Еникеев З.Д. Структура и функции механизма уголовного преследования // Механизм уголовного преследования


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Еникеев З.Д.
Механизм уголовного преследования: Учебное пособие / Изд-е Башкирск. ун-та. - Уфа, 2002. - 116 с.

К оглавлению | Напишите письмо автору

§ 2. Структура и функции механизма уголовного преследования

Для более глубокого познания механизма уголовного преследования, выявления его специфических черт и структурных элементов необходимо определить круг факторов, участвующих в уголовном преследовании, а также знать назначение, свойства и роль каждого отдельного элемента (звена, блока) этого механизма.

В осуществлении любого правоприменительного процесса, в том числе процессуального и рассматриваемого нами, участвуют объективные (социально-политические, гносеологические, логические, нормативно-юридические, информационные) и субъективные (духовные, психологические, личностные) факторы14.

Социально-политические факторы - это нормы государственной и общественной жизни, выражающие цели общества и интересы народа, установки государства о верховенстве закона, задачах правоохранительных органов на современном этапе, утверждении начал законности, демократии и гуманизма, необходимости охраны прав и свобод человека в их деятельности, о взаимной ответственности государства и личности, единстве прав и обязанностей граждан, обеспечении необходимых условий для успешной борьбы с преступностью и эффективного решения других задач уголовного судопроизводства. Они выполняют функцию идейно-политических, теоретико-методологических регулятивов и играют организационно-мобилизующую роль в процессе уголовного преследования путем влияния на мировоззрение, психологию и профессиональные качества субъектов, правомочных осуществлять данную деятельность, определяют, что весь этот процесс должен строго соответствовать режиму законности и совершаться в полной гармонии со всеми иными требованиями, относящимися к правореализации.

Материалистическая гносеология участвует в данном процессе в роли методологических регулятивов познания фактических обстоятельств, подтверждающих наличие оснований и условий для уголовного преследования. Она подсказывает, что данные, составляющие основу этого процесса, подлежат доказыванию, и что он может вестись только тогда, когда достаточно установлены его предпосылки.

Методологическое значение имеет и правовая наука, разрабатывающая проблемы уголовного преследования и показывающая наиболее оптимальные пути и условия эффективного его ведения, а также научно-методические и практические пособия по вопросам уголовного преследования. В информационно-методическом плане важную роль играют разрабатываемые уголовно-процессуальной теорией примерные образцы актов уголовного преследования, которые служат руководством при оформлении необходимых процессуальных документов в конкретных случаях. Отсюда глубокое знание и правильное использование положений теории, правильное оперирование научными данными есть непременное условие и правильного осуществления уголовного преследования. Значение науки в правоприменительной деятельности настолько велико, что концептуально научность рассматривается как принцип правоприменения15.

Нормативными регулятивами вопросов уголовного преследования являются юридические законы, которые служат правовой основой правильного и эффективного осуществления этой деятельности. Законам принадлежит роль организующего начала в данной деятельности. В своей совокупности они образуют правовую, коренную, основополагающую часть механизма названного процесса. Иначе говоря, законы выступают не только как веление законодателя, но и как профессиональный инструмент и модель правоприменительной деятельности16. Это то, с чего в правовом воздействии "все начинается"17. Законы регулируют всю деятельность по осуществлению уголовного преследования (определяют цели, принципы, основания, условия, средства, формы, содержание, сроки и другие процедурные вопросы данного процесса), а также устанавливают круг ведущих и вспомогательных субъектов этой деятельности, их конкретные полномочия, возможность и условия взаимодействия.

В осуществлении уголовного преследования немалое значение имеют политико-правовые документы, ведомственные указания, приказы, инструкции, обзоры, обобщения практики по вопросам этой деятельности, передовой опыт, распространяемый по различным каналам. Словом, уголовно-процессуальное и иное правовое мышление при отправлении данной деятельности опирается не только на законодательный, политико-правовой материал, достижения науки, но и на практику.

Приведенные объективные факторы в осуществлении уголовного преследования проявляют себя через деятельность людей, именуемых правоприменяющими субъектами, через их волевые действия. Если бы законы воплощались в жизнь сами собой, тогда правоприменительные органы были бы излишни. Именно человек как "базис всей человеческой деятельности и всех человеческих отношений",18 "со всеми его склонностями и привычками, особенностями характера и воли, знаниями, чувствами, опытом и т.д., и т.п. в конечном счете обеспечивает эффективное применение права"19. Это значит, объективные условия действуют в сочетании и тесной связи с субъективным фактором, важнейшими чертами которого являются идейно-политическая закалка, правосознание, правовая культура, морально-психологические и профессиональные качества названных субъектов. Все они участвуют в уголовном преследовании и значительно влияют на успешность его осуществления.

К правоприменяющим субъектам, правомочным вести уголовное преследование в рамках уголовного процесса, относятся: орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор (п. 47, 55 ст.5, ст.21, 37-41 УПК РФ). Прокурор осуществляет, кроме правоприменительной, и правообеспечительную деятельность, так как на него возложена еще надзорная функция, в силу которой он призван проверять и обеспечивать правильность решений и действий органов предварительного расследования. В данной сфере контрольную функцию выполняют и начальники органов дознания и следственных подразделений, а также суд в пределах полномочий, предусмотренных законом.

В реальной действительности уголовное преследование есть материализация правовых средств, обеспечивающих указанный процесс. Она не может совершаться хаотически, беспорядочно, а должна осуществляться в определенном порядке, подчиняться жестким процедурным правилам. Следовательно, не только юридические нормы, правоприменительные акты (решения, действия), правоотношения и другие вышеуказанные факторы входят в механизм уголовного преследования, но и порядок, процедура его совершения.

Уголовное преследование проходит множество этапов, начиная с возбуждения уголовного дела и кончая обеспечением не только исполнения назначенного судом наказания, но и последствий судимости. Поэтому оно не ограничивается рамками уголовного процесса, выходит за его пределы, сопряжено с применением норм других отраслей права и связано соответственно с деятельностью уголовно-исполнительных учреждений, иных организаций и даже граждан20. В зависимости от характера и выполняемых задач этих этапов объем (количество), содержание, структура и функции составляющих механизма данного феномена могут быть разные - более емкие, широко значимые и менее емкие, узко значимые.

Но в любом случае уголовное преследование не обходится без доказательств и доказывания, без убеждения и принуждения, без ресурсного обеспечения. Возможно (при ситуации необходимости обязательно) использование в нем специалистов, научно-технических средств, сил общественности и участия даже соответствующих международных органов уголовной помощи. Поэтому все они включаются в механизм уголовного преследования.

При всем многообразии элементов механизма уголовного преследования в его структуре выделяются основные звенья: 1) юридические нормы - начальное звено, основа правового регулирования, главный статический элемент уголовного преследования; 2) правовые отношения и правоприменение - средства, переключающие правовую энергию юридических норм, права и обязанности субъектов уголовного преследования в практическую плоскость, т.е. в реальную жизнь (ведущий динамический элемент уголовного преследования)21; 3) доказательства и доказывание - стержень уголовного преследования, обеспечивающий его обоснованность, правильный ход и исход; 4) убеждение, принуждение и ответственность - сплав статических и динамичных элементов, выступающих средствами обеспечения действия первых трех звеньев; 5) кадры органов уголовной юстиции - решающий элемент динамики уголовного преследования. Эти блоки основными считаются в силу их основополагающего характера, универсальности и неизбежности по любому уголовному делу. В составе каждого из них имеются подсистемы, выполняющие свои, присущие только им функции. Как основные звенья, так и входящие в них все элементы тесно связаны между собой, дополняют, усиливают друг друга и, синтезируясь в единое целое, выполняют общую задачу - утверждение соответствующих законов в жизни.

В общем плане значение каждого из вышеупомянутых элементов и всей их совокупности состоит в том, что они служат средством, инструментом уголовного преследования, являются движущей его силой. Именно благодаря им достигаются цели данного правоприменительного процесса.

Величина значения механизма уголовного преследования более рельефно зрима, если рассматривать этот вопрос с точки зрения его функций. Он выполняет многообразные функции. Некоторые из них уже упоминались выше: регулятивная, правоприменительная, правообеспечительная, информационная, научно-методическая, ресурсообеспечительная, организаторская функции. Однако механизму уголовного преследования присущи также управленческая, правоохранительная, профилактическая и правовоспитательная функции.

Управленческая в том смысле, что всякая правоприменительная деятельность, куда входит и следственная, управляется, организуется, направляется по нужному руслу полномочными субъектами, относящимися к кадровому элементу механизма уголовного преследования. Управлению свойственно руководство, производимое в процессе уголовного преследования начальниками органов дознания и предварительного следствия, а также прокурором. Оно имеет место и при бригадном методе расследования уголовных дел, осуществляемого группой следователей под руководством одного из них, кому оно будет поручено. Функцию управления выполняют и вышестоящие органы правоохранительных ведомств.

Охранительную функцию выполняет вся правовая система,22 в том числе уголовно-правовая23 и уголовно-процессуальная24. Правоохранительная функция механизма уголовного преследования основана на положениях Конституции РФ (ст. 2, 8, 15, 17-29, 32, 45-55, 80, 82, 114), уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Об этом говорит статья 2 УК РФ, закрепившая в числе его задач охрану прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества.

В уголовно-процессуальном законодательстве правоохранительное его назначение зафиксировано в виде задачи и принципов уголовного судопроизводства (ст.2, 3, 12-30 Модельного УПК для государств-участников СНГ - в дальнейшем просто "МУПК"; ст. 6-19 УПК РФ, ст. 8-31 УПК Республики Казахстан - далее "УПК РК"; ст. 2, 7-25 УПК Республики Беларусь (РБ), ст. 2, 11-27 УПК Республики Узбекистан (РУ)).

Если исходить из приведенных норм Конституции РФ, УК и УПК, то правоохранительная функция механизма уголовного преследования видится в том, что, во-первых, указанный процесс осуществляется во имя защиты личности, ее прав и свобод, интересов общества и государства, оказавшихся объектом преступного посягательства. Здесь реализуются нормы уголовного права, охраняющие наиболее важные общественные отношения (ценности), разумеется, в случае совершения преступления; во-вторых, при уголовном преследовании органы, ведущие этот процесс, обязаны соблюдать права и свободы людей, обеспечивать возможность их трансформации в реальность25.

Профилактическая (предупредительная) функция рассматриваемого механизма обусловлена прежде всего предписанием Конституции РФ, обязывающим органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, граждан и их объединений соблюдать Конституцию и законы РФ и устанавливающим, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления (ст. 15, 18). Она непосредственно выражена в задачах уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права. В частности статья 2 УК РФ к задачам этого кодекса причисляет предупреждение преступлений. Суть ее заключается в том, что уголовное законодательство, устанавливая преступность и наказуемость этих или иных деяний, тем самым информирует общество (население) о запрете их совершения и о том, что в случае нарушения данного запрета неотвратима ответственность виновных в этом лиц. Информационные сигналы о недопустимости совершения преступлений содержатся не только в нормах, определяющих задачи и принципы уголовного права, но и в иных его нормах. Все они содействуют как формированию у граждан установки на необходимость соблюдения существующих в государстве общественных отношений, непричинения вреда охраняемым ценностям, так и удержанию неустойчивых в моральном отношении лиц от совершения преступлений под страхом уголовной ответственности и наказания26.

В отношении законопослушных, сознательных и культурных в правовом плане граждан значение норм уголовного права заключается в том, что они воспринимают их как должное, нужное и справедливое дело и поэтому соблюдают их добровольно, без какого-либо принуждения, а в силу своей сознательности, одного того обстоятельства, что уголовный закон запрещает те или иные действия, либо бездействие.

О профилактической миссии уголовного закона свидетельствует еще то, что в нем предусмотрено применение наказания в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений (ч.2. ст. 43 УК РФ). Исправление осужденного соответствует цели специального предупреждения преступлений, а предупреждение совершения новых преступлений - целям общего предупреждения и относится к тем лицам, к которым наказание не применялось27.

Таким образом, уголовно-правовой элемент механизма уголовного преследования играет роль общей и специальной превенции.

В отличие от уголовно-правового элемента уголовно-процессуальная часть предупредительной функции данного механизма имеет более емкое содержание: во-первых, потому, что уголовно-правовой механизм предупреждения преступлений по делам об уже совершенных преступлениях приводится в действие только с помощью уголовного процесса; во-вторых, уголовно-процессуальный элемент этого механизма включает в себя множество положений: определение в рамках задач необходимости быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения и привлечения к уголовной ответственности лиц, их совершивших, справедливого судебного разбирательства и правильного применения уголовного закона28, а также способствования укреплению законности и правопорядка, предупреждению преступлений; обязательность выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, и принятия мер к их устранению; установление принципа всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела; предоставление прокурору, следователю, органу дознания и суду соответствующих полномочий в сфере предупреждения и пресечения преступлений; возможность применения к подозреваемому и обвиняемому мер пресечения и отстранения от должности в целях воспрепятствования продолжению преступной деятельности; обязанность органа дознания, следователя и прокурора по принятию мер к предотвращению или пресечению преступления в случае направления заявления или сообщения по подследственности или подсудности и т.д. (ст. 6, 21, 29, 37-41, 73 и др., статьи УПК РФ, ст. 2, 241, 315 МУПК, ст. 8, 24, 36, 59, 62-67, 117 и др. статьи УПК РК).

В подтверждение предупредительной функции механизма уголовного преследования можно привести и статью 1 УИК РФ, определившую целями уголовно-исполнительного законодательства РФ исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами.

Свойственность профилактической функции механизму уголовного преследования характеризуют также законы о правоохранительных органах. В частности, то, что предупреждение и пресечение преступлений являются основными задачами и обязанностью милиции, органов ФСБ и ФНП, закреплено в законах РФ "О милиции" (ст. 2, 8-10), "Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации" (ст. 10, 12), "О Федеральных органах налоговой полиции" (ст. 2, 10, 11), "Об оперативно-розыскной деятельности" (ст. 2)29.

Анализируя криминально-правовой комплекс законодательства, позволяющий выделить предупредительную функцию механизма уголовного преследования, следует согласиться с мнением С.С. Босхолова о том, что "предупреждение преступности - главное направление уголовной политики"30. В этом ключе заслуживают поддержки предложения авторов о необходимости издания Федерального закона "Об основах государственной системы предупреждения преступлений" и законов субъектов РФ по этому вопросу.31

В гармонии с профилактической функцией механизма уголовного преследования находится его воспитательная функция. Они проникают друг в друга, взаимодействуют и во многом совпадают, ибо в основе профилактики преступлений лежит главным образом воспитание людей. По словам П.А. Фефелова, "уголовно-правовая борьба с преступлениями является по своей сущности продолжением воспитательной работы особыми методами".32 Тем не менее воспитательная функция имеет самостоятельное значение33. Подтверждением этого является то, что в числе задач уголовного процесса выделяется способствование формированию в обществе, уважительного отношения к праву (ст. 3 МУПК, ст. 2 УПК РБ, ст. 8 УПК РК). В указанной формуле представлен сугубо воспитательный аспект данной задачи, ибо правовоспитательная работа имеет своей целью внедрение в сознание людей именно уважительного отношения к праву, являющегося структурным элементом правосознания, необходимым для перевода юридических знаний во внутренние убеждения и готовность поступать по закону в соответствующих ситуациях. Привитие человеку названных черт создает в его поведении систему условных тормозных рефлексов, удерживающих его от правонарушений, инициирует законопослушный образ жизни и мобилизует на правовую активность.

Воспитательный "заряд" в той или иной мере содержится во всех правовых звеньях механизма уголовного преследования34. К примеру, воспитательная сторона принудительных средств, применяемых в данном процессе, проявляется в различных направлениях: во-первых, сам факт существования правового института мер уголовно-процессуального принуждения, возможность их практического применения к надлежащим адресатам, не желающим исполнять свои процессуальные обязанности, стимулируют отказ от нарушения этих предписаний, содействуют их осуществлению. Практика располагает многочисленными данными, когда знание подозреваемым, обвиняемым возможности применения к нему принудительных мер воздействия бывает достаточно, чтобы склонить себя к необходимому, отвечающему требованиям закона и морали поведению; во-вторых, принятие мер принуждения к лицам, игнорирующим установки закона, благотворно действует на их волю, сознание, эмоции и поведение, побуждая к критической оценке своих действий и убеждая в том, что нельзя противодействовать правовым правилам, нарушать их, что их следует соблюдать добровольно, сознательно. Обоснованное и справедливое применение надлежащих мер принуждения к лицу, совершившему преступление, еще в ходе предварительного расследования его дела помогает изменить его психологию, преодолеть имеющиеся у него вредные взгляды и привычки, вжить в сознание правовые и нравственные принципы, адекватные требованиям человеческого общежития; в-третьих, разумное, правильное, своевременное приведение в действие этих средств показывает каждому, что любое общественно опасное деяние пресекается и будет пресекаться компетентными органами, и способствует проникновению идеи неотвратимости наказания в сознание людей, которые в силу разных причин могут оказаться вовлеченными в совершение преступлений. Как и иные правовые установления, институт мер принуждения оказывает существенное влияние на формирование, укрепление и развитие правосознания, утверждение в сознании и поведении людей активной жизненной позиции, высокой гражданственности, моральной чистоты и непримиримости к любым отступлениям от правовых и этических норм35.

Говоря о воспитательном значении мер уголовно-процессуального принуждения, нельзя не отметить особую роль в этом деле Правил поведения подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей в следственных изоляторах (Приложение № 1 к правилам внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы МВД РФ, утвержденным приказом МВД России от 20 сентября 1995 г. № 486). В них предусмотрены такие положения, каждое из которых (например, обязанность соблюдать порядок содержания под стражей, требования гигиены и санитарии, бережно относиться к имуществу, быть вежливыми, иметь опрятный вид и т.д.) имеет воспитательную цель36.

Воспитательной направленностью насыщены нормы уголовно-исполнительного законодательства. Как уже отмечалось, одной из целей этого законодательства является исправление осужденных, означающее формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения. Причем в числе основных средств исправления названа воспитательная работа (ст. 9 УИК РФ), включающая нравственное, правовое, трудовое, физическое и иное воспитание, способствующее исправлению осужденных (ст. 109, 110 УИК РФ). О том, что воспитательная функция уголовно-исполнительного права носит ярко выраженный характер, свидетельствуют также статьи 56, 132-142, 146, 165 и многие другие статьи УИК РФ.

При осуществлении уголовного преследования воспитательную нагрузку несут не только правовые элементы его механизма, но и социально-психологические. В частности, такой психологический фактор, как убеждение есть мощный рычаг воспитательного воздействия на поведение человека. И он должен быть полномасштабно использован в деятельности работников правоохранительного фронта. Но это зависит от их профессионализма, от того, насколько они психологически подготовлены и владеют методами убеждения.

Более того, по своей природе юрист - лицо, обязанное нести в народные массы правовые знания, положительно влиять на людей в правовом плане. Согласно Государственному образовательному стандарту по специальности "Юриспруденция" одно из требований, предъявляемых к юристу, - это то, что он должен быть способным вести правовоспитательную работу среди населения.37 Отсюда следует, что должностные лица, осуществляющие уголовное преследование, выполняют функцию правового воспитания.38

Итак, воспитательная "энергия" в большей или меньшем мере наличествует как в статических, так и в динамических элементах механизма уголовного преследования. Следовательно, она может быть обобщенно названа функцией данного механизма.  


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz