Карякин Е.А. Состязательность и криминалистика: точки соприкосновения // Реализация принципа состязательности в уголовном судопроизводстве.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

 

Карякин Е.А.
Реализация принципа состязательности в уголовном судопроизводстве (вопросы теории и практики):
монография. - Оренбург: ГОУ ОГУ, 2005. - 98 с.

К оглавлению.

 

4 Состязательность и криминалистика: точки соприкосновения

Состязательное построение уголовного судопроизводства, безусловно, определяет не только содержание норм уголовно-процессуального права, но и вектор развития науки криминалистики. Криминалистика, зародившаяся как "наука о реальностях уголовного права", безусловно, была ориентирована на обеспечение эффективной борьбы с преступностью.

Quis, quid, ubi, quibus, auxiliis, cur, quomodo, quando? (Кто? Что? Где? С чьей помощью? Почему и с какой целью? Как и когда?) - вопросы, служившие надежной схемой для следственной деятельности в течение многих веков, конечно же, не утратили своего значения и в настоящем времени. Однако, в нынешних условиях рассматривать в качестве предмета криминалистики, во-первых, способы совершения преступлений, профессиональные особенности и быт преступников (их жаргон, суеверия и т.д.) и, во-вторых, приемы расследования преступлений, как это в 1921 году предлагал проф. Г.Ю. Маннс не представляется возможным1.

Определение, которое было дано профессором Р.С. Белкиным в 1968 году гласит: "криминалистика - это наука о закономерностях возникновения, собирания, исследования и использования доказательств и основанных на этих закономерностях средствах и методах судебного исследования и предотвращения преступлений2. Означенная позиция классика криминалистики заставляет рассматривать указанную науку как свод практических рекомендаций, направленных в помощь следователю, прокурору, а порой и суду.

Как известно, ничто не стоит на месте - посему в условиях реализации положений УПК РФ приходится говорить об определенной трансформации предмета криминалистики. В связи с принятием УПК РФ перед науками криминалистического цикла возникает целый ряд принципиально новых задач, - отмечает Т.С. Волчецкая. Далее она пишет: "Изменения отдельных целеполагающих установок уголовного процесса, несомненно, затрагивают методологические основы криминалистики, обеспечивающей техническую, стратегическую, тактическую, методическую функции в процессе осуществления уголовно-процессуальной деятельности"3.

Немало копий уже сломано криминалистами и процессуалистами при определении статуса тактики профессиональной защиты от обвинения. Обоснованной предстает позиция В.И. Комиссарова, который замечает, что включение и исследование тактики профессиональной защиты по уголовным делам в рамках криминалистической тактики не совсем оправданно4. Включение такого элемента в структуру криминалистики, науки достаточно стабильной, имеющей солидные научные корни, действительно, обнажит внутренние противоречия и лишит криминалистику логики. На основании этого назревает вывод о необходимости формирования науки, которая должна будет выработать определенные методики ведения дела, защиты или представительства применительно к конкретным следственным (судебным) ситуациям.

Между тем, абстрагируясь от глобальных вопросов, стоящих перед наукой криминалистикой обнаруживаем другие, которые также вызывают интерес. Одним из таких вопросов является разработка тактики судебного следствия, заключающейся в анализе возможностей и пределов применения криминалистических рекомендаций судом.

В 1964 году была опубликована монография основателя концепции использования криминалистики в судебном разбирательстве Л.Е. Ароцкер. Автор отмечал, что важнейшими условиями, определяющими своеобразие применения положений криминалистической тактики судом, являются:

А) рассмотрение дела судом в коллегиальном составе;

Б) участие в исследовании доказательств, в производстве всех судебных действий наряду с судом представителей обвинения и защиты, подсудимого, потерпевшего, гражданских истца и ответчика и их представителей, а в необходимых случаях - экспертов и свидетелей;

В) активное участие подсудимого во всем судебном следствии;

Г) требование непосредственного восприятия судом всех доказательств, тщательной их проверки и оценки;

Д) проведение судебного следствия в условиях устности и гласности, в присутствии значительного числа граждан, на которых оно оказывает воспитательное воздействие;

Е) доказывание в значительно более сжатые сроки, чем на предварительном следствии;

Ж) проведение судом как процессуальных действий, уже ранее проводившихся следователем, так и новых. Поэтому для производства многих судебных действий характерны элементы повторности, что не может не иметь определенного значения для тактики их производства и оценки результатов1.

С поддержкой такой позиции выступал профессор Р.С. Белкин, который поддержал идею разработки тактики судебного следствия. Между тем, некоторые ученые-криминалисты, в том числе и А.Н. Васильев, отрицали необходимость разработки тактических приемов и методов для судебного разбирательства.

В структуру криминалистической тактики входят тактические приемы, рекомендованные для изобличения недобросовестных показаний обвиняемых, потерпевших, свидетелей: "психологические ловушки", "пресечение лжи", "отвлечение внимания" и иные методы, нашедшие свое место в судебном следствии. Причем некоторые из указанных рекомендаций, в том случае, если они реализуются судом в ходе судебного следствия, идут вразрез с принципами состязательности, презумпции невиновности, обеспечения права на защиту.

Сегодня вопрос о том, нужны ли такие разработки по ведению судебного следствия, вновь приобретает особую актуальность. Думается, что для этого есть веские основания. О.Я. Баев и М.О. Баев считают, что тактика судебного следствия должна состоять исключительно из тактики сторон (тактики уголовного преследования и профессиональной защиты), а тактики суда в принципе не должно быть1.

В.М. Бозров пишет: "…предположим, что целью уголовно-процессуального доказывания в российском уголовном процессе по-прежнему остается установление абсолютной истины (обстоятельств уголовного дела в полном соответствии с действительностью) и решение этой задачи возложим на суд (судью), который как активный участник уголовно-процессуального доказывания обязан вести судебное следствие и устанавливать доказательства искомой истины в соответствии с приемами и методами, разработанными для него криминалистической наукой. Иными словами, руководствоваться криминалистической тактикой судьи. Это означает, что перед началом судебного разбирательства судья должен составить план судебного следствия и предусмотреть в нем не только общий порядок исследования доказательств, но и проведения каждого судебного действия следственного характера в отдельности"2.

Однако, такая позиция при несомненной правильности положений, от которых отталкивался автор, рассматривается нами как радикальная. Планирование судом судебного следствия направлено на обеспечение порядка и последовательности, полноты проверки, оценки доказательств. К примеру, на основе обвинительного тезиса, сформулированного обвинителем или возражений стороны защиты, суд планирует определенные судебные действия (их содержание, объем, вопросы, подлежащие выяснению), которые необходимо провести для проверки состоятельности данной версии. "Планирование - это наиболее рациональное проведение судебного следствия, оно обеспечивает его внутреннюю организацию, и в этом смысле есть метод организации судебного процесса" - отмечает В.Д. Капустянский3.

"Для успешной проверки и оценки доказательств суд наделен полномочиями по участию в их исследовании в ходе судебного следствия и должен делать это с той степенью активности и в целом эффективности, которая требуется для выполнения указанной обязанности. Эффективное участие суда в исследовании доказательств для решения задач, поставленных перед ним законом, не может не включать определенной тактики этой деятельности" - обоснованно заключает Д.А. Мезинов4.

Представляется сомнительным то, что В.М. Бозров ставит знак равенства между тактикой судьи и участием суда как субъекта доказывания в обвинительной деятельности. Обращаясь к тем условиям, определяющим своеобразие применения положений криминалистической тактики судом, о которых Л.Е. Ароцкер писал еще 40 лет назад в условиях, когда роль суда рассматривалась иначе, чем сегодня, мы обнаружим, в первую очередь рекомендации обеспечительного характера, причем некоторые вполне состоятельны и в наши дни. Суд в лице председательствующего, устраняет наводящие вопросы, отклоняет вопросы, не имеющие отношения к делу, и может задавать вопросы лишь после допроса сторонами. Понятно, что суд при этом не должен планировать судебного следствия по заранее подготовленному сценарию, вместе с тем, моделирование вполне может иметь место, поскольку приговор суда во всех случаях должен быть законным, обоснованным и справедливым, а ключом к этому является устранение противоречий в доказательственной базе и полнота в исследовании доказательств.

Сегодня категорический вывод отдельных ученых относительно невостребованности криминалистики для нужд судебного разбирательства будет преждевременным. Обосновывается это тем, что тактические рекомендации и приемы нужны, прежде всего, для двух состязающихся сторон: обвинителей и защитников, поскольку в суде возникает потребность в осмыслении и решении задач ситуационного характера. Стало быть, появляется необходимость в разработке классификации и типизации ситуаций в первую очередь защиты. Представляется, что может возникнуть потребность в изучении соотношения ситуаций двух сторон: обвинителя и защитника, а это значит, что нужна разработка моделирования типовых ситуаций для обвинителей и, конечно же, для защитников.

В этой связи весьма положительно, что авторы обращаются к указанным проблемам и рассматривают их в свете принципа состязательности. Как уже указывалось, О.В. Вишневская предлагает ввести понятие - состязательная деятельность защитника и рассматривает в качестве таковой совокупность процессуальных действий в юридическом споре со стороной обвинения в целях оправдания обвиняемого или смягчения обвинения либо улучшения процессуального положения подозреваемого и обвиняемого1. Д.С. Игнатов отмечает, что с точки зрения криминалистики наделение адвоката-защитника правом на самостоятельное собирание доказательств в высшей степени актуально и обращается к проблемам выработки рекомендаций по сбору доказательственной информации адвокатом-защитником, по представлению ее суду2.

Конечно, на сегодняшний день стороны обвинения и защиты по своему положению не равны в процессе собирания доказательств в досудебном производстве. Стало быть, в судебном следствии защитник должен проявлять особую активность для доказывания своей позиции с помощью представленных им доказательств в судебном следствии.

Несомненно, для должной реализации состязательного начала необходима разработка и совершенствование приемов по тактике адвоката - защитника на предварительном и судебном следствии, необходимы знания криминалистической техники и др. - все это позволит адвокату эффективно провести защиту обвиняемого и не допустить нарушения его прав.

Как обоснованно замечает профессор А.П. Гуськова законодательное закрепление в УПК принципа состязательности, определения задач (назначения) уголовного судопроизводства позволило предопределить дальнейшую практическую потребность криминалистики в разработке новых эффективных приемов и рекомендаций как для субъектов, осуществляющих функцию уголовного преследования, так и адвокатов, реализующих функцию защиты1.

Абсолютно прав председатель Северо-Кавказского окружного военного суда, генерал-майор юстиции В. Горобец, который пишет: "В условиях состязательного процесса приговор более отвечает на вопрос, кто победил, чем на то, что же было на самом деле. Хотя законодателем и предполагается добросовестность сторон в исследовании доказательств, однако в их арсенале присутствуют и такие понятия как тактика обвинения и защиты. И, видимо потребуется значительное время, чтобы стороны овладели навыками состязательности уголовного процесса"2. Весьма отрадно то, что так прогрессивно мыслят высокопоставленные представители военной юстиции.

Однако, имеются и иные взгляды на данную проблему. Так, В. Зажицкий излагает свое видение: "…несмотря на то, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, суд обязан быть активным субъектом доказывания по уголовному делу. Однако было бы предпочтительнее это важное положение четко выразить в законе в виде императивного предписания, а не выводить его путем логического толкования закона"3. Как думается, автор пытается выдать желаемое за действительное, тогда как отсутствие "четкого императивного предписания об активности суда как субъекта" доказывания не случайно, а имеет существенное значение. Вызывают озабоченность в плане указанной проблемы веяния соседей - Республики Казахстан, которые раньше России вступили на путь реформирования уголовно-процессуального законодательства, приняв весьма прогрессивный Уголовно-процессуальный кодекс еще 13 декабря 1997 года. С.Д. Оспанов, автор учебника "Уголовный процесс Республики Казахстан (Общая часть), пишет: "Следует также отметить, что состязательность в уголовном процессе предполагает активное, самостоятельное участие в исследовании обстоятельств дела, установлении истины. Суд отвечает за справедливое разрешение дела. Он опирается на помощь сторон (подчеркнуто мной - Е.К.), состязающихся в процессуальном споре, освещающих дело со своих, нередко противоположных позиций"1. Таким образом, получается, что от суда, но никак не от сторон, которые рассматриваются лишь как помощники суда в исследовании обстоятельств дела, исходит основная активность - согласиться с этим сложно.

Ответом на данные высказывания могут послужить слова В. Горобца: "Воспринимая УПК РФ как подлежащий выполнению федеральный закон, мы рассматриваем предложения об усилении инициативы суда в исследовании доказательств и реанимировании института дополнительного расследования как противоречащие основному принципу УПК РФ и новому содержанию законности и обоснованности приговора"2.


1 Криминалистика, как прикладная дисциплина и предмет преподавания // труды профессоров и преподавателей Государственного Иркутского университета. Иркутск. 1921. Выпуск 2. -С. 139,147.

2 Криминалистика: учебник / под ред. Р.С. Белкина. -М., 1968. -С.9.

3 Волчецкая Т. С. Ситуационный подход в деятельности защитника: пути и перспективы исследования проблемы // Профессиональная деятельность адвоката как объект криминалистического исследования. - Екатеринбург: Изд-во "Чароид", 2002. - С. 21.

4 Комиссаров В. Предмет криминалистики //Законность.- 2004. -№ 3. -С. 8.

1 Ароцкер Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбирательстве. -М., 1964. -С. 17-19.

1 Баев М.О., Баев О.Я. Об особенностях тактики судебного следствия в современном уголовном процессе // Эволюция права и закона как фактор изменения криминалистики: генезис профессиональной защиты и представительства. -Екатеринбург, 2003. -С. 5.

2 Бозров В.М. Тактика судьи в прошлом и настоящем уголовном процессе // Российская юстиция. -2003. - №10. - С. 31.

3 Капустянский В.Д. Планирование как метод организации уголовного судебного процесса // Российский судья. -2003. -№ 10. - С.5.

4 Мезинов Д.А. К вопросу о правомерности использования некоторых приемов тактики допроса в состязательном судебном следствии по УПК РФ // Федеральное законодательство об адвокатуре: практика применения и проблемы совершенствования. - Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2004. - С. 239.

1 Вишневская О.В. Указ. раб., -С. 17.

2 Игнатов Д.С. Криминалистические основы деятельности адвоката-защитника по сбору доказательств и представлению их суду: автореф . … канд. юр. наук.- Ижевск, 2004. -С. 3-5.

1 Гуськова А.П. К вопросу о некоторых криминалистических аспектах профессиональной деятельности адвоката - защитника по уголовным делам // Профессиональная деятельность адвоката как объект криминалистического исследования.-Екатеринбург. 2002.-С.37.

2 Горобец В. Законность, обоснованность и справедливость приговора в условиях состязательности процесса // Российская юстиция. -2003. -№ 8. -С. 38.

3 Зажицкий В. Новые нормы доказательственного права и практика их применения // Российская юстиция. -2003. -№ 7. -С. 45.

1 Оспанов С.Д. Уголовный процесс Республики Казахстан (Общая часть). - Алматы: Юридическая литература, 2003. - С. 51.

2 Горобец В. Указ. соч., -С. 38.

 


О состязательности см. на сайте:

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz