Головко Л.В. Дознаниек и предварительное следствие в уголовном процессе Франции


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Головко Л.В.
Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. М., 1995. 130 с.

Скачать книгу

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1. Дознание

§ 1. Понятие дознания и судебной полиции: их содержание и развитие.

§ 2. Субъекты уголовного процесса в стадии дознания.

§ 3. Формы дознания в уголовном процессе Франции

§ 4. Процессуальные действия в стадии дознания

Глава 2. Предварительное следствие

§ 1. Понятие, принципы и значение предварительного следствия

§ 2. Субъекты предварительного следствия, их процессуальные функции

§ 3. Начало предварительного следствия

§ 4. Следственные действия

§ 5. Судебный контроль и временное заключение под стражу

§ 6. Окончание предварительного следствия

§ 7. Производство предварительного следствия II инстанции

Глава 3. Концепции реформы дознания и предварительного следствия и развитие новейшего законодательства

§ 1. Концептуальные идеи реформы предварительного следствия и дознания Реформа и контрреформа 1993 года

Заключение

ВВЕДЕНИЕ

Процессуальная карта Европы, ставшая итогом многовекового развития, сформировалась в XIX столетии. С того времени принято разграничивать уго- ловное судопроизводство согласно двум моделям: англосаксонской и континентальной. Активная научная разработка, направленная на историко-догматическое осмысление структуры и движения уголовного процесса, привела к появ- лению того понятия, которое в отечественной науке принято называть «историческая форма судопроизводства» . Таковых оказалось три: инквизиционная (розыскная), состязательная (обвинительная) и смешанная. Поскольку первая из них перестала существовать почти повсеместно уже в прошлом столетии, то действующие процессуальные порядки европейских государств в научном изложении сводились, как правило к двум последним вариантам. Геогра- фическое разграничение процессуально-правовых семей достаточно точно сов- пало с историко-догматической классификацией форм судопроизводства. Так, англосаксонский уголовный процесс предстал носителем состязательного (обвинительного) начала, тогда как смешанного процесса стали придерживаться те страны континентальной Европы, которые теоретически или фактически заимствовали французский Кодекс уголовного расследования (Code d'instruction criminelle) 1808 годах.

Последующее развитие привело к определенной «конвергенции» прежде абсолютно полярных континентального и англосаксонского уголовного про- цессов. Данное явление стало особенно заметно после начала европейской ин- теграции, создания Европейского Союза и появления наднациональных органов (в том числе судебных: Европейский суд по правам человека в Страсбурге и суд Европейского Союза в Люксембурге). Взаимное влияние процессуальных систем, до того остававшееся в рамках сравнительно-правовой доктрины, перешло на правоприменительный, а подчас и нормативный, уровень. В западной науке даже всерьез заговорили о «размывании границ», воспринимая такие понятия как «смешанный» или «состязательно-обвинительный» уголовный процесс как уже устаревшие стереотипы. Думается однако, что классическое разграничение систем и форм уголовного судопроизводства продолжает оставаться крайне важным как с научной точки зрения, так и с позиции выработки процессуальной политики государства.

Россия, как до октября 1917 года, так и впоследствии, постоянно придер- живалась смешанной формы организации уголовного процесса, включавшей, как известно, розыскное (в основном) предварительное расследование и состязательное судебное разбирательство. Авторы концепции уголовно-процессуального законодательства РФ, разработанной в настоящее время, учли данное обстоятельство и провозгласили, что приверженность нашего процесса к кон- тинентальной (смешанной) модели будет сохранена в новом УПК РФ.

В этой связи нельзя не согласиться с тем, что «попытка реформировать уголовное судопроизводство по континентальному (смешанному) типу привле- кает внимание к процессуальному законодательству в европейских государствах, например, Франции».

В структуре смешанного уголовного процесса особый интерес представляет досудебная его часть, ибо именно она вызывает подчас самые острые дис- куссии, одной из которых давно стала в российской юридической науке поле- мика об оптимальной организации следственного аппарата. В последнее время все большее число сторонников находит идея передачи следственных функций в судебное ведомство и возрождения существовавшего до революции в России института судебного следователя (следственного судьи). Данное обстоятельст- во опять-таки вызывает необходимость творческого переосмысления опыта существования института судебных следователей в дореволюционной России и других стран.

Франция является родоначальницей классического континентального смешанного процесса, который впоследствии был воспринят почти всеми евро- пейскими государствами, включая Российскую Империю. Именно во Франции была создана оригинальная конструкция предварительного следствия, в центре которой находится фигура следственного судьи. Русский судебный следователь во многом обязан своим происхождением французскому следственному судье.

Таким образом, французская организация досудебных стадий уголовного процесса должна представлять особый интерес для нас в настоящее время в свете последних проектов реформы предварительного расследования и стремления развивать российское законодательство в русле смешанной формы судо- производства".

Однако, законодательство Франции также не стоит на месте: для него характерна значительная эволюция в области уголовного процесса и, прежде всего, предварительного следствия и дознания. Данная эволюция имела место не только в течение XIX и первой половины XX веков, итогом чего стала коди- фикация 1958 года, но и в последние десятилетия. Причем, именно сейчас в раз- витии досудебной части уголовного процесса во Франции наметился перелом- ный момент, в связи с чем ее перспективы в достаточной степени туманны'2.

Тем больший интерес для российской процессуальной науки должен представлять анализ основных тенденций развития досудебных стадий во Франции, попытка которого предпринята в настоящей работе.

Автор не ставил перед собой задачу всестороннего сравнительно-правового исследования российского и французского судопроизводства, а поэтому не часто прибегает к прямому сопоставлению конкретных институтов и понятий. Такие сопоставления делались лишь в том случае, когда иначе трудно было объяснить специфику французского процессуального законодательства. Автор счи'дает такой подход вполне правомерным, как справедливо указал А. Саидов, возможны сугубо страноведческие исследования, не преследующие сравнительно-правовых целей. Но и такие исследования всегда будут иметь компаративистскую окраску, содержать значительный эмпирический и фактологический материал для дальнейших сравнительно-правовых исследований, прежде всего для сравнения с правовой системой страны компаративиста». p>Работа озаглавлена «Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции» и включает анализ двух стадий французского уголовного процесса, которые в России составляют две формы предварительного расследо- вания. Однако, по мнению автора, во Франции отсутствует аналогичное понимание проблемы. Там нет единой стадии уголовного процесса, называемой

Справедливости ради, следует отметить, что провозглашенная авторами упомянутой Концепции уголовно-процессуального законодательства приверженность к континентальному типу процесса осталась, в основном, декларацией. Подготовленный ими проект общей части УПК (см.Российская юстиция, 1994, # 9) является в большей степени отрицанием идей смешанного процесса в отличие от альтернативного проекта кодекса (см. Российская юстиция, 1994, #11). Подробнее о проблеме будущей формы российского уголовного процесса в связи с появлением нескольких проектов УПК см. специально посвященную этому вопросу работу Ь. Golovko, Ь' evolution 4е la procedure penale russe, 11 ечие de droit penal et 4е criminologie (Bruxelles), 1995, # 3, р. 242.

Новейшую эволюцию уголовного процесса Франции следует рассматривать в контексте общеевропейской эволюции континентальной системы процесса. Конец ХХ века стал эрой реформ в данной области права. См. F.Тuйens, Ьа procedure penale: grandes lignes 4е comparaison entre systemes nationaux, в сб. Proces penal et droits 4е 1homme, Paris, 1992. р.33. Ограниченные рамки настоящего исследования не позволяют проанализировать европейские реформы во всей их полноте, что представляется крайне важным для российской процессуальной науки.

А. Саидов, Сравнительное правоведение и юридическая география мира, Москва, 1993, с. 15.

«предварительным расследованием», включающим дознание и предварительное следствие. Последние рассматриваются во Франции как совершенно самостоя- тельные стадии уголовного процесса. Иногда там принято говорить о досудеб- ной части судопроизводства, но и она не заменяет привычное нам предварительное расследование, ибо, во-первых, не является стадией, а, во-вторых, включает кроме дознания и предварительного следствия также возбуждение уголовного преследования.

Кроме того, здесь рассматривается лишь общий порядок производства предварительного следствия, то есть за рамками работы остались специальные процедуры (по делам несовершеннолетних, в области военной юстиции и др.).

Обширное законодательство Франции о дознании и предварительном следствии проделало значительную эволюцию. Основными вехами на его пути явились: Кодекс уголовного расследования 1808 г., создавший классический об- разец предварительного следствия смешанного процесса15; Закон 1897 г., кото- рым были внесены существенные изменения в указанный Кодекс, прежде всего, с точки зрения появления состязательности в досудебных стадиях процесса; УПК 1958 года, действующий до настоящего времени; Законы от 4 января и от 24 августа 1993 года, содержащие одну из крупнейших реформ дознания и пред- варительного следствия за два последних столетия.

Следует также иметь в виду, что УПК Франции имеет очень сложную структуру, и отдельные его части различаются по своему юридическому значению (собственно закон, подзаконные, а отчасти даже ведомственные акты)16. В настоящей работе основное внимание было уделено основной части УПК, так как именно она играет главную роль в регулировании уголовно-процессуальных отношений и представляет наибольший интерес с точки зрения правотвор- ческой мысли.

Понятие «возбуждение уголовного преследования» буквально во Франции рассматривается как возбуждение «публичного иска». Автор рассматривал эти термины как равнозначные, ибо он полностью солидарен с С.Боботовым, что «принятое в буржуазном праве понятие «уголовного иска» не следует отождествлять с иском в этимологическом значении этого слова. «Уголовный иск» - это возбуждение уголовного дела государственными органами уголовного преследования.» (С. Боботов, Французская уголовная юстиция, М., 1968, с. 57). Представляется только, что термин «action publique»

чнее переводить как «публичный иск», что впрочем не слишком принципиально.

Кодекс уголовного расследования (С.I.С) Франции 1808 года стал моделью для законодательства многих стран Западной Европы (Италия, Германия, Испания, Португалия, Швейцария, Нидерланды...). В Бельгии и Люксембурге он был официально принят как действующий законодательный акт и остается в силе до сих пор. См. подробнее R.ТЬlrу, Precis 4' Instruction Criminelle en Droit Luxembourgeois, Luxembourg, 1971, р. 23. Н- p BosIy, Elements de droit de la Procedure penale, Louvain, 1994, р. 15.

Понятие "закон" и др. используются здесь исходя из принятой во Франции терминологии. Подробнее об этом см. А. Лубенский, Систематизация законодательства во Франции, Информация о законодательстве зарубежных стран, вып. 50, М., 1970, с. 12; М.Вильданова, Источники права Франции, Диссертация на соискание ученой степени канд. юрид. наук, М., 1987.

Необходимо также в нескольких словах охарактеризовать современное состояние доктринальной разработки проблем дознания и предварительного следствия во французской науке.

Французская процессуальная литература имеет, как минимум, две особенности по сравнению с российской. Первая касается, главным образом, курсов и учебников. Для них характерно соединение в одном издании вопросов уголов- ного права и процесса, а нередко еще и криминологии, пенитенциарии и т. д. Ясли зта особенность может оцениваться по разному, то вторая заслуживает всяческого одобрения. Речь идет о том, что во Франции практически не существует понятия «устаревшая» литература Все заслуживающие внимания работы за последние два века (иногда и раньше) постоянно находятся в научном обороте, обильно цитируются, причем, в основном, даже не в разделах, посвященных ис- тории вопроса, а в рамках современной полемики. Здесь не сыграла, ко всему прочему, существенной роли кодификация 1958 года и прекращение действия Кодекса 1808 г. Все труды, созданные на основе старого Кодекса, остались в научном обороте и продолжают активно использоваться во всех дискуссиях.

Среди курсов, изданных в XIX и первой половине XX веков во Франции, можно выделить работы Фостена Эли, Гарро, Видаля и Ру. Первые две стали, безусловно, классическими. После принятия УПК 1958 года появились фундаментальные труды Буза и Пинателя, а несколько позднее Мерля и Витю. Следу- ет отметить также учебники Сойе и Расса. В последние годы регулярно переиздаются курсы Праделя, а также Стефани, Левассера и Булока (последнее изда- ние вышло уже под именем Левассера и Булока в связи с кончиной Стефани).

Существуют также курсы, специально посвященные деятельности поли- ции. Это, во-первых, работа ныне покойного Ламбера («Теоретический и практический курс судебной полиции»), во-вторых, труд Парра и Монтрея («Курс полицейского уголовного процесса»).

Среди монографических сочинений о дознании выделяется книга Дениса «Первоначальное дознание». Подобных изданий о предварительном следствии несколько больше. Это одноименные работы Шамбона и Ван Руймбеке «Следственный судья», диссертация Булока «Следственный акт», а также моно- графии Жандидье и Шамбона о предварительном следствии II инстанции. По- следним достижением французской юридической мысли в данной области явля- ется фундаментальный труд Праделя «Предварительное следствие», увидевший свет в 1990 году. Без преувеличения можно сказать, что данное сочинение по объему, научной глубине и энциклопедизму не имеет аналогов не только во французской, но и во всей европейской литературе.

Наиболее солидными сборниками судебной практики являются работы Жандидье и Бело, а также Праделя и Варинара (второй том посвящен уголов- ному процессу).

Эту особенность французской криминальной науки критиковал еще в начале века И. Щегловитов. С тех пор положение дел там не изменилось. См. И. Щегловитов, Уголовное судопроизводство перед лицом науки, Право, 1904, # 17, с. 957.

Статьи по проблемам дознания и предварительного следствия часто появ- ляются на страницах французской юридической периодики. Ведущими изда- ниями являются Журнал криминальной науки и сравнительного уголовного права (Revue de science сгпп|пеПе et de droit penal compare), Журнал пенитенци- арного и уголовного права (Revue penitentiaire et de droit penal) и сборник Даллоз (Recueil Dalloz).

Российская научная литература по вопросам французского предварительного расследования достаточно скудна. Ни до революции, ни впоследствии не было издано ни одной работы, специально посвященной досудебной части уголовного процесса Франции.

Можно отметить лишь диссертацию Г. Мачковского об уголовно-процессуальной деятельности полиции во Франции, в которой не были затронуты вопросы предварительного следствия, а также кандидатские диссертации С. Боботова и А. Лубенского, посвященные реформе 1958 года.

Несколько ранее увидели свет блестящие работы Н. Полянского о доказа- тельствах в иностранном уголовном процессе и о судьбе процессуальных гаран- тий личной свободы во Франции, но в них проблемы дознания и предварительного следствия были рассмотрены лишь отчасти, также, как в последующих мо- нографиях С. Боботова и А. Лубенского. Можно выделить, кроме того, работу T. Устьянцевой об организации французской экспертизы и историческое иссле- дование М. Чельцова-Бебутова о происхождении во Франции розыскного про- цесса. Раздел о французском уголовном процессе М. Михеенко и В. Шибико в учебном пособии «Уголовно-процессуальное право Великобритании, США и франции» (два издания) представляется не слишком удачным и является, в ос- новном, компилляцией российской литературы по данному вопросу без учета оригинальных источников.

Отдельные статьи, затрагивающие проблемы дознания и предварительного следствия во Франции, появлялись на страницах юридических журналов (С. Боботов, А. Лубенский, В. Каминская, Э. Шейно и др.).

Автор при подготовке настоящей работы старался максимально учиты- вать все достижения российских ученых, занимавшихся исследованиями в области зарубежного уголовного и процессуального права, в частности французского. Кроме того, с некоторым сожалением констатируя отсутствие и в Западной Европе, и в России до настоящего времени общей теории континентального уголовного процесса (к которому, вне всякого сомнения, принадлежат Россия и Франция), автор надеется, что предлагаемая монография сможет послужит скромным вкладом в дело создания такой теории.


F. Tulkens, Introduction au droit penal, Bruxelles, 1993, р. 371.

Оставим в стороне дискуссии о том, существовал ли обвинительный процесс как особая форма судопроизводства, или он полностью поглащается понятием «состязательный процесс».

Исключения хотя и имели место, скажем некоторые кантоны Швейцарии (см. И. Щегловитов, Реформа уголовного процесса в Цюрихском кантоне, Право, 1904, #25, с.1342), но воспринимались скорее как странное недоразумение, нежели чем явление, достойное внимания.

Ни к той, ни к другой группе нельзя отнести Скандинавские страны, однако их процессуальный мир оказался столь замкнут и своеобразен, что почти выпал из поля зрения юридической науки как в России, так и в Западной Европе.




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100