Cмирнов А.В. Великий учитель русских криминалистов. Послесловие к пятому изданию "Курса уголовного судопроизводства" И.Я. Фойницкого.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


К оглавлению

Cмирнов А.В. Великий учитель русских криминалистов.
Послесловие к пятому изданию "Курса уголовного судопроизводства" И.Я. Фойницкого.
// Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. СПб., 1996. С. 585-598.

ВЕЛИКИЙ УЧИТЕЛЬ РУССКИХ КРИМИНАЛИСТОВ

Говорят, что Право - это время. Возникают и исчезают государства, приходят и уходят правительства, оставляя за собой бумажную шелуху мертвых законов, но через хаос политических страстей и суетность сиюминутных интересов неуклонно и непостижимо пробивает себе дорогу живительный родник правды и справедливости, называемый Правом.

Бесконечная череда проб и ошибок, случайных находок и счастливых озарений, отлитая временем в строгую логику обобщений, обнажила подлинные ценности, являющиеся основами Права и залогом легитимности законов. Это свобода личности и права человека, равенство всех перед законом, разделение властей и состязательность правосудия. Осознание обществом этих истин было нелегким и долгим, но порой рождало такие шедевры научной мысли, которые, давно став классикой, сохранили свое значение и поныне. Одним из них является труд выдающегося русского юриста Ивана Яковлевича Фойницкого - его знаменитый "Курс уголовного судопроизводства". Современники, называвшие И.Я. Фойницкого "великим учителем русских криминалистов", высоко оценивали значение этой работы. Известный правовед П.И. Люблинский писал об этом сочинении: "По своей полноте оно является настольной энциклопедией русского криминалиста, по благородству принципов - высокой школой уважения к государственности и к правам личности, по своей литературной разработке - ^образчиком тонкого юридического мышления. Только старый курс французского процессуалиста Фостэна Эли может сравниться с этой работой Фойницкого по своему научному значению, но он уступает ему в разносторонности, так как затрагивает лишь французское право" (Люблинский П.И. Памяти трех русских криминалистов. СПб., 1914. С.25.) . По прошествии столетия со времени выхода этой книги мы можем повторить слова Люблинского - в науке об уголовном судопроизводстве нет работы, равной по своему уровню и значению труду И.Я. Фойницкого. Но, к сожалению, верно и другое - нет пророка в своем отечестве, и современные правоведы, скрещивая оружие в теоретических баталиях, часто не подозревают, что стоят на плечах гигантов века минувшего, готовых дать ответы на многие их вопросы.

Подобная участь постигла и научное наследие профессора Фойницкого - в советское время его сочинения не переиздавались, а взгляды были практически преданы забвению как "буржуазные процессуальные теории". Поэтому новое издание "Курса уголовного судопроизводства" - это выполнение нравственного долга перед памятью Фойницкого и перед всей российской юридической наукой, которой была посвящена почти полувековая деятельность этого замечательного ученого.

Начало этой деятельности счастливым образом совпадает с зенитом великих судебных преобразований 1864г., подаривших России судебные уставы и призвавших на служение обновленному суду свежие Силы. Талантливая молодежь становилась в ряды той "стаи славной" русских юристов, которые закрепили и приумножили новые начала общественной жизни, провозглашенные творцами судебных реформ. Путь Ивана Яковлевича Фойницкого от крестьянского сына до профессора и сенатора является олицетворением этих новых веяний, пробудивших страну от векового сна.

И.Я. Фойницкий родился 29 августа 1847 г. в Гомельском уезде Могилевской губернии, в семье крепостных графа Паскевича. Выдающиеся способности юноши, выделявшие его из числа сверстников, обратили на себя внимание графини Паскевич. При ее содействии он был определен в могилевскую гимназию, которую закончил в 1864 г. с золотой медалью. В том же знаменательном году Фойницкий поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. В ореоле высших нравственных начал судебной реформы, уважения правды и справедливости предстала перед молодым человеком деятельность юриста. На юридическом факультете университета читали лекции такие блестящие правоведы, как В.Д. Спасович, А.П. Чебышев-Дмитриев, И.Е.Андреевский и др. Не было тогда еще ни учебников, ни пособий, и студенты внимали живому слову людей, бывших непосредственными участниками происходивших перемен. Вместе со своими наставниками они учились творить и мыслить.

На последнем курсе Фойницкий написал работу о мерах пресечения в уголовном судопроизводстве. Центральным вопросом ее являлось ограждение свободы личности. Уже на склоне лет, в конце своей научной деятельности И.Я. Фойницкий предложил эту же тему для соискания академических наград, указав в объяснительной лекции, что работа именно над этой тематикой определила его будущие научные интересы. "Я понял, - говорил он, - что именно в области уголовного права и процесса лежат границы для вторжения государства в область личной свободы граждан, и потому научная разработка этих дисциплин может более всего обеспечить господство права". В мае 1868г. университет был закончен с уже привычной золотой медалью и молодой правовед оставлен по представлению профессора А.П. Чебышева-Дмитриева стипендиатом "для приготовления к профессуре".

Первоначально научные симпатии Фойницкого были отданы уголовному праву. Он читает его в Аудиториатском училище (позднее - Военно-юридическая академия), в начале 1871 г. защищает магистрскую диссертацию "Мошенничество по русскому праву". Удивительно, но труд начинающего ученого почти сразу был признан классическим исследованием этого вопроса. В отличие от принятого тогда типа диссертаций он представлял собой обширнейшую работу, богатую историческим и сравнительно-правовым материалом, оригинальными теоретическими построениями. В том же году по представлению профессора Н.С.Таганцева Иван Яковлевич был избран на должность штатного доцента по уголовному праву.

О том, какое значение придавалось тогда подготовке квалифицированных научных кадров, свидетельствует тот факт, что сразу же после назначения на должность Фойницкий был командирован за границу на два с половиной года. За это время он посетил Германию, Австрию, Швейцарию, Францию, Италию и Англию, работал в библиотеках Берлина, Лейпцига, Вены, Парижа и Лондона, слушал лекции в лучших зарубежных университетах, изучал практику отправления правосудия и исполнения наказания. Особое впечатление произвело на него английское судопроизводство. Его поразила патриархальная простота, полное равенство и состязательность сторон, глубокое чувство ответственности присяжных заседателей, внимание к фактам и терпение при изучении доказательств. На молодого ученого эти наблюдения оказали сильное воздействие, о чем свидетельствуют его "Письма из-за границы", печатавшиеся в "Судебном вестнике". Английские впечатления заставили Фойницкого задуматься над своей научной ориентацией. По возвращении на родину его внимание надолго привлекли вопросы пенитенциарные и уголовно-процессуальные. По-видимому, именно пребывание за границей объясняет главную черту творчества Фойницкого- необыкновенную широту, даже энциклопедичность его познаний. Основные труды ученого никогда не были исследованиями только русского права. Они составили достояние мировой юридической мысли.

С 1876 г. началась многолетняя работа Ивана Яковлевича и как юриста-практика. По высочайшему повелению он принимает должность обер-прокурора кассационного департамента по уголовным делам Правительствующего сената. Надо сказать, что к этому времени новоиспеченному обер-прокурору было всего 29 лет. В 1900 г. Фойницкий стал сенаторам Уголовного кассационного департамента.

Прокурорская и судебная деятельность, всегда совмещавшаяся с научной и преподавательской, весьма обременяла Ивана Яковлевича, она привела к крайнему истощению его сил. Однако Фойницкий никогда не был бы Фойницким, если бы великолепное знание судебной практики не придавало законченность и блеск всем его работам. 1 марта 1881 г. он защитил докторскую диссертацию "Ссылка на Западе", после чего занял должность профессора на кафедре уголовного права в Санкт-Петербургском университете. В это время он вернулся к исследованиям в области уголовного права, принимал участие в работах комиссии по разработке Уголовного уложения. Это завершилось в 1890 г. публикацией "Курса уголовного права. Части Особенной" - выдающегося труда, оставшегося, по отзывам современников, непревзойденным по полноте и точности догматической разработки и выдержавшего пять изданий. Остается поражаться творческой энергии этого человека, если учесть, что в 1884г. вышел в свет и первый том его главного произведения - "Курса уголовного судопроизводства", завершившегося в 1888 г. изданием второго тома.

Многогранна и общественно-юридическая деятельность Фойницкого. В 1872г. он принимает участие в 1-м Международном пенитенциарном конгрессе в Лондоне, а после прибытия на родину активно участвует в создании Юридического общества в столице, где последовательно занимает должности секретаря совета, члена совета, товарища председателя и председателя уголовного отделения. С 1889 г. он член Международного союза уголовного права, участвует в его съездах в Брюсселе, Берне, Париже, Линце. В 1890г. Фойницкий - в числе главных устроителей Санкт-Петербургского международного пенитенциарного конгресса.

3 мая 1896г. следует утверждение И.Я. Фойницкого в звании заслуженного ординарного профессора юридического факультета столичного университета, а в 1897 г. он становится деканом факультета. Как преподаватель Иван Яковлевич оставил о себе добрую память. Вряд ли кто-нибудь мог дать студентам больше, чем профессор Фойницкий: практические занятия с подлинными уголовными делами, посещение мест заключения, подготовка и обсуждение рефератов включались им в систему учебных курсов. Сами лекции его отличались логикой и концентрацией мысли. Но многое давая, он многого и требовал, - не без основания профессора считали грозой на экзаменах. Принципиальный характер Ивана Яковлевича был известен. Когда в 1888г. он был приглашен министром юстиции в комиссию по пересмотру Устава уголовного судопроизводства, ему часто приходилось вставать на защиту идей, провозглашенных судебной реформой и оставаться при особом мнении. Фойницкий резко осудил все разработки, нацеленные на ревизию Устава. В последние годы жизни здоровье Ивана Яковлевича пошатнулось настолько, что это стало препятствовать активной научной работе. Поэтому при подготовке третьего и четвертого изданий "Курса уголовного судопроизводства" ему помогали ученики - П.И. Люблинский, В.П. Ширков, А.Н.Лазаренко, П.И.Хейфиц.

Скончался Фойницкий 19 сентября 1913 г. в Петербурге и похоронен здесь же, на Новодевичьем кладбище (Московский пр., 100).

Нынешняя публикация главного труда И.Я. Фойницкого является пятой по счету. Выдержав четыре издания (в 1884- 1888, 1896-1899, 1902-1910 и 1912-1915 гг.), он давно стал библиографической редкостью. Однако эту книгу невозможно считать лишь литератур но- юридическим памятником. По сей день она остается образцом полного, систематического изложения уголовного судопроизводства. Не замыкаясь в узких рамках национального законодательства, автор подверг сравнительному теоретическому анализу процессуальные формы поистине всех времен и народов, освоив при этом огромный юридический и исторический материал и изучив труды виднейших зарубежных ученых-правоведов.

Однако если энциклопедичность познаний - удел немногих, то дар проникновения в сущность явлений - привилегия избранных. Фойницкий рукой мастера извлекает из рутинной юридической казуистики те сущностные признаки, которые характеризуют различные национальные судебные формы, анализирует их корни, взаимосвязь друг с другом и историческую перспективу, подтверждая тем самым истину, что теория есть не что иное, как обобщенная история. Логика исследования повторяет в "Курсе" объективную логику развития самого предмета и потому отражает его во всей полноте, как развивающуюся по объективным законам систему. Такой подход заставляет автора предостеречь законодателя против попыток "новаторства во что бы то ни стало", под которым он подразумевает наметившийся в 80-х гг. прошлого столетия отход российского законодателя от общих начал уголовного процесса, закрепленных в "великом памятнике освободительного царствования" - судебных уставах 1864 г.

Как уже было сказано, первое издание "Курса" появилось в 1884-1888гг., второе заставило себя долго ждать и вышло в свет только в 1896-1899гг. И.Я. Фойницкий объясняет в предисловии ко второму изданию причину задержки тем, что "за этот период последовали весьма крупные изменения в судебном нашем законодательстве, а в близком будущем предвиделись новые переделки, еще более крупные. Требовалась довольно значительная и притом такая переработка курса, на которую у автора не было не только времени, но и охоты". Эти перемены (введение уголовной юрисдикции административных органов, сокращение компетенции суда присяжных и т. д.) не укладывались в стройное, научно выверенное здание "Курса". Исключений из правила оказалось больше, чем общих явлений, - ясно, почему не хватало охоты. По сравнению с первой публикацией "Курса" во втором, а затем и третьем его изданиях текст некоторых глав сократился. Первая и вторая главы вводной части подверглись сокращению, но зато появились новые разделы, например об административно-судебных установлениях. Автор при этом весьма отрицательно отнесся к закону от 12 июля 1889г. "Положение о земских участковых начальниках", которым была введена судебная власть административных органов. Решением, единственно отвечающим потребностям правосудия и его достоинству, Фойницкий считал восстановление юрисдикции судебных органов и полное упразднение судебной власти администрации. Несмотря ни на что, ему в основном удалось и в этих более поздних изданиях сохранить общий строй идей и сам дух судебной реформы 1864г., решительно отстаивая ее завоевания - суд присяжных, гласность, мировые установления и т. д. Вместе с тем в позднейших изданиях "Курса" порой сквозит тонко подмеченное современниками чувство глубокого разочарования, вызванного изменением политики правительства в отношении первоначальных идей судебных реформ. "Когда в 1884г., после двадцати лет появления Уставов, - писал Г.Б. Слиозберг 1 , - автор мог с чувством удовлетворения говорить себе: все это наше, родное, наш действительный быт, когда-то заимствованное, но уже вполне с нами сроднившееся право, все эти институты - пересаженные деревья, но хорошо принявшиеся, пустившие глубокие корни внизу и украсившиеся сверху густой листвой. По истечении дальнейших двенадцати лет у автора при переработке первого издания осталась та же теплота чувств к этим деревьям, но вместо чувства удовлетворения при виде этих деревьев, отчасти обрубленных, со вставными наподобие фабрикуемых рождественских елок ветвями, у автора не могло быть иного чувства, противоположного, согреваемого одной только верою в то, что

1 Слиозберг Генрих Борисович (1863-1937) - юрист, публицист, еврейский общественный деятель. Окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета, завершил образование в Лейпциге и Лионе. С 1893 г. начал работать в адвокатуре, был членом Петербургского юридического общества. Вел предварительную защиту Бейлиса. В 1906 г. по приглашению Столыпина стал работать юрисконсультом хозяйственного департамента Министерства внутренних дел. Был" председателем Петроградской еврейской общины. После октябрьского переворота эмигрировал в Финляндию, затем в Париж, где проявил себя как активный противник советской власти.

все пойдет по-старому, родному"1 . Так или иначе, но второе и особенно третье издания, вышедшие в свет еще при жизни автора, наиболее точно отражают статус-кво российского уголовного судопроизводства того времени и его оценку И.Я. Фойницким. Поэтому в основу настоящей публикации было положено третье издание "Курса".

Первый его том посвящен основным началам уголовного процесса (вводная часть) и судебным установлениям, или судоустройству. Для курса уголовного процесса вопросы, касающиеся судоустройства, изложены даже слишком пространно и в значительной мере относятся к области государственного права (глава о судебной власти), причем раздел о судебной деятельности мог бы сделать честь любому курсу по теории судоустройства. Он имеет прямое касательство не только к уголовному, но и к гражданскому и даже административному процессам.

Система уголовного процесса, начинающаяся, собственно, со второго тома, имеет определенные особенности, требующие пояснения для современного читателя. Она распадается, по терминологии автора, на статику и динамику процесса. Статика охватывает институты, которые встречаются во всех стадиях судопроизводства и объединяются общим названием - предмет процесса. Это обвинение, защита, гражданский иск в уголовном суде, подсудность уголовных дел, доказательства в уголовном процессе, меры судебного принуждения, судебные решения, сроки и издержки процесса. Статику автор противопоставляет динамике процесса, т.е. движению дел по отдельным стадиям. Таким образом, система "Курса" Фойницкого приближена к современной, делящей уголовный процесс на Общую и Особенную части. Надо сказать, что во время написания работы подобная система уголовного процесса еще не была вполне очевидной, хотя уже нашла применение в материальных областях права - и гражданского и уголовного. Необходимой предпосылкой для такой постановки вопроса могло быть лишь признание уголовного процесса в качестве "юридического отношения", полноценными участниками которого являются не только судья или следователь, но и обвиняемый, также имеющий в процессе свои права 2 . Иначе говоря, это требовало усвоения уголовным процессом начал состязательности и частного права, что произошло по историческим меркам совсем недавно и не было в теории судопроизводства вполне осознанным фактом. Разделение системы процесса на две части, из которых одна

1 Слиозберг Г. И.Я.Фойницкий. Курс уголовного судопроизводства. T.I. //ЖМЮ. 1898, № 2. С.287.

2 Па эту сторону уголовного судопроизводства внимание было обращено сравнительно незадолго до И.Я. Фойницкого представителями германской процессуальной школы (Бюлов, Дегенкольб).

посвящена общим понятиям, а другая - движению этих понятий по стадиям судопроизводства, представляет собой не что иное, как выделение в структуре состязательного "юридического отношения" его элементов, а затем отслеживание возникновения этого правоотношения и его постепенного развития.

Важной отличительной чертой книги И.Я. Фойницкого является ее монографический, исследовательский характер. В первую очередь это можно сказать о вопросах судебного толкования закона (§ 60-66), подсудности уголовных дел (гл. IV т.2) и, в особенности, об учении о судебных доказательствах (гл. V т.2). Посвященная доказательствам, эта глава по сути представляет собой готовый учебник доказательственного права, которое Фойницкий считает "наиболее свободным от положительного законодательства и потому наименее рискующим быть поколебленным с изменением его". Столь подробная научная разработка учения о судебных доказательствах до Фойницкого в российской юридической литературе не предпринималась. Заслугой автора является создание общей - логической и правовой - теории судебных доказательств. Чрезвычайно интересны' суждения о нравственной стороне теории доказательств. Подчеркивается, что свободная оценка судом доказательств отнюдь не устраняет необходимости в тех юридических правилах, по которым она производится, поскольку лишь с помощью теории доказательств в судах "насаждается объективная правда вместо личного произвола". Формирование судейского внутреннего убеждения должно иметь, по Фойницкому, прочную нравственную опору в том, что это- не результат впечатления, а итог разумной оценки доказательств" по твердым правилам. Особое внимание автор уделяет предмету и пределам доказывания, одним из первых вводя данную проблематику в систему учения о доказательствах. При этом разработка вопроса об относимое™ доказательств отличается такой полнотой и завершенностью, которых не знает ни одно современное исследование.

В главах о движении уголовных дел по отдельным стадиям дается подробнейший анализ положительных процессуальных порядков в различных странах, главным образом во Франции, Австрии, Германии, Англии и России, а также критика их с позиций теории уголовного судопроизводства.

Конечно, за истекшие со времени опубликования "Курса" годы уголовно-процессуальное законодательство этих стран существенно изменилось, однако не настолько, чтобы большая часть глубоких оценок, данных автором тем или иным процессуальным институтам, утратила интерес для нынешнего читателя. Дело в том, что развитие уголовного процесса в результате судебных реформ в названных государствах в XX в. в конечном счете отвечало тем идеям, поборником которых являлся И.Я.Фойницкий. Это строгое разделение властей, независимость судей, расширение состязательности и четкое размежевание процессуальных функций, защита прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. -Вместе с тем некоторые устаревшие положения, касающиеся зарубежного уголовного процесса XIX в., нуждаются в корректировке, исходя из наиболее важных последующих преобразований. Так, например, во Франции в итоге судебной реформы 1958г. и принятия ряда последующих законов произошли существенные изменения в сторону демократизации уголовного процесса. Если раньше французский уголовный процесс строился на двух противоположных началах: розыскном - в стадии предварительного расследования и состязательном - в суде, что Фойницкий признавал, кстати, основным его недостатком (§308), то в наше время состязательные начала глубоко укоренились здесь и на досудебных стадиях. Такое направление развития уголовного процесса было предсказано Фойницким, который считал, что это лишь вопрос времени. Следственный судья в современном французском судопроизводстве приобрел большую независимость от прокуратуры, чем он имел по кодексу 1808 г. Особенно это стало заметно после реорганизации в 1958 г. обвинительной камеры при апелляционных судах, которая стала не только органом предания суду, как это было в XIX в., но и инстанцией, призванной следить за законностью следствия и соблюдением процессуальных форм. В этом отношении обвинительная камера, где используются состязательные процедуры, - значительно более эффективный институт, нежели существовавшие до середины XIX в. и на краткое время восстановленные в 1933-1935 гг. совещательные камеры при апелляционных судах 1 . Помимо обвинительной камеры во Франции в 1988г. на основании закона от 10 декабря 1985г. появился и другой важный коллегиальный орган контроля за следствием - следственная палата при трибуналах большой инстанции, служащая дополнительным противовесом воздействию на судебных следователей со стороны исполнительной власти и прессы.

Оценивая положение обвиняемого во французском уголовном процессе, Фойницкий отмечал недостаточную защищенность его прав на стадии предварительного расследования. В XX в. эти права получили большее развитие. В отличие от прежнего процессуального порядка обвиняемый в присутствии защитника уведомляется уже в ходе первого допроса его следственным

1 Хотя совещательные камеры должны были осуществлять контроль за законностью предварительного следствия, порядок разбирательства в них имел розыскной характер. Он был письменный и секретный, исключающий участие в рассмотрении дела защиты.

судьей обо всех имеющихся против него обвинениях, он вправе заявлять на предварительном следствии ходатайства о производстве экспертизы и контрэкспертизы, медико-психологического освидетельствования, знакомиться лично или через защитника с обвинительным заключением.

Значительные изменения претерпел и французский суд присяжных, который во времена Фойницкого действовал в составе двух отдельных коллегий - присяжных из двенадцати человек и трех коронных судей. Как и в большинстве других государств континентальной Европы, здесь произошло слияние присяжных с профессиональными судьями в одну коллегию (закон от 20 апреля 1945 г.) и изменение ее состава- ныне три постоянных члена суда и девять присяжных заседателей. По мысли законодателя, это должно было повысить качество принимаемых судом решений. Надо сказать, что Фойницкий не относился одобрительно к идее объединения коронной и присяжной коллегий (§ 118), хотя силу института присяжных видел "в дружном совместном действии профессиональных юристов и народных судей для выяснения и разрешения всех вопросов, как фактических, так и юридических" при сохранении разделения их судейских функций. Не вдаваясь здесь в оценку аргументов "за" и "против" сохранения раздельных коллегий в суде присяжных, исчерпывающим образом рассмотренных в "Курсе", отметим только, что на родине автора, в России, суд присяжных был восстановлен законом от 16 июля 1993г. именно в его классической форме, приверженцем которой был И.Я. Фойницкий.

Значительному реформированию со времени написания "Курса" подвергся и германский уголовный процесс. В ходе так называемой "малой реформы уголовного процесса ФРГ" (закон от 19 декабря 1964г. "Об изменении уголовного судопроизводства и судоустройства") были усилены гарантии прав и законных интересов обвиняемого при заключении под стражу (повышение обоснованности такого решения, ограничение сроков содержания под стражей), при окончании предварительного расследования (право обвиняемого знакомиться с участием защитника с материалами дела, ходатайствовать об истребовании дополнительных доказательств) и т. д. Ряд изменений, внесенных другими законами, касался процессуального положения защитника (1974-1976 гг.), потерпевшего (1986г.), ускорения судопроизводства (1978 г.), свидетельского иммунитета (1975, 1989 гг.). Существенной новацией явилась ликвидация в середине 70-х г.г. института судебных следователей (закон от 9 декабря 1974 г. "О реформе уголовно-процессуального права"), в результате чего предварительное расследование в германском уголовном процессе стало осуществляться только в форме так называемого прокурорского дознания, что, впрочем, не устраняет, а, напротив, усиливает состязательные начала, так как вопросы юстиционного характера (легализация собранных данных в качестве судебных доказательств, контроль за применением мер принуждения) осуществляет здесь так называемый судья-дознаватель. Однако в отличие от прежнего судебного следователя он дела к своему производству не принимает, а значит, ни в коей мере не берет на себя и бремя ответственности за исход уголовного преследования. В итоге - чистота разделения функций обвинения и суда при сохранении активности судьи на стадии предварительного расследования. Правда, указанным законом обвиняемый был лишен права знакомиться с материалами дела по окончании расследования. Но следует иметь в виду, что состязательность и не предполагает раскрытия сторонами своих процессуальных "карт" до судебного разбирательства, а определенное ущемление интересов обвиняемого, вызванное таким ограничением, с лихвой компенсируется правом защиты участвовать в проведении на предварительном расследовании так называемых судейских следственных действий - осмотров, допросов и таким образом непосредственно составлять себе мнение об имеющихся доказательствах. По своей природе реформа немецкого уголовного процесса явилась, в сущности, продолжением и развитием подмеченной Фойницким реакции германского, австрийского, скандинавского и ряда других законодателей на крайности классического французского уголовного процесса и проявлением тенденции к сближению континентального и англо-саксонского процессов в состязательном направлении.

Сам английский уголовный процесс, которому посвящено немало страниц книги, также подвергся за истекшее время значительным изменениям. Основные перемены приходятся на 60-70-е гг. нынешнего столетия. В первую очередь следует отметить реформу английской судебной системы. Так, законом 1971 г. "О судах" ликвидированы все суды ассизов и четвертных сессий и вместо них учрежден единый суд, известный как Суд короны1 . После закона 1907г. "Об апелляции", на который ссылался Фойницкий, был принят новый закон 1968г. "Об апелляциях по уголовным делам". Им был, в частности, упразднен Уголовный апелляционный суд, а его полномочия переданы уголовному отделению Апелляционного суда. Еще раньше прекратил существование упоминающийся в книге (§374 ) Суд для резервированных дел короны (Court for Crown Cases Reserved). Утратило ныне свое терминологическое значение и разделение судей низших судов на мировых и оплачиваемых полицейских судей-магистратов, о котором писал

1 См.: Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 222.

Фойницкий (§ 101). По закону 1952 г. "О магистратских судах", магистратским является суд, состоящий из одного или нескольких мировых судей. Таким образом, английские магистратские суды являются в основном судами мировых судей, хотя к числу магистратов принадлежит и некоторое количество оплачиваемых профессиональных судей (главным образом, в крупных городах). С 1933г., после принятия закона "Об отправлении правосудия", почти перестало действовать так называемое большое, или обвинительное, жюри (§ 324), выполнявшее функции предания суду. Окончательно оно было ликвидировано в Англии законом 1948 г. "Об уголовном правосудии", а его полномочия перешли к магистратам. Законом 1972 г. "О правосудии по уголовным делам" был отменен имущественный ценз и расширены возрастные границы при формировании суда присяжных, что стало крупным шагом по пути демократизации этого органа.

Сравнивая различные национальные системы предварительного расследования, Фойницкий писал, что главный упрек английской системе состоит в том, что в Англии все досудебное производство находится в руках частных лиц (§ 308). И по сей день, согласно английской процессуальной доктрине, считается, что при возбуждении уголовного преследования представители власти в интересах состязательного баланса сил выступают наравне с частными лицами. Однако в последнее время в английском уголовном процессе наблюдается явственное усиление публичных (официальных) начал в обвинительной деятельности. Так, значительно расширены полномочия полиции при производстве ареста без судебного приказа (законы 1967 г. "Об уголовном праве" и 1984 г. - "О полиции и доказательствах по уголовным делам"). С 1986 г. в Англии началась реформа органов уголовного преследования. Функции возбуждения обвинения переходят от полиции к специально созданной Государственной обвинительной службе, во главе которой стоит Генеральный атторней и подотчетный ему Директор публичных преследований. Последний назначает на места королевских обвинителей. Мы видим, что в Англии появляется, таким образом, служба, весьма напоминающая по своим уголовно-процессуальным задачам континентальную прокуратуру.

Определенные изменения претерпела в британском уголовном процессе и сама процедура производства по уголовным делам. Характеризуя английские судебные формы, Фойницкий опирался на трехчленное деление преступлений, существовавшее до сравнительно недавнего времени в английском уголовном праве: особо тяжкие преступления (treason), тяжелые преступления (felonie) и малозначительные преступления (misdiminor). От этого зависело избрание той или иной формы судопроизводства - судебное преследование по обвинительному акту при совершении treason или felonie, а также важнейших мисдеминоров или суммарная процедура - во всех прочих случаях. Однако следует иметь в виду, что в 1967г. законом "Об уголовном праве" было установлено: " все различия между фелонией и мисдиминором отныне отменяются" (ст.1). В настоящее время судопроизводство с обвинительным актом, предусматривающее возможность рассмотрения дела с участием присяжных, применяется по делам обо всех преступлениях, за исключением тех, кстати весьма многочисленных, которые по нормам статутного права подлежат упрощенной (суммарной) юрисдикции.

Как отмечалось выше, предание суду в английском уголовном процессе осуществляется ныне уже не большим жюри, а магистратами, причем законом 1967 г. "Об уголовном правосудии" допускается с согласия сторон и широко применяется на практике сокращенная форма предания суду в ходе предварительного слушания дела - так называемое предание суду без рассмотрения доказательств.

Дало трещину и незыблемое ранее правило английского уголовного процесса о безусловном единогласии присяжных при постановке вердикта (§ 355). Законом 1974г. "О суде присяжных" при отсутствии единогласия допускается принятие решения большинством голосов 10 к 2 или 11 к 1, если коронный суд считает приговор разумным.

В рамках данной статьи нет возможности подробно останавливаться на изменениях, происшедших в XX в. в российском судопроизводстве, - слишком велики отличия нынешнего уголовного процесса от того, который существовал в России в начале века. Уголовный процесс советского периода, по существу, представлял собой судопроизводство смешанного, следственно-состязательного типа с явным преобладанием следственных (розыскных) начал, в том числе в судебных стадиях. В основе своей он воспроизводил схему уголовного процесса начала Франции XIX в. Вместе с тем первые шаги нынешней судебной реформы - допуск защитника на ранних этапах следствия и дознания, расширение свидетельского иммунитета, введение судебного контроля за мерами процессуального принуждения и правила об исключении доказательств, полученных с процессуальными нарушениями, воссоздание суда присяжных и др. - дают основание надеяться, что современный состязательный процесс не окажется для России бесплодной мечтой. В этот переломный момент труд И.Я. Фойницкого, одухотворенный одной идеей - "сделать русский суд более могущественным в укреплении начал социальной правды и справедливости", может сделаться бесценной находкой для российского законодателя. Касается ли автор суда присяжных - мы видим перед собой подробнейшее наставление воссоздателям этого инстатута, затрагивает ли он вопрос о предварительном следствии - и очевидной становится необходимость его преобразования в духе состязательности, идет ли речь об адвокатуре - рефреном звучит плодотворнейшая идея о защите как общественном служении. Книга И.Я. Фойницкого может явиться своего рода связующим звеном между нынешними преобразованиями и великой судебной реформой 1864г., идеалы которой он всегда отстаивал и развивал. Не борьба с врагами внешними и внутренними, но создание справедливого правосудия "для всех равного, безволокитного и неразорительного" - эта задача была важна для России тогда, важна она и сегодня, и именно ей посвятил свою жизнь и труд замечательный российский ученый Иван Яковлевич Фойницкий.


См. новый учебник в традициях И.Я. Фойницкого


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz