Картохина О.А. Начало и прекращение уголовного преследования следователями ОВД: Регламентация уголовного преследования в законодательстве зарубежных государств


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Картохина Оксана Алексеевна
Начало и прекращение уголовного преследования следователями органов внутренних дел:
Дисс. ... канд. юрид. наук. СПб., 2003.

 

§ 3. Регламентация уголовного преследования в законодательстве зарубежных государств

Рассмотрение норм законодательства зарубежных государств об уголовном преследовании требуется, на наш взгляд, в связи с необходимостью объективной оценки опыта, имеющегося в других странах с целью последующего возможного заимствования отдельных положений для более эффективной реализации назначений уголовного судопроизводства.

Как справедливо отмечал Г. Дашков, "нередко приходится сталкиваться со случаями, когда опыт одной страны или даже единичный факт выдается за общепризнанную практику всех цивилизованных стран" . Для избежания такового нами рассматриваются нормы об уголовном преследовании следующих государств:

Соединенные Штаты Америки. В США основой для уголовно-процессуального законодательства являются положения Конституции США, с внесенными в нее поправками. Так, поправка V содержит положение о том, что никто не должен привлекаться к ответственности за караемое смертью или иным образом позорящее преступление иначе, как по представлению или обвинительному заключению Большого жюри, за исключением дел, возбужденных в сухопутных или военно-морских силах. Поправка VI указывает, что при всяком уголовном преследовании обвиняемый имеет право на скорый и публичный суд беспристрастных присяжных того штата и округа, ранее установленного законом, где было совершено преступление; обвиняемый имеет право на очную ставку со свидетелями, показывающими против него; право на принудительный вызов свидетелей со своей стороны и на помощь адвоката для своей защиты. Поправка XIV (1868 год) говорит о том, что ни один штат не должен издавать или применять законы, которые ограничивают привилегии и льготы граждан Соединенных Штатов; равно, как ни один штат не может лишить какое-либо лицо жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры либо отказать какому-либо лицу в пределах своей юрисдикции в равной защите закона.

Основным федеральным законом, регулирующим уголовное преследование, является раздел 18 Свода законов Соединенных Штатов Америки. Этот раздел именуется "Преступления и уголовный процесс". Вместе с тем, помимо федеральной системы уголовной юстиции, действует своеобразная система уголовной юстиции в каждом штате. Нормы уголовного процесса в ряде штатов объединены с уголовным кодексом в одном нормативном акте. Уголовное преследование по делам о федеральных преступлениях осуществляется ФБР и различными другими федеральными службами, а также независимыми друг от друга многочисленными учреждениями полиции: полиции штата, графства, либо муниципальной полиции . Полиция вправе производить различные действия, направленные на собирание доказательств, задерживать подозреваемых. При этом разрешение на производство арестов, обысков, а также других действий, ограничивающих права граждан, дает суд. Прокуратура в США не является единой централизованной системой. Существует федеральная прокуратура (федеральная атторнейская служба) и носящая различные названия прокуратура (атторнейская служба) штатов и городов, которые независимы друг от друга. Прокуроры (атторней) решают вопросы о возбуждении уголовного преследования, могут сами производить расследование каких-либо преступлений, в том числе и производить расследование по делам, начатым полицией.

При решении вопроса о возбуждении уголовного преследования прокурор, как правило, руководствуется двумя моментами: во-первых, наличием или перспективами получения доказательственной базы, достаточной для осуждения обвиняемого; во-вторых, отвечающей интересам представляемого прокурором округа целесообразностью уголовного преследования с учетом степени общественной опасности совершенного преступления и лица, его совершившего. Отказ в возбуждении уголовного преследования может быть обоснован также и ссылкой на его нецелесообразность в связи с несопоставимостью вреда, причиненного общественным интересам, и материальных затрат, требующихся для осуществления уголовного преследования . При этом прокурору предоставляется юридическая возможность прекращения начатого уголовного преследования на любом этапе уголовного процесса. Дискреционные полномочия прокурора регламентированы процессуальными нормами, содержащимися в федеральных статутах и статутах штатов, а также в судебных прецедентах. В случае несогласия с решением прокурора не возбуждать уголовное преследование, потерпевший вправе обжаловать это решение в суд. Ни законодательство, ни решения Верховного Суда США не содержат данного правила, оно установлено в прецедентах, созданных судами штатов, поэтому в каждом штате соответствующие прецеденты имеют свои особенности, однако в большинстве из них прослеживается общая идея о том, что суд вправе оценивать особенности решения прокурора об отказе в возбуждении уголовного преследования лишь в том случае, когда оно мотивировано отсутствием перспектив получения достаточных обвинительных доказательств, либо явилось результатом чрезмерного злоупотребления дискреционным правом. Если же такое чрезмерное злоупотребление отсутствовало, то, согласно норм прецедентного права, в проводимую окружным прокурором уголовно-процессуальную политику суд вмешиваться не должен, чтобы не нарушать принцип разделения властей . Таким образом, принцип законности (если улик достаточно, дело должно быть направлено в суд) ограничивается на практике принципом целесообразности.

Западные ученые признают, что нахождение правильного соотношения принципов законности и целесообразности в конечном итоге является одним из факторов, определяющих результаты борьбы с преступностью .

В уголовном законодательстве США определена также процедура уголовного преследования в случаях, когда преступное поведение содержит признаки более чем одного посягательства. Данная норма исходит из нецелесообразности осуждения более чем за одно из нескольких преступных посягательств, которые выразились в одном и том же поведении или возникли из одного и того же события преступления, если об этих посягательствах было известно надлежащему должностному лицу, осуществляющему уголовное преследование, в момент возбуждения первого судебного разбирательства и если они находятся в пределах юрисдикции одного и того же суда. Рассмотрение дел о таких посягательствах является исключением и может быть осуществлено только по ходатайству атторнея или подсудимого и только в том случае, если этого требуют интересы правосудия.

Уголовное преследование исключается, если по тем же основаниям имеется оправдание, осуждение или прекращение уголовного преследования. При этом необходимо, чтобы уголовное преследование было прекращено надлежащим, то есть законным, образом.

Обвинение в суде поддерживают прокуроры. В то же время в роли обвинителей могут выступать и адвокаты, действующие по контракту, например, на стороне штата .

Необходимо отметить, что исследователи, в том числе и американские юристы, совсем не считают свою систему уголовной юстиции идеальной, при этом одним из недостатков указывается недостаточное внимание, уделяемое фактору истины. По мнению У. Бернэма, состязательность по американской системе нередко приводит к медлительности и неэффективности процесса, что отчасти признается и Верховным Судом США. "Введение в действие незамедлительных и эффективных процедур для достижения законных государственных целей действительно служит интересам государства и достойно признания в рамках Конституции. Однако Конституция признает более высокие ценности, чем скорость и эффективность" . Наконец, американская система состязательности порождает проблему неравенства, обусловленную степенью богатства. По мнению У. Бернэма, "в определенной степени соответствует истине высказывание, что правосудие зависит от того, сколько у человека денег, а "равенство перед законом" - тот лозунг, который вывешен перед входом в здание Верховного Суда США - все еще остается мечтой для многих членов нашего общества. Трудно сказать, насколько эта проблема серьезнее в Соединенных Штатах Америки, чем в других странах" . Эти оценки, на наш взгляд, крайне важны в связи с попытками некоторых отечественных процессуалистов изобразить уголовный процесс и судебную систему США как идеальные и подлежащие копированию при составлении проектов Российского уголовно-процессуального законодательства . По нашему мнению, уголовный процесс США следует рассматривать лишь с точки зрения изучения специфики правовой системы этой страны. Поэтому законодателям России при решении вопроса об упрощении форм дознания необходимо все же исходить из того положения, что органы дознания, каким бы простым не был порядок производства, стремились познать истинную ситуацию совершения преступления, а не интересовались лишь скоростью направления материалов уголовного дела в суд.

Федеративная Республика Германия. В ФРГ предварительное расследование проводят прокуроры, но прибегают при этом к помощи полиции. Уголовно-процессуальное законодательство Республики предусматривает две формы окончания дознания: возбуждение публичного обвинения и прекращение дела.

Прокуратура организована как иерархическая система при общих судах всех уровней. При Верховном федеральном суде уголовное преследование осуществляет генеральный федеральный прокурор и подчиненные ему федеральные прокуроры, подотчетные министру юстиции ФРГ. Аналогичную структуру имеет прокуратура земель, подчиняющаяся министру юстиции земли. После возбуждения уголовного дела прокурором по большинству уголовных дел расследование осуществляет полиция. При этом функция прокурора сводится к решению вопроса о дальнейшей судьбе дела: направлении на доследование, прекращении уголовного преследования или передаче в суд. По наиболее важным и сложным делам прокурор сам осуществляет расследование, а полиция обязана исполнять его указания по производству процессуальных и иных действий. В большинстве случаев в уголовном процессе ФРГ дознание заканчивается не возбуждением публичного обвинения, а прекращением дела.

Уголовное дело может быть прекращено по процессуальным основаниям (например, по истечении срока давности), материальным основаниям (оказалось, что деяние не является уголовно наказуемым), фактическим основаниям (подозрение не нашло подтверждения в материалах дела). Постановление прокурора о прекращении уголовного дела не означает реабилитацию обвиняемого. По существу это лицо и после прекращения дела остается под подозрением, так как прокурор в любое время может возобновить производство по делу, и для этого не требуются какие-либо новые обвинительные факты. О прекращении дела в соответствии с ч. 2 ст. 170 УПК ФРГ доводится до сведения обвиняемого, если он допрошен или издавался приказ о его аресте, или сам обвиняемый просит о таком уведомлении, или если такое уведомление представляет для него особый интерес. В извещении могут указываться основания прекращения дела. Постановление прокурора может быть обжаловано вышестоящему прокурору в течение двух недель заявителем, по сообщению которого проводилось дознание, если это лицо является потерпевшим .

Заявления и сообщения о совершении преступлений могут быть оставлены без последствий по правовым и фактическим основаниям, и прокуратура не обязана сообщать частным лицам причины, по которым отказано в проведении дознания. При отклонении жалобы заявитель вправе в течение месяца ходатайствовать о вынесении судебного решения в порядке так называемого производства о принудительном возбуждении обвинения. В ходатайстве должны быть приведены факты в обоснование возможности возбуждения публичного обвинения и доказательства, причем это ходатайство обязательно подписывает адвокат. Решение по этому вопросу принимает земельный суд. По требованию суда прокуратура обязана представить ему все материалы дознания, а в целях подготовки решения суд может предписать провести определенные следственные действия . Если же результаты расследования дают основания для возбуждения публичного обвинения, то прокуратура возбуждает обвинение путем направления обвинительного заключения в соответствующий суд (ч. 1 ст. 170).

В ФРГ судебных следователей как таковых нет . Судья участкового суда по ходатайству прокуратуры (или защиты) может проводить следственные действия. При этом он не принимает дело к своему производству. Такие следственные действия проводятся в состязательной форме - при участии в судебном заседании представителей сторон. Составленные в результате следственных действий протоколы имеют доказательственное значение и могут быть использованы при разбирательстве дела по существу. Например, на судебном следствии при отказе подсудимого от признания вины оглашается протокол его судейского допроса на предварительном расследовании, в котором он давал признательные показания .

Для избрания меры пресечения в виде содержания под стражей прокурор или должностное лицо полиции обращается к судье участкового суда. Последний выдает (или отказывает в выдаче) письменный ордер на арест в зависимости от наличия "серьезного подозрения". Германское уголовно-процессуальное право различает три вида подозрения: простое (необходимое для возбуждения уголовного дела), достаточное (обусловливающее возбуждение публичного обвинения в суде) и серьезное (обосновывающее арест обвиняемого) .

По окончанию предварительного расследования при наличии "достаточного подозрения" прокурор передает дело в суд. В германском уголовном процессе в ряде случаев допускается отказ прокурора от передачи дела в суд, например, когда обвиняемый или его близкие сами серьезно пострадали от преступления .

Появление в уголовном процессе ФРГ альтернатив уголовному преследованию stricto sensu связано с Законом от 02 февраля 1974 года, который официально называется "Вводный закон к Уголовному кодексу ФРГ". Речь идет о создании нового процессуального института, дающего прокурору право отказаться при определенных условиях от возбуждения публичного обвинения даже в тех случаях, когда имеются достаточные фактические данные и правовые основания к уголовному преследованию . По таким делам прокурор может отказаться от возбуждения публичного обвинения и одновременно с согласия суда возложить на обвиняемого следующие обязанности: выполнить определенную работу с целью загладить причиненный деянием вред, внести денежную сумму в пользу общественно полезного учреждения или в государственную казну, выполнить общественно полезную работу или выплачивать средства на содержание потерпевшего. Для выполнения этих обязанностей прокуратура устанавливает срок, который может быть продлен, также прокуратура вправе отменить выполнение указанных обязанностей (ст. 154) .

УПК предусматривает также возможность отказа от уголовного преследования за деяния, совершенные за границей или иностранцами внутри страны, но на иностранном корабле или в самолете. Прокуратура вправе отказаться от уголовного преследования, если проведение процесса вызвало бы опасность причинения тяжкого вреда ФРГ или если преследование противоречило бы другим важным публичным интересам (153 с и d Кодекса).

Возможен отказ от уголовного преследования при деятельном раскаянии лица, совершившего государственное преступление, если такое лицо после совершения преступления, но прежде, чем ему стало известно о его раскрытии, способствовало предотвращению вредных последствий, касающихся безопасности Республики. Условием освобождения от уголовной ответственности является также сообщение сведений о намерении совершить измену Родине, выдать государственную тайну или создать угрозу внешней безопасности.

В ФРГ прокуратура вправе отказаться от уголовного преследования лица, которое осуждено за совершение другого преступления, если наказание за него достаточное для исправления виновного (ст. 154 Кодекса). Уголовное законодательство предусматривает исключение наказания по истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности (раздел 5 гл. 1 Уголовного кодекса ФРГ) .

Таким образом, в ФРГ имеются основания освобождения от уголовной ответственности, согласующиеся с принципом целесообразности привлечения к уголовной ответственности. Некоторые из таких оснований известны Российскому законодательству. На наш взгляд, России следует перенять возможность прокурора отказаться от уголовного преследования и одновременно с согласия суда возложить на обвиняемого ряд обязанностей, направленных на возмещение вреда, нанесенного запрещенным уголовным законом деянием. Вместе с тем, возможность осуществления следователем лишь отдельных следственных действий и принятия отдельных процессуальных решений по ходатайству сторон, не принимая дело к своему производству, не должна быть приемлема нашим законодательством.

Франция. Досудебное производство во Франции состоит из трех стадий: дознания, возбуждения уголовного преследования и предварительного следствия (предание суду входит в стадию предварительного следствия) .

Выделяются следующие общие виды дознания: дознание очевидных преступлений (проступков) и первоначальное дознание. Содержанием любого вида полицейского дознания являются отыскание улик, закрепление доказательств и принятие мер к обнаружению и розыску лиц, виновных в нарушении закона. Органы дознания Франции (прежде всего полиция) находятся в распоряжении прокуроров и выполняют функцию обвинения под процессуальным контролем суда. Но дела о тяжких преступлениях (со сроком наказания более 10 лет лишения свободы) расследуются следственными судьями. По этим делам прокуроры тоже выполняют функцию уголовного преследования (выдвигают и поддерживают обвинение, требуют проведения следственных действий, необходимых для обоснования обвинения) . Полицейское дознание может производиться как в форме гласных следственных действий, так и в форме негласных оперативных мероприятий, оно начинается как по указанию прокурора, так и по инициативе полиции, а в случае необходимости может быть проведено и после окончания предварительного следствия, если прокурор даст указание о собирании дополнительных доказательств с тем, чтобы представить их непосредственно в суд . Е.В. Быкова приводит данные о том, что абсолютное большинство дел расследуется в полном объеме именно в форме полицейского дознания, они поступают к следственному судье практически в оконченном виде .

Вместе с тем, нельзя не отметить, что в тексте Конституции Франции не содержится каких-либо положений, определяющих основы уголовно-процессуальной деятельности или устройства прокуратуры, полиции, либо иных органов, осуществляющих уголовное преследование . Ряд принципов уголовного процесса закреплен в имеющей конституционное значение Декларации прав человека и гражданина от 26 августа 1789 года. Статья 7 этой Декларации установила, что ни один человек не может быть обвинен, задержан или заключен иначе, как в случаях, определенных законом, и при соблюдении процедуры, предписанной законом. Тот, кто испрашивает, отдает, исполняет или заставляет исполнять приказы, основанные на произволе, подлежит наказанию; но всякий гражданин, вызываемый или задерживаемый в силу закона, должен немедленно повиноваться: сопротивляясь, он совершает преступление . Статья 8 определяет, что никто не может быть наказан иначе как в силу закона, принятого и обнародованного до совершения проступка и применимого в установленном порядке . Статья 9 закрепляет принцип презумпции невиновности .

Во Франции следственный судья выполняет функцию юстиции. Тем не менее, прокурор обладает значительными полномочиями при производстве предварительного следствия.

Рассмотрение вопроса о целесообразности направления уголовного дела для судебного разбирательства или освобождения лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности, также компетенция прокуратуры. За прокурором закреплено монопольное право возбудить уголовное преследование или прекратить производство по делу. На основе результатов дознания прокурор возбуждает уголовный иск о применении наказаний в отношении подозреваемых (конкретных лиц) или по факту преступления. Этап возбуждения публичного иска считается самостоятельной стадией возбуждения уголовного дела государственными органами уголовного преследования . Он отличается от российского процесса прежде всего тем, что производится после полицейского дознания. Уголовный иск в форме специального требования (уголовное дело) прокурор направляет следственному судье для производства предварительного следствия, которое призвано выполнить задачу специального расследования (inquisitio specialis): выяснить виновность конкретного лица в преступлении.

Таким образом, следственный судья может проводить следствие только на основании требования прокурора, в том числе и в случае совершения явного преступления или проступка. Следственный судья имеет право предъявить любому лицу обвинение в совершении в качестве исполнителя или соучастника деяний, дела о которых он ведет. Если следственному судье стало известно о деяниях, не указанных в требовании прокурора, он обязан незамедлительно сообщить прокурору о поступивших жалобах или передать ему протоколы, в которых они зафиксированы. При этом следственный судья производит в соответствии с законом все следственные действия, которые он сочтет необходимыми для установления истины, либо поручит их проведение должностным лицам судебной полиции. По окончании следствия производство по делу незамедлительно направляет прокурору, который должен сообщить свои требования не позднее чем в трехдневный срок. Если следственный судья сочтет, что деяние, о котором идет речь, не составляет ни преступления, ни проступка, ни нарушения он издает постановление о прекращении уголовного преследования. Если же деяние, о котором идет речь, образует состав преступления, предусмотренного законом, следственный судья распоряжается о том, чтобы материалы дела и опись вещественных доказательств были незамедлительно переданы через прокурора генеральному прокурору при апелляционном суде, при этом составленное постановление должно содержать фамилию, имя, место и дату рождения, местожительство и профессию обвиняемого; юридическую квалификацию деяния, вменяемого в вину обвиняемому, и точно излагаются мотивы, на основании которых обвинение признается обоснованным или необоснованным. В случае, если прокурор решит начать уголовное преследование, он "заявляет уголовный иск" .

Среди особенностей предварительного следствия, обеспечивающих его состязательность, в юридической литературе выделяются следующие:

1) Процессуальное положение следователя (его принадлежность к судебному ведомству);

2) Предварительное следствие может быть начато только при наличии требования прокурора (уголовного иска); при этом судебный следователь не вправе лично ex officio начать производство, он действует в пределах иска прокурора;

3) Сторона обвинения (прокурор и полиция) уравниваются в правах со стороной защиты. Так, защитник допускается к участию в деле с момента первого вызова обвиняемого к следственному судье, имеет право участвовать во всех допросах и очных ставках. Сторона защиты вправе знать все улики обвинения, она обладает всей полнотой прав по заявлению ходатайств. Если обвиняемый при своей защите что-либо утверждает, то он несет бремя доказывания этих обстоятельств.

4) Устанавливается строгий судебный контроль за деятельностью полиции, и четко определяются ее функции.

5) Устанавливаются процессуальные гарантии при заключении подследственного под стражу .

Потерпевший также пользуется правом возбуждения уголовного иска, о чем он может объявить следственному судье, однако самостоятельное ведение процесса является очень дорогим. Так, потерпевший оплачивает расходы, связанные с незаконным преследованием, если вина подсудимого не будет доказана. Прокуратура такие расходы не несет .

Производство по уголовному иску прекращается в случае смерти обвиняемого, истечения срока давности, амнистии, отмены уголовного закона или если дело было уже однажды разрешено судом. Допускается прекращение производства мировым соглашением, если такая возможность прямо предусмотрена законом; и в случае отказа от жалобы, если наличие жалобы является необходимым условием уголовного преследования. Приведенные основания прекращения уголовного преследования имеются и в российском уголовно-процессуальном законодательстве.

Таким образом, следственный судья во Франции является уникальной процессуальной фигурой. С одной стороны, он производит все следственные действия, необходимые для установления истины, собирает как обвинительные, так и оправдательные доказательства; с другой стороны, следственный судья принадлежит к судейскому корпусу, входит в состав суда и участвует в судебном разбирательстве по другим делам.

Также следует отметить, что прокурору предоставлено дискреционное полномочие на "условный отказ в возбуждении уголовного преследования", смысл которого заключается в том, что если прокурор вправе решать вопрос о целесообразности уголовного преследования, то ничего ему не мешает поставить данное решение в зависимость от выполнения или невыполнения лицом, подлежащим уголовной ответственности, определенных, сформулированных прокурором требований (условий), допустим, требования загладить причиненный потерпевшему вред. Если условия выполнены, то уголовное преследование не возбуждается, и наоборот .

В декабре 1994 года Парламент Франции принял Закон о внесении очередных дополнений в УПК (новая статья 48-1), согласно которому предусматривалось создание института "уголовного предписания" (при этом использовался опыт достаточно давно применяемый в некоторых странах Европы, в частности, в Бельгии и в Нидерландах и непосредственно вытекал из внутренней эволюции законодательства самой Франции). Так, по делам о преступных деяниях, предусматривающих наказание, не превышающее трех лет тюремного заключения, прокурор наделяется правом, основываясь на целесообразности уголовного преследования, если "сочтет, что данная процедура способна положить конец вредным последствиям совершенного преступного деяния, предотвратить его новое появление и обеспечить возмещение ущерба, причиненного потерпевшему, если таковой ущерб имеет место", отказаться от возбуждения уголовного преследования при условии уплаты подлежащим уголовной ответственности лицом в государственную казну денежной суммы в размере, определяемом самим же прокурором в каждом конкретном случае в зависимости от обстоятельств дела и материального положения указанного лица, но не свыше 50 тыс. франков. Кроме того, наряду с уплатой денежной суммы условием освобождения от уголовного преследования могла быть передача государству имущества, служившего орудием преступления либо полученного в результате преступления, а иногда и выполнение работ в общественных интересах. Одновременно прокурор был обязан уведомить об этом потерпевшего, разъясняя ему, что условием принятия соответствующего решения является также возмещение понесенного им ущерба, о чем потерпевший вправе ходатайствовать. В случае погашения права государства на публичный иск в результате выполнения лицом требований уголовного предписания, потерпевший сохранял право предъявить в суд иск гражданский, подлежащий обязательному рассмотрению.

Однако в порядке предварительного конституционного контроля, Закон 1994 года был передан в Конституционный Совет, который решением от 02 февраля 1995 года признал его не соответствующим требованиям Конституции страны, мотивируя свое решение тем, что новый институт "противоречит ряду фундаментальных конституционных принципов, прежде всего презумпции невиновности и разделению обвинительной и судебной властей, так как только судебная власть (но не прокурор) вправе применять любые уголовные санкции, как бы они ни именовались" .

Но вскоре законодатель вернулся к этому институту, видоизменив его в духе замечаний Конституционного Совета и назвав главу Кодекса "Положения, касающиеся альтернатив преследованию и штрафа по соглашению" (Закон от 23 июня 1999 года).

Таким образом, еще раз подтверждается высказанная в предыдущем параграфе диссертации целесообразность для достижения состязательности на досудебных стадиях в России, с учетом исторического опыта, возращения к судебному следователю, сформировав самостоятельный, не связанный ведомственными интересами следственный аппарат при судах. При этом, следователь должен быть ответственен за результаты проведенного им расследования, устанавливать как уличающие, так и оправдывающие обстоятельства, проверять все версии по делу. В ходе расследования он не должен становиться ни на сторону обвинения, ни на сторону защиты, ибо нельзя говорить о состязательности, когда одной из сторон спора выступает должностное лицо с полномочиями принятия основных решений по делу.

Нидерланды. Широкими полномочиями при решении вопроса о судебном преследовании наделен прокурор в Нидерландах. Принцип целесообразности уголовного преследования закреплен в ст. 167 УПК Нидерландов и гласит: "Прокурор решает вопрос о судебном преследовании, когда оно представляется необходимым по результатам расследования. Судебное преследование может быть прекращено по причине публичного интереса". В практической деятельности прокурор прекращает уголовное преследование в следующих случаях: другие виды наказания или меры (например, дисциплинарные, административные или гражданско-правовые) являются предпочтительными и более действенными; судебное преследование было бы несоразмерным, несправедливым или неэффективным с учетом природы правонарушения (например, правонарушение не причинило вреда, и нет необходимости в наказании); судебное преследование было бы несоразмерным, несправедливым или неэффективным с учетом личности правонарушителя (например, преклонный возраст, значительная вероятность исправления); судебное преследование противоречило бы интересам государства (государственной безопасности, миру, порядку и т. п.).

Широкие полномочия прокурора в этой области определяются еще и тем, что суд не контролирует содержание обвинения и прокурор вправе, например, при доказанном тяжком преступлении, предъявить обвинение по менее тяжкому преступлению . Также прокурор, не считая возможным и целесообразным ни традиционное уголовное преследование, ни оставление преступления "без реакции", в порядке статьи 167 УПК, вправе выдвинуть обвиняемому "одно или более условий", при выполнении которых действие права государства на уголовное преследование прекращается. В ст. 74 УПК назван исчерпывающий перечень таких условий: а) уплата в государственную казну денежной суммы в размере не менее пяти гульденов и не более максимального размера штрафа, предусмотренного законом в качестве уголовного наказания за соответствующее деяние; б) отказ от права на арестованные и подлежащие конфискации или изъятию из обращения предметы; в) передача государству подлежащих конфискации предметов или выплата ему их стоимости; г) выплата государству денег или передача арестованных предметов с тем, чтобы лишить обвиняемого полученной в результате преступления прибыли, "включая экономию на затратах"; д) полная или частичная компенсация ущерба, причиненного преступлением.

Законом от 31 марта 1983 года введено положение, что если по делам о преступлениях, предусматривающих в виде наказания лишение свободы до шести лет, инициатива применения ст. 74 УПК исходит от прокурора, то по делам о преступных деяниях с исключительно финансовыми санкциями подобная инициатива может исходить и от обвиняемого, причем прокурор обязан эту инициативу принять.

Еще одной важной реформой, проведенной в последние годы в Нидерландах и связанной с возможностью прекращения уголовного преследования, стал Закон от 15 октября 1993 года, предоставивший право на применение данной "альтернативной" формы реакции на преступление (но по узкой категории дел) непосредственно полиции (ранее это было исключительной прерогативой прокуратуры) .

Анализ осуществления уголовного преследования в Нидерландах обусловлен демонстрацией оснований прекращения рассматриваемого института для возможного частичного заимствования "альтернативных форм" в российское законодательство.

Великобритания. В Великобритании нет единого кодифицированного нормативного акта, содержащего нормы уголовного процесса (за исключением Шотландии, для которой британский парламент в 1975 году издал Закон об уголовном процессе). В Англии нормы уголовно-процессуального права в основном содержатся в законодательных актах, касающихся судоустройства. Это законы о Верховном суде 1981 года, о магистратских судах 1980 года, о присяжных 1974 года, об уголовном правосудии 1925 года, о преследовании за преступления 1985 года, об отправлении правосудия 1985 года, о полиции и доказательствах по уголовным делам 1984 года. В связи с тем, что единого уголовно-процессуального кодекса не принято, а стиль изложения английских законов таков, что оставляет возможности для судейского усмотрения, весьма существенной остается роль прецедентного права. С помощью судебных прецедентов толкуются положения, изложенные в законодательстве в общей форме, а также устраняются пробелы в законодательстве.

Уголовное преследование в Англии и в Уэльсе осуществляется, главным образом, полицией, которая производит расследование и передает дело в суд. Законом 1985 года о преследовании за преступления была учреждена служба коронных обвинителей Королевской службы уголовного преследования. Ее возглавляет директор публичных преследований, назначаемый Генеральным атторнеем. Обвинители ведомства публичных преследований поддерживают обвинения в судах по делам, направленным полицией, а в некоторых случаях осуществляют возбуждение уголовных дел и расследование преступлений.

Принимая решение о необходимости преследования лица, совершившего уголовное преступление, в судебном порядке Королевская служба уголовного преследования и полиция, для которой Инструкция для королевских обвинителей также является обязательной, должны исходить из концепции публичного интереса. Основная проблема заключается в "индивидуализации" для каждого конкретного случая достаточно абстрактных критериев, содержащихся в Инструкции. Именно поэтому в некоторых британских регионах с начала 90-х годов применяется своеобразный эксперимент, смысл которого состоит в том, что Королевская служба уголовного преследования, получив дело из полиции, передает его в службу пробации, которая собирает информацию о личности обвиняемого, главным образом проводя с ним подробные и продолжительные беседы. Такая информация помогает составить прогноз последующего поведения данного лица и предупредить совершение им новых преступлений. После этого собранный материал передается обратно в Королевскую службу уголовного преследования, которая его учитывает при принятии решения о дальнейшем движении дела. Отказ от уголовного преследования может быть обжалован в суд.

Вместе с тем, несмотря на нововведения, базовая модель английского уголовного преследования осталась и заключается в наличии выбора только между двумя традиционными вариантами реакции государства на преступление, исходя из его опасности для общества: первый вариант - официальное уголовное преследование лица, результатом которого, с точки зрения обвинения, должно стать наказание в качестве юридического последствия совершения преступления; второй вариант - отказ от уголовного преследования .

В Шотландии система органов публичного уголовного преследования является более развитой. Во главе ее стоит лорд-адвокат (юридический представитель Короны в данной части Соединенного Королевства), его заместителем является генеральный солиситор Шотландии. В Шотландии исторически действует система должностного государственного обвинителя по уголовным делам, осуществляемого в публичных интересах службой так называемых "прокураторов - фискалов". Последние обладают исключительной компетенцией принимать решение о возбуждении уголовного преследования, могут принимать к своему производству наиболее сложные уголовные дела , расследование по другим делам осуществляется полицией. Прокурор-фискал может поручить провести дознание с получением отчета по делу, при этом он вправе потребовать от полиции дополнительного дознания. Обвинение в судах поддерживают генеральный солиситор, помощники лорда-адвоката, а в судах низшего звена - прокураторы-фискалы. Следует отметить, что уголовный процесс Шотландии отличается от английского процесса и по своему содержанию стоит ближе к французскому, континентальному типу.

Если более детально говорить о Шотландии, то в ее уголовном процессе также господствует концепция целесообразности. Прокураторы-фискалы и иные компетентные должностные лица имеют широкие и ничем неограниченные дискреционные полномочия отказаться от уголовного преследования определенного лица не только тогда, когда к тому есть формальные основания (отсутствие состава или события преступления, истечение сроков давности и т. п.), но и просто в силу нецелесообразности привлечения данного лица к уголовной ответственности. Всегда действуя в интересах общества, они должны правильно оценить, в чем заключаются эти интересы по конкретному делу: в передаче его в суд для постановки вопроса о применении наказания или в отказе от уголовного преследования, которое в реальной действительности является бременем не только для обвиняемого, но и для самого общества. Вынесение соответствующего решения не препятствует повторному производству по тому же делу и не требует для этого формальной отмены, что существенно отличает указанную процедуру от процедуры, предусмотренной российским законодателем.

В правоприменительной практике Шотландии появился новый способ освобождения от уголовного преследования, который получил наименование "фискальный штраф". Прокуратор-фискал, получив сведения о совершении преступления, относящегося к компетенции районного суда, вправе (но не обязан) поставить принятие своего решения в зависимость от уплаты обвиняемым денежной суммы в государственную казну. В таком случае он делает официальное предложение указанному лицу, разъясняет условия освобождения от уголовного преследования и дает 28 дней на раздумье. Если обвиняемый соглашается и передает деньги клерку районного суда, то уголовное преследование не может иметь места. Если же оплаты не последовало, то прокуратор-фискал, узнав об этом по истечении установленного срока от клерка суда, принимает решение о возбуждении производства по делу на общих основаниях. Однако его право отказаться от уголовного преследования сохраняет силу и в случае неуплаты фискального штрафа.

Следует отметить, что фискальный штраф является фиксированным, и прокуратор-фискал не вправе его индивидуализировать в зависимости от обстоятельств дела. Согласие на штраф не означает признания вины, и лицо не считается привлеченным к уголовной ответственности. Фискальный штраф нельзя использовать, если судом может быть принято решение о конфискации имущества или возмещении ущерба в пользу потерпевшего, а равно по некоторым категориям дел, например, о половых преступлениях .

Республика Беларусь. Согласно УПК РБ уголовное преследование осуществляет орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор, частный обвинитель. Расследование производится в двух формах: предварительное следствие и дознание. Следователь, выполняя функцию расследования, всесторонне, полно, объективно исследует обстоятельства дела, выбирая направление расследования и перечень необходимых для доказывания вины лица, совершившего общественно опасное деяние, следственных и иных процессуальных действий. В ходе расследования осуществляется судебный контроль путем рассмотрения жалоб на действия и решения органа уголовного преследования; изменения меры пресечения при обжаловании заключения под стражу, домашнего ареста или продления срока названных мер (ч. 5 ст. 144 УПК РБ); вынесения постановлений по уголовным делам, находящимся в его производстве, о помещении лица в медицинское учреждение для проведения судебно-психиатрической экспертизы (п. 3 ч. 2 ст. 33 УПК РБ). Прокурор, осуществляя надзор за соблюдением законности при производстве предварительного следствия и дознания, санкционирует в предусмотренных законом случаях применение мер пресечения и иных мер принуждения, проведение отдельных следственных действий, ограничивающих права и свободы граждан (п. 13 ч. 5 ст. 34 УПК РБ).

Нововведение УПК РБ состоит в том, что по окончании предварительного следствия и ознакомления соответствующих лиц с материалами, следователь не составляет обвинительное заключение, а выносит постановление о направлении дела прокурору для передачи в суд. В данном постановлении указывается, в чем обвиняется привлеченное к ответственности лицо, но не дается анализ доказательств (ст. 262 УПК РБ). Одновременно с делом и постановлением прокурору направляется не приобщаемая к делу справка с анализом доказательств и приведением иных данных, присущих обвинительному заключению, составление которого было предусмотрено УПК РСФСР. Эта справка обвиняемому не направляется и суду не предоставляется. Прокурор, согласившись с постановлением следователя, своим постановлением направляет дело в суд и уведомляет об этом обвиняемого копиями как своего постановления, так и постановления следователя. Вместе с делом направляется и список лиц, подлежащих вызову в суд (ст. 266 УПК РБ).

10 апреля 2002 года Указом Президента Республики Беларусь № 205 одобрена "Концепция совершенствования законодательства Республики Беларусь", согласно п. 45.2 которой отмечена необходимость повышения эффективности деятельности прокурора по уголовному преследованию и надзору за исполнением законов при расследовании преступлений, осуществлению процессуального руководства расследованием уголовных дел органами дознания, следователями и нижестоящими прокурорами, усиления прокурорской функции рассмотрения уголовных дел в судах, что обусловлено состязательностью уголовного процесса, необходимостью поддержания государственного обвинения по всем уголовным делам и участием в уголовном процессе в качестве стороны. Во исполнение норм Конституции, п. 49.3 Концепции устанавливает необходимость закрепления судебного порядка санкционирования заключения под стражу, проведения обыска, наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, прослушивания переговоров и других следственных действий, нарушающих конституционные права граждан.

Республика Молдова. В Республике интересна позиция законодателя на рассматриваемый институт. Так, УПК РМ, принятый 14 марта 2003 года и введенный в действие с 12 июня 2003 года, под стороной обвинения понимает лицо, осуществляющее на законном основании уголовное преследование или требующее на законном основании проведения уголовного преследования (прокурор, орган уголовного преследования, а также потерпевший, гражданский истец и их представители) (п. 31 ч. 1 ст. 6 УПК РМ). При производстве уголовного преследования прокурор: 1) начинает уголовное преследование и распоряжается об осуществлении уголовного преследования в соответствии с УПК РМ, отказывает в осуществлении уголовного преследования или прекращает его; 2) непосредственно осуществляет уголовное преследование в соответствии с законом; 3) лично осуществляет руководство уголовным преследованием и контролирует законность процессуальных действий органа уголовного преследования; 4) постоянно контролирует соблюдение порядка приема и регистрации сообщений о преступлениях; 5) истребует в целях контроля от органа уголовного преследования, нижестоящих прокуроров уголовные дела, документы, процессуальные акты, материалы и другие сведения о совершенных преступлениях и лицах, проходящих по уголовным делам…; 6) проверяет качество доказательств, осуществляет надзор за тем, чтобы каждое преступление было раскрыто, каждый преступник был привлечен к уголовной ответственности и ни одно лицо не было подвергнуто уголовному преследованию при отсутствии обоснованных признаков совершения им преступления; 7) устанавливает разумные сроки для каждого уголовного дела; …21) обращается с представлениями в соответствующий орган о лишении иммунитета отдельных лиц и привлечении их к уголовной ответственности; 22) прекращает уголовный процесс, распоряжается о выведении лица из-под уголовного преследования или прекращает производство по делу в предусмотренных законом случаях; 23) предъявляет обвинение и допрашивает обвиняемого на основании доказательств, представленных органом уголовного преследования, либо на основании собранных им лично доказательств; 24) ознакомляет стороны с материалами дела; 25) составляет обвинительное заключение по уголовному делу, вручает его копию обвиняемому, а дело направляет в компетентную судебную инстанцию; осуществляет иные действия, предусмотренные Законом (ст. 52 УПК РМ).

Уголовное преследование осуществляется офицерами по уголовному преследованию МВД, Службы информации и безопасности Республики Молдова, Таможенного департамента, Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией. Законом на органы уголовного преследования возлагается задача проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе с использованием видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, и других действий по уголовному преследованию, в целях обнаружения признаков преступления и лиц, его совершивших, выявления фактических данных, процессуального оформления этих действий, что может быть использовано в качестве доказательств по уголовному делу после соответствующей проверки. Названные действия орган уголовного преследования начинает одновременно с регистрацией сообщения о преступлении (ч. 4 ст. 55 УПК РМ).

Офицер по уголовному преследованию наделен следующими полномочиями: 1) обеспечивает регистрацию преступления в установленном порядке, предлагает прокурору прекратить уголовное преследование или уголовное дело либо не начинать уголовного преследования по причине отсутствия признаков преступления; 2) предлагает передать уголовное дело другому органу уголовного преследования в соответствии с компетенцией; 3) несет ответственность за законное и своевременное осуществление уголовного преследования; 4) вносит предложение прокурору об обращении с ходатайством в судебную инстанцию для получения санкции на производство отдельных следственных действий, избрание мер принуждения, установление физической и электронной слежки за лицом, наблюдения за помещением посредством видео- и аудиозаписи, установление в помещении технических средств, производство видео- и аудиозаписи, проверку информационных сообщений, адресованных подозреваемому; 5) вызывает лиц и допрашивает их в качестве подозреваемого, потерпевшего, свидетеля; … 9) руководит с места регистрации социально опасного деяния оперативно-розыскными мероприятиями, направленными на раскрытие преступления, обнаружение исчезнувших лиц и пропавшего имущества; … 21) предъявляет прокурору собранные по делу доказательства, необходимые для предъявления обвинения, осуществляет иные, предусмотренные УПК РМ действия (ст. 57).

Начальным моментом уголовного преследования является: резолюция о начале уголовного преследования "в случае, если из акта осведомления или констатирующих актов явствуют элементы преступления и отсутствуют какие-либо обстоятельства, исключающие уголовное преследование" (ч. 1 ст. 274 УПК РМ); протокол, в случае, если орган уголовного преследования по своей инициативе начинает уголовное преследование (ч. 2 ст. 274 УПК РМ). Резолюция и протокол подлежат утверждению прокурором в течение 24 часов с момента начала уголовного преследования.

При наличии достаточных доказательств о том, что преступление было совершено определенным лицом, орган уголовного преследования составляет заключение с предложением о привлечении данного лица в качестве обвиняемого, после чего заключение с материалами дела передает прокурору. Прокурор, если считает, что собранные доказательства достаточны, выносит постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и в течение 48 часов в присутствии адвоката предъявляет его (но не позднее дня явки обвиняемого или его привода). Обвиняемый допрашивается прокурором в тот же день после разъяснения прав и обязанностей (ст. 280-282 УПК РМ). Если в ходе уголовного преследования часть предъявленного обвинения не подтвердилась, прокурор распоряжается о выведении лица из-под уголовного преследования в этой части обвинения.

Признав собранные доказательства достаточными для прекращения уголовного преследования, орган уголовного преследования представляет дело прокурору вместе с заключением, в котором излагает результаты преследования (сведения о деянии, послужившем основанием для начала уголовного преследования, сведения о личности обвиняемого, юридическую квалификацию деяния и собранные доказательства) с внесением предложений о постановлении одного из решений прокурором. Получив дело, прокурор вправе при наличии на то оснований: а) предъявить обвинение исполнителю деяния, если оно не было ему предъявлено в ходе уголовного преследования, после чего составляет обвинительное заключение, в котором постанавливает передачу дела в суд; б) составляет обвинительное заключение, в котором постановляет передачу дела в суд; в) выносит мотивированное постановление о прекращении уголовного преследования либо уголовного судопроизводства, или о выведении лица из-под уголовного преследования (ст. 291 УПК РМ).

Для решения вопроса об избрании меры пресечения либо действий, ограничивающих права граждан, в Республике Молдова предусмотрена должность судьи по уголовному преследованию.

Названные положения свидетельствует о существенных признаках состязательности в уголовном судопроизводстве Республики Молдовы. Однако в России не все положения приемлемы: например, предъявление прокурором постановления о привлечении в качестве обвиняемого, допрос обвиняемого, ознакомление сторон с материалами дела. Потому, что, во-первых, помимо уголовного преследования на прокурора возложены большие обязанности по осуществлению общего надзора, при этом загруженность уголовными делами, и иная деятельность прокурора в рамках Закона "О прокуратуре в Российской Федерации" не позволют в должной мере осуществлять названные действия. Во-вторых, не стоит отождествлять следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, ибо они имеют различные цели, задачи, средства, методы осуществления. Но положительные моменты есть и для России: а) выделение из числа судей судью, который бы рассматривал вопрос избрания мер пресечения и проведения следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан; б) составление обвинительного заключения непосредственно прокурором.

В странах СНГ остается тенденция, заключающаяся в том, что в качестве основных органов, возбуждающих и осуществляющих уголовное преследование на досудебных стадиях, продолжают оставаться органы дознания и предварительного следствия (например, Республика Беларусь, Республика Туркменистан, Республика Узбекистан). При этом прокуратура осуществляет, главным образом, надзор за законностью уголовного преследования, санкционирует проведение отдельных следственных действий и применение мер принуждения. Следует отметить, что институт уголовного преследования возобновлен не только в УПК Российской Федерации и Республики Беларусь, он также нашел свое отражение в законодательстве Казахстана, Азербайджана, вобравший формы расследования и основные положения УПК РСФСР, а также Модельного УПК для государств-участников СНГ, принятом Межпарламентской Ассамблеей государств-участников СНГ 17 февраля 1996 года .

Согласно Концепции правовой политики Республики Казахстан, одобренной 20 сентября 2002 года Указом Президента Республики № 949, одним из актуальных направлений совершенствования процессуального законодательства является упрощение и ускорение процедур как на стадии досудебной подготовки дела, так и в судебных инстанциях. В связи с этим указывается на необходимость более детально регламентировать механизм применения мер пресечения, альтернативных аресту (залог, домашний арест). Предполагается более широкое внедрение института примирения путем расширения перечня преступлений, подпадающих под возможность освобождения от уголовной ответственности через процедуру медиации, возмещения потерпевшему имущества и морального вреда, а также причиненного вреда здоровью.

В завершение, на наш взгляд, следует отметить, что, несмотря на наличие в каждом государстве своих особенностей осуществления уголовного преследования, существует международная согласованность о порядке взаимодействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими компетентными органами и должностными лицами иностранных государств и международными организациями.

Относительно Российской Федерации, порядок выдачи лица для уголовного преследования или исполнения приговора определен главой 54 УПК РФ, регламентирующей правила направления запроса о выдачи лица, находящегося на территории иностранного государства; пределы уголовной ответственности выданного лица; исполнения соответствующих запросов и порядок обжалования принимаемых решений. По существу данная глава явилась отражением положений Конвенций, Договоров и соглашений об оказании правовой помощи по уголовным делам, заключенных СССР и РФ. В России институт выдачи начал формироваться еще в древнерусском государстве и получил достаточно совершенное развитие , однако история развития и осуществление международного сотрудничества в ходе уголовного судопроизводства не являются предметом настоящего диссертационного исследования, поэтому названные аспекты рассмотрены не будут.

Таким образом, выводами параграфа служат положения о том, что:

1. Каждое государство имеет свою специфику осуществления уголовного преследования лица, совершившего уголовно наказуемое деяние. Это выражается как в порядке возбуждения уголовного преследования (уголовного иска), так и сроках производства, а также в должностных лицах, правомочных на его осуществление, и круге их полномочий.

2. Целесообразно возобновить должность судебного следователя, который бы не представлял ни сторону обвинения, ни защиты, а нес персональную ответственность за всестороннее, полное и объективное расследование по делу, возбужденному по инициативе прокурора.

3. Необходимо существенное разграничение компетенции между расследованием уголовных дел, находящихся в производстве дознавателя и следователя. В данном случае нам кажется приемлемым опыт Франции.

4. При заимствовании альтернатив уголовного преследования, необходимо российскому законодателю четко определить границы целесообразности применения таких альтернатив. Ибо только законные поводы прекращения уголовного преследования могут служить построению правового государства, защите прав и свобод человека и гражданина, устранят злоупотребления должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование при выборе условий альтернатив.


Примечания

См.: Дашков Г. Полномочия прокурора: какой опыт заимствовать // Законность, 1995, № 6. - С. 2.

См. Современные зарубежные Конституции. М., 1992, а также: Гуценко К.Ф. Основы уголовного процесса США. М., 1993; Ковалев В. А., Чаадаев С. Г. Органы расследования и судебная реформа в США. М., 1989; Махов В. Н., Пешков М. А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). М., 1998; Николайчик В.М. Уголовный процесс США. М., 1981; Уолкер Р. Уголовная юстиция США. М., 1995.

См.: Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. М., 1993. - С. 186.

См.: ссылка на соответствующие документы содержится в работе Шестаковой С.Д. Публичные, частные и дискреционные начала в уголовном процессе России и США: сравнительно-правовой анализ // Российский следователь. 2003, № 7. - С. 47.

См.: Там же. - С.48.

См.: Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в совершенном праве. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002; Кириллова Н.П. Освобождение от уголовной ответственности в законодательстве зарубежных государств // Прокурорский надзор, 2000, № 8; Примерный Уголовный кодекс США. М., 1969. - С. 36-42.

См.: Бернэм У. Суд присяжных заседателей. М., 1995. - С. 59-66.

См.: Там же. - С. 119.

См.: Там же. - С. 123.

См.: Пашин С.А. Выступление на Научно-практической конференции 15-16 декабря 1994 года // Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. М., 1995. - С. 27.

См.: Уголовно-процессуальный кодекс Федеративной Республики Германии (с изменениями и дополнениями на 01.01.1993 г.) / Перевод с немецкого и предисловие к.ю.н. Филимонова Б.А. М.: Манускрипт, 1994; Филимонов Б. А. Основы уголовного процесса Германии. М.: МГУ, 1994. - С. 59-60.

См.: Филимонов Б. А. Уголовный процесс ФРГ. М.: МГУ, 1974. - С. 35, 44.

См.: Трунов И.Л. Расширение состязательности уголовного предварительного расследования в свете судебной реформы // Российский судья, 2002, № 3. - С. 4-7.

См.: Филимонов Б.А. Основы теории доказательств в германском уголовном процессе. М., 1994. - С. 89.

См.: Филимонов Б.А. Указ. соч. - С. 30, 31.

См.: Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира: Справочник. М., 1993. - С. 64.

См.: Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в совершенном праве. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. - С. 157.

См.: Федеративная Республика Германия. Уголовно-процессуальный кодекс / Пер. Б. А. Филимонова. М.: Манускрипт, 1994. - С. 82-83.

См.: Уголовное право буржуазных стран. Общая часть: Сборник законодательных актов. М., 1990. - С. 269-270.

См. Уголовно-процессуальный кодекс Франции; а также: Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. М., 1995; Калиновский К.Б. Уголовный процесс современных зарубежных государств: Учебное пособие. Петрозаводск, 2000.

См.: Кириллова Н.П. Указ. работа.

См. Быкова Е.В. Судебный контроль за предварительным расследованием преступлений во Франции: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М.,1995. - С. 11; Амбасса Л.Ш. Предварительное следствие в уголовном процессе России и Франции: сравнительно-правовые исследования: Дис. … канд. юрид. наук. (12.00.09), 1999.

См.: Там же. - С. 11.

См.: Современные зарубежные Конституции. М., 1992. - С. 93.

См.: Современные зарубежные Конституции. М., 1992. - С. 99.

См.: Современные зарубежные Конституции. М., 1992. - С. 98.

См.: Современные зарубежные Конституции. М., 1992. - С. 100.

См.: Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. М., 1995. - С. 7.

См. подробнее: Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. М.: СПАРК, 1995; Боботов С. Французская уголовная юстиция. М., 1968.

См.: Боботов С.В. Правосудие во Франции. М., 1994. - С. 147; Калиновский К.Б. Уголовный процесс современных зарубежных государств: Учебное пособие. Петрозаводск, 2000.

См.: Боботов С. В. Правосудие во Франции. М., 1994. - С. 149-151.

См.: Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 2002. - С. 105-107; Головко Л.В. Реформа уголовного процесса во Франции // Государство и право. 2001. № 8. - С. 89-98.

См.: Головко Л.В. Указ. сочинение. - С. 111.

См.: Петер Й. П. Система уголовного правосудия в Нидерландах в свете новой уголовной политики / Пер. Л. Н. Шестакова // Вестник МГУ. Сер. 11. Право. 1997. № 1. - С. 64.

См. подробнее: Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 2002; Апарова Т. В. Суды и судебный процесс Великобритании. Англия, Уэльс, Шотландия. М., 1996; Михеенко М.М., Шибико В.П. Уголовно-процессуальное право Великобритании, США и Франции. Киев, 1988; Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. Екатеринбург, 1997.

См. подробнее: Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 2002. - С. 55-59; Крылова Н.Е., Серебрянникова А.В. Уголовное право зарубежных стран. М., 1998. - С. 185-187.

См.: Апарова Т.В. Суды и судебный процесс Великобритании. М., 1996. - С. 139-143; Апарова Т.В. Судебная система Шотландии // Судебные системы западных государств / Отв. ред. В.А. Туманов. М., 1991.

См.: Головко А. В. Современная практика освобождения от уголовного преследования в Шотландии // Вестник МГУ. Сер. 11. 1998. № 2. - С. 77-82.

См.: Модельный уголовно-процессуальный кодекс для государств-участников СНГ: Приложение к Информационному бюллетеню Межпарламентской Ассамблеи. 1996, № 10.

См. например: Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. М.: СПАРК, 1996; Волженкина В.М. Международное сотрудничество в сфере уголовной юстиции. СПб., 1990; Волженкина В.М. Нормы международного права в российском уголовном процессе. СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс"; Санкт-Петербургский юридический институт Генеральной прокуратуры РФ, 2001; Бирюков П.Н. Нормы международного уголовно-процессуального права в правовой системе Российской Федерации. Воронеж, 2000 и т.д.

См. более подробно о международном сотрудничестве: Российское законодательство Х-ХХ вв. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства / Отв. ред. А.Д. Горский. М., 1985; Т.4. Законодательство периода становления абсолютизма / Отв. ред. А.Г. Маньков. М., 1986; Т. 6. Законодательство первой половины ХIХ в. / Отв. ред. О.И. Чистяков. М., 1988 и т.п.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz