Поляков М.П., Смолин А.Ю. Процессуальная экономия как насущная потребность процессуальных отраслей права и деятельности // Принцип процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве. Н.Новгород, 2011.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта



Поляков М.П., Смолин А.Ю. Принцип процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве:
Монография. - Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2011. - 152 с.


К оглавлению

Глава 1. ИДЕЯ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ЭКОНОМИИ В ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТРАСЛЯХ ПРАВА И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

§ 1.1. Процессуальная экономия как насущная потребность процессуальных отраслей права и деятельности

Серьезный анализ проблемной ситуации предполагает добросовестное исследование базовой потребности, лежащей в ее основе2. В настоящем параграфе мы постараемся рассмотреть процессуальную экономию как насущную потребность процессуальных отраслей права и деятельности.

Подобная исследовательская задача предполагает поиск ответов как минимум на три вопроса: 1) когда и почему возникает потребность в процессуальной экономии? 2) всем ли отраслям процессуального права присуща потребность в процессуальной экономии? 3) в чем конкретно проявляется потребность в процессуальной экономии в различных отраслях права? Кроме того, обозначенная задача предполагает поиск фактов, которые можно рассматривать как доказательства насущности анализируемой потребности в современный период.

Первый вопрос: когда и почему возникает потребность в процессуальной экономии? - нам представляется скорее риторическим, чем конкретно-историческим. В ходе исследования мы пришли к выводу о том, что идея процессуальной экономии сопровождает уголовный процесс на протяжении всей его истории. Подобный вывод верен и в отношении других процедурных отраслей права. Фактически потребность в процессуальной экономии появляется одновременно с процессуальной формой . И это не случайное стечение обстоятельств.

По нашему мнению, сама процессуальная форма (подчеркнем: мы имеем в виду процессуальную форму во всех ее отраслевых воплощениях) есть прямое следствие целенаправленного поиска наиболее экономичных путей организации деятельности.

Представляется, что идея экономии является элементом сущности всякой формы. На это обстоятельство косвенно обращают внимание и лучшие представители науки уголовного процесса. Профессор Н.Н. Полянский пишет по этому поводу: «Поскольку формы организуют и упорядочивают деятельность учреждений и лиц, они упрощают для них осуществление поставленных задач, эконо-мизируют их силы и энергию»4.

Размышления в этом направлении (поднимаясь от особенного к общему) неизбежно приводят к выводу о том, что и сама процессуальная форма есть результат реализации принципа более высокого порядка. Условно этот принцип можно назвать «вселенским принципом экономии». Если присмотреться к природе, то можно увидеть, что он проявляет себя во всех ее сферах. Именно этот принцип лежит в основе эволюции животного и растительного мира5. Поэтому процессуальная форма, будучи в некотором смысле специфическим воплощением вселенского (природного) принципа экономии, внутренне сохраняет в себе эту идею экономии, трансформируя ее в юридический принцип процессуальной экономии.

Подобный вывод опирается не столько на анализ исторических источников, сколько на факты, формирующие представления об общих тенденциях развития уголовного процесса и других процессуальных отраслей права. Вместе с тем, в литературе, описывающей генезис процессуальной формы, можно встретить любопытные работы, подтверждающие последовательную реализацию принципа процессуальной экономии в юриспруденции.

В этой связи наше внимание привлекла статья И.А. Исаева «Символизм правовой формы: Историческая перспектива»6. В ней приводятся интересные цитаты из работ исследователей древней юриспруденции. Первая цитата приписывается Дж. Вико, который пишет: «Вся древняя юриспруденция была «насквозь поэтической», представляя совершившееся несовершившимся и несовершившееся - совершившимся, рожденного - еще не рожденным, живых - мертвыми, а мертвых - живущими в их наследстве. Эта юриспруденция ввела «множество пустых масок без субъектов», созданных фантазией права и базировавшихся на мифах. Все юридические функции древней юриспруденции были замаскированными истинами, а формулы, в которых выражались законы, в своей литеральной артикуляции не могли выражать более того, что они озвучивали... Древнеримское право было серьезной поэмой, которая представлялась римлянам на Форуме, а древняя юриспруденция была суровой поэзией» (Вико Дж. Основания новой науки об общей природе наций. - Л., 1940. - С. 422)7.

Вторая цитата принадлежит П. Колмыкову: «Формула в праве составляет переход от символа к позднейшим внешним обрядам, которые лишены поэтических красок и выражают созревшую рассудительность народа, вступившего в мужской возраст. Эти внешние обряды суть юридическая проза: они заключаются в самых необходимых и существенных формах, которые без всяких чувственных примесей и прикрас служат чистым выражением мысли юридической в бесчисленных видах изустного и письменного делопроизводства» (Колмыков П. Символизм права вообще и русского в особенности. - СПб., 1839. - С. 12)8.

В приведенных цитатах, на наш взгляд, можно разглядеть предпосылки трех серьезных методологических моментов.

Первый момент связан с последовательным упрощением процессуальной формы. Метафорическое описание становления процессуальной формы как переход «от поэзии к прозе» как раз и способствует выражению этой тенденции.

Второй момент объясняет причины этого. В цитате П. Колмыкова есть четкое указание на прямую связь развития процессуальной формы и становления умственной зрелости человечества. Далее он еще раз отмечает: «В символах, формулах и позднейших формах делопроизводства, в сих трех эпохах истории обрядов юридических, видна одна и та же главная основа - необходимость внешнего выражения для понятий юридических; различие проистекает от постепенного развития умственной зрелости народа»9.

Взаимосвязь человеческого ума и процессуальной формы была замечена процессуалистами достаточно давно. В.Д. Спасович более ста лет назад написал: «Везде, у всех народов, ордаль, или суд Божий, есть признак ребяческой немощи умственной»10. А ведь ордалии -это яркая историческая веха в развитии процессуальной формы.

Третий момент, на который непременно следует обратить внимание, читая статью А.И. Исаева, заключается в смене исторических ориентиров. Древний процесс, будучи «поэзией», был нацелен больше на духовно-эмоциональную часть человеческой сущности. Судебные процессы относились по большей части к сфере искусства, судебные речи являлись настоящими творческими произведениями. Со временем духовно-эмоциональная сторона стала сдавать свои позиции, уступая стороне рациональной. Главным адресатом процессуальной формы (объектом воздействия) становится человеческий ум. Именно от ума как движущей силы развития процессуальной формы и производен известный термин «рационализация» уголовного процесса. Рационализация связана не с материальными инструментами (микроскопами, компьютерами и т. п.), а в первую очередь с основной методологической установкой процесса - все опирается на ум и к уму же апеллирует.

Ум является главным инструментом профессионалов. В прежние времена профессионально сформированный ум назывался правосознанием. В основе современной уголовно-процессуальной технологии расположился ум и его главное орудие - логика. Именно то, что в процессе (а в уголовном процессе в первую очередь) опирается на ум (а опирается на ум основа, каркас процесса - доказывание) и составляет существо технологических принципов судопроизводства, одним из которых является принцип процессуальной экономии.

Процессуальная экономия это и есть экономичное построение процессуальной формы по принципу - ничего лишнего. А лишнее, как правило, определяется по критерию - больше рационального, меньше эмоционального.

За данной установкой неизбежно следует вывод о том, что потребность в процессуальной экономии в том или ином виде присутствует в любом историческом типе уголовного процесса, и не только уголовного. Можно обоснованно предположить, что все процессуальные отрасли с давних пор «озабочены» проблемой экономичности судопроизводства и закономерным желанием его освобождения от разного рода процессуальных излишеств и нагромождений.

Само собой разумеется, что данная «озабоченность» в виде проблемной ситуации спускается в «лаборатории» отраслевых юридических наук процессуального цикла. По этой причине исследователи разных видов судопроизводства (уголовного, гражданского, арбитражного, административного) солидарны в вопросе о необходимости поиска сути идеи процессуальной экономии.

Полагаем также, что не вызывает споров и проблема первенства в научном осознании указанной тематики. По нашему мнению, процессуалисты всех отраслей могут смело выводить истоки потребности в процессуальной экономии из единого начала. Это начало самого неразделенного процесса как исторического явления.

Что касается сугубо нормативного осознания этой потребности, то в качестве условной точки отсчета можно взять, к примеру, конкретный исторический факт - Государев указ от 5 ноября 1723 года «О форме суда», нормативно зафиксировавший потребность в процессуальной экономии. Царским именем была зафиксирована проблема: «въ судахъ много даютъ лишняго говорить, и много ненадобного пишутъ»11. Нетрудно отыскать и современные примеры нормативного осознания указанной потребности12.

Таким образом, мы дали ответ и на второй вопрос. Ответ, правда, далеко не исчерпывающий. Дополнительные аргументы, касающиеся первого и второго вопросов, будут приведены ниже (они содержатся, в том числе, в исследуемых нами доктринальных точках зрения).

Теперь обратимся к вопросу: в чем конкретно проявляется потребность в процессуальной экономии в различных отраслях права?

Прежде всего, процитируем немецкого правоведа Р. Иеринга, который достаточно ясно и полно сформулировал суть указанной потребности. «Важно не только, чтобы право осуществлялось, -писал Р. Иеринг, - но и какъ оно осуществляется. Какая польза от уверенности въ несомненном осуществлении права, если оно происходить такимъ тяжеловеснымъ и медленнымъ способомъ, что лицо, отыскивающее свое право, добивается его, когда уже лежить въ гробу? ... осуществленіе права должно быть, съ одной стороны, неизбнзжнымъ и тЬмъ самымъ - равном нрнымъ и несомненнымъ, съ другой - легкимъ и быстрымъ»13. Степень «пригодности» права, по мнению Р. Иеринга, состоит в том, как механизм его реализации способствует максимальному упрощению и облегчению применения его положений в каждом конкретном случае14.

Учитывая, что в историческом ключе можно выделить лишь два вида процесса - уголовный и гражданский, то далее рассматривать этот вопрос мы будем, опираясь преимущественно на позиции представителей соответствующих отраслей юридической науки. Исследуя эти позиции, мы ставим задачу: определить, как видят эту потребность представители разных отраслей процессуальных наук.

Начнем с изучения точек зрения представителей науки гражданского процесса, поскольку именно в трудах цивилистов впервые появляется термин «процессуальная экономия», там же он и наиболее часто упоминается впоследствии. Правда, отдельные процессуалисты в своих работах указывают, что термин «экономия производства» встречается и в трудах классиков уголовного процесса. Заявления об этом мы обнаруживаем в работах С.В. Бажанова, СП. Серебровой, С.Д. Оспанова и др. В качестве источника этими авторами называется знаменитый Курс уголовного судопроизводства И.Я. Фойницкого, издание: «С.-Петербург: Типография М.М. Стасюлевича, 1899». Однако, несмотря на приложенные немалые усилия, найти именно этот источник нам так и не удалось. В других же изданиях данного Курса, в том числе и последнем (СПб., 1996 г.), термин «экономия производства» мы не отыскали. Поэтому пальму терминологического первенства оставляем за цивилистами.

Одно из первых упоминаний о процессуальной экономии мы обнаружили в работах классика гражданского процесса Е.В. Банковского. В своем Курсе гражданского процесса Е.В. Васьковский предложил понимать сущность процессуальной экономии как возможность достигать наибольших результатов с наименьшими усилиями.

Подобная формула, которая может рассматриваться как формула потребности, на наш взгляд, прямо вытекает из следующей цитаты16: «Процессуальная экономія можеть выражаться, во-1-хъ, въ сбереженіи времени, или быстроте, во-2-хъ, въ облегченіи труда, или простоте, и, въ-3-хъ, в уменьшены расходовъ, или дешевизне производства»17.

Как видим, формула процессуальной экономии Е.В. Банковского выглядит следующим образом: быстрота - простота - дешевизна. Следовательно, насущная потребность в процессуальной экономии - это, по сути, потребность в быстром, простом и недорогом судопроизводстве.

Полагаем, что приведенная формула характеризует практическую потребность не только гражданского судопроизводства. Мы легко отыщем немало представителей уголовно-процессуальной науки, которые ратуют за это же применительно к уголовному судопроизводству.

В качестве аргумента приведем несколько цитат известных исследователей. Начнем с мнения П.Ф. Пашкевича (большого авторитета в этом направлении), предлагавшего «устранить из процессуальной формы все излишества, все, что без необходимости осложняет процесс и может быть заменено другими, более экономичными процессуальными средствами, достаточно гарантирующими должное отправление правосудия»18. «Судопроизводство, - подчеркивал он, - не должно тормозиться необоснованной сложностью и неоправданной негибкостью процессуальных норм... Неоправданно сложная процессуальная форма там, где ее можно заменить более простой, порождает медлительность, бумажную волокиту, тормозит своевременную, наиболее эффективную охрану прав и законных интересов личности»19.

Не стоит прилагать особых усилий, чтобы увидеть, что речь в приведенной цитате идет о быстроте и простоте процесса. Эти же атрибуты процессуальной экономии в дополнении с дешевизной отстаивает Ю.К. Якимович. Размышляя о дифференциации форм судопроизводства в зависимости от категории сложности уголовных дел, он настаивает на упрощенной процедуре производства по тем из них, «для которых уголовно-процессуальная форма может быть существенно упрощена без вреда для достижения цели установления истины» . Ресурсы, которые государство может выделить на обеспечение уголовного судопроизводства, ограничены, и система их распределения должна быть организована рационально. Исходя из необходимости «дешевизны, экономии судебных сил, ...наиболее рационального распределения сил и средств... должна строиться и уголовно-процессуальная форма, которая была бы свободна от тех «излишеств», которые не могут быть обеспечены реально, ...снабжалась лишь необходимым количеством формальностей и не содержала бы условий, недостижимых для государства при данном уровне его экономического развития»21.

В цитате Ю.К. Якимовича отражены, на наш взгляд, три концептуальные вещи. Первый концепт предлагает рассматривать процессуальную экономию как некоего посредника между инвариантной (неизменной) целью судопроизводства и меняющимися жизненными обстоятельствами. Второй концепт - нельзя экономить на процессуальной форме в ущерб объективной истине. Третий концепт -рационализация.

Сбережение сил и времени ставит в центр трактовки исследуемой нами потребности и М.Л. Якуб. Он считает, что порядок уголовного судопроизводства должен обеспечивать достижение его задач «с наименьшей затратой сил, средств и времени со стороны государственных органов, должностных лиц и граждан»22.

Позиция М.Л. Якуба примечательна, кроме прочего, и тем, что наряду с указанием на необходимость экономии сил, времени и средств государства в процессе осуществления функции уголовного преследования, не оставлены без внимания и частные интересы граждан, обращающихся к государству за защитой своих прав и зачастую недостаточно компетентных для того, чтобы досконально разбираться в хитросплетениях юридических формальностей.

Таким образом, к формуле: «простота - быстрота - дешевизна» добавляется еще один элемент - доступное средство защиты гражданина. Точнее, речь идет не о новом автономном элементе, а о соответствующей ориентации трех названных составляющих.

Вниманием к интересам участников процесса (правда, в основном в экономическом аспекте) отличается и позиция В.Т. Томина.

Формула процессуальной экономии в его представлении выглядит так: «достижение поставленной законодателем цели уголовного процесса (исполнение назначения уголовного судопроизводства) осуществляется в пределах выделенных государством сил и средств и без превышения установленных законом сроков. Bis dat qui cito dat! Это раз. И два: никто не освобождал юристов от обязанности считать государственные деньги. Впрочем, и деньги участников процесса желательно считать тоже. По различным соображениям. И в различных аспектах»24.

В работе «Острые углы уголовного судопроизводства» В.Т. То-мин фактически раскрыл содержание процессуальной экономии, когда речь вел об избыточности требования полноты раскрытия преступления. «Необходимым и достаточным, - пишет В.Т. Томин, -является такой объем познания по делу, который обеспечивает применение к конкретному лицу справедливой меры ответственности. Все, что сверх того, избыточно. Более того, вследствие не необходимой затраты дополнительных сил и средств по одному уголовному делу ухудшаются условия достижения цели уголовного процесса по другим. Того, что было избыточно истрачено в одном месте, недостает в другом»25.

Потребность в достижении цели уголовного процесса наиболее экономичными средствами неизбежно выводит исследователей на поиск альтернативных (читай - менее процессуальных) инструментов. Эта проблема была детально изучена Л.В. Головко. В своей монографии он неоднократно упоминает о том, что одной из важнейших задач, решаемых с помощью «альтернативных механизмов», является задача «ускорения уголовного судопроизводства и как следствие - облегчения бремени, лежащего на уголовной юстиции, которая в таком случае как бы «высвобождается» для того, чтобы сосредоточиться на преступности более, если угодно, серьезной» .

Высказанные выше точки зрения можно уложить в русло, направленное на совершенствование процессуальной формы как таковой. Эти идеи, как правило, находят свое выражение через правотворческую деятельность. Во всяком случае, авторам этих идей нормативный путь решения проблемы представляется наиболее оптимальным.

Полагаем, можно согласиться с тем, что данный путь имеет ряд преимуществ, но признавать его единственным нельзя. Идея процессуальной экономии может воздействовать на практику не только через норму права. О потребности в процессуальной экономии можно говорить и в сугубо организационном ключе, ставя в центр проблему выбора законных сил и средств. Усмотрение участников, ведущих уголовное судопроизводство, это тоже форма проявления рационального начала27. В то же время заметим, что по результатам анкетирования оперативных и следственных работников лишь единицы из них готовы примерить на себя большую свободу правоусмотрения. Основная позиция респондентов такова: деятельность правоприменителя должна быть достаточно конкретизированной. В вопросе же о том, где должен быть отражен алгоритм процессуальных действий - в сфере законодательного (УПК РФ) или ведомственного нормативного регулирования, предпочтение опрошенными отдается первому варианту.

В «организационно-управленческом» контексте о процессуальной экономии преимущественно рассуждают те авторы, которым наиболее привлекательной кажется тематика рационализации уголовного судопроизводства, организации его на принципах научной организации труда (НОТ).

Именно так - с позиции рациональной организации уголовно-процессуальной деятельности и требований научной организации труда - трактуют процессуальную экономию СП. Сереброва и Н.И. Порубов28.

По мнению СП. Серебровой, процессуальная экономия - это «принцип уголовного процесса, который базируется на требованиях НОУТ и выражается в целесообразном (рациональном) использовании процессуальных средств и форм для правильного и эффективного проведения уголовного судопроизводства по каждому уголовному делу, при непременном условии закрепления их в законе и постоянном совершенствовании закона во исполнение этих задач при строжайшем соблюдении такого принципа уголовного процесса, как обеспечение законных интересов участвующих в процессе лиц»29. Результатом внедрения в уголовное судопроизводство исследуемого принципа, как считает СП. Сереброва, должно стать увеличение его «пропускной способности»30.

Н.И. Порубов объясняет процессуальную экономию как «такую организацию труда..., предусмотренную или допускаемую уголовно-процессуальным законодательством, которая ведет к эффективному использованию времени, сил и средств...»31.

М.А. Гурвич (применительно к гражданскому процессуальному праву) подходит к проблеме с позиции необходимости наиболее полного и целесообразного использования установленных законом процессуальных средств для правильного и быстрого разрешения дела.

А.П. Гуляев также связывает процессуальную экономию с научной организацией труда субъекта уголовного процесса, с необходимостью выбора и использования «в каждой конкретной ситуации наиболее рационального (в рамках закона) пути достижения стоящей перед ним задачи, разумного и экономного использования средств, установленных законом». Вместе с тем, А.П. Гуляев не рассматривает экономию как банальное упрощение деятельности правоприменителя, а делает акцент именно на повышении ее рациональности.

Понимание процессуальной экономии лишь в качестве принципа научной организации труда не позволяет названному ученому причислить ее к принципам судопроизводства. «Принципы НОТ, -пишет А.П. Гуляев, - имеют значение для всех видов трудовой деятельности. Они распространяются и на процессуальную деятельность, но не превращаются при этом в процессуальные принципы». Критикуя Н.И. Порубова, полагающего, что принцип процессуальной экономии предусмотрен рядом частных уголовно-процессуальных норм35, А.П. Гуляев указывает на обязательность закрепления принципов процесса в общих нормах права и на недопустимость их выведения из частных норм36.

Вероятно, по этой причине некоторые исследователи принижают статус идеи процессуальной экономии, отводя ей место, к примеру, правила. Так, по мнению С.Д. Оспанова, процессуальная экономия -это «правило, основанное на требованиях научной организации управления и труда, выражающееся в рациональном использовании процессуальных средств и форм для правильного и быстрого осуществления уголовного судопроизводства»37.

Весьма интересными в организационном аспекте видятся результаты научных исследований П.С. Элькинд. Полина Соломоновна предъявляла к средствам достижения целей уголовного судопроизводства в числе прочих требования научной обоснованности, эффективности и экономичности. Эффективность этих средств связывалась ею с достижением наилучшего результата в конкретной уголовно-процессуальной ситуации и отождествлялась с оптимальностью. Экономичность же трактовалась с позиции минимизации затрат сил и средств субъектов уголовного судопроизводства для достижения предпочтительных результатов .

Будучи концептуальным сторонником идеи процессуальной экономии, П.С. Элькинд не рассматривала ее только в упрощенческом ключе. Совместно с другими процессуалистами (например, Ю.И. Стецовским) она подвергла критике позицию П.Ф. Пашкевича, которая, по ее мнению, заключалась в непродуманном требовании максимального ускорения и упрощения уголовного судопроизводства. Подобный подход, по мысли П.С. Элькинд, является следствием рассмотрения экономичности средств в отрыве от целей, которым служат эти средства39.

Таким образом, П.С. Элькинд предъявила свой взгляд на формулу «быстрота, простота, дешевизна». Она дала понять (и мы с ней в этом солидарны), что «требование максимальной (выделено нами. -Авт.) экономичности средств достижения целей не исключает возможности (а иногда необходимости) пересмотра некоторых средств достижения целей уголовного судопроизводства в плане их усложнения»40. И это существенный аргумент в пользу неразрывного единства экономичности и эффективности средств достижения целей судопроизводства.

Мы не напрасно причислили П.С. Элькинд к числу сторонников «организационной» трактовки идеи процессуальной экономии. Будучи противником дифференциации уголовно-процессуальных форм, П.С. Элькинд признает необходимость устранения из уголовного судопроизводства всего, что его замедляет, не создавая при этом никаких дополнительных процессуальных гарантий. Однако в центр своей позиции она ставит не создание различных процессуальных режимов для различных категорий дел, а необходимость учета особенностей каждого конкретного уголовного дела в целях выбора (из числа дозволенных законом) наиболее экономичных и оптимальных средств достижения целей правосудия41.

На наш взгляд, критерием необходимости устранения из уголовного судопроизводства всего, что его замедляет, является не отсутствие дополнительных процессуальных гарантий, а их обусловленность целями процесса. Необходимо помнить, что сами дополнительные гарантии могут стать излишними и превратиться, по словам М.Л. Якуба, «из средства к осуществлению задач правосудия в препятствие на его пути»42.

Вообще следует признать, что понимание всех элементов формулы процессуальной экономии требует компромиссного подхода. Возьмем, к примеру, элемент быстроты. А.С. Кобликов, признавая одним из условий успеха в борьбе с преступностью быстроту судопроизводства, предостерегает и от поспешности, осознавая, что на исправление ошибок всегда требуется гораздо больше времени и средств, чем на подготовку и принятие правильного первоначального решения43.

М.С. Строгович суть принципа быстроты предварительного расследования видел в требовании максимального приближения момента суда над совершившим преступление лицом к моменту совершения им преступления. Значение же этого приближения, по мнению М.С. Строговича, состоит в воспитательном воздействии на общество44.

Из сказанного выше следует, что идея процессуальной экономии одинаково востребована во всех процессуальных отраслях права и деятельности. Вместе с тем, в уголовном судопроизводстве она приобретает особое наполнение, о чем дополнительно еще будет сказано ниже.


2. О методике исследования проблемной ситуации (АРПС - алгоритм решения проблемной ситуации) см.: Поляков М.П. Уголовно-процессуальная интерпретация результатов оперативно-розыскной деятельности: Дис... д-ра юрид. наук. - Н. Новгород, 2002. - С. 20-25.

3. «Взаимоотношения» процессуальной формы и процессуальной экономии, по нашему мнению, выстраиваются примерно по той же схеме, что и отношения между уголовной репрессией и ее экономией (известный принцип уголовного права - принцип экономии репрессии): задачи обеих отраслей должны решаться наиболее легкими средствами.

4 Полянский Н.Н. Очерки общей теории уголовного процесса. - М., 1927. - С. 20.

5 В философии данный принцип издревле известен под именем «принцип наименьшей силы (наименьшей меры сил)». См., напр.: Авенариус Р. Философия как мышление о мире сообразно принципу наименьшей меры сил: Prolegomena к критике чистого опыта / Под ред. М.М. Филиппова; Пер. с нем. - М., 2007.

6 Исаев И.А. Символизм правовой формы: Историческая перспектива // Правоведение. - 2002. - № 6 (245). - С. 4-10.

7. Цит. по: Исаев И.А. Символизм правовой формы: Историческая перспектива // Правоведение. - 2002. - № 6 (245). - С. 4-10.

8. Там же.

9 Цит. по: Исаев И.А. Символизм правовой формы: Историческая перспектива // Правоведение. - 2002. - № 6 (245). - С. 4-10.

10 Спасович В.Д. Избранные труды и речи / Сост. И.В. Потапчук. - Тула, 2000.-С. 25.

11 Полное Собрание Законов Российской империи. - СПб., 1830. - Т. 7. -№ 4344. Приводится по: Чернявская ТА. Материалы по истории процессуального права России конца XVII - начала XVIII веков: Учебное пособие. -Н. Новгород, 1998. - С. 30-33.

12. См., напр.: Рекомендация № R (87) 18 Комитета министров Совета Европы государствам-членам относительно упрощения уголовного правосудия (принята Комитетом министров 17 сентября 1987 года); Концепция судебной реформы в РСФСР (одобрена Постановлением Верховного Совета РСФСР 28 октября 1991 года).

13. Иеринг Р. Юридическая техника / Пер. с нем. Ф.С. Шендорфа. - СПб., 1905.-С. 19.

14 Там же.-С. 19-22.

15 См.: Бажанов СВ. Стоимость уголовного процесса: Дис... д-ра юрид. наук. - Н. Новгород, 2002 // http://kalinovsky-k.narod.ru/b/bazanov2002/ index.htm; Сереброва СП. Рационализация уголовного процесса: Учебное пособие. - Н. Новгород, 2002. - С. 7; Оспанов С.Д. Концептуальная детерминированность реализации принципа процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве // Предупреждение преступности. - 2002. - № 1 (3). -С. 17; Шевцов В.В. Проблемные стороны досудебного производства, осуществляемого органами дознания / В.В. Шевцов, В.Н. Погорелова // Научный портал МВД России. - 2009. - № 2 (6). - С. 39.

16 Мы намеренно сохраняем дореформенное написание слов, чтобы подчеркнуть «историческую выдержку» и подлинность сказанного.

17. Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. - М., 1913. - Т. I: Субъекты и объекты процесса, процессуальные отношения и действия. - С. 362.

18. Пашкевич П.Ф. Процессуальные формы уголовного судопроизводства нужно дифференцировать // Социалистическая законность. - 1974. - № 9. -С. 54.

19 Пашкевич П.Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. - М., 1984. - С. 41, 45.

20 Якимович Ю.К. Дифференциация уголовного процесса /Ю.К. Якимович, А.В. Ленский, Т.В. Трубникова / Под ред. М.С. Свиридова. - Томск, 2001. -С. 50-51.

21. Якимович Ю.К. Дифференциация уголовного процесса / Ю.К. Якимович, А.В. Ленский, Т.В. Трубникова / Под ред. М.С. Свиридова. - Томск, 2001. -С. 50-51.

22 Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве.-М., 1981.-С. 25.

23 Там же. - С. 26.

24. Томин В. Т. Принципы отечественного уголовного процесса как отрасли государственной деятельности: понятие, значение и система; доктринальные подходы и законодательство: Лекция-монография. - Н. Новгород, 2007. - С. 64.

25 Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства // Томин В.Т. Избранные труды / Предисловие СП. Гришина. - СПб., 2004. - С. 324.

26 Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. - СПб., 2002. - С. 16.

27 Обстоятельное исследование проблематики усмотрения проведено профессором П.Г. Марфициным (Марфицин П.Г. Усмотрение следователя (Уголовно-процессуальный аспект): Дис... д-ра юрид. наук. - Омск, 2003).

28 См.: Сереброва СП. Рационализация уголовного процесса: Учебное пособие. - Н. Новгород, 2002. - С. 34; Порубов Н.И. Научная организация труда следователя. - Минск, 1970. - С. 200-201.

29. Сереброва СП. Рационализация уголовного процесса: Учебное пособие. -Н. Новгород, 2002. - С. 34.

30 Там же.

31 Порубов Н.И. Научная организация труда следователя. - Минск, 1970. -С.200-201.

32 См.: Гурвич М.А. Принципы советского гражданского процессуального права // Труды Всесоюзного юридического заочного института. - М., 1965. -Т. 3. - С. 55.

33 Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М., 1981. - С. 44.

34. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М., 1981. - С. 44.

35 Порубов Н.И. Научная организация труда следователя. - Минск, 1970. -С. 201.

36 Гуляев А.П. Указ. раб. - С. 179.

37 Оспанов С.Д. Концептуальная детерминированность реализации принципа процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве // Предупреждение преступности. - 2002. - № 1 (3). - С. 18.

38 Элькинд П.С. Категории «цель» и «средство» в сфере уголовно-процессуального регулирования // Советское государство и право. - 1972. - № 8. -С.103.

39. Элькинд П.С. Категории «цель» и «средство» в сфере уголовно-процессуального регулирования // Советское государство и право. - 1972. - № 8. - С. 103.

40 Там же.

41 См.: Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. - Л., 1976.

42. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводст¬ве.-М., 1981.-С. 26.

43 См.: Кобликов А.С. Законность - конституционный принцип советского уголовного судопроизводства. - М., 1979. - С. 63-64.

44 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1970. -Т. 2: Порядок производства по уголовным делам по советскому уголовно-процессуальному праву. - С. 63-64.

Новости МАСП

 

RSS импорт: www.rss-script.ru

 





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz