Карякин Е.А. Роль суда в достижении истины и справедливости по уголовному делу // Реализация принципа состязательности в уголовном судопроизводстве.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

 

Карякин Е.А.
Реализация принципа состязательности в уголовном судопроизводстве (вопросы теории и практики):
монография. - Оренбург: ГОУ ОГУ, 2005. - 98 с.

К оглавлению.

 

2.2 Роль суда в достижении истины и справедливости по уголовному делу

Споры о том, какой характер носит истина в уголовном судопроизводстве, каковы ее критерии, является ли истина целью доказывания, могут носить бесконечный характер, между тем, практически каждый день суды именем Российской Федерации выносят приговоры по уголовным делам - вершат правосудие. И то, что будет изложено в конкретном приговоре имеет не только процессуальное, преюдициальное, воспитательное значение, но и представляет собой явление судьбоносное как для личности, попавшей в орбиту уголовного судопроизводства, так и для государства, которое осуществляет правоохранительную функцию и в ответе за принятое судебной властью решение.

Идеальной представляется та ситуация, когда суд, рассматривая дело в состязательном процессе, установит в уголовно-правовом споре объективную истину и восстановит справедливость, о чем пишет А. Тушев: "…решение суда все-таки должно базироваться на объективной истине. Иначе ни о какой справедливости не может быть и речи. Состязательность - это способ достижения истины"1.

"…Без истины нет правосудия, истина есть единственно незыблемая основа справедливости", - заключает Г.В. Софронов2. Однако, даже в тех условиях, когда объективная истина просто недостижима, суд обязан принять законное, обоснованное и справедливое решение - следовательно, между понятиями "истина" и "справедливость" нельзя ставить знака равенства. Кроме того, даже убежденные апологеты исчезнувших из уголовно-процессуального закона принципов всесторонности, полноты, объективности исследования обстоятельств уголовного дела и объективной истины признают на сегодняшний день, что "значительное расширение начал состязательности в уголовном судопроизводстве по существу исключило из доказательственного права истину как цель доказывания по уголовным делам"3.

Итак, законодатель в ст. 297 УПК РФ помимо требования о законности и обоснованности приговора, перекочевавших в указанную норму из ст. 301 УПК РСФСР, впервые нашел место требованию справедливости. Не использовав в тексте закона избитого термина "истина", законодатель сделал акцент на справедливости. Возможно, таким образом, законодатель уравнял в процессуальном смысле понятия "истина" и "справедливость" и сосредоточился на последнем. Еще И. Кант писал: "ничто не возмущает нас больше, чем несправедливость; все другие виды зла, которые нам приходится терпеть, ничто по сравнению с ней".

Философская природа понятия "справедливость" бесспорна. В частности, Парменид и Демокрит говорили, что "все происходит в силу необходимости, необходимость - это то же, что судьба и справедливость, и провидение, и сила, созидающая мир"1. В России наиболее плодотворным в плане исследований проблемы справедливости оказался XIX век. Характерной особенностью работ российских теоретиков явилось рассмотрение проблем права и справедливости в теснейшей связи с проблемами нравственности2. Такой подход был обусловлен тем, что "в действительности право никогда не обособляется… от нравственности"3. В.И. Хайруллин отмечает, что вряд ли следует признавать тождественность понятий справедливости и нравственности, поскольку более широко распространенным является мнение, что нравственность - общее понятие, тогда как справедливость - частное; последнее входит в состав первого4.

Существует точка зрения, которая рассматривает справедливость как договор о полезном между людьми с целью не вредить друг другу и не терпеть вреда - возможно, данная теория наиболее близка юридической мысли5. Отсюда происходят основные нравственные правила: не делай другим того, чего не хочешь, чтобы они делали тебе; делай другим то, что ты хочешь, чтобы они делали тебе. Между тем, в соответствии с данной теорией получается, что люди, не желающие или не могущие участвовать в таком договоре, "остаются за бортом" категорий справедливости и несправедливости. Кроме того, понятие справедливости как оценочное понятие истины каждым из субъектов, для всех субъектов разное. И только сложив все эти представления субъектов о добре и зле в единое целое, и выведя из этой совокупности общее единое благо, можно говорить о требовании справедливости для всего общества. Отсюда, справедливость в общем понимании это то, что объединяет всех людей в силу объективных свойств единства человеческой природы и субъективной полезности гармоничного взаимодействия людей между собой для достижения общих целей. Однако, в отношении каждой конкретной личности как "частицы" общества, справедливость оказывается наполненной различным содержанием. Таким образом, справедливость сама по себе не есть нечто определенное (объективное), но в отношениях между людьми она чаще всего предстает как определенный договор о том, чтобы не вредить друг другу и самим не терпеть вреда. Так, если суд выносит приговор, и этот приговор действует не на пользу взаимоотношений людей в обществе, то объективно это несправедливый приговор. Хотя субъективно, например, для оправданного судом человека, который реально совершил преступление, данное решение может оказаться весьма справедливым.

Б.Н. Чичерин трактовал справедливость в трех аспектах: во-первых, в его терминологии, справедливость это правда, т.е. справедливость понимается расширительно; во-вторых, к этому понятию он подходит с позиций воздаяния; в-третьих, правовед различает понятие юридической справедливости, юридического закона, нравственного закона, т.е. в его концепции справедливость предстает более конкретно: юридическое понятие справедливости не отождествляется с нравственным понятием. Разграничение правовой справедливости и нравственной справедливости - существенная особенность концепции Б.Н. Чичерина1.

Н.Н. Алексеев, один из видных правоведов начала XX века, писал: "Глубочайшей основой идеи справедливости является мысль о том иерархическом порядке, в котором стоят по отношению друг к другу ценности, - мысль о постепенном их достоинстве, о возрастающих и убывающих степенях их совершенства. Правильное отношение этих степеней и есть отношение справедливое. Справедливость…есть… истинная мера относительно достоинства ценностей"2.

В советской юридической литературе к проблеме справедливости очень долго проявлялось сдержанное, а подчас и весьма отрицательное отношение. Как отмечал В.П. Нажимов, осуществление юридической справедливости при осуществлении правосудия по уголовным делам требует строго взвешенной соразмерности (адекватности) назначенного наказания тяжести совершенного преступления и личности осужденного. Причем это соответствие должно быть убедительно обосновано и понятно не только осужденному, но и всем присутствующим в судебном заседании, поскольку лишь в этом случае приговор суда будет признан справедливым и убедительным3.

По мнению Т.К. Рябининой, О.В. Петровой, Е.Д. Горевого справедливость это в первую очередь этическая, нравственная категория, объединяющая в единую морально-правовую систему производство по уголовным делам. Правосудие это и есть справедливый суд, право на который гарантируется Всеобщей декларацией прав человека (ст. 10). В российском уголовном процессе после десятилетий произвола и беззакония роль этого нравственного принципа возросла. Справедливость это понятие морального и правового сознания. Справедливость всегда отражает соотношение нескольких явлений с точки зрения распределения добра и зла между людьми. В понятие справедливости включается соотношение между правами и обязанностями, между деянием и наказанием и т.д4.

Справедливость включает в себя гарантированность законом прав и свобод человека, равную и эффективную защиту каждого со стороны закона, - отражено в п. 5 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ1.

Ф.М. Кудин, автор главы учебника "Уголовный процесс", полагает, что справедливость выражает моральное требование, чтобы приговор устанавливал виновность или невиновность подсудимого в соответствии с тем, что имело место в действительности, чтобы в приговоре было правильно квалифицировано деяние лица и определено наказание в соответствии с тяжестью преступления и личностью виновного2. Как думается, в условиях УПК РФ, предусматривающего в числе иных процедур возможность постановления приговора в соответствии с главой 40 без проведения исследования доказательств, данное определение выглядит несколько неточным. Правоприменительная практика, как известно, таит немало "подводных камней" и сюрпризов, поэтому посмеем предположить, что требование законности, обоснованности и справедливости не всегда означают установления истины по уголовному делу. П.А. Лупинская пишет, что требование непременного установления истины по каждому уголовному делу несовместимо с установленным Конституцией РФ (ст.51), а затем в нормах УПК РФ правом обвиняемого на молчание (п.3 ч.4 ст.47), правом не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и родственников, а также в иных случаях освобождения лиц от обязанности давать свидетельские показания. Установив право на свидетельский иммунитет, законодатель явно предпочел охрану лежащих в основе этого иммунитета ценностей (презумпции невиновности, сохранения родственных отношений и др.) установлению истины "любыми средствами"3. На этом же вопросе заостряет внимание И.Б. Михайловская подметив, что доминирование юридической истины над истиной материальной отражает современные представления о социальной ценности судебной процедуры не как репрессии, но, прежде всего, как способа разрешения возникающих конфликтов с наименьшими потерями для общества4.

Как указывает Э.Ф. Куцова, решение о том, должна ли в уголовном процессе достигаться истина, какие процессуальные формы в этой связи необходимы и допустимы, связано с тем, что признается задачами уголовного процесса, связано с его назначением5. Как известно, назначение уголовного судопроизводства четко определено в ст. 6 УПК РФ.

"К сожалению, в УПК РФ принцип состязательности сконструирован так, что суд лишен возможности для активности", - сетует З.Д. Еникеев. "В ст. 15, регламентирующей этот принцип, нет указания о праве суда на исследование обстоятельств дела по собственной инициативе, т.е. без ходатайств сторон"1. Как думается, позиции уважаемых авторов не отвечает реалиям сегодняшней действительности, потому как "четкое императивное предписание об активности суда как субъекта" доказывания отсутствует не случайно, этот факт имеет существенное значение. Ориентировать суд на осуществление обвинительной (или защитительной) деятельности, а именно на собирание доказательств по собственной инициативе и в полном объеме - значит полностью разрушить и без того не прочную конструкцию принципа состязательности. Суд, разрешая дело, наделен значительными полномочиями в плане проверки и оценки доказательств, что является прочной основой для вынесения решения по делу. Еще в 2002 году Верховный суд РФ подчеркивал, что вызов дополнительных свидетелей по собственной инициативе суда при отсутствии на то ходатайства одной из сторон процесса, во всяком случае, будет свидетельствовать о выполнении судом не свойственной функции либо стороны защиты, либо стороны обвинения"2.

Изучив уголовно-процессуальный закон, представляется возможным воспользовавшись логическим приемом, сформулировать определение справедливого приговора исходя из содержания ст. 383 УПК РФ. Итак, справедливый приговор это такой приговор в соответствии с которым подсудимому назначено наказание, соответствующее тяжести преступления, личности подсудимого, причем наказание не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации и по своему виду или размеру не является чрезмерно мягким или чрезмерно суровым. Как представляется, такая формулировка весьма расплывчата, особого разъяснения требуют понятия "чрезмерная мягкость" и "чрезмерная суровость". Понятие справедливости в УПК РФ расширено по сравнению с определением ст.6 УК РФ, и выражено, как правило, в двух качествах. Во-первых, назначение виновному справедливого наказания (выделено нами - Е.К.) отвечает назначению уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ). Во-вторых, конкретизация требования справедливости проводится в ст.ст. 297, 332, 360, 361, 367, 373, 379, 381, 383 УПК РФ.

Таким образом, проблемой современного уголовного судопроизводства является, на наш взгляд, обеспечение требования справедливости в условиях состязательного процесса, в котором действуют юридические фикции, презумпции, стороны наделены правом заключать мировое соглашение (а обвиняемый и вообще заявлять ходатайство о постановлении приговора без исследования доказательств в порядке главы 40 УПК РФ), ходатайствовать об исключении доказательств по основаниям, предусмотренным в законе и иным образом влиять на ход и результаты уголовного судопроизводства.


1 Тушев А. Роль прокурора в реализации принципа состязательности в уголовном процессе // Российская юстиция. -2003. -№ 4. -С. 34.

2 См.: Софронов Г.В. Проблемы истины в уголовном судопроизводстве. -Екатеринбург. 1998. -С. 14,18.

3 Зажицкий В. Новые нормы доказательственного права и практика их применения // Российская юстиция. -2003. -№ 7. -С. 45.

1 Философия от античности до современности. - М.: Издательство "Директмедиа Паблишинг", 2003. - С. 213.

2 Хайруллин В.И. Теория справедливости в трудах российских правоведов XIX века // Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2003г. - Челябинск, 2003, Ч. 1. -С. 47.

3 Коркунов Н.М. Проблемы права и нравственности // Русская философия права. Изд. 2-е, доп. - Спб., 1999. - С. 135.

4 Хайруллин В.И. Указ. соч. - С. 47.

5 Досократики: Фрагменты. Мн.: "Харвест", 2001. - С. 71.

1 Там же. -С. 48.

2 Алексеев Н.Н. Идея справедливости // Русская философия права. Изд. 2-е, доп. - СПб., 1999. - С. 406, 407.

3 Нажимов В.П. О справедливости при осуществлении правосудия по уголовным делам // Принцип справедливости при осуществлении правосудия по уголовным делам. Межвузовский тематический сборник научных трудов. -Калининград, 1990. -С. 7.

4 Рябинина Т.К., Петрова О.В., Горевой Е.Д. Внутреннее убеждение в механизме доказывания по уголовному делу // Российский судья. -2003. -№ 5. -С. 15-16.

1 Международные акты о правах человека. -М., 1998. - С. 653-654.

2 Уголовный процесс / Под ред. П.А. Лупинской, И.В. Тыричева. - М., 1992. -С. 80.

3 Лупинская П. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе // Российская юстиция. -2002. -№ 7. -С. 5.

4 Михайловская И. Права личности - новый приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Российская юстиция. -2002. -№ 7. -С. 4.

5 Куцова Э.Ф. Уголовный процесс России: истина и состязательность // Законодательство. -2002. -№ 9. -С. 71.

1 Еникеев З.Д. Проблемы установления истины в уголовном процессе // Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2003 г. -Челябинск, 2003, Ч. 1. -С. 27.

2 Письмо Верховного Суда РФ от 24 декабря 2002 года № 7общ.-220 с ответами на вопросы судов по применению УПК РФ.

 


О состязательности см. на сайте:

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz