Коломеец В.К. Иные положения части 1 УПК РФ // Основные положения УПК РФ: новации и традиции. Екатеринбург, 2007. Полный текст


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Коломеец В.К.
Основные положения УПК РФ: новации и традиции.
Научно-практическое пособие/ В. К. Коломеец. – Екатеринбург: Изд-во Уральский юридический институт МВД России, 2007. – 111 с.


К оглавлению

5. ИНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ЧАСТИ ПЕРВОЙ УПК РОССИИ

Формы надзора, контроля, ходатайств, жалоб, процессуальных решений и документов; Процессуальные сроки; Реабилитация; Восстановление уголовного дела (Конституция РФ ст. 2, 17, 45, 46, 52, 53; УПК РФ ст. 5 п. 33–35; ст. 29, 37, 39, 119–139, 1581, 159, 162, 165 – с учетом новаций 2007 г. и бывших приложений; ГК РФ ст. 12, 150–152, 1069, 1079–1081, 1099, 1101; соотв. постановления Конституционного суда России от 14.07.2005 № 8-П и Пленума Верховного суда России от 20.12.94 № 10, с изм. 25.10.96)

Часть первая УПК РФ, иными словами – Общая часть, завершается изложением правовых норм, важных принципиально, процессуально либо технически. Они, по сути и по форме, разнохарактерные и многочисленные, но обеспечивают неразрывные правовые (и процессуальные) связи с законоположениями других частей УПК – при реализации норм досудебного производства, судебного и даже «послесудебного», т. е. при исполнении приговора, наказания и иных мер уголовно-правового характера. Разумеется, под соответствующим контролем и надзором, хотя, на мой взгляд, для оперработника, дознавателя, следователя и эксперта (не только в системе ГРУОВД, МВД) первым и основным должен быть самоконтроль. Например, при наличии обстоятельств, которые могут исключать участие в досудебном производстве, сотрудник ОВД не должен об этом умалчивать и ожидать отвода, он или она обязаны заявить о самоотводе. В теории это было известно давно российским законодателям и правоприменителям (по УПК и УК), но сегодня такое положение подтверждено Указом Президента РФ от 03.03.2007 № 269 «О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных служащих РФ и урегулированию конфликта интересов», а также соответствующими новациями 2007 г. в нормативно-правовых актах о милиции, ОВД, прокуратуре, следствии и суде.

Отраслевой УПК РФ (2001 г.) и некоторые «комплексные» законы определили процессуальные формы (виды) контроля или надзора за действиями (и бездействием) соответствующих должностных и других лиц. Так, ведомственный процессуальный контроль правомочны осуществлять начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, их заместители, руководители следственных органов и их заместители, руководитель следственной группы и руководитель экспертно-криминалистического подразделения при ГРУОВД. В УПК об этом, более или менее, четко сказано (соответственно) лишь в ст. 5 п. 17, 171, 38 1, 411 и ст. 39, 401,199, а также в Законе о государственной судебно-экспертной деятельности от 31.05.2001 № 73-ФЗ. С процессуальными обязанностями и правами руководителей в органах дознания, включая и систему МВД, должной ясности не было до 2007 г. ни в законодательстве, ни в подзаконных актах. Хотя уже имелся приказ МВД РФ от 03.08.2006 № 606 «Об утверждении Основных направлений совершенствования деятельности подразделений дознания ОВД РФ на 2006–2011 гг. и Плана их реализации». Но и сегодня после новаций 2007 г. не решен до конца вопрос о процессуальном статусе начальника ГРУОВД в качестве начальника органа дознания, не говоря уже о командире в/ч ВВ МВД, а начальник подразделения дознания стал как бы «слугой двух господ» – и начальника ОД, и прокурора.

Прокурорский надзор: ст. 37 и 221 УПК РФ и Закон «О прокуратуре РФ», 1999 г. с новациями 2007 г. Пока эта функция прокурора распространяется на негласную и гласную деятельность органа дознания, на следственные и иные процессуальные действия, прежде всего, дознавателей, на их бездействие, на правовые действия (акты) и бездействие соответствующих руководителей органов дознания и следствия. По УПК РФ в качестве прокурора может участвовать и его заместитель, но не помощники или прокуроры – криминалисты. Обязательность согласия или письменных указаний прокуроров ограничена запретами Конституции РФ, УК и УПК. В случае несогласия Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ или руководителя соответствующего следственного органа на федеральном уровне с требованиями прокурора об устранении нарушений в ходе следствия окончательное решение принимает Генеральный прокурор России. Прокурорский надзор, как правило, не осуществляется за содержанием деятельности специалистов, экспертов и адвокатов и, как правило, не затрагивает деятельность судов.

Судебный контроль и надзор: ст. 29, 355, 403, 417 УПК РФ; Закон «О мировых судьях в РФ» (1998 г.) с изм. 30.11.2004 № 142-ФЗ. Только соответствующие суды, в том числе судьи, правомочны осуществлять правосудие, рассматривая уголовные дела, а вышестоящие судебные инстанции и судебный надзор за решениями нижестоящих судов. Относительно новая для России деятельность – судебный контроль на досудебных стадиях процесса за целым рядом оперативно-разыскных, следственных и других процессуальных действий и мер. Мировые судьи не правомочны осуществлять такого рода судебный контроль. Не определен в УПК правовой (и процессуальный) статус помощника судьи. Согласно п. 1 ст. 11 Закона «О судебной системе РФ» от 31.12.96 № 1-ФКЗ (с изм.) присяжные не относятся к судьям, которыми считаются только лица, исполняющие свои обязанности на профессиональной основе.

Общественный контроль: ст. 20, 32, 47, 123 Конституции РФ; Закон «О присяжных заседателях федеральных судов…» от 20.08.2004 № 113, с учетом изм. ФЗ от 31.03.2005 № 26 и 30.12.2006 № 269; ст. 324–353 и др. УПК РФ. Участие присяжных заседателей – одна из форм общественного контроля за судебным производством в современной России, от чего абсолютное большинство стран отказываются. У нас по УПК РФ (2001 г.) – это высшая форма участия общественности. Кроме присяжных, общественный контроль, по сути, осуществляется и потерпевшими (их ежегодно несколько миллионов), законными представителями, понятыми, поручителями, частными обвинителями, другими лицами, присутствующими в открытом судебном заседании, представителями СМИ, Общественной палаты – в центре и на местах: о других формах участия общественности см. интервью, которое дал Министр внутренних дел Р. Нургалиев в «Российской газете» 27.06.2007. В Екатеринбурге и области имелся опыт создания «летучих отрядов» представителей общественности и ГУВД для проверки фактов задержания (и содержания) граждан в ОВД. К сожалению, в УПК РФ (2001 г.) не нашлось места даже для ст. 3751 УПК РСФСР о том, что Уполномоченный по правам человека в РФ вправе ознакомиться с материалами дела: после вступления приговора в законную силу или если производство прекращено, а также когда отказано в возбуждении уголовного дела. Такие права, разумеется, были и имеются у потерпевших, законных представителей и многих других физических и юридических лиц. Необходима конкретизация полномочий самих Уполномоченных – в Москве, ул. Мясницкая (?!) и в субъектах РФ, которые в пределах соответствующих территорий получили доступ в учреждения, исполняющие уголовные наказания (согласно Закону от 19.06.2007 № 104), конечно не исключая при этом представителей уполномоченных и их помощников: см. доклады Уполномоченного за 2006 г. // «Российская газета». 2007. 13 и 24 апреля.

Важное место не только в УПК имеют понятия «ходатайство» и «жалоба»: ходатайство, как правило, оформляется в письменной форме и содержит просьбу или требование заинтересованного лица (например, потерпевшего, обвиняемого) к ведущему процесс (дознавателю, следователю, председательствующему судье) обеспечить законные права, произвести или не производить процессуальные действия, такие как назначение защитника-адвоката, отвод, вызов или привод неявившегося, произвести экспертизу, очную ставку, приобщить материалы к уголовному делу, признать доказательство недопустимым и т. п. Решение об удовлетворении либо отказе принимается безотлагательно или не позднее 3 суток после заявления ходатайства. Когда оно связано с решением вопроса о допустимости либо недопустимости доказательства, то важно указывать конкретные признаки (т. е. относимость, допустимость и достоверность), по которым эти сведения признаются допустимыми либо недопустимыми доказательствами по данному делу.

Жалоба, как правило, оформляется в письменной форме и содержит несогласие заинтересованного лица с какими-либо действиями или бездействием, прежде всего, ведущего производство по уголовному делу, а так же других лиц, например, специалистов и экспертов, оперработников, сотрудников ИВС, СИЗО и т. д. Эти жалобы могут быть направлены руководителям органов дознания, следствия, прокурору и в суд. Они могут быть оформлены и направлены в открытом или «закрытом» (т. е. нецензурируемом) виде, как через лиц, ведущих процесс, так и «через их голову»: см. Закон «О порядке рассмотрения обращений граждан» от 02.05.2006 № 59-ФЗ и соотв. нормативные акты МВД, ГУВД. Сроки рассмотрения жалоб зависят от их содержания и инстанции: так, по уголовному делу для прокуроров, руководителей органов следствия и дознания, в том числе вышестоящих – до 3 суток либо не более 10. В суд, включая и вышестоящий, обжалуются действия (и бездействие) дознавателя, следователя, прокурора и других лиц, когда были затронуты конституционные гарантии, к примеру, на юридическую защиту прав и законных интересов, на доступ в суд (при отказе в возбуждении дела, прекращении или приостановлении до суда); процессуальные сроки для судов – не более 5 суток: ст. 50, 52 Конституции РФ и ст. 123, 125, 126 УПК РФ. Принесение жалобы, как правило, не приостанавливает производства обжалуемого действия и исполнения обжалуемого решения, если это не сочтут необходимым сделать правомочные должностные лица органов расследования, прокуратуры или суда. Установлены и иные сроки и порядок рассмотрения жалоб в вышестоящих судах – при апелляции, кассации, судебном надзоре.

Процессуальные сроки: основные отличия в предназначении и исчислении. Нет общепризнанных «стандартов» в международных нормах о сроках расследования, предварительного заключения и содержания под стражей и прочих; эти процессуальные сроки, как правило, более или менее четко определяются национальным законодательством. К примеру, в России в УПК всегда определялись конкретные сроки задержания подозреваемого лица, сроки содержания под стражей подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного – до вступления приговора в законную силу. Вместе с тем, в подписанных и ратифицированных нашей страной международных документах зафиксировано, что каждому должно быть гарантировано, что досудебное и судебное производство будет проведено «в разумные сроки», т. е. в установленные национальным законодательством.

Основные их виды: процессуальные сроки изоляции, расследования, начала судопроизводства и иные. Так, ст. 92 и ст. 108 ч. 7 п. 3 определяют срок задержания подозреваемого лица: 48 + 72 = 120 часов (но не 5 суток). Статья 100 – сроки действия в отношении подозреваемого меры пресечения, в том числе и заключения под стражу: по ч. 1 – до 10 суток, а по ч. 2 – не более 30, с учетом срока и по ч. 1. Не внесено новациями 2007 г. изменений в ст. 109 УПК в установленные прежде сроки содержания под стражей обвиняемого и подсудимого: до 2 месяцев, до 6, 12 и в исключительных случаях – не более 18 месяцев. Сроки начала и производства предварительного расследования по УПК РФ всегда были дифференцированными, но новации 2007 г. – с 10 июня для дознания увеличили сроки расследования – до 30 суток, а в определенных законом случаях они могут быть определены до 6 и 12 месяцев; для следствия сроки остались прежние – до 2 месяцев, до 6, 12 и в исключительных случаях свыше (ст. 162 УПК). По уголовным делам не своей подследственности установлен 10-ти суточный срок для производства неотложных следственных и иных процессуальных действий: п. 19 ст. 5 и ч. 3 ст. 149, 157 УПК.

При исчислении процессуального срока в часах отсчет ведется «по факту» (ограничения свободы и т. п.) и независимо от рабочего, праздничного, дневного и ночного времени; из бывших приложений-форм документов следует, что фактически учету подлежат и часы, и минуты (задержания, составления протокола, уведомления прокурора и т. д.). Когда срок исчисляется в сутках, то должна быть учтена и та часть (суток), с которой фактически началось ограничение прав лица, если этого нет, начало отсчета ведется с начала (ночи) следующих суток. Месяцы начинают исчислять, как правило, со следующих суток, а окончание – в 00 часов последнего рабочего дня, за исключением (как отмечалось ранее) сроков содержания под стражей, домашнего ареста и нахождения в медицинском стационаре (по ч. 9, 10 ст. 109 и ч. 2 ст. 128 УПК), которые исчисляют «по факту» и засчитывают в срок содержания под стражей и назначаемого судом наказания.

На мой взгляд, аналогичным должен быть подход и к зачету времени, в течение которого это лицо (как правонарушитель) находилось в приграничном изоляторе до установления личности либо содержалось под административном арестом. Это полностью соответствует ст. 22 Конституции РФ, хотя прямо и не закреплено в ст. 72 УК и п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК. К сожалению, по этому вопросу нет рекомендаций в известных специалистам постановлениях пленума Верховного суда России: от 05.03.2004 № 1; 24.03.2005 № 5 и 11.01.2007 № 2 (в п. 48 последнего лишь повторены почему-то три из четырех положений ч. 10 ст. 109 УПК РФ). Кроме того, из постановления от 24.03.2005 № 5, специально посвященного судебной практике применения (не только судами) административного законодательства, неясными остались и вопросы: о допустимости – недопустимости в качестве доказательств материалов досудебного производства по уголовному и административному делам (см. ч. V п. 3 и ч. IV п. 18 постановления); о реабилитации – нереабилитации лиц по основанию п. 2 ч. 1 ст. 27 и п. 2 ч. 1 ст. 24, т. е. п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК (п. 3, 15 постановления); о возложении на председательствующего судью обязанностей по установлению правонарушения и «административному преследованию» правонарушителя (п. 12, 13); «дозволению» по ч. 3 ст. 2.1 КоАП повторно привлекать к административной ответственности должностных (и иных?!) лиц, привлеченных к уголовной и (или иной) ответственности (п. 15): см. ч. 1 ст. 50 Конституции РФ; ч. 2 ст. 6 УК РФ.

В уголовном и процессуальном законодательстве есть ряд важных понятий, за одинаковым наименованием которых кроется неоднозначное содержание. Так, «обстоятельства» могут быть фактическими, юридическими, освобождающими от уголовной ответственности и т. д.; «основания» – такими же и, кроме этого, материальными, процессуальными и просто документами, а «документы» – процессуальными, вещественными доказательствами, иными и пр. Неоднозначны и коренные понятия – процессуального действия, включающего интеллектуальное решение и наличие процессуального документа, а также бездействие органа дознания, следователя, прокурора и суда: см. ст. 123 УПК. По сути первично всегда интеллектуальное решение и действие, которое обязательно облекается в форму соответствующего процессуального документа (см. бывшие приложения к ст. 476 и 477 УПК). Кроме того, может быть обязательным оформление и вручение копий некоторых процессуальных документов, направление оперразыскных и других непроцессуальных документов, включая и многочисленные учетно-статистические «карточки» – форм № 1, 1.1 и прочие. Собственно решение, как правило, оформляется как постановление (о возбуждении уголовного дела, о производстве освидетельствования и т. п.), а ход и результаты – в форме протокола, но иногда и в виде заключения специалиста, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, заключения эксперта (-ов). Можно и нужно особо выделить итоговые процессуальные документы, досудебные и судебные: обвинительное заключение; обвинительный акт; по сути аналогичное с ними постановление о прекращении производства по нереабилитирующему лицо основанию; к такому особому итоговому документу относится, разумеется, приговор, и не только обвинительный.

В действующем более 5 лет УПК пока нет нужного, на мой взгляд, уточнения о том, что подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель, специалист и эксперт вправе собственноручно записать свои показания, данные во время допроса. Хотя в части 2 ст. 166 и ч. 2 ст. 474 УПК РФ определены казалось бы все «варианты» изготовления протокола и иных процессуальных документов – типографским, электронным и иным способом, в том числе написанием «от руки», но нигде в кодексе, как было прежде, не определено кем может быть написан такой документ и, прежде всего, протокол допроса. Поэтому заинтересованная сторона, особенно при рассмотрении дела в судебных инстанциях, имеет основание считать собственноручно заполненный протокол недопустимым доказательством, со ссылкой на ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 1 и п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК. На мой взгляд, до уточнений в УПК, а они нужны, собственноручно написанное может сегодня быть лишь приложением к соответствующему протоколу допроса, как и к другому следственному, судебно-следственному и иному процессуальному действию, начиная с принятия и оформления явки с повинной, причем явки с повинной на любом этапе производства по уголовному делу, а не только при его возбуждении или возобновлении.

О процессуальных издержках: ст. 131 УПК РФ, с изм. и доп. ФЗ от 03.03.2006 № 33. Это подлежащие определению в денежном выражении материальные расходы по уголовному делу, которые, как правило, должны быть возмещены осужденным лицом. К таким издержкам закон отнес:

1) расходы по обеспечению явки и проживания потерпевших, свидетелей, специалистов, экспертов и некоторых других, за исключением подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного;

2) компенсационные расходы тем же и другим участникам следственных, судебных и иных процессуальных действий при недополучении ими зарплаты, порче их имущества, а также по выплате госпособия подозреваемому, обвиняемому, подсудимому и осужденному, временно отстраненному от работы (5 МРОТ в месяц);

3) оплата расходов переводчика и других специалистов, экспертов и их учреждений, если их участие не является выполнением их основной функции (должностного лица, госоргана и т. п.);

4) оплата адвокату за оказание квалифицированной юридической помощи, прежде всего, по назначению (ч. 5 ст. 50 УПК), на мой взгляд, не исключено и за представительство – по ст. 45 УПК;

5) расходы на принятие мер, обеспечивающих попечительство за несовершеннолетними и другими иждивенцами содержащегося под стражей обвиняемого, а нередко и для обеспечения сохранности жилища и иного имущества этого лица;

6) расходы, обеспечивающие сохранность вещественных доказательств и другого имущества, в том числе и подлежащего конфискации в соответствии с ч. 1, 2 и 3 ст. 1041 УК РФ.

Не подлежат взысканию процессуальные издержки с оправданного лица, а также с осужденного в особом (сокращенном) порядке (ч. 10 ст. 316 УПК), с осужденных – за работу переводчика и адвоката-защитника в определенных законом случаях. Вопрос о процессуальных издержках должен быть рассмотрен и решен при окончании предварительного расследования в форме дознания или следствия, а затем и при окончании судопроизводства по данному делу: см. п. 3 ч. 1 ст. 309 УПК и бывшие приложения – формы № 142, 158. При осуждении нескольких лиц взыскание издержек производится не в солидарном, а в долевом порядке с учетом роли соучастников и их имущественного положения. Суд может также освободить осужденного или его законного представителя от возмещения процессуальных издержек, но только по уважительной причине, т. е. по имущественной несостоятельности либо тяжелому материальному положению иждивенцев осужденного лица.

О реабилитации после незаконного уголовного преследования или осуждения – см. ст. 53 Конституции РФ; п. 34, 35 ст. 5 и ч. 2 ст. 133 УПК… Это специальная процедура по восстановлению, хотя бы в пределах возможного, тех прав и законных интересов, которые оказались нарушенными, если лицо было подозреваемым или обвиняемым, подсудимым либо осужденным к любой из мер уголовного наказания, а также к принудительной мере уголовно-правового характера, но затем в отношении этого лица производство прекращено по реабилитирующему основанию либо постановлен оправдательный приговор, вступивший в законную силу: п. 1 ч. 1 ст. 24 (отсутствие признаков преступления), п. 2 ч. 1 ст. 24 (отсутствие состава преступления); п. 1 ч. 1 ст. 27 (непричастность подозреваемого, подсудимого или осужденного к совершенному преступлению). Кроме того, если по этому основанию прекращено оперразыскное производство, то лицо также имеет право на свою реабилитацию – см. ст. 5 Закона об ОРД.

В определенном УПК РФ случае указанному лицу дознаватель, следователь или председательствующий судья обязан разъяснить (уведомить письменно) о праве на реабилитацию, а, получив письменное требование о реабилитации, оказать лицу содействие в течение 1 месяца в том, чтобы это право могло быть реализовано и самим реабилитируемым, а также с юридической помощью со стороны-адвоката и даже должностных лиц – органа дознания, следствия или суда. При этом должны быть уточнены виды и размеры ущерба, с чьих счетов, кто и каким способом, в какие сроки обязан обеспечить возмещение нанесенного вреда. У «жертвы правосудия» – физического лица есть соответствующие права на восстановление и возмещение ущерба здоровью, имущественному положению и морального вреда, в том числе в денежном его выражении. У юридического лица, которое было незаконно привлечено в качестве гражданского ответчика, есть право на возмещение имущественного вреда и (или) морального, т. е. его деловой репутации.

Отрицательные последствия морального вреда должны устраняться официальным, от имени государства, извинением прокурора, причем не ниже должностного положения того, кем осуществлялся надзор и поддерживалось государственное обвинение. Если в СМИ ранее были материалы негативного характера, то не позднее 30 суток после реабилитации об этом должна быть помещена информация, причем там же и в не менее заметном виде и без повторно порочащих это лицо заголовка и подтекста. Возмещение имущественного вреда, как правило, должно быть произведено в полном объеме и за счет казначейства, независимо от вины конкретных сотрудников определенных ведомств (органов дознания, следователей, прокуратуры и суда).

Реабилитируемое лицо самостоятельно и, как правило, при содействии добросовестных и квалифицированных (и лично не заинтересованных) юристов должно выбрать наиболее целесообразный и законный способ возмещения вреда по данному уголовному делу, т. е. в порядке гражданского судопроизводства, а также в порядке, установленном для решения вопросов, связанных с исполнением приговора (в данном случае при оправдании осужденного): см. ст. 133–139; 396 ч. 6; 397 п. 1, 15; 399 ч. 1 п. 1, ч. 2; 401 УПК; постановления Конституционного суда России от 14.07.2005 № 8-П и от 28.06.2007 № 8-П; определение СК Верховного суда России (Бюллетень ВС РФ. 2007 № 2. С. 29, 30). В указанных постановлениях Конституционный и Верховный суды России, по сути и неоднократно, признают, что действующему законодательству противоречит ограничение каким-либо сроком (напр., 6 месяцев) прав граждан на полное возмещение ущерба, нанесенного незаконными действиями органов дознания, следователем, прокурором или судом.

Восстановление утраченных частично либо полностью материалов уголовных дел: см. ст. 1581 УПК с учетом новаций 2007 г. К этой статье приложений – бланков процессуальных документов, к сожалению, не было, но они были предложены в учебном пособии: Ефремова Н. П., Кальницкий В. В., Правовые и организационные вопросы предупреждения утраты и восстановления уголовных дел. Омск: Изд-во Омской академии МВД России, 2005. На мой взгляд, если учесть и новации в УПК, то этими учебными документами вполне можно пользоваться сегодня в практической работе на досудебных и судебных стадиях процесса. Тут же надо заметить, что ст. 1581 УПК РФ, наверное, может быть применима и к отказным материалам, и к представляемым в суд документам для решения вопросов о залоге, временном отстранении от должности, продлении задержания, о заключении под стражу и т. д. Нередко «исчезают» приостановленные и даже архивные дела, из хранилищ органов дознания и следственных подразделений, прокуратур и судов… Вместе с тем последние годы слишком «модными» и частыми стали многодоходные телесериалы на основе архивных уголовных дел; все ли тут законно?..

Восстановление утраченных и действующих уголовных дел, по сути, очень своеобразное и сложное особое производство по УПК РФ. До введения в июле 2003 г. ст. 1581 УПК уголовные дела, разумеется, тоже утрачивались и восстанавливались… Но тогда применялась аналогия исполнительного законодательства и правила архивного делопроизводства – см., например, приказ Генпрокуратуры РФ от 28.12.98 № 93. Практика показала, что в этих случаях нельзя было и далее ограничиваться, по сути и по форме, только указанными подзаконными и сугубо техническими, «делопроизводственными» нормами. После 12 июля 2003 г. и новелл 2007 г. при восстановлении материалов уголовного дела по ст. 1581 УПК требуется соблюдение традиционных и специфических процессуальных правил:

1) прежде всего, необходим официальный служебный документ по факту утраты, т. е. когда, где, как и что конкретно было частично либо полностью повреждено и (или) утрачено;

2) требуется постановление руководителя следственного органа, начальника органа дознания для восстановления утраченного досудебного материала или всего дела либо постановление судьи – для восстановления утраченного судебного производства, в том числе и при направлении указанным руководителям для исполнения и восстановления тех документов, которые в копиях должны быть в органах дознания и следствия;

3) как правило, все процессуальные сроки при восстановлении материалов и уголовных дел исчисляются и продлеваются в общем порядке, а если истекли предельные сроки задержания или содержания под стражей, лицо подлежит освобождению;

4) по копиям и результатам производства необходимых следственных и иных процессуальных действий, конечно, сложно, но возможно получить заново относимые, допустимые, достоверные и достаточные доказательства, но иного пути для окончания расследования и рассмотрения дела в суде нет, хотя некоторые действия и доказательства не подлежат «восстановлению» либо очень оспоримы (к примеру, «производные» вещественные доказательства);

5) бесспорно, что стороны должны быть вновь ознакомлены с собранными материалами – по ходу их восстановления и в целом, с составлением об этом протоколов по ст. 216, 217 УПК и т. п.;

6) действующий УПК и бывшие приложения к ст. 476 и 477, как правило, не требуют не то что анализа доказательств, но даже их упоминания, поэтому из таких копий немногое можно получить для восстановления доказательственной базы, не исключая и формально составленные перечни доказательств в обвинительном заключении или обвинительном акте;

7) конечно, сегодня многие документы гораздо легче восстановить при наличии электронной техники, цифровых фото- и звукозаписывающих устройств, но их также легко стало и сфальсифицировать, оспорить, а неустраненные сомнения, как известно, могут быть истолкованы однозначно и не в пользу подозрения, обвинения и осуждения лица, а наоборот;

8) даже Конституционный суд России исключает «восстановление» признаний и любых показаний при допросе подозреваемого, обвиняемого и иного лица путем допроса об этом таких заинтересованных «посредников», как оперработник, дознаватель и следователь, которые вели производство;

9) как правило недопустимо, дальнейшее участие в производстве по данному (восстановленному) уголовному делу тех лиц, которые подлежат самоотводу или отводу из-за их причастности к факту утраты материалов и, тем более, всего уголовного дела.

По этой теме см. также: Константинов П., Стуканов А. Рассмотрение жалоб на действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора // Законность. 2005. № 6; Пантелеев В. Ю. Проблемы обеспечения безопасности населения… Теневая экономика: проблемы диагностики и нейтрализации // Материалы I Всерос. конф. Екатеринбург: Институт УрО РАН, 2004; Красавчикова Л. О. Вопросы компенсации пострадавшим в результате террористических актов… // Закон. 2006. Ноябрь; Мурадъян Э. М. О судебных ходатайствах // Государство и право. 2006. № 6; Толстиков Н. Компенсация морального вреда // Законность. 2006. № 11; Современное законотворчество: теория и практика: Материалы междунар. конф. к 100-летию Госдумы России: Науч. тр. Вып. 6: В 3 т., М.: Изд-во Рос. академии юр. наук, 2006–2007 гг.; Ролхин В., Миронов М. Институт реабилитации // Законность. 2007. № 5; Кудрявцев В. Н., Кузнецова Н. Ф., Комиссаров В. С., Лунеев В. В. Конституция – это закон для Государственной думы // Государство и право. 2007. № 5.

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz