Машовец А.О. Состязательность в системе принципов уголовного процесса // Принцип состязательности и его реализация в предварительном следствии. Дисс. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1994.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


МАШОВЕЦ АСИЯ ОКЕАНОВНА
ПРИНЦИП СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ И ЕГО РЕАЛИЗАЦИЯ В ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ:
Дисс. … канд. юрид. наук: Уральская государственная юридическая академия, Екатеринбург, 1994.

К оглавлению

 

Глава 1. Общая характеристика принципа состязательности в уголовном процессе.

 

§ 3. Состязательность в системе принципов уголовного процесса

 

Природа и сущность уголовного процесса, построение всех его стадий, норм и институтов определяются целым рядом уголовно-процессуальных принципов. Многоаспектный характер уголовно-процессуальной деятельности, разноплановость целей, преследуемых ее участниками, находит свое выражение в различных принципах уголовного процесса, каждый из которых регулирует ту или иную плоскость это деятельности. Но лишь система принципов, взятая в ее единстве, дает целостное представление о характере уголовного судопроизводства. Единство уголовно-процессуальных принципов заключается в том, что при выпадении одного из них возможно искажение всей системы уголовного процесса, и как результат недостижение целей правосудия.

Принцип состязательности, определяющий структуру процессуальной деятельности, тесно связан с принципом гласности и с устностью судопроизводства. Если инквизиционный процесс в своей основе являлся тайным и письменным, то состязательность предполагает гласность и устность.

Гласность уголовного судопроизводства находит свое обобщенное выражение в ст. 18 УПК РСФСР и проявляется в том, что судебное разбирательство протекает в присутствии граждан, при открытых дверях (69, С.144).

Такое понимание гласности разделялось не всеми процессуалистами. Так, по мнению И.Д.Перлова, наряду с гласностью для публики, существует гласность для сторон. Это означает ведение процесса в условиях, когда каждый из его участников может не только присутствовать в зале суда, но и должен быть осведомлен о действиях всех других лиц, участвующих в процессе, а также о всех действиях суда, за исключением совещания судей при вынесении ими приговора по делу (92, С.22).

На наш взгляд, здесь смешивается понятие информированности участников процесса о действиях других субъектов с понятием гласности уголовного процесса. По справедливому замечанию И.Л.Петрухина, участники судопроизводства осведомлены о всех действиях суда не в силу принципа гласности, а потому, что такую возможность перед ними открывает их процессуальное положение (153, С.123).

Процессуальное равноправие сторон, как один из элементов состязательного процесса, предполагает информированность о действиях не только противной стороны, но и суда. Поэтому так называемая "гласность для сторон" полностью охватывается понятием их процессуального равноправия и в этом качестве включается в содержание принципа состязательности.

Не требует особого разъяснения связь принципа состязательности с презумпцией невиновности. Состязательность процесса предполагает незаинтересованность суда в заранее определенном исходе дела. При отношении суда к подсудимому как к лицу, виновному в совершении инкриминируемого ему преступления, позиция суда смыкается с позицией обвинителя, а судебная деятельность приобретает обвинительный характер. Доводы обвинения принимаются как истинные, ибо психологически сложно заставить себя сомневаться в том, истинность чего сам презюмируешь. И только презумпция невиновности, в силу которой подсудимый предполагается невиновным, пока обратное не будет установлено вступившим в законную силу приговором, обеспечивает объективность суда при рассмотрении дела.

Воспринятие судом позиции стороны защиты, доказывающей невиновность подсудимого, не означает заинтересованности суда в его оправдании. В силу презумпции невиновности обвинительные доказательства подлежат оценке судом с позиции обвиняемого и всякое неустранимое сомнение в их достоверности толкуется в его пользу. Но поскольку презумпция означает положение, истинность которого лишь предполагается, то доказанность обвинения влечет опровержение тезиса о невиновности подсудимого и вынесение судом обвинительного приговора.

Из презумпции невиновности вытекает и правило о распределении бремени доказывания, имеющее важное значение для реализации принципа состязательности. Как известно, бремя доказывания в уголовном судопроизводсмтве возлагается на обвинителя, обвиняемый же не обязан доказывать свою невиновность. Закономерен вопрос: какова роль суда в процессе доказывания? Если исходить из понятия бремени доказывания как обязанности доказать определенные факты, то у суда такой обязанности нет. Конструкция состязательного процесса в "чистом" виде предполагает вынесение решения судом лишь на основе доказательств, представленных сторонами. Роль суда в ходе судебного следствия заключается в наблюдении за развитием процесса, координации действий сторон, оказании им помощи. Поиск доказательств дело сторон.

В процессуальной науке прочно утвердился взгляд, в соответствии с которым неотъемлемым элементом состязательности является активная роль суда в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию (139, С.45).

М.С.Строгович пишет: "На судебном разбирательстве суд не занимает пассивного положения и не ограничен доказательствами, предоставленными сторонами, а может и должен принимать все необходимые меры для выяснения обстоятельств, недостаточно разъясненных сторонами, потребовать и првлекать новые доказательства, кроме тех, которые были представлены сторонами. Поэтому, если представленные обвинителем доказательства виновности обвиняемого не убеждают суд, суд может и должен по своей инициативе выяснить обстоятельства, упущенные обвинителем и восполнить представленные им доказательства (это же может и должен сделать и в отношении обстоятельств и доказательств, говорящих в пользу обвиняемого) (108, С.221).

Итак, с одной стороны, суд не обязан доказывать виновность обвиняемого, а с другой суд должен выяснить обстоятельства, упущенные обвинителем и доказать обвинение. Слово "должен" характеристика категории обязанности. Суд, доказывающий недоказанное обвинителем обвинения, становится обязанным субъектом в правоотношении орган власти государство, где последнему принадлежит право на осуждение (наказание) обвиняемого. Правоотношения подобного рода присущи принципу публичности уголовного процесса, имеющему, по мнению ряда процессуалистов, "преимущественное значение" для уголовно-процессуальной деятельности (67, С.33).

Активная роль суда в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию сторонами (прежде всего обвинителем, т.к. обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность или меньшую виновность), это элемент принципа публичности, присущий деятельности суда в силу исторических причин, а также из-за действия принципа объективной истины.

На наш взгляд, принцип публичности определяет организацию деятельности органов уголовного преследования (следствия, прокуратуры). В отношении суда принцип публичности должен действовать в весьма ограниченных пределах. Но отсутствие у суда обязанности по доказыванию обвинения не означает его пассивности в ходе судебного разбирательства. Суд несет полную ответственность за решение и не может сослаться на то, что сторона обвинения или защиты не предоставила ему соответствующих доказательств. Принцип состязательности направлен на то, чтобы помочь суду разобраться в деле, а не на то, чтобы сковать его инициативу. А.Ф.Кони писал: "Обвинитель и защитник являются помощниками суда, усилиями которых освещаются разные и противоположные стороны дела и облегчается оценка его подробностей" (78, С.358).

Основным положением, в соответствии с которым строится организация деятельности стороны защиты, выступает принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. Подчеркивая взаимосвязь указанного принципа с принципом состязательности, М.С.Строгович пишет: "Право обвиняемого на защиту обеспечивается именно такой организацией процесса, при которой обвиняемый имеет возможность защищаться перед судом от предъявленного ему обвинения, т.е. обвинитель и обвиняемый выступают в процессе как стороны" (108, С.175). Только в условиях состязательного процесса право обвиняемого на защиту получает реальные гарантии своего осуществления. Состязательность уголовного процесса является формой, в которой находит свою реализацию принцип обеспечения обвиняемому права на защиту.

Реализация принципа состязательности в уголовном процессе связана с объемом диспозитивности сторон.

С принципом диспозитивности в гражданском процессе связаны правомочия сторон по распоряжению как субъективными материальными правами по предмету спора, так и процессуальными правами по возникновению, развитию и окончанию процесса. В числе важнейших его проявлений право на обращение в суд за судебной защитой. Заинтересованные лица реализуют право на такую защиту, определяют ее предмет , ответчиков по делу. Истец может отказаться от своих требований, изменить предмет или основание иска, а также размер требований; стороны могут заключить мировое соглашение (64). Что же касается инициативы и активности суда, прокуратуры и органов государственного управления, то в пределах и в случаях, предусмотренных законом, она может лишь дополнять или восполнять инициативу вышепоименованных лиц (60, С.44).

Принцип диспозитивности в уголовном судопроизводстве не находит столь широкого применения, как в гражданском. Но характеризуя сущность уголовного процесса, не следует сводить ее лишь к деятельности государственных органов и должностных лиц. Волеизъявление участников процесса, имеющих свои личные интересы, приобретает при облечении его в соответствующую процессуальную форму характер юридического факта, влекущего возникновение, изменение или прекращение процессуальных отношений. Так, по делам частного и частно публичного характера от желания отдельного лица зависит возбуждение уголовного дела, а по делам частного обвинения и его прекращение. Предоставляемая участникам уголовного процесса возможность распоряжаться своими правами и выбирать вариант поведения означает наличие диспозитивности. Диспозитивность в уголовном процессе действует во всех стадиях и проявляется в действиях всех участников процесса.

Нельзя согласиться с М.А.Чельцовым, утверждавшим, что "начало диспозитивности отсутствует в нашем уголовном процессе" (169, С.134). В противоположность этому П.А.Лупинская отмечает, что диспозитивность в уголовном процессе действует в очень ограниченных пределах (85, С.55). А.М.Юсубов, не отрицая диспозитивности в отношении граждан участников процесса, в то же время утверждает, что к деятельности государственных органов диспозитивность неприменима, так как их деятельность всегда и во всем носит сугубо публичный характер. (171, С.129)

Полагаем, что последнее утверждение излишне категорично. Действительно, большинство уголовно процессуальных норм, регламентирующих деятельность государственных органов, являются обязывающими и исключают возможность свободного распоряжения соответствующими полномочиями. Но государственные органы, будучи ограничены в распоряжении своими полномочиями, имеют определенную свободу выбора средств и методов их реализации. Особенно ярко диспозитивность проявляется при распоряжении следователем полномочиями, обозначенными в законе недостаточно четко. Например, при прекращении дела следователь в соответствии со ст.209 УПК письменно уведомляет потерпевшего об основаниях прекращения уголовного дела. Обязанность следователя по ознакомлению потрпевшего с материалами дела не предусмотрена. Однако при наличии соответствующего ходатайства следователь вправе ознакомить потерпевшего с материалами дела, но может и отказать, сославшись на ст.209 УПК, в которой право потерпевшего на ознакомление не предусмотрено. В деятельности суда элементы диспозитивности проявляются в виде так называемых дискреционных полномочий.

Особенно наглядно диспозитивность проявляется в отношении граждан участников уголовного процесса. Частный характер их деятельности, направленной на защиту собственных интересов, предопределяет юридическую значимость волеизъявления граждан. Реализация практически всего комплекса прав, которыми обладает обвиняемый, зависит от его усмотрения (право давать показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, заявлять отводы и т.д.). От позиции обвиняемого, который вправе как согласиться с прекращением уголовного дела за истечением срока давности или в силу акта амнистии, так и возражать против этого, зависит дальнейшее движение дела. Обвиняемый вправе определить состав суда, рассматривающий уголовное дело по его обвинению (ст.ст.15, 35, 421 УПК). Определенным объемом диспозитивности обладают потерпевший (при решении вопроса о возбуждении дел определенных категорий), гражданский истец (при предъявлении иска), гражданский ответчик.

Наиболее проблематичным представляется вопрос о соотношении принципов объективной истины и состязательности процесса. Ст. 20 УПК РСФСР, нацеливающая на всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельность дела, трактуется многими учеными как выражение принципа объективной истины. Установление объективной (материальной) истины в то же время считается и непосредственной целью уголовного судопроизводства (109, С.131-135; 91, С.23-27).

Подобное понимание цели уголовного процесса сводит на нет и презумпцию невиновности, и состязательность процесса. Как заметил один из ученых-процессуалистов, не подвергая, впрочем, сомнению принцип объективной истины, проблема распределения обязанностей по доказыванию во многих случаях не имеет существенного практического значения. Это происходит потому, что независимо от того, на какой стороне лежит обязанность по доказыванию того или иного искомого факта, суд обязан установить истину и получить все необходимые для этого доказательства (82, С.115).

Для этого суд должен отбросить презумпцию невиновности и презюмировать виновность подсудимого, ибо именно она подлежит доказыванию. Установление материальной истины означает ее доказанность, поскольку "презумпция невиновности требует для осуждения полной и несомненной доказанности обвинения, т.е. достижения материальной истины" (108, С.221). Подчеркнуто также, что истина устанавливается лишь посредством доказывания процессуальной деятельности, осуществляя которую органы следствия и суд обязаны, руководствуясь требованием закона, установить обстоятельства дела в том виде, как они имели место в действительности" (69, С.123).

Материальная истина как категория объективная является таковой независимо от способов и средств ее достижения. Но выбор указанных способов не может быть произвольным. Функционально структурная обусловленность системы такова, что постановка определенной цели влечет выбор соответствующих средств для ее достижения. Небезинтересно отметить, что в дореволюционной литературе обращалось внимание на то обстоятельство, что стремление к объективной истине свойственно розыскному процессу, оправдывающему и применение насилия к обвиняемому, и произвол суда. Признание объективной истсны целью уголовного процесса вроде бы должно повлечь направленность его норм на достижение истины. Между тем уголовно-процессуальный закон содержит многочисленные изъятия из указанной цели принципа. К их числу относятся:

право обвиняемого отказаться от дачи показаний (ст. 46, 77 УПК);

право супруга, близких родственников обвиняемого отказаться от дачи показаний (ст.51 Конституции Российской Федерации);

запрещено допрашивать защитника обвиняемого об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника (п.1 ч.2 ст.72 УПК);

не может быть допрошен в качестве свидетеля адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной организации об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя (п.3 ч.2 ст.72 УПК);

не допускается допрос в качестве свидетеля священника в отношении фактов, которые он узнал во время исповеди (ч.2 ст.13 Закона РСФСР "О свободе вероисповеданий" (19);

не допускается участие в призводстве по делу в качестве таковых судьи, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, если они являлись очевидцами преступления (ст.59,63,64 УПК), хотя им, как очевидцам, истина должна быть ближе всего.

В определенной степени пределом достижения истины является правило ст.373 УПК РСФСР, предусматривающей, что пересмотр обвинительного приговора, определения или постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осчужденного, а также оправдательного приговора либо определения (постановления) суда о прекращении дела допускается только в течение года по их вступлении в законную силу. Ст.340 УПК устанавливает недопустимость усиления наказания осужденному или применения к нему закона о более тяжком преступлении в кассационной инстанции, если дело рассматриваетися по его жалобе.

Возможна и другая ситуация, когда цель установление объективной истины судом достигнута, но приговор тем не менее является незаконным и подлежит отмене (например, по основаниям ст. 345 УПК).

Уголовно-процессуальная деятельность имеет своим предметом факт прошлого, который познается посредством доказывания. В отличие от истин научных, при установлении истины в суде не существует критерия для того, чтобы с уверенностью заявить о полном соответьствии приговора реальному факту прошлого. Единственным критерием является внутреннее убеждение судей, не поддающееся ни проверке, ни законодательной регламентации. Американские ученые проанализировали 27772 решения судей федеральных судов и установили, что фактором, преобладающим в процессе их принятия, были доказательства или правовые основания оценки ординарных ситуаций. Но при малейшей неясности в фактах, конфликте сторон или трудностях применения права сказывается инициатива судейского усмотрения, решаюшее влияние личных взглядов и убеждений судей, их политических ориентаций, субкультура, профессиональные и юридические традиции соответствующего региона (137, С.82).

Наличие субъективных моментов при установлении истины в уголовном процессе настолько велико, что истина приговора, являющаяся результатом убеждения судей, не может считаться объективной (материальной), хотя мы и не отрицаем возможности ее совпадения с объективной реальностью. Истина такого рода будет истиной юридической,как устанавливаемая процессуальными правовыми средствами и влекущая определенные правовые последствия. В числе этих последствий презумпция истинности приговора. Последняя означает, что истинность выводов суда презюмируется в целях обеспечения стабильности приговоров и их исполнимости. Предположение же истинности и истенность объективная категории, безусловно, не однозначные.

Исходя из принципа объективной истины, невозможно дать логическое объяснение состязательной структуре процесса, предписывающей защитнику подсудимого строго определенную линию поведения осуществление процессуальных действий только в его пользу.

Природа уголовно процессуальной материи такова, что философские категории не находят в ней непосредственноо применения, а подлежат рассмотрению с учетом специфики правовых норм. Юридическая истина, будучи отражением объективной истины как общефилософской категории, выступает в уголовном процессе, основанном на принципах состязательности и презумпции невиновности как логически обусловленное понятие со всеми присущими уголовно-процессуальному познанию особенностями.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz