Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. ч. 3. ГЛАВА II. ПРЕДАНИЕ СУДУ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Фоницкий И.Я.
Курс уголовного судопроизводства.
Т. 2. / Под ред. А.В. Смирнова СПб.: Альфа, 1996. 607 с.

К оглавлению

ГЛАВА II. ПРЕДАНИЕ СУДУ

324. Понятие и задачи предания суду.

Под преданием суду разумеется производство, состоящее в судебном разрешении вопроса о том, имеются ли против данного лица достаточные доказательства, необходимые для открытия по его делу окончательного заседания уголовного суда. Корни его лежат в глубокой древности, и уже во времена классического Рима существовало деление процесса на производство т jure и in judiсio; первое заканчивалось принятием имени обвиняемого, nо-minis reseptio, после чего обвиняемый считался преданным суду.

Предание суду в значении деятельности судебной покоится на основаниях двоякого рода. С одной стороны, им ограждаются интересы общества, требующие, чтобы уголовному суду были предаваемы все того заслуживающие, независимо от личного усмотрения обвинителей. С другой стороны, предание суду направлено и к ограждению личности обвиняемого. Состояние судимости, сопровождаясь общественным позором, само по себе в высшей степени тягостно; если даже судимость окончится оправдательным приговором, то не может искупить причиненных страданий. Но возможен еще худший исход, а именно - постановление обвинительного приговора вследствие неосновательного привлечения к суду, тем более что возбуждение общественного мнения против лица, посаженного на скамью подсудимых, может иногда само по себе склонить против него весы правосудия и дать силу ничтожным уликам. Такая опасность для личности существовала бы в весьма значительной степени, если бы предание суду было делом бесконтрольного личного усмотрения обвинителя; судебным контролем в данном случае и является процедура предания суду.

Основанное на интересах общества и личности, предание суду является тем более необходимым, чем существеннее эти интересы. Внешним признаком такой существенности служит обыкновенно тяжесть уголовного дела, вследствие чего естественно было прийти к мысли установить такое чрезвычайное ограждение интересов общества и личности участием суда только по делам наиболее тяжким, обходясь по делам менее тяжким без этой процедуры, требующей и времени и средств.

К этому присоединяются финансовые соображения, невозможность оплатить достаточное количество органов для рассмотрения в порядке предания суду всех дел, даже маловажных, и стремление не затягивать процессы без особенной надобности. Сходясь в этих основных мыслях, современные законодательства представляют, однако, несколько различных построений предания суду.

В Англии предание суду сосредоточивается в руках большого, или обвинительного, жюри, которое является нормальным органом его. В прежнее время требования к обвинительным актам были крайне формальны и подавали повод к крючкотворству; ему положил конец статут лорда Кэмбля 1851 г., постановивший, что все возражения против неформальности обвинительного акта должны быть заявлены судье до привода заседателей к присяге, причем судье предоставлено сделать в обвинительном акте необходимые поправки. По всякому делу, поступающему в ассизы, предварительно собирается скамья большого, или обвинительного, жюри от 12 до 23 человек, которое, рассмотрев в непубличном заседании и без приглашения обвиняемого и его свидетелей жалобу (bill, проект обвинительного акта обвинителя) и выслушав устные заявления как самого обвинителя, так и заявления представленных им свидетелей, решает, допустить или не допустить жалобу к суду. В первом случае (true bill) дело немедленно поступает в суд с участием малого жюри, во втором (no bill) обвиняемый от суда освобождается.

Шотландское производство предания суду существенно отличается от английского. Там рrocurator fiscal, составив обвинительный акт, препровождает дело к лорду-адвокату1 , от усмотрения которого зависит, требовать или не требовать судебного разбирательства по существу. В руках прокуратуры Шотландии сосредоточены, таким образом, функции, которые в других местах разбиты между органом обвинения и органом предания суду.

Во Франции современный порядок предания суду, существующий с 1808 г., состоит в следующем. После того как следственный судья признает следствие законченным и удовлетворительно свидетельствующим о вероятной виновности обвиняемого, все дело пересылается прокурором республики к генерал-прокурору, состоящему при республиканском (апелляционном) суде. В течение 10 дней генерал-прокурор или один из его помощников докладывает о нем камере предания суду, учрежденной в качестве одного из отделений при каждом апелляционном суде. Здесь дело рассматривается в непубличном заседании, причем выслушивается доклад прокурора и прочитываются письменные материалы; ни свидетели, ни стороны к разбирательству не вызываются и не могут на нем присутствовать;

впрочем, подсудимому и гражданскому истцу предоставлено право присылать в эту камеру письменную защиту своих интересов. Найдя, что имеющиеся доказательства достаточны для обвинения лица в преступлении, обвинительная камера постановляет об отсылке его к компетентному ассизному суду, и в

1 Об особенностях построения шотландской прокуратуры см.: т.1, § 152.-Прим. ред.

таком случае генерал-прокурор обязан немедленно составить обвинительный акт; если же доказательства уличают обвиняемого только в проступке или нарушении, то он без обвинительного акта отсылается прямо к суду простой или исправительной полиции; наконец, в случае, когда обвинительная камера не признает в деле обстоятельств, уличающих обвиняемого, ею делается постановление об освобождении его. Впрочем, такое постановление не лишает органы обвинительной власти права до истечения срока давности вновь начать против пего уголовное преследование, если открываются новые доказательства. Против постановлений обвинительной камеры допускается особое обжалование в кассационном порядке по следующим основаниям: 1) если деяние, за которое лицо предается суду ассизов, не есть по закону преступление; 2) если обвинительная камера не выслушала прокурора; 3) если в постановлении обвинительной камеры участвовало не то число лиц, которое требуется законом; наконец, 4) по некомпетентности обвинительной камеры к рассмотрению данного случая.

Весьма серьезные и заслуживающие внимания изменения в процедуре предания суду введены австрийским уставом уголовного судопроизводства 1873г., автором которого был Глазер. Сущность их состоит в том, что в процессе предания суду ревизионное начало, господствующее во французской системе и у нас, сменено началом обжалования, более свойственным состязательному порядку. Глазер исходил из мысли, что особая процедура предания суду в некоторых случаях представляет серьезные гарантии личности от произвола обвинителя, но что в то же время защита не должна быть никому навязываема;

а между тем теперь предание суду в смысле судебного контроля является мерой обязательной; при этой форме оно может быть даже крайне вредно для личности, потому что, если судом предварительно решается вопрос о том, может ли лицо быть предано суду, этим уже в некоторой степени предрешается вопрос о виновности; так что обвиняемый является перед судом, долженствующим рассматривать дело по существу, уже с нечатью подозрения. Притом процедура предания суду требует времени, а между тем иногда обвиняемый может быть до такой степени убежден в своей невинности и в наличности у него достаточных к тому доказательств, что не нуждается в судебном контроле и что для него важно возможно скорее предстать перед судом. Быстрота хода дела важна, конечно, и в интересах общества. В результате этого взгляда появились следующие постановления австрийского устава уголовного судопроизводства. Обвинитель составляет обвинительный акт после предварительного следствия и предъявляет его судебному следователю, а если предварительное следствие не производилось, то председателю совещательной камеры при суде первой инстанции. Но это единство организации предания суду поколеблено законом 3 мая 1883 г. Вследствие чрезмерного переполнения палат действующая редакция устава o (ст. 5 23) различает заключения прокурора о предании суду и о прекращении преследования. Только первые, по делам, подлежащим суду с участием присяжных заседателей, представляются в палату, вторые же направляются в окружной суд, который разрешает их своими определениями, поставленными под контроль палаты, так что у нас теперь несколько органов предания суду, а не один. Ныне в Государственную думу министром юстиции внесен по вопросу о предании суду законопроект, приближающийся к австрийской системе.

Далее


См. новый учебник в традициях И.Я. Фойницкого


 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz