Картохина О.А. Начало и прекращение уголовного преследования следователями ОВД: Прекращение уголовного преследования следователем органов внутренних дел: понятие и основания


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Картохина Оксана Алексеевна
Начало и прекращение уголовного преследования следователями органов внутренних дел:
Дисс. ... канд. юрид. наук. СПб., 2003.

Параграф 3. Прекращение уголовного преследования следователем органов внутренних дел: понятие и основания

В УПК РФ применена новая юридическая конструкция, в рамках которой сделана попытка разделить основания прекращения уголовного дела или отказа в возбуждении уголовного дела от оснований для прекращения уголовного преследования. Исходя из темы диссертационного исследования, основной акцент дан основаниям прекращения уголовного преследования по уголовным делам, находящимся в производстве следователя.

Основания прекращения уголовного преследования перечислены в ст. 27 УПК РФ. Таковыми являются:

1) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;

2) прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1-6 части первой статьи 24 УПК РФ (1) отсутствие события преступления; 2) отсутствие в деянии состава преступления; 3) истечение сроков давности уголовного преследования; 4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего; 5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью 4 статьи 20 УПК РФ; 6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 1, 3-5, 9 и 10 части 1 статьи 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, Квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3-5 части 1 статьи 448 УПК РФ);

3) вследствие акта об амнистии;

4) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;

5) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;

6) отказ Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица.

Закон допускает также прекращение уголовного преследования: а) в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ); б) с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 427 УПК РФ); а также в) в связи с примирением сторон и г) в связи с изменением обстановки (ч. 2 ст. 27 УПК РФ).

Если в результате расследования уголовного дела обвинение, предъявленное обвиняемому, не подтвердилось или имеются иные обстоятельства, в силу закона устраняющие уголовное преследование, то последнее прекращается. При этом допускается прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела (ч. 4 ст. 27 УПК РФ).

Если детально проанализировать случаи прекращения уголовного дела, то мы увидим, что это решение принимается, когда полностью прекращено уголовное преследование в отношении всех подозреваемых, обвиняемых, либо установлено, что совершенное ими деяние не является преступным, то есть, вообще нет лиц, подлежащих уголовному преследованию. Если же уголовное преследование прекращено лишь частично, либо не в отношении всех обвиняемых, тогда производство по делу, естественно, прекращено быть не может. Поэтому, на наш взгляд, нет необходимости разделения оснований прекращения уголовного дела и прекращения уголовного преследования в различных статьях УПК РФ.

Анализируя ст. 24 УПК РФ, мы приходим к выводу, что в возбуждении уголовного дела может быть отказано лишь в случае, когда первоначальной проверкой установлены обстоятельства, исключающие осуществление уголовного преследования. Поэтому производство по делу не может быть начато. Отсюда, единственное основание отказа в возбуждении уголовного дела - невозможность осуществления уголовного преследования. В подтверждение сказанного приведем пример: будучи неоднократно привлеченным к уголовной ответственности за хищение чужого имущества и имея неснятые и непогашенные судимости, гр. А., находясь в вестибюле станции "Балтийская" Петербургского метрополитена, с целью совершения кражи подошел к гр. Р. и, рассчитывая, что его действия являются тайными для окружающих, похитил из сумочки гр. Р. кошелек, стоимостью 50 рублей, с находящимися в нем деньгами на общую сумму 150 рублей, причинив тем самым гр. Р. имущественный ущерб на общую сумму 200 рублей. Однако свои преступные действия не смог довести до конца по независящим от его воли обстоятельствам, так как тут же был задержан сотрудниками милиции. В приведенном примере отсутствует объективная сторона преступления, так как причинен ущерб меньше одного МРОТ, что исключает уголовную ответственность. В возбуждении уголовного дела отказано по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, но фактически отказано именно в связи с тем, что гр. А. не подлежит уголовному преследованию. Последнее можно проследить, анализируя любой пример возможного отказа в возбуждении уголовного дела, приведенный по ныне существующим пунктам ст. 24 УПК РФ. Это еще раз доказывает, что существующее разделение оснований прекращения уголовного преследования с основаниями отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела (ст. ст. 27, 24 УПК РФ) нецелесообразно.

Так как УПК РСФСР не делал такого разграничения оснований, то в юридической литературе рассматривались лишь вопросы прекращения уголовного дела.

Для возможности выделения более полной классификации оснований прекращения уголовного преследования необходимо отразить имеющиеся в юридической литературе классификации оснований прекращения уголовного дела. Одновременно это будет способствовать более глубокому пониманию их юридической сущности и уяснению тех уголовно-процессуальных гарантий, соблюдение которых реально ограждает лицо от необоснованного обвинения, подозрения. Следственной практике систематизация помогает разграничить основания прекращения уголовного преследования в случае их конкуренции, уяснить особенности доказывания и те правовые последствия, которые вступают для лица и производства по делу в целом. Наконец, это важно и для правильного формирования статистической отчетности прекращения уголовного преследования по различным основаниям189.

В основе классификации должны лежать объективные различия классифицируемых предметов190. В основном, классификация происходила в зависимости от характера оснований прекращения уголовного дела191.

Так, И.Я. Фойницкий делил условия прекращения уголовного преследования на юридические и фактические. При этом юридические условия, по его мнению, наступают с открытием обстоятельств, устраняющих преступность деяния или его наказуемость. "Если обстоятельства эти существовали и были известны в момент возбуждения уголовного преследования, то таковое не возбуждается вовсе по отсутствию законных оснований; если же они наступили или стали известны после этого момента, то возбужденное преследование подлежит прекращению также по отсутствию законных оснований к дальнейшему производству дела в уголовном порядке"192. К числу этих причин И.Я. Фойницкий относил как "смерть обвиняемого, истечение давности, примирение обвиняемого с обиженным по делам о частных преступлениях и помилование, так и все другие причины, устраняющие или состав преступления (случайность, ошибка), или возможность вменяемости (малолетство, умопомешательство)"193. Фактические условия "прекращения уголовного обвинения, - по мнению И.Я. Фойницкого, - сводились к недостаточности его оснований, неубедительности доводов по существу дела, предъявленных обвинением"194. М.А. Чельцов также делил основания на юридические и фактические195. Эта же точка зрения доказывалась в русской дореволюционной процессуальной литературе.

Однако названная классификация подверглась критике на том основании, что их авторы невольно противопоставили эти группы оснований друг другу. Между тем, они равноценны, а поскольку предусмотрены законом - то являются юридическими196.

Другие авторы, в том числе П.М. Давыдов и Д.Я. Мирский197, Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин198, основания к прекращению уголовного дела сводят в две группы, в зависимости от отрасли права, их предусматривающей: материально-правовые и процессуальные.

Материально-правовые основания прекращения уголовного дела - это юридические факты, влекущие прекращение уголовного дела или допускающие такую возможность, закрепление которых в нормах УПК обусловлено нормами УК. На сегодняшний день среди таковых можно назвать: отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ); отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ); истечение сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ; ст. 78 УК РФ); смерть подозреваемого, обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ); вследствие акта об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ; ст. 84 УК РФ); прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ; ст. 76 УК РФ) и некоторые другие.

Процессуальными основаниями названные авторы считают те, которые хотя и не исключают преступности и наказуемости содеянного, но в силу специального указания процессуального закона исключают возможность осуществления уголовного судопроизводства. К данной группе оснований (с учетом последних изменений законодательства) относятся: отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ); непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ); наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению (п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК РФ) и некоторые иные основания.

Ряд ученых делят основания к прекращению уголовного дела в зависимости от того, кто принимает окончательное решение о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в стадии предварительного расследования - дознаватель, следователь или прокурор. К ним, например, относятся основания, требующие согласия прокурора (ст. ст. 25, 26, 28 УПК РФ), и основания, не требующие такого согласия. Этим самым они подчеркивают различие характера и объема полномочий названных субъектов уголовно-процессуальной деятельности при прекращении уголовного дела или уголовного преследования в стадии предварительного расследования.

Еще одним из вариантов классификации является разделение оснований на безусловные основания и основания, допускающие возможность прекращения уголовного дела, уголовного преследования.

Безусловные основания прекращения уголовного дела, уголовного преследования - это юридические факты, сами по себе влекущие прекращение уголовного дела, уголовного преследования, независимо от каких-либо иных обстоятельств и усмотрения должностных лиц процессуальных органов. К ним относятся основания, перечисленные в п. 1, 2 ч. 1 ст. 24; п. 1, 4, 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Основания, допускающие возможность прекращения уголовного дела, уголовного преследования - это юридические факты, позволяющие следователю прекратить уголовное дело, уголовное преследование или исключающие возможность продолжения производства по уголовному делу при наличии предусмотренных законом обстоятельств. В эту группу входят основания, предусмотренные ст. 23 УПК РФ; п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ; ст. 448; п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и ст. 78 УК РФ.

Г.И. Чангули, классифицируя основания к прекращению уголовных дел в стадии предварительного расследования, выделял в отдельную группу те основания прекращения уголовных дел, которые связаны с установлением виновности лица в совершении преступления, и относил к ним все основания, влекущие прекращение дела в связи с изменением обстановки; истечением срока давности; изданием акта амнистии; смертью совершившего преступления и др.

Широкое распространение в литературе получила классификация оснований прекращения уголовного дела на обстоятельства, исключающие производство по делу и недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления.

По классификации М.С. Строговича основаниями для прекращения дела являлись: 1. обстоятельства, устраняющие уголовное преследование; 2. недостаточность улик для предания обвиняемого суду199.

Позже М.С. Строгович рассматривал три группы оснований прекращения уголовного дела: (1) Обстоятельства, которые исключают производство по делу; (2) Обстоятельства, дающие следователю и прокурору право прекратить уголовное дело; (3) Недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления200.

Своеобразным уточнением предыдущей классификации можно считать деление оснований прекращения уголовного дела, предложенное А.Я. Дубинским. К первой группе он относит основания, констатирующие, что преступление не было совершено. Вторая группа охватывает основания прекращения уголовного дела в силу наличия условий для освобождения лица от уголовной ответственности. В третью группу входят основания, которые определяют невозможность повторного расследования фактов, о которых компетентные органы приняли решения, не отмененные в установленном законом порядке201.

Однако самой распространенной является классификация прекращения уголовного дела, уголовного преследования по правовым последствиям, наступающим для лица, в отношении которого принимается такое решение. В соответствии с ней все виды прекращения делятся на реабилитирующие и нереабилитирующие202 основания.

Реабилитирующими основаниями прекращения уголовного дела, уголовного преследования являются юридические факты, влекущие прекращение уголовного дела, уголовного преследования, а также принятие дознавателем, следователем, прокурором предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер по реабилитации лица, и возмещении вреда, причиненного в результате уголовного преследования реабилитируемому, восстановлению его чести, доброго имени, репутации.

Нереабилитирующие основания - это юридические факты, допускающие возможность прекращения уголовного дела, уголовного преследования, но исключающие реабилитацию лица и возмещение вреда, причиненного ему в результате уголовного преследования.

Идея о классификации оснований на реабилитирующие и не связанные с реабилитацией была высказана и обоснована С.А. Шейфером.

Основания, которые реабилитируют лицо, или по которым реабилитации не наступает, в случае прекращения дела, также рассматриваются в работах П.М. Давыдова, Д.Я. Мирского и находят свое отражение в монографии В.А. Михайлова203. Следует отметить, что основания прекращения уголовного дела, уголовного преследования нашли свое отражение как на монографическом, так и на диссертационном уровнях204. Но до принятия УПК РФ не было единства в вопросе о том, какие из оснований следует относить к нереабилитирующим.

Так, В.А. Михайлов среди нереабилитирующих оснований называл недостижение лицом возраста уголовной ответственности и совершение общественно-опасного деяния лицом в состоянии невменяемости или лицом, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение.

Данное положение критикуется И.П. Дорноступом, который отмечает, что прекращение дела в отношении лица, "не достигшего возраста уголовной ответственности, подразумевает только его реабилитацию. Это вытекает из общепризнанного положения, что отсутствие одного из элементов состава преступления (в данном случае - совершеннолетие субъекта) должно получить единственную правовую оценку - признание отсутствия в деянии состава преступления. По тем же соображениям признание лица невменяемым подрывает основное условие уголовной ответственности, снимает вопрос о его вине, так как виновным может быть признан во всех случаях только вменяемый человек". Поэтому И.П. Дорноступ полагает, что правильно к нереабилитирующим основаниям "относить: амнистию, истечение сроков давности уголовного преследования, смерть обвиняемого, изменение обстановки, применение к лицу мер административного воздействия, направление дела в комиссию по делам несовершеннолетних"205.

Такая трактовка И.П. Дорноступа весьма спорна, так как, во-первых, ч. 4 ст. 133 УПК РФ прямо указывает на то, что "правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда применение в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, не достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния". Во-вторых, два последних основания в УПК РФ не нашли своего отражения, в связи с чем не могут рассматриваться ни как реабилитирующие, ни как нереабилитирующие основания.

Иначе подходил к этому вопросу В.Я. Чеканов, который выделяет две группы нереабилитирующих оснований:

Обстоятельства, которые в силу прямых указаний закона исключают привлечение к уголовной ответственности, хотя совершенное деяние и является преступлением (истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности, акт амнистии).

Обстоятельства, при которых возможно освобождение от уголовной ответственности за совершенное преступление (изменение обстановки)206.

Особенности этой группировки заключаются в том, что в ней показаны уголовно-правовые условия, а не характер тех последствий, которые наступают для лица при прекращении дела по этим основаниям.

Приведенные классификационные системы нереабилитирующих оснований прекращения уголовных дел на сегодня недостаточно полно отражают специфику рассматриваемого института и не в полной мере отвечают требованиям науки и практики, поскольку не учитывают изменения действующих и появление новых норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

В основу построения такой классификации, как нам представляется, должны быть положены факторы, которые отражают социально-правовую обусловленность института нереабилитирующих оснований, характеризуют правовую особенность его регламентации и указывают на юридические последствия применения того или иного основания.

Так, И.П. Дорноступ предлагает выделить в самостоятельную группу те нормы уголовного права, которые предусматривают освобождение лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности и которым в уголовно-процессуальном законодательстве нет соответствующих оснований к прекращению уголовного дела (Государственная измена, дача взятки)207. При этом он согласен с мнением А.Р. Михайленко о том, что в названных нормах уголовного закона речь идет о прекращении уголовного дела только по нереабилитирующему лицо основанию. В то же время, М.П. Карпушин и В.И. Курляндский отмечают, что в уголовно-процессуальном законодательстве имеется пробел на этот счет208. Справедливо по данному поводу высказывается Г.А. Абдумаджидов, что необходимо соблюдать не только порядок прекращения производством по всем основаниям, но и учитывать, соблюдать при этом требования уголовного права и других нормативных актов209.

Таким образом, прекращение уголовных дел, в том числе и по нереабилитирующим основаниям в порядке, предусмотренном законом, является правомерным исходом расследования, самостоятельной и широко распространенной в следственной практике формой окончания предварительного расследования. Прекращение направлено на выполнение назначения уголовного судопроизводства, связанных с ограждением от уголовного преследования невиновных, а также лиц, подлежащих освобождению от уголовной ответственности и наказания в досудебных стадиях и способствует осуществлению дифференциации уголовной ответственности.

По мнению Л.В. Лобановой, то, что следователь при прекращении уголовного дела исходит из доказанности вины подозреваемого, обвиняемого, не равнозначно официальному установлению факта совершения преступления, поскольку акт о прекращении дела имеет обязательное значение только в данном конкретном случае. Официальным же можно считать лишь такое установление факта, которое обязательно будет учтено при принятии последующих решений210. Но с данным положением можно согласиться лишь частично, так как, во-первых, например, при прекращении уголовного преследования по нереабилитирующему основанию в соответствии со ст. ст. 25, 26, 28 УПК РФ следователь должен исходить из того, что лицо, в отношении которого решается вопрос о прекращении уголовного преследования, не только не судимо, но и ни разу не подверглось уголовному преследованию. Последнее свидетельствует о том, что условием является отсутствие не только вступившего в законную силу обвинительного приговора суда, но и иного решения об уголовном преследовании такого лица, как судебной инстанции, так и должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование.

Ряд авторов отмечает, что постановление о прекращении уголовного дела не следует относить к актам, которые уголовное дело разрешают по существу, поскольку последнее является исключительной компетенцией суда, связанной с рассмотрением и разрешением вопросов о виновности или невиновности лица в совершении преступления. "Разрешить дело по существу, - отмечает Е.А. Челышев, - может только суд, постановивший обвинительный или оправдательный приговор по обвинению, по которому подсудимый был предан суду. В ходе предварительного следствия никакой судебной функции не выполняется". Это мнение разделяют Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин, также доказывая, что признать виновным или невиновным лицо в совершении преступления орган расследования сделать не вправе, ибо это является компетенцией только судебных органов.

Другие ученые (Р.Д. Радугин, Г.М. Миньковский, А.Я. Дубинский, В.В. Вандышев) полагают, что прекращение уголовного дела является специфической формой его разрешения без вынесения приговора. Эту точку зрения разделяет и законодатель. Так, 28 октября 1996 года Конституционный Суд Российской Федерации принял постановление по делу о проверке конституционности ст. 6 УПК РСФСР, в котором признал, что ст. 6 УПК РСФСР ("Прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки") не противоречит ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, согласно которой каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. А также Суд учел, что принятым им же постановлением от 13 августа 2001 года признано не соответствующим Конституции РФ ограничение возможности обжалования в суд постановлений следствия о прекращении уголовного дела, в том числе и по нереабилитирующим основаниям, и что суды общей юрисдикции должны быть сориентированы на принятие таких жалоб.

Не вызывает сомнений, что в постановлении о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию, должна содержаться констатация того, что обвиняемый действительно совершил вменяемое ему деяние, предусмотренное той или иной статьей Уголовного кодекса РФ. Иначе не будет оснований для прекращения уголовного преследования по указанным в статьях мотивам, а обвиняемого следует реабилитировать. Вопрос лишь в том, означает ли такая констатация признание обвиняемого виновным в том смысле, как это делается в обвинительном приговоре суда.

Мы думаем, что, во-первых, ст. 26 УПК РФ следует рассматривать в системной связи как с конституционными положениями (прежде всего, презумпцией невиновности), так и с положениями других статей УПК, в частности, ст. 8 (об осуществлении правосудия только судом). Исходя из этого, принятое на основании оспариваемой нормы решение о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым порождает юридические последствия обвинительного приговора. Во-вторых, прекращение уголовного дела имеет место, когда отсутствуют лица, подлежащие уголовному преследованию, то есть, в результате полного прекращения уголовного преследования. Так как субъектами, полномочными осуществлять уголовное преследование, являются дознаватель, следователь, прокурор, то, естественно, они, в предусмотренных законом случаях, вправе отказаться от осуществления такой деятельности. При этом отказ от уголовного преследования не должен быть зависим от мнения суда, ибо последний лишь арбитр при разрешении спора сторон. Именно это положение, как нам думается, и имеет ключевое значение.

Имея в виду, что в соответствии со ст. 17 Конституции РФ в России признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, целесообразно также обратиться к соответствующим международно-правовым актам. Содержащаяся в них формулировка презумпции невиновности вовсе не исключает возможности освобождения лиц, совершивших преступление, от уголовной ответственности на предварительном следствии. В ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека указывается, что каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается (в первом документе - "имеет право считаться") невиновным, пока его виновность не будет доказана согласно закону. Анализируя содержание термина "согласно закону", Европейская комиссия по правам человека указала, что порядок опровержения презумпции невиновности может различаться, однако, "с учетом важности того, что поставлено на карту, и с дополнительными гарантиями права на защиту"211. Что касается несовершеннолетних, то такой подход рекомендован в принятых на 39-й сессии Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1984 года "Минимальных стандартных правилах, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних ("Пекинских правилах")"212. П.1 ст.11 названных Правил устанавливает, что "при рассмотрении дел несовершеннолетних следует по возможности не прибегать к официальному разбору дела компетентным органом власти" (под которым понимаются суды и иные официальные органы, выполняющие судебные функции). В п. 2 той же статьи записано: "Полиция, прокуратура или другие органы, ведущие дела несовершеннолетних, должны быть уполномочены принимать решения о прекращении дела по своему усмотрению, без проведения официального слушания, согласно критериям, установленным для этой цели в соответствующей правовой системе". Рекомендация № R (87) 18 Комитета министров государствам-членам от 17 сентября 1987 года также содержит требования относительно упрощения уголовного правосудия.

Приведенные соображения подтверждают вывод о том, что прекращение уголовного преследования на предварительном следствии по нереабилитирующим основаниям нельзя считать противоречащим презумпции невиновности. Разумеется, при этом должны твердо соблюдаться определенные условия: во-первых, прекращение уголовного преследования по указанным основаниям должно означать безусловное освобождение от уголовной ответственности, а не замену её различными "суррогатами". Во-вторых, прекращение уголовного преследования по любым нереабилитирующим основаниям может производиться не иначе, как с согласия лица, в отношении которого принимается соответствующее решение. Именно такой порядок предусмотрен в ныне действующем УПК РФ.

В литературе обращено внимание и на морально-этический аспект этой проблемы, связанный с тем, что механическая оценка прекращения уголовного преследования как неуспеха следователя порой побуждает его отстаивать раз принятое решение, хотя оно и не подтвердилось в ходе следствия213. На практике эта оценка качества следствия сопряжена с требованием снижения роста прекращаемости дел и увеличения "выхода" дел, направленных в суд. Такая тенденция практики не осталась без внимания, и в юридической литературе было выражено мнение, что прекращение уголовного преследования, в том числе и по нереабилитирующим основаниям - это результат или необоснованного возбуждения дела или его неумелого расследования214. Эту точку зрения нельзя для всех случаев признать обоснованной. Сегодняшняя следственная практика опровергает эту концепцию. Из собственного опыта следственной работы диссертанта, уголовные дела о преступлениях небольшой тяжести, в ряде случаев средней тяжести прекращались по нереабилитирующим основаниям. Из них - 95% (процентный показатель включает в себя также уголовные дела, прекращенные в связи с актом амнистии) определялись нецелесообразностью передачи уголовного дела в суд, исходя из личности обвиняемого, его семейного положения, отношения к содеянному; 3% уголовных дел были прекращены за отсутствием состава преступления, при этом уголовные дела были возбуждены законно и обосновано, а отсутствие состава преступления выяснялось в ходе проведения комплекса следственных действий; 2% уголовных дел прекращено в результате неумелого расследования, отсутствия соответствующих навыков расследования дел экономической направленности.

Вместе с тем, возможность прекращения уголовного преследования на досудебных стадиях имеет и прагматическое, экономическое значение, поскольку позволяет освободить суд от рассмотрения очевидных дел, не представляющих собой каких-либо сложностей, тем самым предоставив судьям право более детально, полно и всесторонне рассматривать многоэпизодные дела, а также дела о тяжких и особо тяжких преступлениях. Это особенно актуально с принятием УПК РФ, который ограничил сроки рассмотрения уголовных дел в судах. Мы думаем, что не стоит отказываться от возможностей разгрузить суд, если эти возможности не противоречат духу общепризнанных международно-правовых постулатов. Но это не значит, что, когда следователь предвидит исход дела в прекращении уголовного преследования по нереабилитирующему основанию, производство по делу в целом не должно было быть осуществлено полно и всесторонне.

Таким образом, в случае прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, не происходит признания лица виновным с теми юридическими последствиями, которые порождает обвинительный приговор суда, есть лишь установление виновности как результата общественно правовой оценки поведения лица. Поэтому нормы о прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, предоставляющие право принимать такие решения судье, а также дознавателю, следователю, прокурору согласуются с Конституцией РФ и Международными договорами России.

Исходя из сказанного, мы придерживаемся следующих видов классификации оснований прекращения уголовного дела, уголовного преследования.

1. По праву на реабилитацию:

а) реабилитирующие (п. п. 1, 2, 5 и 6 ч.1 ст. 24 и п.п. 1 и 4-6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ);

б) нереабилитирующие (п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 24; п.3 ч. 1 ст.27 УПК РФ; ст. ст. 25, 28, 427 УПК РФ);

2. По субъекту, в отношении которого осуществлялось уголовное преступление:

1.1 общий;

1.2 специальный (а) обладающий должностным иммунитетом; б) несовершеннолетний; в) лицо, в отношении которого осуществляется уголовное судопроизводство по правилам главы 51 УПК РФ);

Прекращение по виду уголовного преследования:

а) в публичном порядке;

б) в частно - публичном порядке;

в) в частном порядке;

4. По участнику уголовного судопроизводства, уполномоченному прекращать уголовное преследование:

а) прекращение судом;

б) прекращение прокурором (в том числе с его согласия);

в) прекращение следователем;

г) прекращение дознавателем;

5. По порядку прекращения уголовного преследования:

5.1 общий, не требующий согласования (или безусловные основания);

5.2 специальный (условный). Подвиды: а) наличие согласия прокурора (ст. 28 УПК РФ); б) заявлен отказ государственного или частного обвинителя от обвинения (п. 2 ч. 2 ст. 133 УПК РФ); в) отсутствует возражение со стороны подозреваемого, обвиняемого; г) наличие согласия потерпевшего (ст. 25 УПК РФ).

Говоря о последнем виде прекращения уголовного преследования, следует отметить, что, хотя УПК РФ прямо не называет таких оснований, как прекращение уголовного преследования в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ) или в связи с изменением обстановки (ст. 26 УПК РФ), таковые вытекают в силу ч. 2 ст. 27 УПК РФ, свидетельствующей, что "прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в пунктах 3 и 6 части первой статьи 24, статьях 25, 26 и 28 настоящего Кодекса… не допускается, если обвиняемый против этого возражает…". Названные примеры приведены по действующему законодательству. Совет Федерации 26 ноября 2003 года одобрил принятые Государственной Думой законопроекты "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" и "О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", в связи с чем, в скором времени возможность прекращения уголовного преследования в связи с изменением обстановки будет исключена, а решение о прекращении уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием ограничено условием, что вследствие деятельного раскаяния лицо перестало быть общественно опасным.

6. В зависимости от отрасли права, их предусматривающей:

а) материально-правовые (невозможность уголовного преследования в силу уголовного закона);

б) процессуальные (истечение сроков давности);

в) фактические (подозрение не нашло подтверждения собранными материалами уголовного дела).

Вместе с тем, перечень оснований неполный. Так, например, а) в ст. 27 нет такого основания, как прекращение уголовного преследования в связи с отказом иностранного государства в согласии на привлечение в качестве обвиняемого выданного лица (ч. 1 ст. 461 УПК РФ).

б) целесообразно ст. 25 УПК РФ именовать "прекращение уголовного преследования" в связи с примирением сторон. Такая трактовка, во-первых, будет созвучна с ч. 2 ст. 27 УПК РФ, во-вторых, прекращается уголовное дело в данных случаях не потому, что невозможно дальнейшее производство по делу, а потому, что уголовное преследование в отношении конкретного лица продолжать нецелесообразно.

в) отсутствует в ст. 27 УПК РФ отраженное в главе "Реабилитация" основание прекращения уголовного преследования при отказе государственного обвинителя от обвинения.

г) нет оговорки на возможность прекращения уголовного преследования по уголовному делу в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Второй момент, на котором следует остановиться, это определение содержания прекращения уголовного преследования.

Как отмечалось ранее, УПК РСФСР не разграничивал понятий "прекращение уголовного дела" и "прекращение уголовного преследования", поэтому мы рассмотрим существующие в юридической литературе определения содержания прекращения уголовного дела.

Ф.Н. Фаткуллин считает, что прекращение уголовного дела - процессуальный акт, выражающий решение уполномоченных на то должностных лиц об отсутствии требуемых для уголовного судопроизводства предпосылок и об отказе от дальнейшего его ведения. Аналогичную позицию высказывал П.И. Тарасов-Родионов.

По мнению Л.М. Володиной215, прекращение уголовного дела есть юридический акт, волеизъявление компетентного государственного органа, влекущее устранение правомочий должностных лиц на дальнейшее производство по делу и прекращение комплекса прав и обязанностей лица, в отношении которого велось уголовное дело.

Таким образом, в юридической литературе прекращение уголовного дела обычно именуется процессуальным или юридическим актом216. Иными словами, его связывают больше с формой, в которой осуществляется принятие решения о судьбе дела и лица. Однако смысл этого акта не раскрывает всего содержания понятия прекращения уголовного дела217. Прекращение уголовного преследования не должно рассматриваться как единовременный технический акт, заключающийся в вынесении соответствующего постановления, поскольку представляет собой целый этап предварительного расследования, который охватывает:

1. Проверку полноты, всесторонности и объективности, собранных по делу доказательств, на основе которой формируется вывод о наличии деяния, содержащего признаки преступления, его квалификации, оснований к прекращению уголовного преследования, уголовного дела, а также степени общественной опасности подозреваемого, обвиняемого;

2. анализ и оценку собранных по делу доказательств в их совокупности с точки зрения их достаточности для достоверности вывода о невозможности продолжать расследование ввиду наличия одного из обстоятельств, предусмотренных законом в качестве основания для прекращения уголовного преследования;

3. восполнение пробелов проведенного расследования;

4. принятие решения о прекращении уголовного преследования либо уголовного дела в целом;

5. разъяснение лицу, в отношении которого уголовное преследование прекращается по основаниям ст. ст. 212, 427 УПК, сущности совершенного им деяния, оснований освобождения от уголовной ответственности и получение его согласия на такое решение с составлением соответствующего протокола;

6. систематизацию и соответствующее оформление материалов уголовного дела (обычно эти действия предшествуют анализу и оценке доказательств, так как способствуют изучению источников доказательств);

7. истребование согласия на прекращение уголовного преследования (в случаях, предусмотренных законом) от заинтересованных лиц;

8. вынесение мотивированного постановления о прекращении уголовного преследования либо уголовного дела в целом;

9. получение согласия прокурора (в предусмотренных законом случаях в виде согласительной резолюции на постановлении о прекращении уголовного дела, уголовного преследования);

10. осуществление действий, вытекающих из решения о прекращении уголовного преследования: освобождение задержанного по подозрению в совершении преступления; отмена меры пресечения в отношении обвиняемого, подозреваемого; отмена ареста на имущество и денежные вклады в банках; прекращение длящихся следственных действий: контроля и записи переговоров; наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, решение вопроса о вещественных доказательствах и иных изъятых по делу предметов и т.п.;

11. уведомление о прекращении уголовного преследования подозреваемого, обвиняемого, а также иных заинтересованных в исходе дела лиц и разрешение ходатайств этих лиц; предоставление им по их просьбе возможности ознакомиться с материалами прекращенного уголовного преследования, либо уголовного дела в целом;

12. признание за лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, права на реабилитацию;

13. составление представления о причинах и условиях, способствовавших совершению и сокрытию преступления.

Кроме того, некоторые авторы в заключительный этап предварительного расследования включают проверку прокурором законности и обоснованности решения о прекращении производства по делу. Такое положение спорно, так как названная деятельность прокурора является составной частью его надзорной функции, а, соответственно, не может входить в этап расследования.

Рассмотрение прекращения уголовного дела, уголовного преследования как совокупности определенных действий следователя, можно найти в работах А.И. Михайлова и А.Б. Соловьева218, Г.М. Миньковского219.

Таким образом, представляется наиболее правильной точка зрения А.Я. Дубинского, рассматривающего прекращение уголовного дела, уголовного преследования в двояком смысле: как самостоятельную форму окончания предварительного расследования, представляющего собой целый этап, заключительную часть расследования; и как юридический акт, устраняющий правомочия органа, прекратившего дело по расследованию обстоятельств, о котором принято решение, и порождающим право заинтересованных лиц на обжалование.

Исходя из сказанного, прекращение уголовного преследования следователем по нереабилитирующему основанию - это предусмотренный уголовно-процессуальным законом отказ должностного лица в продолжении процессуальной деятельности, направленной на привлечение лица к уголовной ответственности за совершение им достоверно установленного общественно опасного деяния. Прекращение уголовного преследования следователем по реабилитирующим основаниям - это деятельность должностного лица, в случае достоверно установленного юридического факта, исключающего уголовное преследование конкретного лица либо исключающего преступность совершенного им деяния, а также принятие к такому лицу предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер по реабилитации.

При этом, если нет основания продолжать расследование по делу, следователь одновременно принимает решение о прекращении уголовного дела в целом. Поэтому целесообразно именовать документ не постановлением о прекращении уголовного дела (уголовного преследования), а постановлением о прекращении уголовного преследования с прекращением уголовного дела. Это завершающий этап деятельности следователя по доказыванию виновности подозреваемого, обвиняемого в совершении инкриминируемого деяния; и деятельности иных участников предварительного следствия, заключающейся в выяснении наличия фактических и юридических оснований для принятия такого решения. С вынесением постановления о прекращении уголовного преследования, а, в предусмотренных законом случаях, с постановки на постановлении согласительной резолюции прокурора, прекращаются правоотношения, возникшие в связи с возбуждением уголовного дела.

Последним моментом, на котором хотелось остановиться в данном параграфе, является возможность, на наш взгляд, предложения по реализации одного из назначения уголовного судопроизводства, а именно - уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания (ч. 2 ст. 6 УПК РФ). В целях защиты прав и законных интересов потерпевших от преступления, при прекращении уголовного преследования на досудебных стадиях по нереабилитирующим основаниям необходимо ввести институт применения принудительных мер восстановительного характера, использовав при этом как наработки российских ученых, так и зарубежный опыт, о котором говорилось в первой главе диссертации. Среди последних могут быть определены: 1) предупреждение; 2) возложение обязанности загладить причиненный вред; 3) возложение обязанности возмещения процессуальных издержек, предусмотренных ст. 131 УПК РФ, понесенных потерпевшим или его законным представителем (возможные изменения в статьи законодательства, регламентирующие порядок применения и содержание таких мер, приведены диссертантом в Приложении к диссертации).

Примером нарушения прав потерпевшего может служить случай, когда при прекращении уголовного преследования на досудебных стадиях по ст. 25 УПК РФ, потерпевший или его законный представитель согласны на примирение, так как боятся подозреваемого, обвиняемого, либо подают заявление на такое согласие под определенным воздействием со стороны последних лиц. В ряде случаев обвиняемые обязуются полностью возместить причиненный ими в результате преступления ущерб и в подтверждение начинают частично выплачивать денежную сумму, а после прекращения уголовного дела - "забывают" о своем обязательстве. При этом производство по уголовному делу уже не возобновить, в суд дело не направить, и, как следствие, полного возмещения ущерба не обеспечить, так как УПК РФ не предусматривает случаи возобновления уголовных дел ввиду отказа потерпевшего от заявленного им на предварительном следствии заявления о согласии на прекращение уголовного дела.

Первое возможное нарушение прав подтверждается результатами анкетирования помощников прокурора и следователей. Так, на вопрос "При даче согласия на прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, проверяет ли прокурор действительность возмещения причиненного обвиняемым ущерба и мотивы потерпевшего на примирение с обвиняемым?", прокурорские работники ответили следующим образом: 70% - "да, всегда", 24% - "нет, не всегда, полагаясь на следователя", 3% - "не проверяет данные положения", 3% - предпочли не отвечать на поставленный вопрос. На аналогичный вопрос следователям было получено 72% - "да, всегда", 17% - "нет, не всегда, полагаясь на следователя", 6% - "не проверяет данные положения" и 5% опрошенных следователей уклонились от ответа.

Другой ситуацией нарушения прав может служить случай, когда предполагаемая сумма ущерба со стороны потерпевшего не тождественна сумме со стороны обвиняемого. При этом законодатель не дает каких-либо специальных условий прекращения уголовных дел в связи с примирением сторон и в связи с деятельным раскаянием. То есть, если нет согласия сторон, то можно прекратить уголовное преследование и по другому основанию. Поэтому целесообразно ввести правило, что в случае альтернативы прекращения уголовного преследования в связи с примирением сторон и в связи с деятельным раскаянием предпочтение должно отдаваться первому основанию.

В завершение следует еще раз подчеркнуть, что обязанность осуществить уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения лежит на прокуроре, следователе и дознавателе (ч. 1 ст. 21 УПК РФ). При этом закон четко определяет основания, когда уголовное преследование должно быть прекращено независимо от волеизъявления названных должностных лиц, а когда отказ от уголовного преследования является их правом и возможен при выполнении определенных юридических условий. Если ущерб, причиненный потерпевшему в результате совершения общественно опасного деяния, полностью заглажен, что подтверждается материалами дела, либо когда вред нанесен исключительно интересам государства, тогда отказ от уголовного преследования должен быть полностью зависим от волеизъявления прокурора.

Так как суд не осуществляет уголовного преследования (ч. 3 ст. 15 УПК РФ), то, соответственно, если необходимо решить вопрос о прекращении уголовного преследования по нереабилитирующему основанию в ходе судебного разбирательства, суд вправе освободить лицо от уголовного преследования. Освободить, а не отказаться, потому что, как справедливо отмечает Л.В. Головко220, освободить можно и от тех действий, совершение которых входит в обязанности иных лиц (на то он и суд), тогда как отказаться можно от собственных полномочий.

Исходя из понимания нами термина "уголовное преследование" как предусмотренную уголовно-процессуальным законом обязанность компетентных органов государства осуществлять деятельность, направленную на установление деяния, запрещенного уголовным законом, и совершившего его лица, виновность последнего, с целью последующего осуждения данного лица и применения к нему справедливого наказания или других принудительных мер, мы приходим к выводу о целесообразности перенять положения Модельного УПК для государств-участников СНГ, а именно объединить обстоятельства прекращения уголовного дела и уголовного преследования, предусмотренные на сегодняшний день УПК РФ, в статьи, посвященные обстоятельствам, при которых компетентные органы обязаны прекратить, вправе освободить или имеют возможность отказаться от уголовного преследования.

Так, материально-правовыми основаниями обязательного прекращения уголовного преследования являются:

1) отсутствие события деяния, запрещенного уголовным законом;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) совершение деяния, хотя и предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющего общественной опасности;

4) несовершеннолетний, достигший возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими;

5) лицо совершило общественно опасное деяние в состоянии невменяемости;

6) лицо добровольно отказалось от доведения неоконченного преступления до конца;

7) соучастники преступления за эксцесс исполнителя;

8) лицо причинило вред за правомерностью совершенного им деяния в силу уголовного закона;

9) лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности в силу положений Особенной части УК РФ;

10) преступность и наказуемость инкриминируемого подозреваемому, обвиняемому деяния устранены новым уголовным законом;

11) издание акта амнистии;

12) истечение сроков давности уголовного преследования.

Процессуальными основаниями, исключающими уголовное преследование, на наш взгляд, являются:

1) непричастность подозреваемого, обвиняемого к совершению запрещенного уголовным законом деяния;

2) смерть подозреваемого, обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

3) отсутствие заявления пострадавшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ;

4) отсутствие заявления руководителя коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, либо его согласия на возбуждение уголовного дела в случаях, предусмотренных ст. 23 УПК РФ;

5) наличие в отношении подозреваемого, обвиняемого вступившего в законную силу приговора суда по тому же обвинению либо иного неотмененного судебного решения, установившего невозможность уголовного преследования по тому же обвинению;

6) наличие в отношении подозреваемого, обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя, прокурора об отказе от уголовного преследования по тому же обвинению;

7) отказ Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента России, прекратившего исполнение своих полномочий, или отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица;

8) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. п. 1, 3-5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, Квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. п. 1 и 3-5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ;

9) отказ в согласии иностранного государства на привлечение в качестве обвиняемого выданного лица, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 461 УПК РФ, либо отказ в выдаче лица, подлежащего уголовному преследованию;

10) отказ государственного или частного обвинителя от обвинения;

11) установление невиновности подсудимого вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Порядок и примерный бланк прекращения уголовного преследования, а также полный текст соответствующей статьи определен в Приложении к диссертации.

Обстоятельствами, позволяющими освободить от уголовного преследования, являются:

1) необходимость применения к лицу принудительной меры медицинского характера; 2) возможность применения к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия; 3) целесообразность применения к лицу принудительной меры восстановительного воздействия.

Обстоятельствами, позволяющими не осуществлять уголовное преследование, являются:

1) примирение лица, подлежащего уголовному преследованию, с потерпевшим;

2) деятельное раскаяние лица, подлежащего уголовному преследованию.

Порядок прекращения уголовного преследования по названным обстоятельствам также определен в Приложении к диссертации, при этом учтено и изменено положение, относительно перечня обстоятельств, являющихся реабилитирующими.

Итогом параграфа является:

1. Прекращение уголовного преследования следователем по нереабилитирующему основанию - это предусмотренный уголовно-процессуальным законом отказ должностного лица в продолжении процессуальной деятельности, направленной на привлечение лица к уголовной ответственности за совершение им достоверно установленного общественно опасного деяния.

Прекращение уголовного преследования следователем по реабилитирующим основаниям - это деятельность должностного лица, в случае достоверно установленного юридического факта, исключающего уголовное преследование конкретного лица либо исключающего преступность совершенного им деяния, а также принятие к такому лицу предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер по реабилитации.

2. Если после прекращения уголовного преследования нет оснований продолжать расследование по делу, следователь одновременно принимает решение о прекращении уголовного дела в целом. Это завершающий этап деятельности следователя по доказыванию виновности подозреваемого, обвиняемого в совершении инкриминируемого деяния; и деятельности иных участников предварительного следствия, заключающейся в выяснении наличия фактических и юридических оснований для принятия такого решения.

3. Целесообразно именовать окончательный документ не постановлением о прекращении уголовного дела (уголовного преследования), а постановлением о прекращении уголовного преследования с прекращением уголовного дела.

4. В целях реализации назначения уголовного судопроизводства, необходимо изменить существующие перечень оснований прекращения уголовного дела и уголовного преследования, объединив их в отдельную статью и разбив по следующим основаниям: обстоятельства, исключающие уголовное преследование (двух видов: процессуальные и материально-правовые); обстоятельства, позволяющие освободить от уголовного преследования и обстоятельства, позволяющие не осуществлять уголовное преследование.

5. Материально-правовые обстоятельства, исключающие уголовное преследование - это установленные в предусмотренном законом порядке юридические факты, исключающие преступность совершенного деяния.

6. Процессуальные обязательства, исключающие уголовное преследование - это установленное доказательствами по делу наличие или отсутствие предусмотренного уголовно-процессуальным законом юридического факта, исключающего дальнейшее осуществление производства по делу.

7. Обстоятельства, позволяющие освободить от уголовного преследования - это обстоятельства, при наличии которых суд вправе принять решение об освобождении лица от уголовного преследования.

8. Обстоятельства, позволяющие не осуществлять уголовного преследования - это предусмотренные законом случаи, позволяющие органу дознания и следователю с согласия прокурора, а также прокурору и суду освободить лицо, совершившее общественно опасное деяние от уголовной ответственности, то есть, от обязанности подвергнуться судебному осуждению либо претерпеть меры государственно-принудительного воздействия.

9. В целях реализации назначения уголовного судопроизводства, на наш взгляд, целесообразно, прибегнув к зарубежному опыту, ввести альтернативу уголовному преследованию в виде принудительных мер восстановительного воздействия. То есть меры государственного принуждения, применяемые к лицам, впервые совершившим преступление небольшой или средней тяжести, с целью их исправления средствами без привлечения к уголовной ответственности или без применения уголовного наказания. Такими мерами могут являться: а) предупреждение; б) возложение обязанности загладить причиненный вред; в) возложение обязанности возмещения процессуальных издержек, предусмотренных ст.131 УПК РФ, понесенных потерпевшим или его законным представителем.


Примечания

189См.: Чувилев А.А. Статистика органов дознания и предварительного следствия системы МВД. М., 1995. - С. 34.

190См.: Петрухин И.Л. Уголовный процесс: учебник. М., 2001. - С. 313.

191См. подробнее: Шейфер С.А. Некоторые вопросы прекращения уголовных дел в стадии дознания и предварительного следствия // Вопросы криминалистики. 1961, № 1-2. - С. 50-51; Давыдов П.М., Мирский Д.Я. Прекращение уголовных дел в советском уголовном процессе. М., 1963. - С. 11-19; Михайлов В.А. Процессуальный порядок прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования. Волгоград, 1970. - С. 10-16; Рзаев А.А. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования. Караганда, 1982. - С. 14-19 и др.

192См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2-х томах. Том 2., изд. третье. / Под общ. ред. А.В. Смирнова. СПб.: Альфа, 1996. - С. 55, 56.

193См.: Там же. - С. 55, 56.

194См.: Там же. - С. 56.

195См.: Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М., 1998. - С. 327-329.

196См.: Михайлов В.А. Процессуальный порядок прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования. Волгоград, 1970. - С. 10-19.

197См.: Давыдов П.М., Мирский Д.Я. Указ. сочинение. - С. 15, 16.

198См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965. - С. 305, 325-330.

199См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. 1958. - С. 339.

200См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.2, М., 1970. - С. 168-172.

201См.: Дубинский А.Я. Основания прекращения уголовного дела в стадии предварительного расследования. Киев, 1973. - С. 4-9.

202См.: Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия. М., 1998. - С. 100-118. Уголовный процесс. М.,1998. - С. 350-359; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Д.Н. Козака и Е.Б. Мизулиной. М.: Юрист, 2002. - С. 98-105.

203См.: Михайлов В.А. Прокурорский надзор за прекращением уголовных дел на предварительном следствии в уголовном процессе. Воронеж , 1997. - С. 10-17.

204См., например: Кабельков С.Н. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования по нереабилитирующим основаниям, не исключающим производство: Дис. … канд. юрид. наук (12.00.09). 2001; Лянго Л.Н. Проблемы прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим: Дис. … канд. юрид. наук (12.00.09). 2000; Антонов А.Г. Деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности: Автореферат дис. … канд.юрид.наук (12.00.09). СПб., 2001; Васильев Н.В. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям на стадии предварительного следствия: Автореферат дис. … канд. юрид. наук (12.00.09). М., 1999; Крепышев А.М. Деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности: Автореферат дис. … канд. юрид. наук (12.00.08). Нижний Новгород, 2000; Дорноступ И.П. Нереабилитирующие основания прекращения уголовного преследования в деятельности органов предварительного расследования МВД России: Автореферат дис. … канд. юрид. наук (12.00.09). СПб., 2003; Магомедов А.Ю. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием в стадии предварительного расследования: Автореферат дис. … канд. юрид. наук (12.00.09). Омск, 1999; Пидюков П.П. Отказ в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1990 и др.

205См.: Дорноступ И.П. Указ. работа. - С. 45-80.

206См.: Чеканов В.Я. Некоторые вопросы прекращения уголовных дел и прокурорского надзора за незаконностью прекращения уголовных дел: Ученые записки. Вып. № 11. Изд-во Саратовского ун-та. Саратов, 1998. - С. 83-90.

207См.: Дорноступ И.П. Указ. работа. - С. 60-80.

208См.: Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 1997. - С. 213.

209См.: Абдумаджидов Г.А. Проблемы теории, законодательного регулирования и практики расследования преступлений: Автореферат дис. …доктора юрид. наук. М.,1983. - С. 26.

210См.: Лобанова Л.В. Юридическая природа и процессуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности: Дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 1986, - С. 52-59.

211См.: Международные нормы и правоприменительная практика в области прав и свобод человека. М., 1993. - С. 44.

212См.: Российская юстиция, 1991, № 12-14.

213См.: Проблемы судебной этики. М., Наука, 1990. - С. 161.

214См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965. - С. 30.

215См.: Володина Л.М. Задачи уголовного судопроизводства и прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям // Вестник ЛГУ. 1975. № 27. Вып.3. - С. 127-130.

216См.: Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела. - С. 25.

217См. подробнее: Дорноступ И.П. Нереабилитирующие основания прекращения уголовного преследования в деятельности органов предварительного расследования системы МВД России: Дис. … канд. юрид. наук (12.00.09). СПб., 2002; Опарин Н.Б. Прекращение уголовного дела следователем по реабилитирующим основаниям: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1984. - С. 10-11.

218См.: Михайлов А.И., Соловьев А.Б. Научная организация труда следователя. М., 1995. - С. 127.

219См.: Миньковский Г.М. Окончание предварительного расследования и осуществление права обвиняемого на защиту. М.,1996. - С. 38-50.

220См.: Головко Л.В. Освобождение от уголовной ответственности и освобождение от уголовного преследования: соотношение понятий // Государство и право. 2000, № 6. - С. 50.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz