Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. Глава 3. Гражданский иск и гражданский ответ в уголовном процессе


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Фоницкий И.Я.
Курс уголовного судопроизводства.
Т. 2. / Под ред. А.В. Смирнова СПб.: Альфа, 1996. 607 с.

К оглавлению

Глава 3. ГРАЖДАНСКИЙ ИСК И ГРАЖДАНСКИЙ ОТВЕТ В УГОЛОВНОМ СУДЕ

191. Гражданский иск в уголовном суде, условия.

Условия гражданского иска в уголовном суде:

1) предъявление уголовному суду со стороны потерпевшего требования о вознаграждении за вред и убытки, причиненные преступлением. Один факт понесенного от преступления вреда не создает гражданского иска. Поэтому если участвующий в деле истец заявит, что он не настаивает на присуждении ему уголовным судом вознаграждения, а надеется полюбовно рассчитаться с обвиняемым, то такое заявление упраздняет гражданский иск в соединенном процессе. Иск должен быть предъявлен уголовному суду (ст.7 УУС) до открытия по уголовному делу судебного заседания для рассмотрения его по существу. В комиссии 1899г. Предполагалась упрощенная система допущения гражданского иска и допускалось предъявление его до самого постановления приговора по уголовному делу, как по французскому праву;

2) наличие убытков и вреда от преступного деяния. Причем с только наличный, но и юридически возможный вред дает снование такому иску. Так, гражданским истцом по делу о поджоге застрахованного может выступить страховое общество, хотя бы страховая премия не была .еще выдана и требована. Во всяком случае вред должен быть результатом преступления, как его причины; этим он существенно отличается от издержек и убытков, понесенных потерпевшим только по поводу преступления, например на разыскание свидетелей по делу; убытки последнего рода могут быть отыскиваемы не иначе как в порядке гражданского суда, если противное не предписывается законом. Вред может быть не только имущественный, но и иной, но непременно такой, чтобы им открывалось право иска в гражданском суде, например нарушение прав семейственных (1876/14, Тупицыных). Поэтому уголовный суд предварительно допущения иска решает вопрос о праве на иск по общим началам гражданского законодательства (1879/50, Волпянской; 1874/331, Родзиевского). Но в отступление от них практика наша для удовлетворения потребности потерпевших в участии в деле допускала неоднократно гражданский иск и на основании морального вреда (1869/274, 1873/622, 1896/14), взамен чего комиссия 1899г., ограничив гражданский иск вредом, подлежащим имущественной оценке, расширила права потерпевшего на участие в уголовном деле допущением дополнительного обвинения;

3) наличие преступного деяния и причинная с ним связь понесенного вреда. Поэтому непризнание деяния преступным налагает на уголовный суд обязанность устранить себя от разрешения гражданского иска, из такого деяния вытекающего. Но подле деяний непреступных стоят деяния, хотя составляющие нарушение закона, но ненаказуемые по отсутствию в них внутренних признаков, например совершенные по крайней необходимости, принуждению и т. п. Гражданские последствия в таких случаях устанавливаются исключительно судом гражданским (общ. собр. 1896/31);

4) наличие потерпевшего от преступного деяния, подлежащего рассмотрению суда уголовного. Понятия потерпевшего для гражданского иска и для обвинения, представляя общие родовые черты, имеют и некоторые различия. В обоих случаях необходима наличность или юридическая возможность вреда;

но между тем как понятие потерпевшего для обвинения устанавливается всяким вредом, материальным и моральным, для потерпевшего в смысле возможного субъекта гражданского иска необходим такой вред, причинение которого дает право на защиту со стороны суда гражданского, т.е. или имущественный, или семейственный. И так как в большинстве это права, подлежащие уступке, передаче, переходу по наследованию, то и понятие потерпевшего при гражданском иске допускает переход от одних лиц к другим. Наша судебная практика, как замечено, допускает гражданский иск и при вреде моральном. Как и при обвинении, потерпевшими могут быть лица физические и юридические. Обыкновенный представитель его - субъект нарушенного права, например собственник имущества украденного; допускаемое при обвинении распространение понятия потерпевшего по фактической близости его к нарушенному благу, например вследствие фактической охраны его (управляющие, сторожа, пастухи), строго говоря, не должно бы иметь места при гражданском иске, ибо истец прежде всего должен доказать свое, прямое или производное, право на охраняемое им благо или же действовать в определенном качестве представителя и при соблюдении всех необходимых для того условий. Однако судебная практика иногда допускает это распространение и при гражданском иске ввиду возможной ответственности его за имущество. Истец должен обладать способностью выступить на суде (dester en justice) лично или через представителей, как законных (ст. 861 У У С, ст. 18 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями), так и добровольных (ст.44 УУС);

5) причинение вреда действительного, несомненного и непосредственного. Ближайшее установление этих признаков, впрочем, представляет трудности. Недостаточно, если потерпевший пострадал в своих привязанностях, привычках или вкусах, нужно нарушение его юридически охраняемого интереса. Между деянием и вредом должно быть прямое соотношение. Однако основанием иска может быть и нарушение не только частного, но также публичного права. Возмещение вреда производится реституцией вещей, возмещением damnum emergens1 и lucrum сessans2 , наконец взысканием судебных издержек.

Далее


См. новый учебник в традициях И.Я. Фойницкого




Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz