Дикарев И.С. Исключительность как свойство судебного решения


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


К оглавлению книги

Дикарев И.С. Принцип правовой определенности и законная сила судебного решения в уголовном процессе [Текст]: монография / И.С. Дикарев; Федер. гос. авт. образоват. учреждение высш. проф. образования «Волгогр. гос. ун-т». – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2015. – 175 с.

К оглавлению

 

Глава 3

СВОЙСТВА СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ

3. Исключительность

Важная роль в обеспечении режима правовой определенности отводится такому свойству судебных решений, как исключительность. Устойчивость установленных судом правоотношений и определенность признанного вступившим в законную силу судебным решением правового статуса лица могут быть поколеблены не только пересмотром этого решения, но и в результате вынесения другого судебного решения, по-новому разрешающего прежний правовой спор, если первое решение сохраняет свою силу.

Сама возможность вынесения по одному и тому же делу второго и последующих решений без отмены первоначального дестабилизирует правоотношения, отнимает у участников правового спора уверенность относительно своего будущего, лишает их четких ориентиров, опираясь на которые они могут определять линию своего поведения в правовой и иных сферах жизни общества. Наличие двух противоречащих друг другу судебных решений, вынесенных по одному предмету, приводит к тому, что права, обязанности или ответственность одного и того же лица оказываются определенными по-разному двумя решениями, которые, к слову, в равной мере обязательны для исполнения. В этом случае в ситуации неопределенности оказывается не только сам субъект правового спора, но также государственные органы и должностные лица, осуществляющие публично-правовые функции, в том числе связанные с исполнением судебных решений.

В предыдущем параграфе преюдиция вступивших в законную силу судебных решений была рассмотрена как элемент более общего свойства - общеобязательности. Однако из этого вовсе не следует, что преюдиция никак не связана со свойством исключительности. Напротив, связь эта носит настолько глубокий характер, что некоторые ученые даже выводят свойство преюдициальности из исключительности. Как писал Ю.М. Грошевой, «пре- юдициальность связана с недопустимостью вторичного решения вопросов, ранее разрешенных в другом акте применения права и имеющих значение для правильного разрешения данного уголовного дела»79. В.Я. Дорохов также усматривал проявление исключительности вступившего в законную силу приговора в том, что последующие приговоры и решения гражданского суда не могут опровергнуть уже установленных фактов 80.

Действительно, пересмотр и иное решение судом уже разрешенных однажды в рамках другого процесса вопросов несовместимы со свойством исключительности вступивших в законную силу судебных решений. И в этом смысле преюдиция действительно производна от исключительности практически в той же мере, что и от обязательности. Это вполне естественно, учитывая неразрывную взаимосвязь, единство назначения всех свойств, присущих судебному решению как акту правосудия.

Рассмотрение в настоящей работе преюдиции в рамках рубрики, посвященной общеобязательности судебных решений, обусловлено прежде всего позицией законодателя, который:

- во-первых, формулирует правила преюдиции (ст. 90 УПК РФ) именно как обязанность суда признавать обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда (то есть в контексте общеобязательности окончательного судебного решения);

- во-вторых, в гражданском и арбитражном процессуальном законодательстве включает положения о преюдиции в статьи, посвященные обязательности судебных постановлений (ст. 13 ГПК РФ, ст. 16 АПК РФ).

Огромное значение для обеспечения правовой определенности и правовой безопасности личности имеет соблюдение в сфере уголовно-процессуальной деятельности нормативного запрета

79 Грошевой Ю. М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. С. 112.

80 Дорохов В. Я. Законная сила приговора в советском уголовном процессе. С. 82.

non bis in idem, имеющего общеправовое значение. Данный правовой запрет, предполагающий недопустимость осуществления уголовного преследования, осуждения и наказания лица повторно, то есть когда ранее это лицо уже подверглось уголовному преследованию, осуждению и наказанию за совершение того же преступления (общественно опасного деяния), также реализуется через придание судебным актам свойства исключительности.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК РФ наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению служит основанием прекращения уголовного преследования в отношении данного лица. Таким образом, исключительность приговора, иного судебного решения служит гарантией против повторного уголовного преследования, осуждения и наказания лица, в отношении которого по данному обвинению уже вынесено судебное решение. Равным образом недопустимо осуществление производства о применении принудительных мер медицинского характера или воспитательного воздействия, если ранее лицо уже подвергалось уголовному преследованию или применению данных мер уголовно-правового характера в связи с совершением того же деяния и соответствующее судебное решение сохраняет свою силу.

Судя по формулировке приведенного выше основания прекращения уголовного преследования, законодатель запрещает осуществление уголовно-процессуальной деятельности только тогда, когда она ведется в отношении того же лица, которое ранее подвергалось уголовному преследованию. В таком виде исключительность вступившего в законную силу судебного акта содержательно совпадает с запретом non bis in idem и может быть определена как свойство вступившего в законную силу приговора, определения или постановления суда, вследствие которого исключается, до отмены в установленном законом порядке данного решения, возможность осуществления повторного уголовного преследования, осуждения или наказания лица, а равно применения принудительных мер медицинского характера или воспитательного воздействия в связи с совершением данным лицом того же преступления (общественно опасного деяния).

Данный подход поддерживается и в юридической литературе. В частности, П.А. Лупинская прямо указывала, что исключительность приговора означает, что «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление»81.

Однако необходимо учитывать, что свойство исключительности по своему содержанию шире запрета non bis in idem. Данный запрет имеет «субъектный» характер - служит прежде всего гарантией прав лица, в отношении которого уже осуществлялось уголовное преследование и было принято итоговое решение по делу. Пределы же действия исключительности вступившего в законную силу судебного решения шире, так как оно предполагает запрет на осуществление уголовного преследования в отношении не только данного лица, но вообще любых лиц, если обвинение по своей фактической стороне совпадает с тем, которое ранее было разрешено вступившим в законную силу судебным решением.

Очевидно, в уголовно-процессуальном законе должен содержаться комплекс нормативных предписаний, не только обеспечивающих реализацию запрета non bis in idem, но также препятствующих осуществлению уголовно-процессуальной деятельности с целью выяснения обстоятельств и разрешения правовых вопросов, которые ранее уже были установлены и разрешены вступившим в законную силу судебным решением. При таком подходе исключительность следует определить как присущее всем вступившим в законную силу судебным решениям свойство, в силу которого разрешенные в нем правовые вопросы не могут быть предметом рассмотрения ни органов предварительного расследования, ни какого-либо иного суда, кроме вышестоящего.

Из этого общего правила есть лишь одно исключение. В частности, свойством исключительности не обладает оправдатель

81 Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство и практика. С. 53.

ный приговор, постановленный на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления), а также вынесенные по тому же основанию постановление или определение о прекращении уголовного преследования. В данном случае наличие вступивших в законную силу судебных решений не препятствует осуществлению уголовного преследования в отношении других лиц, а также их осуждению или применению к ним иных уголовно-правовых мер. Уголовно-процессуальный закон предусматривает обязанность суда, вынесшего по данным основаниям приговор, определение или постановление, решить вопрос о направлении руководителю следственного органа или начальнику органа дознания уголовного дела для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (ч. 3 ст. 306 УПК РФ). Таким образом, предполагается, что при наличии вступившего в законную силу приговора, определения или постановления суда по тому же уголовному делу может быть вынесено новое итоговое решение, но только в отношении другого лица.

Свойством исключительности в полной мере обладают решения о прекращении уголовного дела, выносимые судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, а также судом, рассматривавшим вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Вынесение вышестоящим судом такого решения исключает в будущем осуществление повторного уголовного преследования, а равно осуждение, наказание или применение принудительных мер медицинского характера или воспитательного воздействия в отношении того же лица в связи с совершением того же преступления (общественно опасного деяния).

Что же касается решений данных судебных инстанций, которыми отменяются приговор, определение или постановление нижестоящими судами, а уголовное дело возвращается прокурору или направляется на новое судебное рассмотрение в нижестоящую судебную инстанцию, то такие решения свойством исключительности не обладают. Их вынесение не препятствует в будущем повторному рассмотрению данного уголовного дела теми же апелляционной, кассационной или надзорной инстанцией либо судом, рассматривавшим вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Не препятствует предыдущее рассмотрение уголовного дела в апелляционном, кассационном или надзорном порядке и его рассмотрению той же судебной инстанцией в порядке возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (ч. 2 ст. 417, п. 8 ч. 1 ст. 417 УПК РФ)82.

Сложнее решается вопрос об исключительности судебных решений апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, которыми обжалуемое судебное решение оставлено в силе или изменено. Как будет показано ниже, в подобных ситуациях уголовно-процессуальный закон повторное рассмотрение уголовного дела запрещено только в суде кассационной инстанции, а судами апелляционной (ст. 389.36 УПК РФ) и надзорной (п. 5 ч. 3 ст. 412.1 УПК РФ) инстанций - допускается, из чего следует заключить, что свойство исключительности решений, выносимых этими судебными инстанциями, существенно ограничено.

1. Так, согласно ст. 389.36 УПК РФ, если апелляционная жалоба осужденного, его защитника или законного представителя, потерпевшего, его законного представителя или представителя либо представление прокурора поступили тогда, когда уголовное дело в отношении этого осужденного уже рассмотрено по апел

82 Заметим, что данное положение критикуется В.А. Давыдовым, по мнению которого, «наделение суда правом пересмотра своих собственных решений, означает не что иное, как отказ от справедливого, независимого, объективного и беспристрастного правосудия, поскольку пересмотр судебного акта ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств хотя бы и под углом зрения обстоятельств, которые ранее не были в поле зрения суда, в любом случае сопряжен с проверкой его законности и обоснованности» (см.: Давыдов В. А. Возобновление уголовного судопроизводства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2011. С. 35). Впрочем, данное суждение не распространяется на пересмотр Президиумом Верховного Суда РФ своих постановлений. Такой пересмотр В.А. Давыдов рассматривает как «исключение из общего правила, обусловленное особым правовым статусом высшей (конечной) судебно-надзорной инстанции» (см.: Там же. С. 27).

ляционным жалобе или представлению другого участника уголовного судопроизводства, судом апелляционной инстанции проводится повторное рассмотрение уголовного дела.

При повторном рассмотрении дела суд апелляционной инстанции может вынести новое решение, прямо противоречащее ранее вынесенному апелляционному приговору, определению или постановлению. В этом случае суд разъясняет участникам уголовного судопроизводства право обжаловать вновь вынесенное апелляционное решение в порядке, установленном гл. 47.1 УПК РФ.

В юридической литературе обоснованно обращается внимание на неразрешенность вопроса о том, насколько в рамках указанного повторного пересмотра суд апелляционной инстанции должен принимать во внимание преюдициальную силу ранее вынесенного апелляционного решения, не отмененного в установленном законом порядке и олицетворяющего акт правосудия83.

Здесь следует заметить, что по буквальному смыслу закона не все решения суда апелляционной инстанции обладают свойством преюдициальности: по результатам рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке суд может вынести постановление, определение и приговор (ч. 2 ст. 389.20 УПК РФ), и из этих судебных решений, по буквальному смыслу ст. 90 УПК РФ, только приговору придается преюдициальное значение. Следовательно, выводами, содержащимися в постановлении или определении суда апелляционной инстанции, суд при повторном рассмотрении уголовного дела не связан, то есть проблема преюдиции (точнее, затруднение, связанное с ее применением) возникает лишь в том случае, если при первоначальном рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции был вынесен приговор. Решить данную проблему затруднительно, но ее можно снять, рассматривая положения ст. 389.36 УПК РФ как прямое исключение из ст. 90 УПК РФ, то есть исходя из того, что при повторном рассмотрении уголовного дела в порядке ст. 389.36 УПК РФ суд апел

83 Потапов В. Д. Основные начала проверки судебных решений в контрольно-проверочных стадиях и производствах уголовного судопроизводства России : монография. М., 2012. С. 303.

ляционной инстанции не связан выводами, содержащимися в вынесенном до этого приговоре.

Если первоначальные приговор, определение или постановление суда апелляционной инстанции не имеют преюдициального значения, то ничто не мешает суду апелляционной инстанции при повторном рассмотрении уголовного дела вынести решение, существенно отличающееся по своим выводам от первоначального. При этом возможно возникновение ситуации, когда законной силой будут обладать несколько противоречащих друг другу судебных акта. Получается, что закон не только не обеспечивает надежными гарантиями свойство исключительности решений суда второй инстанции, но, напротив, прямо регламентирует процедуру, реализация которой приводит к «сосуществованию» противоречащих судебных решений.

Обжалование вынесенного в ходе повторного апелляционного производства судебного акта, в случае его противоречия первоначальному апелляционному решению, осуществляется в кассационном порядке в соответствии с положениями гл. 47.1 УПК РФ (ч. 2 ст. 389.36 УПК РФ).

Поставив пересмотр соответствующих судебных решений в зависимость от усмотрения сторон, от которых зависит - обратиться в суд кассационной инстанции или воздержаться от обжалования, законодатель придал механизму устранения противоречий между вступившими в законную силу судебными актами диспозитивный характер. Такой подход представляется спорным. Ведь если стороны не воспользуются своим правом и не обжалуют второе апелляционное определение, то взаимоисключающие друг друга судебные решения сохранят свою силу. Данное положение, как верно замечает Л.В. Никитина, искажает все представления о действии принципа законности в уголовном судопроизводстве84.

Диспозитивный механизм устранения противоречий между судебными актами противоречит также правовой позиции Кон

84 Никитина Л. В. Справедливость решений суда второй и надзорной инстанций // Вестник СГАП. 2005. № 3. С. 47.

ституционного Суда РФ, который в Постановлении от 21 декабря 2011 г. № 30-П прямо указал на то, что «не отрицается, а, напротив, предполагается необходимость пересмотра решений, вступивших в законную силу, с тем чтобы в правовой системе не могли иметь место судебные акты, содержащие взаимоисключающие выводы».

Вызывает недоумение и позиция законодателя, ориентирующего суды на разъяснение участникам уголовного судопроизводства права обжалования не первоначального, а именно вновь вынесенного решения, хотя очевидно, что последнее должно быть правильнее первого.

В юридической литературе высказываются предложения об изменении порядка пересмотра противоречивых решений суда второй инстанции. Так, по мнению М.В. Мерзляковой и А.Д. Прошля- кова, проверка правильности судебных решений и их отмена в порядке надзора в указанных случаях могла бы осуществляться по инициативе судей, их постановивших85. Схожее решение было предложено Л.Д. Калинкиной, которая полагает, что во избежание конкуренции решений суда второй инстанции последнему надлежало бы направлять дело председателю суда, правомочному возбуждать надзорное производство (данная рекомендация была сформулирована до внесения в УПК РФ изменений Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ. - И. Д.), с тем, чтобы состоявшееся определение было отменено, а все жалобы и представления были рассмотрены судом надзорной инстанции одновременно с учетом доводов вновь поступивших жалоб и представлений участников уголовного судопроизводства86.

Возложение на судей права (и обязанности) инициировать пересмотр соответствующих судебных решений, бесспорно, при

85 См.: Мерзлякова М. В. Пересмотр вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений в порядке надзора : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2008. С. 23 ; Мерзлякова М. В., Прошляков А. Д. Пересмотр вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений в порядке надзора. М., 2011. С. 82.

86 Калинкина Л. Д. Повторное производство в российском уголовном процессе : монография. Саранск, 2010. С. 213.

дало бы процедуре устранения противоречий между судебными актами искомый публично-правовой характер. Однако обжал ова- ние судьями в вышестоящую судебную инстанцию собственных решений представляется несовместимым с принципом состяза- тельности87.

Надо сказать, что сам выбор законодателем формы пересмотра противоречащих друг другу судебных решений - в кассационном порядке - представляется ошибочным. Вынесение при повторном рассмотрении уголовного дела судом второй инстанции решения, противоречащего первоначальному, далеко не всегда обусловлено допущенной судом ошибкой. Более вероятной причиной расхождения выводов в решениях, вынесенных в результате неоднократного пересмотра дела судом второй инстанции, является выяснение при повторном рассмотрении уголовного дела таких обстоятельств, которые не были установлены ранее, при первоначальном рассмотрении дела.

В связи с этим в качестве более адекватной формы пересмотра вступивших в законную силу решений суда второй инстанции с целью устранения имеющихся между ними противоречий в юридической литературе предлагается использовать возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств88.

Однако есть и иной вариант решения рассматриваемой проблемы, представляющийся нам наиболее оптимальным. Речь идет об установлении такого процессуального порядка, который позволит не устранять противоречия между уже вынесенными решениями, а исключит саму возможность вынесения таких решений. Для этого необходимо наделить суд апелляционной инстанции полномочием в случае поступления апелляционных жалоб и представлений после рассмотрения данного уголовно

87 См. подробнее: Дикарев И. Право субъектов, ведущих уголовный процесс, на принесение ходатайств в порядке надзора // Уголовное право. 2011. № 1. С. 59-60.

88 Потапов В. Д. Право заинтересованных лиц на рассмотрение по существу повторных жалоб в суд вышестоящей инстанции // Российский следователь. 2012. № 17. С. 11.

го дела самостоятельно, в ходе повторного рассмотрения уголовного дела, отменять ранее вынесенные им апелляционные приговор, определение или постановление.

При этом в возможности отмены судом своих собственных решений нет ничего такого, что в корне противоречило бы природе состязательного судопроизводства. В юридической науке даже выработан специальный термин, обозначающий случаи возложения законодателем обязанности исправления судебных ошибок на суд, вынесший судебное решение, - самопомощь.

Например, по Уставу уголовного судопроизводства Германской Империи 1877 г. требования возобновления производства оконченного вошедшим в законную силу приговором разрешались тем судом, приговор которого оспаривался (§ 407)89.

В современном гражданском процессе России вступившие в законную силу судебные постановления пересматриваются по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судом, принявшим это постановление (ст. 393 ГПК РФ). Кроме того, суд, вынесший заочное решение, вправе по заявлению стороны отменить это решение и возобновить рассмотрение дела по существу (гл. 22 ГПК РФ). В уголовном процессе полномочием пересматривать собственные решения наделен Президиум Верховного Суда РФ (п. 5 ч. 3 ст. 412.1 УПК РФ).

В связи с этим, как представляется, ст. 389.36 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «В случае, если после рассмотрения судом уголовного дела в апелляционном порядке поступают апелляционная жалоба, представление, суд апелляционной инстанции повторно рассматривает данное уголовное дело, отменяет приговор, определение или постановление суда апелляционной инстанции и выносит новое апелляционное решение».

Одновременно введение предлагаемого порядка должно сопровождаться изменением нормативных предписаний, содержащихся в гл. 9 УПК РФ. Необходимо ч. 2 ст. 63 УПК РФ после

89 См.: Устав уголовного судопроизводства для Германской империи с законом о введении его в действие 1 февраля 1877 г. С. 78-79.

слов «вынесенного с его участием» дополнить словами «за исключением случаев, предусмотренных ст. 389.36 настоящего Кодекса».

Надо заметить, что в уголовно-процессуальной литературе встречаются категорические возражения против повторного рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции, поскольку судья, высказавший ранее публично свою позицию по существу дела, должен подлежать отводу90. Думается, данное правило не должно распространяться на случаи, предусмотренные ст. 389.36 УПК РФ. Поскольку изменяется предмет судебного разбирательства, определяемый изложенными в обращениях сторон доводами, суд не пересматривает свое собственное, ранее вынесенное решение. Он рассматривает и разрешает новые требования, опирается в своих выводах на дополнительные материалы, которых не было в его распоряжении при первоначальном рассмотрении дела, то есть по сути разбирает дело в том объеме, в котором оно рассматривалось бы, поступи все жалобы и представления своевременно. И если при повторном рассмотрении дела должно быть принято иное решение, нежели первоначальное, у судей не будет психологических препятствий для его вынесения, ведь такой исход является следствием объективных причин, а не субъективной ошибки суда.

Кроме того, запрет повторного рассмотрения уголовного дела судом в уголовном процессе не является абсолютным: закон допускает исключения из него применительно к производству в суде надзорной инстанции (п. 5 ч. 3 ст. 412.1 УПК РФ), почему же не допустить подобных исключений и в апелляционном производстве? 91

2. Говоря об исключительности решений судов кассационной инстанций, необходимо обратить внимание на то, что

90 Потапов В. Д. Основные начала проверки судебных решений в контрольно-проверочных стадиях и производствах уголовного судопроизводства России. С. 293.

91 См.: Дикарев И. С. Преодоление противоречий между решениями суда апелляционной инстанции в уголовном процессе // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. 2014. № 3. С. 121-125.

пересмотр вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда построен на начале инстанционности (ст. 401.3 УПК РФ).

Советский уголовно-процессуальный закон допускал возможность неоднократной проверки судебных решений одной и той же судебно-надзорной инстанцией.

Судебная практика исходила из недопустимости повторного рассмотрения надзорной инстанцией протестов лишь в отношении одних и тех же лиц (осужденных, оправданных). Пленум Верховного Суда СССР указывал: «Суд надзорной инстанции вправе вторично рассмотреть дело по протесту в отношении лишь тех осужденных (оправданных), о которых ранее им решение не при- нималось»92. Аналогичное разъяснение было дано и Пленумом Верховного Суда СССР в постановлении от 5 апреля 1985 г. № 2 «О применении судами законодательства, регламентирующего пересмотр в порядке надзора приговоров, определений, постановлений по уголовным делам»93. Комментируя позицию Верховного Суда СССР, Е.А. Смоленцев писал: «Это разъяснение расширяет полномочия надзорной инстанции, в большей мере отвечает задачам социалистического правосудия по обеспечению правовых гарантий осужденных (оправданных), в отношении которых данной надзорной инстанцией решение не принималось. Такие лица не должны лишаться права обращаться в ближайшую, наиболее доступную надзорную инстанцию лишь потому, что она уже принимала решение в отношении иного лица»94.

В условиях ревизионного начала суд надзорной инстанции был обязан проверять дело полностью (то есть в отношении и тех осужденных, протест о которых не вносился). С тем, чтобы не лишать осужденных, ранее не обжаловавших судебные решения по делу, возможности обратиться с соответствующей жалобой в будущем,

92 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР (1924-1977 гг.) / гл. ред. Е. А. Смоленцев. М., 1978. Ч. 2. С. 362.

93 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР (1924-1986 гг.) / под общ. ред. В. И. Теребилова. М., 1987. С. 839.

94 Смоленцев Е. Повышать уровень работы судов надзорной инстанции // Социалистическая законность. 1985. № 11. С. 5.

в судебной практике укоренился подход, при котором позиция в отношении таких осужденных выражалась в решении суда надзорной инстанции лишь в том случае, когда возникала необходимость в отмене или изменении приговора о них (и только по основаниям, не связанным с ухудшением их положения). Во всех прочих случаях надзорная инстанция не принимала в отношении осужденных, протест о которых не приносился, никакого решения.

Таким образом, в советском уголовном процессе суд надзорной инстанции мог вторично рассмотреть уголовное дело по протесту, принесенному в отношении осужденных (оправданных), о которых ранее ни им, ни вышестоящим судом решение не при- нималось95. Исключительность постановлений и определений суда надзорной инстанции ограничивалась запретом повторного рассмотрения уголовного дела в отношении осужденных (оправданных), о которых уже принималось решение тем же или вышестоящим судом. Тем самым гарантировалась недопустимость вынесения по одним и тем же правовым вопросам противоречащих друг другу судебных решений.

В настоящее время исключительность решений суда кассационной инстанции, вынесенных по результатам рассмотрения уголовного дела в судебном заседании (ст. 401.14 УПК РФ), проявляется прежде всего в недопустимости повторного рассмотрения уголовного дела той же судебной инстанцией (за исключением случаев, когда кассационная инстанция отменяет состоявшиеся судебные решения, а уголовное дело возвращает прокурору или направляет на новое судебное рассмотрение в нижестоящую судебную инстанцию).

Такой порядок определен нормами уголовно-процессуального права, устанавливающими инстанционность пересмотра вступивших в законную силу судебных решений (ч. 2 ст. 401.3 УПК РФ).

В теории уголовного судопроизводства при определении инстан- ционности акцент делается, как правило, на недопустимости пере

95 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / под общ. ред. В. М. Лебедева ; науч. ред. В. П. Божьев. М., 1996. С. 477.

смотра уголовного дела вышестоящей судебной инстанцией до того, как его пересмотрит нижестоящая судебная инстанция96. «Судебная ошибка, - говорилось в одном из учебников по уголовному процессу, - должна быть по возможности исправлена той надзорной инстанцией, которая непосредственно осуществляет надзор за судом, ее допустившим»97. Вместе с тем положения, устанавливающие ин- станционный порядок пересмотра вступивших в законную силу судебных решений, служат одновременно нормативной основой запрета повторного рассмотрения уголовного дела судебной инстанцией, которая ранее уже вынесла по этому делу решение.

Примером нарушения данного положения, допущенного еще в период действия гл. 48 УПК РФ, является уголовное дело в отношении Б., осужденного Октябрьским районным судом города Калининграда за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ. Данное уголовное дело было пересмотрено 11 октября 2010 г. по надзорному представлению и. о. прокурора Калининградской области в надзорном порядке Президиумом Калининградского областного суда, который своим постановлением смягчил назначенное судом первой инстанции наказание. Позднее, 22 ноября 2010 г., президиум Калининградского областного суда вновь рассмотрел данное дело по жалобе осужденного Б., которая была оставлена без удовлетворения. Как указала Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, президиум Калининградского областного суда, рассмотрев 22 ноября 2010 г. надзорную жалобу осужденного Б. на приговор Октябрьского районного Суда города Калининграда и кассационное определение судебной коллегии Калининградского областного суда и оставив их без изменения, не учел, что указанные судебные решения уже пересматривались им в порядке надзора 11 октября 2010 г. и были изменены. Следовательно, президиум областного суда нарушил положения п. 2 ст. 403 УПК РФ, в связи с чем поста

96 См., напр.: Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / под ред. д-ра юрид. наук, проф., Председателя Верховного Суда РФ В. М. Лебедева. М., 2004. С. 305 (автор гл. 18 - В. И. Радченко).

97 Уголовный процесс / отв. ред. Н. С. Алексеев [и др.]. С. 471.

новление от 22 октября 2010 г. было отменено Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ98.

3. Президиум Верховного Суда РФ является высшей судебной инстанцией страны, рассматривающей жалобы и представления на вступившие в законную силу приговоры, определения и постановления суда в порядке надзора. Отсутствие судебной инстанции более высокого уровня приводило к тому, что сначала советский, а затем и российский законодатель на протяжении долгого времени никак не регламентировал механизм пересмотра вынесенных Президиумом Верховного Суда РФ судебных решений. Вопрос, однажды разрешенный высшей судебной инстанцией страны, ни при каких обстоятельствах не мог быть повторно рассмотрен в судебном порядке.

Сложившееся положение противоречило правовой позиции Конституционного Суда РФ, считающего, что право на судебную защиту не только не исключает, но, напротив, предполагает возможность исправления судебных ошибок и после рассмотрения дела в той судебной инстанции, решение которой отраслевым законодательством признается окончательным в том смысле, что в обычной процедуре это решение не может быть изменено99. Конституционный Суд РФ неоднократно отмечал, что ограничение возможности пересмотра судебных решений, не отвечающих требованиям законности, обоснованности и справедливости, имеет следствием нарушение баланса в защите таких конституционных ценностей, как справедливость и правовая определенность, влекущее причинение вреда гарантируемым Конституцией РФ правам и свободам человека и гражданина. Судебное решение, если существенно значимые обстоятельства события, являющегося предметом исследования по уголовному делу, отражены в нем неверно, не может рассматриваться как справедливый акт

98 Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 2011 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 5. С. 38.

99 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 11 мая 2005 г. № 5-П // Российская газета. 2005. 20 мая.

правосудия и должно быть исправлено независимо от того, что послужило причиной его неправосудности - неправомерные действия судьи, судебная ошибка или иные обстоятельства, объективно влияющие на законность, обоснованность и справедливость судебного акта100.

До 1996 г. постановления, выносимые Президиумом Верховного Суда РФ, независимо от качества содержащихся в них решений, фактически не могли выступать объектом проверки, что приводило к существенному ограничению права граждан на судебную защиту. Подаваемые в порядке надзора жалобы граждан на решения Президиума Верховного Суда РФ не рассматривались. Из закона вытекал абсолютный запрет проверки в надзорном порядке уголовного дела, которое ранее было рассмотрено высшей судебно-надзорной инстанцией - Президиумом Верховного Суда РФ.

Рассматривая данную проблему, Конституционный Суд РФ (Постановление от 2 февраля 1996 г. № 4-П101) исходил из того, что установление уголовно-процессуальным законом конечной су- дебно-надзорной инстанции, решения которой не подлежат пересмотру в порядке надзора, само по себе не должно влечь за собой отказа в праве на судебную защиту для граждан, чьи права нарушены в результате судебной ошибки, поскольку наряду с обычными предусмотрены и дополнительные способы защиты этих прав в процедуре возобновления дел.

Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что процедурой, в рамках которой могут устраняться судебные ошибки, содержащиеся в решениях высшей судебной инстанции, должно выступать возобновление уголовных дел по вновь открывшимся обстоятельствам. При этом обязанность проверять вступившие в законную силу судебные решения была возложена на вынесший их Президиум Верховного Суда РФ.

100 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 16 мая 2007 г. № 6-П // Российская газета. 2007. 2 июня.

101 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. № 4-П // Собрание законодательства РФ. 1996. № 7. Ст. 701.

Анализируя новый порядок проверки правосудности постановлений Президиума Верховного Суда РФ, некоторые исследователи пришли к выводу, что возобновление уголовных дел ввиду новых обстоятельств следует в данном случае рассматривать как разновидность процедуры стадии пересмотра уголовного дела в порядке надзора102. С этой позицией вряд ли можно согласиться - скорее необходимо говорить о приспособлении одной процессуальной формы для решения задач, стоящих перед другой, которая в силу определенных причин оказалась неприменимой.

Надо заметить, что предложенный Конституционным Судом РФ вариант разрешения проблемы является вполне традиционным для истории правосудия. Издревле отсутствие вышестоящего суда предполагало, передачу функции пересмотра решения тому же суду, который его вынес. Так, например, приговоры древнегреческого суда гелиэи не подлежали обжалованию, однако, если осужденный путем ряда процессов доказывал ложность свидетельских показаний или то, что он не был призван в суд либо не явился туда по уважительной причине, решение гелиэи отменялось и дело рассматривалось вновь этим же судебным органом103.

Возможность использования для проверки правосудности постановлений Президиума Верховного Суда РФ процедуры возобновления уголовных дел было обусловлено тем, что этот порядок по своей сути является механизмом, дополняющим все обычные способы обеспечения правосудности приговоров, имеет резервное значение и используется, когда не применимы или были исчерпаны другие средства процессуально-правовой защиты. В связи с этим, по мнению Конституционного Суда РФ, выраженному в Постановлении от 2 февраля 1996 г. № 4-П, на процедуру возобновления уголовных дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств не распространяются некоторые существенные

102 Мерзлякова М. В., Прошляков А. Д. Пересмотр вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений в порядке надзора. С. 61.

103 Чельцов-Бебутов М. А. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. СПб., 1995. С. 114.

процессуальные условия, присущие обычному порядку судопроизводства: нет такой судебной инстанции, решения которой считались бы окончательными и не могли бы пересматриваться; не действуют ни запрет пересмотра той же самой инстанцией ее собственных решений, ни запрет повторного участия судей в рассмотрении дела.

Однако в рассматриваемый период уголовно-процессуальный закон не предусматривал оснований возобновления уголовных дел, применение которых позволило бы исправлять допускаемые Президиумом Верховного Суда РФ судебные ошибки. Решение этой проблемы стало возможным опять-таки благодаря вмешательству Конституционного Суда РФ, который в Определении от 9 апреля 2002 г. № 28-0104 указал, что процессуальный закон, устанавливая порядок возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам, не может вводить такое ограничение круга оснований для возобновления дела и такое ограничение полномочия судов по проверке этих оснований, которые делали бы невозможным исправление допущенных судебных ошибок и восстановление нарушенных прав и законных интересов граждан и иных лиц. В связи с этим действовавшее в тот период положение п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР, ограничивавшее круг оснований к возобновлению уголовного дела лишь обстоятельствами, «неизвестными суду при постановлении приговора или определения», было признано не соответствующим Конституции РФ, поскольку оно препятствовало исправлению судебных ошибок в случаях исчерпания возможностей судебного надзора. Одновременно Конституционный Суд РФ обратил внимание Федерального собрания на то, что при принятии нового уголовно-процессуального законодательства и определении в нем процессуальных форм и средств исправления судебных ошибок по уголовным делам необходимо исходить из недопустимости снижения уровня гарантий прав и свобод граждан, предусмотренных действующим законодательством и Постановлением Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. № 4-П.

104 См.: Собрание законодательства РФ. 2002. № 17. Ст. 1719.

Законодатель учел сформулированные Конституционным Судом РФ правовые позиции при разработке УПК РФ 2001 года. Согласно ч. 1 ст. 413 УПК РФ вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. При этом перечень новых обстоятельств оставлен открытым за счет указания на «иные новые обстоятельства». Под этими «иными новыми обстоятельствами» судебной практикой понимались, во-первых, новые и неизвестные суду или лицу, производившему расследование по уголовному делу, обстоятельства, незнание которых привело их к добросовестному заблуждению о подлинном характере обстоятельств преступления и принятию необоснованного или незаконного решения; во-вторых, иные новые или вновь открывшиеся обстоятельства, неоспоримо доказывающие неправосудность вынесенного по делу решения105. При этом в ч. 2 ст. 417 УПК РФ появилось специальное указание на то, что предыдущее рассмотрение уголовного дела в кассационном порядке или в порядке надзора не препятствует его рассмотрению той же судебной инстанцией в порядке возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (позднее, в связи с изменением порядка пересмотра постановлений Президиума Верховного Суда РФ редакция данной нормы была изменена Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ). Тем самым были созданы условия для неоднократного рассмотрения одного и того же уголовного дела Президиумом Верховного Суда РФ и использования в качестве процессуальной формы устранения допущенных Президиумом судебных ошибок процедуры возобновления уголовных дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

В связи с возможностью пересмотра постановлений Президиума Верховного Суда РФ присущее этим решениям свойство исключительности утратило абсолютный характер.

105 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. В. М. Лебедева ; науч. ред. В. П. Божьев. М., 2002. С. 684 (автор комментария к гл. 49 УПК РФ - В. К. Бобров).

Принятие Федерального закона от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ ознаменовалось коренной ломкой выработанного к этому времени порядка пересмотра постановлений Президиума Верховного Суда РФ. Законодатель отказался от использования для этих целей процедуры возобновления уголовных дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, предусмотрев возможность обжалования заинтересованными лицами указанных решений в Президиум Верховного Суда РФ в надзорном порядке (п. 5 ч. 3 ст. 412.1 УУПК РФ).

Именно полномочием Президиума Верховного Суда РФ пересматривать собственные постановления объясняется отсутствие в гл. 48.1 УПК РФ, регламентирующей производство в суде надзорной инстанции, запрета на принесение повторных и новых надзорных жалоб, представления106 - такой запрет парализовал бы механизм самоконтроля Президиума Верховного Суда РФ, сделал бы его объективно невозможным.

Новации Федерального закона от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ не нашли поддержки среди ученых-процессуалистов, многие из которых считают неверным решение законодателя использовать для пересмотра постановлений Президиума Верховного Суда РФ надзорный порядок.

Так, Н.Н. Ковтун отмечает, что при вынесении на повторный пересмотр решений Президиума Верховного Суда РФ отсутствует законный состав суда, ибо большинство членов Президиума уже выполняли обязанности судей в ходе первичной про- верки107. По его мнению, ранее действовавшая процедура пере

106 В этой связи мы не можем согласиться с В.Д. Потаповым, по мнению которого, в суде надзорной инстанции действует категорический запрет на внесение и рассмотрение повторных надзорных обращений (см.: Потапов В. Д. Право заинтересованных лиц на рассмотрение по существу повторных жалоб в суд вышестоящей инстанции. С. 9 ; Его же. Основные начала проверки судебных решений в контрольно-проверочных стадиях и производствах уголовного судопроизводства России. С. 132).

107 Ковтун Н. Н. Основные начала проверки судебных решений в уголовном процессе России - стереотипизация правовых установок // Юридическая техника. 2011. № 5. С. 224.

смотра таких постановлений (в порядке гл. 49 УПК РФ), хотя и имела недостатки, связанные прежде всего с отсутствием должной законодательной регламентации, но была «оправдана и объяснима»108.

В.Д. Потапов прямо высказывается за исключение из УПК РФ надзорного пересмотра Президиумом Верховного Суда РФ своих собственных решений, считая, что судебная защита должна обеспечиваться посредством процедуры возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств109.

Высказывают возражения против нового порядка пересмотра постановлений Президиума Верховного Суда РФ и другие ис- следователи110.

Очевидно, исходным условием регламентации порядка пересмотра постановлений Президиума Верховного Суда РФ является то, что в силу отсутствия вышестоящей судебной инстанции, кроме самого Президиума исправить судебную ошибку объективно некому. Следовательно, законодатель изначально вынужден отступать от сформулированного еще в римском праве требования «nemo judex in propria causa» («никто не судья в собственном деле»). При этом следует признать, что такое отступление является вынужденным и оправданным, ведь без этого невозможно обеспечить право личности на судебную защиту.

И здесь важное значение приобретает то обстоятельство, что как в российской, так и в зарубежной процессуальных доктринах допускается пересмотр судебного решения вынесшим его судом в связи с новыми или вновь открывшимися обстоятельствами.

108 См.: Ковтун Н. Н. Апелляционное, кассационное и надзорное производство по уголовным делам в контексте соответствия международно-правовому стандарту // Международное уголовное право и международная юстиция. 2012. № 3. С. 3-9.

109 Потапов В. Д. Право заинтересованных лиц на рассмотрение по существу повторных жалоб в суд вышестоящей инстанции. С. 10.

110 Туганов Ю. Н., Аулов В. К., Карикова Е. А. Основания отмены и изменения судебных решений по уголовным делам в практике судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций : монография. М., 2014. С. 144.

В качестве примера достаточно привести положения гражданского процессуального законодательства, традиционно возлагающие обязанность пересмотра вступившего в законную силу решения по вновь открывшимся или новым обстоятельствам на суд, вынесший это решение (ст. 333.1 ГПК РСФСР, ст. 393 ГПК РФ).

В уголовно-процессуальном законодательстве данный вопрос урегулирован несколько иначе. И в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г., и в уголовно-процессуальных кодексах советского периода, а затем и в действующем УПК РФ 2001 г. вопрос о возобновлении уголовного дела ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств отнесен к компетенции суда, вышестоящего по отношению к тому, который вынес оспариваемое судебное решение. Однако идея о возможности возобновления производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств судом, вынесшим оспариваемое решение, все же находила реализацию в уголовно-процессуальном законодательстве. Так, согласно ч. 3 ст. 388 УПК РСФСР 1960 г. предыдущее рассмотрение дела в кассационном порядке или в порядке надзора не препятствовало его рассмотрению в той же судебной инстанции в порядке возобновления по вновь открывшимся обстоятельствам. В действующем уголовно-процессуальном законодательстве соответствующая норма закреплена в ч. 2 ст. 417 УПК РФ: «Предыдущее рассмотрение уголовного дела в апелляционном или кассационном порядке не препятствует его рассмотрению той же судебной инстанцией в порядке возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств».

Таким образом, и в уголовном процессе суд, вынесший оспариваемое решение, вправе пересмотреть его и возобновить производство по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Именно данное обстоятельство, как представляется, имеет решающее значение, склоняя исследователей при выборе формы пересмотра постановлений Президиума Верховного Суда РФ отдавать предпочтение процедуре, предусмотренной гл. 49 УПК РФ.

Однако необходимо принимать во внимание причины, которыми объясняется сохранение объективности и беспристрастности судом, пересматривающим собственное решение ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Как писал И.Я. Фойницкий, «бывают случаи, в которых с вопросом о пересмотре возбуждается вопрос не о виновной ошибке со стороны суда, а об ошибке, объясняемой складом процесса и могущей быть исправленной при изменении этого склада. Например, пересмотр может обусловливаться открытием новых обстоятельств, которые не имелись прежде в виду и которые вызвали бы иное решение, чем то, которое постановил уже суд. В таких случаях нет причин опасаться, что неверность не будет исправлена судом, постановившим первоначальное решение»111.

Н.А. Буцковский объяснял возможность исправления судьями собственных ошибок, вызванных неизвестностью им новых обстоятельств, тем, что в подобных случаях не задевается «самолюбие судей». В этом - коренное отличие от кассации, где приговоры исправляются «по случаю нарушения судьями закона или порядка судопроизводства, почему... есть основание не вверять тем же судьям пересмотр такого дела, по которому они вынуждены были бы исправлять собственные свои ошибки или отказываться от заявленных ими мнений»112.

Высказанные процессуалистами XIX столетия идеи не утратили актуальности и в наши дни. Возможность доверить суду пересмотр собственного решения ввиду вновь открывшихся обстоятельств по-прежнему объясняется тем, что при исправлении судебной ошибки, обусловленной неизвестностью нового обстоятельства, судья сохраняет объективность, ведь отмена приговора в этом случае не свидетельствует о его вине в недобросовестности, злоупотреблении или отсутствием у него должной квалификации.

111 Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. II. С. 525.

112 Буцковский Н. А. Очерк кассационного порядка отмены решений по судебным уставам 1864 г. // Очерки судебных порядков по уставам 20 ноября 1864 года. Соч. сенатора Н. Буцковского. СПб., 1874. С. 21.

Как писал Н.А. Громов, если судьи не виноваты в допущенной ошибке и их беспристрастность и компетентность не вызывает никаких сомнений, им можно доверить устранение ошибочного приговора, определения или постановления113. В другой своей работе Н.А. Громов писал: «Новизна факта или обстоятельства к моменту их открытия столь очевидна, что свидетельствует о непричастности суда к допущенной им ошибке при отправлении правосудия. И это не служит препятствием к возобновлению гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам судом, ранее рассматривавшим его»114. Данная позиция высказывается и в работах других авторов115.

Следовательно, допустимость пересмотра судом собственных решений ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств обусловлена спецификой оснований пересмотра вступивших в законную силу судебных решений: судьи могут объективно пересматривать собственное решение постольку, поскольку признание его ошибочности не свидетельствует об их собственной некомпетентности, недобросовестности или злоупотреблениях.

Но если перед судьями стоит задача исправления собственных судебных ошибок, вызванных фундаментальным нарушением уголовно-процессуального закона или неправильным применением уголовного закона, то применение для этих целей процедуры, предусмотренной гл. 49 УПК РФ, само по себе не способно нейтрализовать их заинтересованность и возможную необъективность. Соответственно, в качестве формы пересмотра постановлений Президиума Верховного Суда РФ процедура возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств ничем не предпочтительнее пересмотра в порядке надзора.

113 Громов Н. А. Суды, осуществляющие возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам // Проблемы реализации судебной реформы в России : сб. науч. ст. Вып. 1. Саратов, 1998. С. 125.

114 Громов Н. Нужна надежная система проверки судебных решений // Российская юстиция. 1995. № 2. С. 45.

115 См., напр.: Алиев Т. Т. Производство по вновь открывшимся обстоятельствам в гражданском судопроизводстве. М., 2007. С. 95-96.

В то же время нельзя не признать, что выбор законодателем именно надзорного порядка для пересмотра постановлений Президиума Верховного Суда РФ более соответствует сложившейся системе пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда.

Именно производство в суде надзорной инстанции предназначено для исправления судебных ошибок, вызванных неправильным применением норм уголовного права и существенными нарушениями процессуального закона, тогда как возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств нацелено на исправление ошибок, обусловленных неправильным установлением фактических обстоятельств дела. И для того, чтобы этот «водораздел» сохранялся, не следует допускать подмены одной формы пересмотра другой (что как раз имело место, когда Президиум Верховного Суда РФ, пересматривая свои постановления в порядке, установленном гл. 49 УПК РФ, фактически выполнял функции суда надзорной инстанции).

Что же касается объективности членов Президиума Верховного Суда РФ при пересмотре постановлений, содержащих судебные ошибки, вызванные фундаментальным нарушением уголовно-процессуального закона или неправильным применением уголовного закона, то она, как представляется, в достаточной мере обеспечивается высочайшей квалификацией членов Президиу- ма116 и коллегиальностью состава суда.

Помимо судебных решений, выносимых судами кассационной и надзорной инстанций по результатам рассмотрения уголовного дела в судебном заседании, на этих стадиях уголовного про

116 «Вероятно, - пишет А.В. Смирнов, - законодатель исходил здесь из того предположения, что высокий профессиональный уровень судей ВС РФ сам по себе служит достаточной гарантией против проявления ими предвзятости и необъективности при исправлении собственных ошибок» (см.: Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под общ. ред. А. В. Смирнова. Подготовлен для системы «КонсультантПлюс», 2012 (автор комментария к ст. 412.1 УПК РФ - А.В. Смирнов). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»).

цесса выносится еще один вид процессуальных решений, вопрос об исключительности которых решается в уголовно-процессуальной теории и на практике весьма неоднозначно. Речь идет о выносимых судьями постановлениях об отказе в передаче кассационных или надзорных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании соответственно суда кассационной инстанции или Президиума Верховного Суда РФ (п. 1 ч. 2 ст. 401.8, п. 1 ч. 2 ст. 412.5 УПК РФ).

Данный вопрос непосредственно связан с законодательной регламентацией последствий подачи в суды кассационной и надзорной инстанций повторных и новых жалоб, представлений. Так, например, в гл. 48.1 УПК РФ, регламентирующей производство в суде надзорной инстанции, запрет на принесение повторных и новых надзорных жалоб, представлений вообще отсутствует, что прямо свидетельствует об отсутствии свойства исключительности не только у постановлений Президиума, но и у «отказных» постановлений, выносимых судьями Верховного Суда РФ.

Согласно ст. 401.17 УПК РФ не допускается внесение повторных или новых кассационных жалобы, представления по тем же или иным правовым основаниям, теми же или иными лицами в тот же суд кассационной инстанции, если ранее эти жалоба или представление в отношении одного и того же лица рассматривались этим судом в судебном заседании либо были оставлены без удовлетворения постановлением судьи.

Недопустимость принесения повторных и новых жалобы, представления в суд кассационной инстанции после того, как данное дело уже рассматривалось в судебном заседании, вполне объяснимо. В этом правиле проявляется свойственное данной стадии уголовного процесса требование инстанционности, согласно которому после рассмотрения судом кассационной инстанции уголовного дела в судебном заседании дальнейшее обжалование состоявшихся по делу судебных решений возможно только в вышестоящую судебную инстанцию. Согласно п. 5 ч. 1 ст. 401.5 УПК РФ кассационные жалоба, представление, поданные с нарушением установленных ст. 401.3 УПК РФ правил подсудности, возвращаются лицу, их подавшему, без рассмотрения.

Новшества законодательной регламентации, привнесенные в процедуру пересмотра вступивших в законную силу судебных решений Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ, связаны с последствиями вынесения судьей, ведущим предварительное производство в суде кассационной инстанции, постановления об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции (п. 1 ч. 2 ст. 401.8 УПК РФ). По смыслу, придаваемому положению ст. 401.17 УПК РФ судебной практикой, вынесение судьей такого решения исключает возможность подачи заинтересованными лицами в отношении того же лица (осужденного, оправданного или лица, уголовное дело в отношении которого прекращено) не только повторных, но и новых кассационных жалоб или представлений.

Напомним, что ранее действовавший закон (ч. 1 ст. 412 УПК РФ) запрещал внесение в суд надзорной инстанции только повторных жалоб и представлений, не ограничивая право сторон и иных заинтересованных лиц на подачу новых жалоб и представлений.

Понятие повторных жалобы, представления было в свое время выработано Конституционным Судом РФ, который в Определении от 8 ноября 2005 г. № 401-0117 указал, что повторной надзорной жалобой, представлением следует считать жалобу, представление, принесенные по тому же делу, в отношении того же осужденного и по тем же основаниям, что и жалоба (представление), ранее оставленная без удовлетворения. Данная правовая позиция была воспринята Пленумом Верховного Суда РФ и воспроизведена в п. 23 постановления от 11 января 2007 г. № 1 «О применении судами норм главы 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих производство в надзорной инстанции»118.

Однако еще в период действия гл. 48 УПК РФ («Производство в надзорной инстанции») в судебной практике проявилась

117 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. № 401-О // Вестник Конституционного Суда РФ. 2006. № 2. С. 36-39.

118 См.: Российская газета. 2007. 20 янв.

тенденция признавать повторными «надзорные ходатайства, поданные хотя бы и по иным правовым основаниями, но которые в явной степени не требуют возбуждения надзорного производства». Несмотря на то что эта практика не соответствовала правовым позициям Конституционного Суда РФ и разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, она нашла поддержку среди ученых-процессуалистов. Так, П.А. Колмаков и И.И. Обухов, отмечая практические выгоды признания надзорных ходатайств повторными без учета указанных в них оснований отмены или изменения судебных решений, признали такой подход вполне разумным119.

Формулировка ст. 401.17, введенной в УПК РФ Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ, дала основание к истолкованию данной нормы как признающей повторными (а значит, не подлежащими рассмотрению судом) любых жалоб и представлений, поданных в отношении одного и того же лица, даже если в них содержатся ссылки на новые основания отмены или изменения обжалуемого судебного решения.

Как следствие, исходя из буквального смысла рассматриваемой нормы, получается, что если, например, прокурором в отношении осужденного было принесено кассационное представление, в передаче которого для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции судьей было отказано, то и сам осужденный лишается права подать жалобу в защиту своих собственных интересов, поскольку в отношении него жалоба (представление) уже рассматривалась. Аналогично, если жалобу на приговор подаст осужденный, и в передаче ее для рассмотрения в судебном заседании будет отказано, то это исключит в последующем возможность подачи как жалобы потерпевшим, так и представления прокурором.

В таких условиях постановление судьи об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции приобретает абсолютно исключительный характер.

119 См.: Колмаков П., Обухов И. О влиянии оснований отмены и изменения судебных решений на вывод о повторности надзорных жалобы или представления // Уголовное право. 2008. № 5. С. 86-90.

А.В. Смирнов считает такую регламентацию правильной. По его мнению, возложение на суд кассационной инстанции обязанности заново проверять судебные решения, которые уже были предметом его рассмотрения, в случае последующего обжалования их по новым основаниям теми самыми лицами, которые ранее уже обращались в этот суд с кассационными жалобами по тому же делу, привело бы к существенному и неоправданному возрастанию нагрузки на судебные органы. При этом отсутствие необходимости в новом рассмотрении кассационных жалоб и представлений, принесенных по иным основаниям, А.В. Смирнов объясняет тем, что «даже если заявитель не упоминает в жалобе или представлении какие-либо из кассационных оснований для отмены или изменения проверяемых судебных решений, предполагается, что суд (судья), всесторонне изучив обжалуемое решение в ревизионном порядке, уже сделал (обязан был сделать) вывод о наличии или отсутствии подобных оснований»120.

Такую точку зрения разделяют далеко не все исследователи. Нередко в юридической литературе положение ст. 401.17 УПК РФ рассматривается как препятствие для реализации права граждан на судебную защиту, принципов состязательности и равноправия сторон, в связи с чем высказываются предложения об изменении редакции данной нормы. Так, например, А.Н. Разинкина предлагает изложить ст. 401.17 УПК РФ следующим образом: «Внесение повторных кассационных жалоб или представлений по тому же делу, в отношении того же лица, по тем же основаниям в суд кассационной инстанции, ранее оставивший их без удовлетворения, не допускается»121.

Запрет обращения в суд кассационной инстанции не только с повторными, но и с новыми кассационными жалобами, представлениями рассматривается как препятствие судебной защите прав и участниками конкретных уголовно-процессуальных отношений,

120 См.: Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный).

121 См., напр.: Разинкина А. Проблемы правовой регламентации процедур пересмотра судебных актов в апелляционном и кассационном порядке // Законность. 2013. № 9. С. 10 ; и др.

некоторые из которых в этой связи обращаются в Конституционный Суд РФ.

В частности, конституционность ст. 401.17 УПК РФ была оспорена гражданами Д.В. Горячевым и Р.А. Стебой, ссылавшимися в своих обращениях на то, что данная норма не позволяет подавать новые кассационные жалобы по иным правовым основаниям в тот же суд кассационной инстанции, если ранее кассационная жалоба в отношении одного и того же лица рассматривалась этим судом в судебном заседании либо была оставлена без удовлетворения постановлением судьи этого суда, а также препятствует подаче кассационной жалобы в Верховный Суд РФ без ее предшествующего рассмотрения президиумом областного или равного ему по уровню суда.

Однако Конституционный Суд РФ счел, что ссылка судов в делах заявителей на ст. 401.17 УПК РФ, как не допускающую подачу новой или повторной кассационной жалобы, не может быть основанием для оценки конституционности самой по себе данной статьи. Рассматривая эту норму во взаимосвязи с положениями п. 2 и 5 ч. 2 ст. 401.3, п. 5 ч. 1 ст. 401.5, п. 1 ч. 2 и ч. 3 ст. 401.8 УПК РФ, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 25 марта 2014 г. № 8-П констатировал, что они не соответствовали Конституции РФ ранее - до внесения изменений в уголовно-процессуальное законодательство Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 382-ФЗ122, то есть когда вынесение судьей областного или равного ему по уровню суда постановления об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции препятствовало направлению кассационной жалобы в Верховный Суд РФ.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что Конституционный Суд РФ считает не противоречащей положениям Конституции РФ практику возвращения заявителям кассационных жалоб, представлений, содержащих ссылки на новые основания пересмот

122 См.: Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 382-ФЗ «О внесении изменений в статью 401.3 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2013. 30 дек.

ра судебных решений, если ранее эти же или иные лица уже подавали в отношении того же осужденного или оправданного кассационные жалобы, представления, в передаче которых для рассмотрения в судебном заседании было отказано постановлением судьи областного или равного ему по уровню суда. Видимо, Конституционный Суд РФ исходит из того, что в данной ситуации достаточной гарантией права на судебную защиту заинтересованных лиц выступает возможность подачи кассационных жалоб, представлений в соответствующую коллегию Верховного Суда РФ.

Такой подход представляется дискуссионным. По нашему мнению, ни право обращения в Верховный Суд РФ после отказа в передаче кассационных жалоб, представлений для рассмотрения в судебном заседании президиума областного или равного ему по уровню суда, ни тем более применение ревизионного порядка предварительного рассмотрения судьей поданных кассационных жалоб, представлений (на что указывает А.В. Смирнов), не могут компенсировать ограничение права заинтересованных лиц на судебную защиту, обусловленное запретом подачи в суд кассационной инстанции новых жалоб и представлений.

Относительно применения ревизионного начала в предварительном производстве в суде кассационной инстанции, необходимо отдавать себе отчет в том, что судья, изучающий кассационные жалобы и представления в порядке ст. 401.8 УПК РФ, не обязан, а только вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме. Следовательно, судья может этим правом и не воспользоваться. Кроме того, не исключено и вынесение судьей «отказного» постановления без истребования уголовного дела. Очевидно, что вынесенное в таком порядке решение не может служить достаточным основанием для пресечения повторных и новых обращений в этот же суд с жалобами и представлениями, приносимыми по другим основаниям и тем более - другими лицами.

Что же касается возможности обращения в вышестоящую судебную инстанцию - Судебную коллегию по уголовным делам или Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда РФ (такая возможность появилась у заинтересованных после того, как в п. 2 и 5 ч. 2 ст. 401.3 УПК РФ были внесены изменения Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 382-ФЗ), то здесь необходимо принять во внимание следующее.

Во-первых, такой порядок сопряжен с потерей времени, которая настолько существенна, что вряд ли совместима с принципом разумности сроков уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ). Напомним, что согласно ч. 2 ст. 401.9 УПК РФ в Верховном Суде РФ кассационные жалоба, представление рассматриваются в срок, не превышающий двух месяцев со дня их поступления, если уголовное дело не было истребовано, или - если дело было истребовано - в срок, не превышающий трех месяцев со дня их поступления (в который к тому же не включается период со дня истребования дела до дня его поступления в Верховный Суд РФ). При этом не следует забывать, что к моменту обращения в Верховной Суд РФ кассатором уже затрачено значительное время на рассмотрение кассационных жалобы, представления в областном или равном ему по уровню суде. В условиях лимитированного законом срока допустимости поворота к худшему (ст. 401.6 УПК РФ) право на судебную защиту может оказаться фактически не реализуемым. Очевидно, что в таких условиях шансы потерпевшего или прокурора добиться пересмотра судебных решений по основаниям, влекущим ухудшение положения стороны защиты существенно снижаются. Не следует упускать из виду, что обеспечение права каждого на справедливое судебное разбирательство его дела в разумный срок является неотъемлемой составляющей права на судебную защиту. И возможности добиться судебной защиты своих прав для стороны разрешаемого судом правового спора снижаются прямо пропорционально увеличению сроков судопроизводства.

Во-вторых, подача в Верховный Суд РФ всех повторных и новых жалоб, представлений, не удовлетворенных судьями областных и равных им по уровню судов, неизбежно приведет к перегруженности судей Верховного Суда РФ. Это сопряжено с риском снижения качества рассмотрения поступающих в Верховный Суд РФ кассационных жалоб и представлений, что, в свою очередь, негативно скажется на уровне судебной защиты прав граждан.

Наконец, в-третьих, судебные коллегии Верховного Суда РФ, будучи судами кассационной инстанции, также связаны положениями ст. 401.17 УПК РФ, в связи с чем и здесь право сторон на судебную защиту будет ограничено возможностью однократного обращения. В итоге стороны столкнутся в Верховном Суде РФ с теми же проблемами, которые не позволили им добиться пересмотра оспариваемых судебных решений в суде областного уровня.

В подобных условиях право на судебную защиту, в силу сложностей его практической реализации, становится иллюзорным - оно декларируется, но должным образом не обеспечивается.

Единственным решением данной проблемы представляется возврат к регламентации последствий принесения повторных и новых жалоб (представлений), действовавшей до внесения в УПК РФ изменений Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ. Только возвращение лицам, оспаривающим правосуд- ность вступившего в законную силу судебного акта, права подачи в суд кассационной инстанции новых жалоб и представлений может обеспечить должный уровень гарантированности права кассационного обжалования судебных решений.

Принуждение же участников судопроизводства обращаться с жалобами и представлениями в Верховный Суд РФ тогда, когда еще не исчерпаны возможности исправления судебной ошибки в суде областного уровня, лишает, по нашему мнению, пересмотр вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда качеств эффективного средства реализации права на судебную защиту. Подобная организация кассационного пересмотра судебных решений никак не согласуется со сформулированной Конституционным Судом РФ правовой позицией о том, что институциональные и процедурные условия пересмотра ошибочных судебных актов во всяком случае должны отвечать, помимо прочего, требованиям процессуальной экономии в использовании средств судебной защиты123.

Учитывая вышесказанное, в ст. 401.17 УПК РФ следовало бы внести изменения, изложив ее в такой редакции: «Не допускается внесение повторных или новых кассационных жалобы, представления в суд кассационной инстанции, рассмотревший уголовное дело в

123 Определение Конституционного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 1248-О // Вестник Конституционного Суда РФ. 2013. № 1. С. 74.

судебном заседании, а также повторных кассационных жалобы, представления в случае если ранее постановлением судьи было отказано в передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции ранее поданных по тем же основаниям и в отношении тех же лиц кассационных жалобы, представления».

Впрочем, независимо от того, поддержит законодатель высказываемые в юридической литературе предложения об изменении редакции ст. 401.17 УПК РФ или нет, судебная практика принятия решений по повторным и новым кассационным жалобам, представлениям нуждается в корректировке.

Дело в том, что складывающаяся в настоящее время практика применения ст. 401.17 УПК РФ, когда любые повторные и новые кассационные жалобы, представления возвращаются лицам, их подавшим, без рассмотрения, противоречит правовым позициям Конституционного Суда РФ.

В свое время, оценивая конституционность ч. 1 ст. 412 УПК РФ, также не допускавшей внесение повторных надзорных жалоб или представлений в суд надзорной инстанции, ранее оставивший их без удовлетворения, Конституционный Суд РФ указал, что данная норма не предполагает отказ в рассмотрении повторной надзорной жалобы в случае обнаружения судебной ошибки, которая ранее не была выявлена и потому подлежит исправлению. И только обращение с такой жалобой без надлежащих правовых оснований к отмене или изменению судебного решения влечет оставление ее без рассмотрения со ссылкой на данную норму124.

В Постановлении от 25 марта 2014 г. № 8-П Конституционный Суд РФ вновь повторил ранее выраженную им правовую позицию125, согласно которой запрет на подачу кассационной жалобы тем же лицом, в том числе после того, как предыдущая его жалоба была отвергнута, не является препятствием для устране

124 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 2 ноября 2011 г. № 1468- О-О. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Кон- сультантПлюс».

125 См., напр.: Определение Конституционного Суда РФ от 4 октября 2011 г. № 1460-О-О. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

ния судом экстраординарной судебной инстанции существенных нарушений уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела, которые не предполагают отказ в рассмотрении жалобы в случае обнаружения ранее не выявленной судебной ошибки, подлежащей исправлению.

Таким образом, и в настоящее время - в условиях новой законодательной регламентации - возвращению повторных или новых кассационных жалоб, представлений лицам, их подавшим, должно каждый раз предшествовать их изучение в порядке, установленном ст. 401.8 УПК РФ. Решение о возвращении кассационных жалоб, представлений без рассмотрения со ссылкой на ст. 401.17 УПК РФ может быть принято судьей только при условии отсутствия в них ссылок на обстоятельства, подтверждающие наличие судебной ошибки, подлежащей исправлению в кассационном порядке126.

В контексте правовых позиций Конституционного Суда РФ толкует положение ст. 401.17 УПК РФ и Заместитель Председателя Верховного Суда РФ - председатель Судебной коллегии по уголовным делам В.А. Давыдов. По его мнению, повторные кассационные жалоба, представление подлежат рассмотрению в общем порядке, но другим судьей, у которого может быть совершенно иное мнение относительно правосудности обжалуемых судебных решений. И в этом смысле решение судьи по первичным жалобе, представлению никоим образом не препятствует рассмотрению повторных жалобы, представления, а поэтому нет надобности в отмене такого решения «для открытия кассационного производства».

Кассационные жалоба, представление, внесенные по иным правовым основаниям, то есть новые жалоба, представление, подлежат рассмотрению по правилам рассмотрения первичных жалобы, представления, как это имело место до 1 января 2013 г. в надзорном производстве127.

126 См.: Дикарев И. С. Повторные и новые кассационные жалобы и представления в уголовном процессе // Российская юстиция. 2014. № 7. С. 39-42.

127 Давыдов В. А. Запрет на повторное обращение в кассацию не согласуется с позициями Конституционного Суда РФ // Уголовный процесс. 2013. № 9. С. 56.

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru



Скачать в PDF





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz