кассационной и надзорной инстанций, что объясняется спецификой оснований возобновления производства по уголовному делу в порядке, предусмотренном гл. 49 УПК РФ. Согласно ст. 415 и 416 УПК РФ вопрос о наличии оснований возобновления производства по уголовному делу решается в рамках процедуры, именуемой производством ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, которая в одних случаях (ч. 3 ст. 415 УПК РФ) проводится прокурором в форме проверки, а в других (ч. 4 ст. 415 УПК РФ) - следственным органом в форме расследования. Указанное производство не возбуждается лишь в тех случаях, когда основаниями для возобновления производства по уголовному делу являются признание Конституционным Судом РФ закона, примененного судом в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции РФ, или установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела (в силу преюдициального значения названных решений для отечественных судов и правоохранительных органов). В этом случае пересмотр приговора, определения или постановления суда осуществляется Президиумом Верховного Суда РФ по представлению Председателя Верховного Суда РФ (ч. 5 ст. 415 УПК РФ).

3. Срок пересмотра окончательных судебных решений.

Важным условием соблюдения принципа правовой определенности при пересмотре вступивших в законную силу судебных решений является наличие четких временных пределов, ограничивающих возможность аннулирования законной силы судебных актов. На это неоднократно обращал внимание Европейский Суд по правам человека28.

Российское уголовно-процессуальное законодательство ограничивает срок пересмотра вступивших в законную силу судебных решений только для случаев, когда такой пересмотр влечет ухудшение положения осужденного, оправданного или лица, в отношении которого уголовное дело прекращено.

В кассационном и надзорном порядках пересмотр приговоров, определений и постановлений суда по основаниям, влекущим ухудшение положения стороны защиты, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу (ст. 401.6 УПК РФ).

Пересмотр же оправдательного приговора или определения, постановления суда о прекращении уголовного дела, обвинитель

28 См.: Решение Европейского Суда по правам человека от 9 марта 2006 г. «По вопросу приемлемости жалобы № 72776/01 "Афанасий Семенович Братя- кин (Afanasy Semenovich Bratyarin) против Российской Федерации"» // Российская юстиция. 2006. № 11. С. 73-77 ; Постановление Европейского Суда по правам человека от 27 июля 2006 г. (жалоба № 58079//00) «Фадин против Российской Федерации» // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2007. № 11. С. 5-12.

ного приговора в связи с мягкостью наказания либо необходимостью применения к осужденному уголовного закона о более тяжком преступлении в порядке, предусмотренном гл. 49 УПК РФ, допускается в течение сроков давности привлечения к уголовной ответственности, установленных уголовным законом, и не позднее одного года со дня открытия вновь открывшихся обстоятельств (ч. 3 ст. 414 УПК РФ).

4. Регламентация порядка принятия решений, связанных с пересмотром вступивших в законную силу судебных решений.

1. О предпочтении, которое отдает законодатель сохранению в силе окончательных судебных решений в случае их обжалования, свидетельствует очередность изложения решений, которые могут быть приняты судьей по результатам изучения кассационных или надзорных жалоб, представлений (ч. 2 ст. 401.8 и ч. 2 ст. 412.5 УПК РФ). На первое место, как явно приоритетное, поставлено решение об отказе в передаче кассационных или надзорных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании соответственно суда кассационной инстанции или Президиума Верховного Суда РФ. Такое расположение не является случайным - законодатель использует данный прием юридической техники для повышения вероятности принятия того решения, которое считает предпочтительным: в данном случае вынести постановление о передаче жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании судья вправе только после того, как убедится в том, что отсутствуют основания для принятия «отказного» решения.

2. Согласно ч. 9 ст. 401.13 и ч. 8 ст. 412.10 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в кассационном или надзорном порядке все вопросы решаются большинством голосов судей. При равном количестве голосов кассационные жалоба, представление считаются отклоненными. В этом правиле также отчетливо выражается приоритет принципа правовой определенности (в аспекте обеспечения стабильности правоприменительных решений) - ведь законодатель прямо требует оставлять судебное решение без пересмотра даже при 50 %-й вероятность его ошибочности.

Надо сказать, что когда вопрос стоит о пересмотре судебного решения по основаниям, ухудшающим положение стороны защиты, такая регламентация возражений не вызывает. Но если половина состава суда считает, что по делу было допущено фундаментальное нарушение закона, в результате которого пострадали права и свободы гражданина, возможно, невинно осужденного, оставлять судебное решение без пересмотра - значит, по нашему мнению, отказывать личности в судебной защите. Здесь отчетливо проявляется нарушение баланса принципов правовой определенности и права на судебную защиту: последнее явно подавляется первым, вследствие чего судебная защита оказывается неэффективной. В связи с этим представляется целесообразным изменить последнее предложение ч. 9 ст. 401.13 и ч. 8 ст. 412.10 УПК РФ, изложив его в следующей редакции: «При равном количестве голосов жалоба, представление считаются удовлетворенными, за исключением случаев, когда в них ставится вопрос об ухудшении положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено».

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru



Скачать в PDF





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz