Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. Глава 3. Гражданский иск и гражданский ответ в уголовном процессе


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Фоницкий И.Я.
Курс уголовного судопроизводства.
Т. 2. / Под ред. А.В. Смирнова СПб.: Альфа, 1996. 607 с.

К оглавлению

Глава 3. ГРАЖДАНСКИЙ ИСК И ГРАЖДАНСКИЙ ОТВЕТ В УГОЛОВНОМ СУДЕ

193. Гражданский истец. Его права и обязанности.

Гражданским истцом в уголовном деле может быть всякое лицо, потерпевшее от преступного деяния какой-либо гражданский вред. Представительство истца как законное, так и добровольное, по соглашению допускается здесь во всех стадиях производства на общем основании гражданского процесса; ограничение его на предварительном разбирательстве лишено всяких оснований.

Законное представительство имеет место там, где потерпевшим оказывается лицо, не обладающее гражданской дееспособностью. Статья 861 УУС признает законными представителями родителей, супругов, опекунов и лиц, у которых представляемые находятся на воспитании. Добровольное представительство гражданского истца на предварительном производстве встречало возражения в практике (1884/11) по трем основаниям: 1) обвиняемый не имеет представителя на этой стадии; 2) только богатые могли бы пользоваться этим правом; 3) закон говорит о поверенных гражданского истца и обвинителя только в постановлениях об окончательном производстве. Первый довод несостоятелен, ибо при составлении уставов речь об ограничении добровольного представительства шла исключительно для обвиняемого, причем желали помешать сокрытию следов преступления и введению правосудия в заблуждение. Между тем для гражданского истца таких опасений не существует; кроме того, он всегда может обратиться к суду гражданскому и тотчас же будет иметь представителя. Во-вторых, из невозможности для некоторых лиц пользоваться правом представительства нисколько не вытекает необходимость лишать этого права всех. В-третьих, закон, ничего не говоря о представительстве на предварительном производстве, дает возможность руководствоваться в этом случае общим смыслом его, а общий смысл закона - право иметь поверенного.

Процессуальные права и обязанности гражданского истца в соединенном процессе не одинаковы в различных стадиях уголовного разбирательства. Впрочем, он получает весьма широкое участие в деле, начиная от предварительного следствия до самого судебного разбирательства. На предварительном следствии гражданский истец наравне с частным обвинителем, потерпевшим от преступления, имеет право указывать свидетелей, представлять всякие другие доказательства в подтверждение своего иска, делать замечания, опровергать доводы и соображения противной стороны, требовать обеспечения того вознаграждения (ст.268 УУС), которое он ищет, рассматривать подлинное дело в канцелярии суда, получать копии с протоколов, присутствовать при всех следственных действиях - словом, знакомиться с делом настолько, насколько это необходимо для обеспечения его гражданского иска. Может ли гражданский истец при производстве предварительного следствия требовать собрания и проверки следователем доказательств своего иска, например для определения размеров его? В деле о крушении парохода "Владимир" (1894г.) одесские суд и палата ответили на этот вопрос отрицательно, но закон (ст.304 УУС) прямо дает потерпевшему право во время следствия представлять доказательства в подтверждение иска, а следовательно, и право требовать собирание и проверку их следователем. Конечно, это может крайне затруднять следователей и отвлекать их от прямой и важнейшей цели, но по закону права гражданского истца на предварительном следствии не различаются от прав частного обвинителя. Иным является положение его во время судебного следствия; здесь права эти очерчены ясно и отличаются от прав другой стороны; гражданский истец считается участвующим в деле лицом, поддерживающим свои гражданские интересы, которыми и ограничиваются его процессуальные права; он может обжаловать приговор только в интересах гражданского иска и только в пределах его допускается к делу, почему закон запрещает ему касаться уголовной ответственности подсудимого (ст.631, 742 УУС). Но вполне точно отграничить уголовное обвинение от области, относящейся к гражданским интересам истца, в соединенном процессе невозможно, потому что доказанность гражданского иска часто обусловливается признанием виновности подсудимого в преступлении, так что это положение закона не может быть выдержано со всей последовательностью.

По окончании судебного следствия стороны имеют право поддерживать свои домогательства перед судом путем прений, причем и гражданскому истцу также дано право участия в прениях (ст.742, 743, 748 УУС). Если вопросы о виновности разрешаются судом совместно с вопросами о наказании и гражданском иске, то объяснения свои гражданский истец представляет тотчас после обвинителя, до постановления судом какого бы то ни было решения. Так в порядках судов местных и общих, без присяжных заседателей. Но затруднение представляется относительно случаев, когда дело рассматривается с участием присяжных заседателей; здесь даются два решения: первое, о виновности, - со стороны присяжных заседателей, которые права решения вопросов о наказании и о гражданском иске вовсе не имеют; второе - коронной коллегией, решающей именно эти последние вопросы, причем такому решению предшествуют особые речи сторон. Является вопрос: принадлежит ли гражданскому истцу право речи только после провозглашения присяжными их решения, т.е. только перед судом коронным, единственно компетентным на разрешение гражданского иска, или также и перед присяжными? Закон (ст.743 УУС) говорит, что он объяснения свои об убытках и доказательства, на которых основаны его требования, "представляет по постановлении присяжными решения". Это правило прежняя литература (Чебышев-Дмитриев) склонна была понимать буквально и выводила из него запрещение гражданскому истцу принимать участие в прениях и представлять доказательства понесенного вреда до провозглашения присяжными их решения, основываясь как на некомпетентности последних к разрешению гражданского иска, так и на интересах равенства сторон, которое в противном случае нарушалось бы присоединением к обвинителю сил гражданского истца. Однако: 1) хотя присяжные не решают гражданского иска, но вердиктом своим оказывают на решение его огромное влияние, устанавливая событие преступления и участие в нем подсудимого; отказ гражданскому истцу в представлении присяжным имеющихся у него данных и соображений было бы поэтому существенным лишением его права судебной защиты представляемых им интересов; 2) равенство сторон не может быть понимаемо в смысле количественном, иначе нарушением его во вред обвинителю следовало бы признавать и наличность по делу нескольких подсудимых с несколькими защитниками против одного обвинителя. В силу приведенных соображений ныне литература и практика (1875/220, Рязановых), основываясь на ст.736 УУС, признают за гражданским истцом право на речь как до провозглашения присяжными их вердикта, так и после того, понимая ст.743 в том смысле, что исключительно коронному суду, после вердикта, представляются доводы о размере убытков и доказательства тому.

Наконец, гражданскому истцу принадлежит право обжалования постановленных приговоров.

Далее


См. новый учебник в традициях И.Я. Фойницкого




Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz