Поляков М.П., Смолин А.Ю. Статусное положение идеи процессуальной экономии в процессуальных отраслях права и деятельности // Принцип процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве. Н.Новгород, 2011.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта



Поляков М.П., Смолин А.Ю. Принцип процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве:
Монография. - Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2011. - 152 с.


К оглавлению

Глава 1. ИДЕЯ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ЭКОНОМИИ В ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТРАСЛЯХ ПРАВА И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

§ 1.2. Статусное положение идеи процессуальной экономии в процессуальных отраслях права и деятельности

Говоря о процессуальной экономии как о насущной потребности процессуальных отраслей права и деятельности, мы частично затронули вопрос о роли и месте этой идеи в указанных сферах. Этот вопрос требует развернутого освещения, поскольку деятельное осознание насущности потребности предполагает, в первую очередь, определение статуса идеи процессуальной экономии.

По нашему мнению, возведение идеи процессуальной экономии в статус принципа процесса есть прямое доказательство теоретического осознания идеологической и практической значимости процессуальной экономии. В связи с этим в качестве шкалы измерения уровня статусной оценки идеи процессуальной экономии мы выбрали различные точки зрения на «степень» принципиальности данной идеи. Исследование показало, что разброс мнений по поводу принципиальности анализируемой идеи достаточно широк: крайними точками выступают, с одной стороны, полный отказ процессуальной экономии в статусе принципа судопроизводства, с другой - возведение в принцип особого рода.

Последний подход свойственен исследователям гражданского процесса. К подобному заключению мы пришли, изучая работы Е.В. Васьковского, выявившего интересный аспект значения процессуальной экономии: ее методологическое значение для понимания других принципов гражданского процесса. Приведем несколько цитат, имеющих существенное значение для отстаиваемой нами концепции.

«Некоторые принципы рационального судопроизводства, - писал Е.В. Васьковский, - предопределяются самою сущностью искового процесса - в том смысле, что их нельзя заменить какими-либо иными, не извращая сущности и задач этого процесса. Установить прочие принципы можно, исходя из постулатов процесса, т. е. из тех основных требований, которым должно удовлетворять рациональное судопроизводство»45.

«Несомненно, - продолжает он, - что главное требование заключается в том, чтобы он обеспечивал постановление судами правильных решений. Правильность судебного решения состоит в соответствии его, с одной стороны, действительному смыслу юридических норм, а, с другой стороны, - фактическим обстоятельствам каждого разбираемого дела. Первое требование можно назвать постулатом правомерности, второе обыкновенно именуется постулатом правды. Оба эти постулата вытекают из самой сущности права и суда.. .»46.

«Другое требование, которое должно быть предъявлено гражданскому процессу, состоит в его удобстве для тяжущихся и судей. Порядок судопроизводства должен быть таким, чтобы гражданин, нуждающийся в защите своего права, мог быстро и легко получить ее, в то же время, чтобы суд, к которому гражданин обратился, был в состоянии без лишней затраты труда удовлетворить его требования. Чем короче и легче этот путь, тем процесс совершеннее»47.

Из приведенной цитаты прямо вытекает, что совершенный процесс напрямую связывается с идеей экономии. Однако Е.В. Васьковский делает важную методологическую оговорку. «Удобство производства, - подчеркивает он, - имеет по сравнению с правильностью решений второстепенное значение. Процесс, в котором дела разбирались бы скоро и легко, но неправильно, не представлял бы для граждан никакой ценности. Они всячески избегали бы обращения к суду и прибегали бы к другим способам разрешения споров: третейским судам, мировым сделкам, самоуправству. Требование удобства процесса представляет собой применение к области процесса общего начала политической экономии: с наименьшими усилиями достигать наибольших результатов. Поэтому его вполне уместно назвать постулатом процессуальной экономии»48.

Приведенная цитата нуждается в правильной интерпретации. С одной стороны, можно констатировать то, что находится на поверхности, а именно тот факт, что Е.В. Васьковский отводит процессуальной экономии второстепенную роль. Вместе с тем, представляется, что термин «второстепенная» здесь не совсем правильно передает суть. Второе место, на которое ставится эта идея, вовсе не означает самую низовую роль ее в иерархии постулатов.

Сам Е.В. Васьковский пытается передать эту мысль в другой своей работе. Он пишет: «Раз удобство процесса имеет побочное значение и не служит самостоятельной целью, которая должна быть во что бы то ни стало достигнута при организации процесса, то оно не может и быть основанием для какого-либо самостоятельного принципа производства. Процесс должен быть возведен на фундаменте, обеспечивающем прочность и безопасность здания; ухудшать же фундамент, чтобы можно было скорее построить легкое, но хрупкое здание, было бы нецелесообразно.

Однако и удобство производства имеет хотя и меньшее, но все же важное значение. Слишком медленный, сложный и дорогой процесс тоже отвратит от себя граждан и тоже побудит их избегать обращения к судам. Поэтому при сравнительной оценке значения конструктивных принципов процесса необходимо принимать в соображение большее или меньшее практическое удобство тех форм производства, которое основывается на них»49.

В приведенном фрагменте однозначно можно сделать акцент на важности удобства процесса (читай - идеи процессуальной экономии). Но мы хотим обратить внимание еще на один момент - это указание на специфические конструктивные принципы. Мы, затрагивающие вопрос о технологических принципах, не можем пройти мимо этого момента.

Е.В. Васьковский пишет о том, что есть абсолютные фундаментальные принципы процесса, а есть относительные, конструктивные принципы процесса. К фундаментальным принципам гражданского процесса он относит диспозитивность, равноправие сторон, процессуальный формализм и судейское руководство процессом. Конструктивные принципы Е.В. Васьковским представлены парами. Каждая пара представляет собой конкурирующие идеи: состязательности и следственности; непосредственности и посредственности; концентрации и деления производства на стадии; формальной теории доказательств, бесконтрольного усмотрения суда и свободной оценки доказательств, состязательной и следственной форм; устности и письменности; публичности и непубличности заседаний; почина сторон и суда50.

Судя по контексту, процессуальная экономия стоит особняком. Перечислив конструктивные принципы, Е.В. Васьковский добавляет: «В заключение необходимо коснуться вопроса о процессуальной экономии...». Получается, что процессуальная экономия не входит в круг ни фундаментальных, ни конструктивных принципов процесса. Но, тем не менее, идея эта рассматривается в тесной привязке к принципам и постулатам гражданского процесса.

Современная теория гражданского процесса отказалась от такой сложной схемы определения статуса процессуальной экономии. Большинство цивилистов сегодня прямо признают за процессуальной экономией статус равноправного принципа, вступающего в конкуренцию с другими принципами гражданского процесса.

В частности, А.А. Ференс-Сороцкий предлагает рассматривать принцип процессуальной экономии как инструмент обуздания другого процессуального принципа - принципа формализма51.

К работе А.А. Ференс-Сороцкого мы отнеслись с большим вниманием. Но прежде чем непосредственно обратиться к названной статье, заметим, что подход, примененный указанным автором, встречался в науке гражданского процесса и ранее. Тот же Е.В. Васьковский отмечал, что такое проявление процессуальной экономии, как простота, «является оборотной стороной принципа процессуального формализма»52.

Теперь перейдем к позиции А.А. Ференс-Сороцкого. Он видит проявление принципа процессуальной экономии, во-первых, в разумном смягчении процессуальных формальностей, продуманности процессуальных правил и установлении только таких норм, без которых действительно никак нельзя обойтись и, во-вторых, в ускорении (быстроте) процесса53.

Предназначение указанного принципа заключается, кроме прочего, и в компенсации издержек принципа процессуального формализма. Последний, по мнению А.А. Ференса-Сороцкого, лежит в основе всякого процессуального права и состоит, во-первых, в установлении определенных правовых формальностей (обязательные формы, сроки и способы совершения процессуальных действий) и, во-вторых, в обязательности их соблюдения под страхом признания несостоявшимся или незаконным соответствующего действия, если оно не было облечено в установленную законом форму.

Отдельные исследователи отождествляют процессуальный формализм с процессуальной формой. «Принцип процессуального формализма, - пишет Ю.Н. Емелин, - является основополагающим в процессуальном праве, поскольку именно через него находит свое выражение строгий императивный метод публичного права, направленный на обеспечение равенства сторон путем установления четких, формально-определенных, заведомо известных "правил игры"»54.

Наше мнение по этому поводу следующее. Процессуальный формализм действительно имеет принципиальное значение для всякого процесса. Вместе с тем, в качестве противоположности он может рассматриваться лишь как противоположность процессуальной экономии, применяемой в правотворческой сфере.

Так, А.А. Ференс-Сороцкий полагает, что «принцип процессуального формализма в полной мере закреплен действующим законом»55. Действительно, в законе прописаны все формальные требования к порядку судопроизводства, а значит совершение иных действий (равно как и порядок их совершения), кроме прямо предусмотренных законом, остается на усмотрение правоприменителя. Естественно, что все предусмотренные законом формальные требования призваны обеспечивать права участников судопроизводства и, говоря о процессуальной экономии, мы имеем в виду не банальное упрощение процедуры, а сокращение лишь тех ее элементов, которые могут быть упразднены без ущерба для законных интересов указанных субъектов.

Вместе с этим, А.А. Ференс-Сороцкий предостерегает и от чрезмерного увлечения формализмом, ведь «нагромождая нерациональные процедуры, законодатель рискует... окончательно сковать процесс»56. Поэтому мы поддерживаем автора в том, что необходимо стремиться к гармоничному сочетанию экономии и формализма.

Однако следует заметить, что в выделении самостоятельного принципа процессуального формализма есть и спорные моменты.

Во-первых, словари определяют формализм как соблюдение внешней формы в ущерб существу дела. В этой связи представляется целесообразным говорить не о формальных, а об обязательных требованиях к порядку судопроизводства, призванных обеспечить должное отправление правосудия. И уж тем более неверно отождествлять процессуальный формализм с процессуальной формой, понимаемой как закрепленная уголовно-процессуальным законом структура всего уголовного процесса и его отдельных стадий, а также как последовательность и порядок совершения процессуальных действий.

Во-вторых, вряд ли резонно утверждать, что регламентирующее судопроизводство право должно быть абсолютно формализованным, конкретизированным, не оставлять места для выбора правоприменителем варианта поведения, исходя их сложившейся обстановки. Речь идет лишь о констатации того, что в ряде (или в большинстве) случаев правоприменитель принимает решение не на основе своего внутреннего убеждения, а в соответствии с заранее установленными законом правилами. Обязательность же соблюдения этих правил - требование не принципа формализма, а принципа законности.

И, в-третьих, нельзя рассматривать процессуальный формализм и процессуальную экономию в качестве противоположных начал процесса. Ведь в законе должны быть прописаны лишь те формальные требования, которые действительно необходимы. Таким образом, принцип процессуального формализма, если и имеет право на существование, является (по крайней мере, должен являться) производным от принципа процессуальной экономии.

Естественно, исходя из соображений процессуальной экономии, нельзя закрывать глаза на нарушение установленных законом формальных (обязательных) требований. Хотя, по мнению некоторых ученых, отдельным формальным требованиям не следует придавать решающего значения и отменять справедливое решение из-за несоблюдения формы. С этим трудно согласиться, поскольку «не целесообразность применения права, а само право выступает высшей истиной». Иными словами, необходимо стремиться к такому состоянию уголовно-процессуального закона, которое бы в наиболее полной мере соответствовало духу процессуальной экономии, в должной мере обеспечивая процессуальные гарантии. Но ни в коем случае не прикрывать нарушение закона целесообразностью.

Оценивая позиции представителей науки гражданского процесса в целом, можно сказать следующее: они единодушны в том, что процессуальная экономия является принципом гражданского процесса. В названной научной отрасли весьма вероятны тенденции гипертрофированного подхода к процессуальной экономии, но никак ни ее принижения. Так, в начале 90-х годов прошлого века отдельные ученые полагали, что процессуальная экономия является главным маяком реформы уголовного судопроизводства.

В сфере уголовно-процессуальной науки ситуация несколько иная. Здесь ученые с осторожностью высказываются по поводу статуса рассматриваемой идеи. Профессор В.Т. Томин, отказывавший советскому уголовному процессу в таком принципе, остался верен себе и в постсоветский период. Он, в частности, пишет: «утверждать, что отечественному уголовному процессу уже сегодня свойственен принцип процессуальной экономии, пожалуй, преждевременно. Тем более, что УПК РФ в этом отношении противоречив»60.

Заметим, что сказанное более тридцати лет назад и сегодня сопровождается оговоркой о высокой степени общности, важности и популярности идеи процессуальной экономии, являющейся первейшим кандидатом в принципы уголовного судопроизводства.

Весьма выдержанную позицию в вопросе о статусе идеи процессуальной экономии занимает С.Д. Оспанов. Рассматривая влияние процессуальной экономии на уголовный процесс Республики Казахстан (РК) и признавая важность этой идеи, он возражает против ее включения в систему принципов уголовного судопроизводства. Главный контраргумент: указанная идея не названа в числе принципов в УПК РК61.

Однако изучение позиции данного автора показывает, что концептуально он согласен с принципиальным статусом процессуальной экономии. С.Д. Оспанов высказывает мнение о необходимости прямого закрепления процессуальной экономии в качестве принципа процесса в соответствующей главе УПК РФ. Последовательное проведение в уголовно-процессуальном законодательстве указанного принципа должно, по его мнению, способствовать быстрому и эффективному расследованию преступлений на основе установления объективной истины; рациональной дифференцированности форм судопроизводства, исключающей бюрократизм и дублирование процессуальных полномочий; внедрению в уголовно-процессуальную деятельность требований НОУТ; определению оптимального количества необходимой доказательственной информации с целью исключения «засорения» уголовного дела малозначимыми материалами62.

В науке уголовного процесса можно выделить прямых сторонников принципа процессуальной экономии. В числе известных имен назовем В.П. Божьева, П.Ф. Пашкевича. Но есть и конкретные противники. Так, М.С. Строгович крайне негативно высказывался о процессуальной экономии. Он не только не признавал ее в качестве принципа процесса, но и вообще называл это понятие надуманным. Рациональный порядок уголовного судопроизводства, по его мнению, «не имеет ничего общего с «процессуальной экономией», которая способна приводить лишь к нарушению законности при расследовании преступлений и разрешении уголовных дел», а упрощение процедуры уголовного судопроизводства неминуемо влечет за собой ограничение процессуальных гарантий.

Примечательно, что, являясь сторонником последовательного проведения в жизнь идеи быстроты судопроизводства, А.С. Кобликов тоже решительно выступает против процессуальной экономии. Причем «вполне определенная отрицательная оценка», которой, по мнению указанного автора, заслуживает идея процессуальной экономии, не получила убедительного обоснования в его исследованиях.

Надо заметить, что А.С. Кобликов в этом отношении вообще достаточно непоследователен. Во-первых, сложно однозначно понять, какое же значение он вкладывает в содержание идеи процессуальной экономии. Критикуя Н.И. Порубова, определяющего принцип процессуальной экономии как «организацию труда следователя, предусмотренную или допускаемую уголовно-процессуальным законодательством, которая ведет к эффективному использованию времени, сил и средств следователя, предопределяет постоянное совершенствование следствия»65, А.С. Кобликов указывает на то, что речь в определении идет не о процессуальной экономии, а о требовании эффективности следствия. Однако своей дефиниции исследуемой категории А.С. Кобликов не предлагает и объяснения, почему же процессуальная экономия не может трактоваться с позиции эффективности, не дает. Думается, что только в несогласии с отдельными предложениями по совершенствованию процедуры судопроизводства (не все из которых поддерживаем и мы), вносимыми теми или иными исследователями, использовавшими в процессе аргументации своей позиции идею процессуальной экономии66, проявляется отношение А.С. Кобликова к процессуальной экономии как к «экономии за счет законности».

А.С. Кобликов жестко критикует Н.И. Порубова и за то, что тот делает вывод о несоответствии некоторых положений уголовно-процессуального закона требованиям НОТ, что может быть понято не иначе, как признание приоритета рекомендаций НОТ над законом. Вместе с тем, сам А.С. Кобликов пишет, что «уголовно-процессуальное законодательство, бесспорно, должно учитывать принципы научной организации труда», а «главным критерием пригодности, совершенства порядка уголовного судопроизводства является его эффективность, способность обеспечить выполнение задач уголовного процесса. Поэтому предложения об изменении уголовно-процессуального порядка, пересмотре процессуальных институтов и норм следует рассматривать с позиции того, будет ли их реализация способствовать повышению эффективности уголовного судопроизводства, лучшему достижению его целей, укреплению... законности»68.

Н.А. Колоколов неоднократно упоминает в своих работах о процессуальной экономии как о принципе69, расшифровывая его содержание применительно к проблеме установления абсолютной истины при расследовании преступлений (а точнее к бесперспективности подобных попыток) следующим образом: «доказательств по уголовному делу должно быть не больше, чем это нужно для убеждения суда, а вместе с ним и всего общества в виновности конкретного лица»70.

Встречаются в литературе и оригинальные толкования сути идей процессуальной экономии. А.В. Харламов определяет принцип процессуальной экономии как «руководящую идею, заключающуюся в том, чтобы настроить участников процесса на максимальное использование процессуальных прав, которые освобождают их от неоправданных формальностей и процедур, и тем самым сократить время, необходимое для предоставления судебной защиты, и уменьшить объем средств, затрачиваемых на ведение дела в суде»71.

Т.Н. Абозина рассматривает процессуальную экономию в первую очередь как средство повышения привлекательности работы следователя, которую связывает с творческими возможностями и чувством удовлетворенности, что, по мнению автора, может быть достигнуто за счет высвобождения свободного времени.

А.В. Смирнов процессуальную экономию рассматривает не в качестве принципа судопроизводства, а как одно из главных достоинств состязательного процесса, не присущего розыскному процессу в силу его инстанционности, порождающей ужасную судебную волокиту из-за необходимости подтверждения решений нижестоящих судов вышестоящими73.

В литературе можно встретить еще немало юридических конструкций, в которых прослеживаются элементы или отдельные черты процессуальной экономии. Так, исследователями в области административно-процессуального права выделяются в системе принципов данной отрасли принцип экономичности и эффективности , принцип оперативности и экономичности (эффективности) , принцип оперативности (быстроты) и экономичности , принцип быстроты процесса . Можно привести и другие примеры.

Однако в последнее время именно термин «принцип процессуальной экономии» все чаще употребляется в судебных актах федерального уровня, анализ которых позволяет сделать вывод о трактовке указанного принципа высшими органами судебной власти России именно с позиции рационального и эффективного порядка судопроизводства . Примерно в том же ключе упоминается в судебных актах о принципе разумности судопроизводства79. Термины «целесообразность», «рациональность», «эффективность», «оперативность» и «быстрота» применительно к правосудию законодатель и суды предпочитают не использовать.

Исходя из сказанного в настоящем параграфе, мы делает вывод о том, что в большинстве отраслей процессуального права и деятельности идея процессуальной экономии наделяется статусом процессуального принципа. Уголовное судопроизводство хотя и с запозданием следует в рамках этой же тенденции.


Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. - М., 1917. - С. 88. Там же.

Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. - М., 1917. - С. 88.

Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. - М., 1913. - Т. I: Субъекты и объекты процесса, процессуальные отношения и действия. - С. 361-362. 50 Там же. - С. 362.

См.: Ференс-Сороцкий А.А. Процессуальный формализм или процессуальная экономия? // Правоведение. - 1991. - № 4. - С. 31.

52 Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. - М., 1913. - Т. I: Субъекты и объекты процесса, процессуальные отношения и действия. - С. 362.

53 Ференс-Сороцкий А.А. Указ. раб. - С. 31-35.

Емелин Ю.Н. Процессуальная аналогия // Виртуальный клуб юристов // http://www.yurclub.ru/docs/arbitration/articlel 1 .html

55 Ференс-Сороцкий А.А. Процессуальный формализм или процессуальная экономия? // Правоведение. -1991.-№4.-С.31-35.

56 Там же.

См.: Большой толковый словарь русского языка / Сост. и гл. ред. С.А. Кузнецов. - СПб., 1998. - С. 1429.

58 См., напр.: РустамовХ.У. Уголовный процесс. - М., 1998. - С. 28-29.

Бозров В. Гражданский иск в уголовном процессе неуместен // http:// www.lawmix.ra/comm.php?id=6141

60 Томин В. Т. Принципы отечественного уголовного процесса как отрасли государственной деятельности: понятие, значение и система; доктринальные подходы и законодательство: Лекция-монография. - Н. Новгород, 2007. -С. 64.

См.: Оспанов С.Д. Концептуальная детерминированность реализации принципа процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве // Предупреждение преступности. - 2002. - № 1 (3). - С. 18. Однако мы видим, что даже в заголовке своей статьи автор именует процессуальную экономию принципом.

62 См. там же. - С. 18.

63 См.: Пашкевич П.Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. - М., 1984. - С. 4.

Строгович М. С. О единой форме уголовного судопроизводства и пределах ее дифференциации // Социалистическая законность. - 1974. - № 9. - С. 51.

65 Порубов Н.И. Научная организация труда следователя. - Минск, 1970. -С.200-201.

66 Надо отметить, что при этом даже критикуемые А.С. Кобликовым ученые (в частности П.Ф. Пашкевич, Н.И. Порубов) имели разные взгляды на содержание идеи процессуальной экономии.

67 Подробнее см.: Кобликов А.С. Законность - конституционный принцип советского уголовного судопроизводства. - М., 1979. - С. 176-181.

Кобликов А. С. Законность - конституционный принцип советского уголовного судопроизводства. - М., 1979. - С. 176, 177, 181.

69 См.: Колоколов НА. Оперативный судебный контроль в уголовном процессе. - М., 2008. - С. 265; Он же. Российская наука в поисках оптимального формата учебника уголовного процесса // Юридический мир. - 2009. -№6.

70 Колоколов Н.А. Российская наука в поисках оптимального формата учебника уголовного процесса // Юридический мир. - 2009. - № 6.

Харламов А.В. Правоведение: глоссарий // http://determiner.ru/dictionary/631/

72 См.: Абозина Т.Н. Соотношение предварительного и судебного следствия в уголовном процессе Российской Федерации: современное состояние и перспективы развития: Дис... канд. юрид. наук. - Владимир, 2008. -С. 146.

73 См.: Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. - СПб., 2000. - С. 125-127.

74 См.: Коренев А.П. Административное право России: Учебник. - М., 1996. -Ч. 1.-С. 214.

75 См.: Панова И.В. Курс административно-процессуального права России. -Саратов, 2000. - С. 21.

76 См.: Шатов С.А. Административная юрисдикция (на примере деятельности органов государственного пожарного надзора). - СПб., 2008. -С. 45-47.

77 См.: Сорокин В.Д. Административно-процессуальное право: Учебник. - 2-е изд., перераб. и доп. - СПб., 2008. - С. 225.

Постановление Пленума ВАС РФ от 28 мая 2009 года № 36 (ред. от 23 июля 2009 года) «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 2009. - № 8; Постановление Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 года № 2-П «По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ «Нижнекам-скнефтехим» и «Хакасэнерго», а также жалобами ряда граждан» // Российская газета. - 2007. - 14 февраля; Постановление Конституционного Суда РФ от 30 апреля 1997 года № 7-П «По делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 2 марта 1996 года № 315 «О порядке переноса срока выборов в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации», Закона Пермской области от 21 февраля 1996 года «О проведении выборов депутатов Законодательного Собрания Пермской области» и части 2 статьи 5 Закона Вологодской области от 17 октября 1995 года «О порядке ротации состава депутатов Законодательного Собрания Вологодской области» (в редакции от 9 ноября 1995 года)» //Российская газета. - 1997. - 14 мая; и др.

79 Определение Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 года № 42-0 «По жалобам граждан Астахова Павла Алексеевича, Замошкина Сергея Дмитриевича, Карцевой Веры Константиновны и Костанова Юрия Артемовича на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 7 и 123, части третьей статьи 124, статей 125, 388 и 408 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2005. - № 4; Определение Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 года № 1258-0-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Токманцева Андрея Анатольевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // ИПС «КонсультантПлюс»; Определение Конституционного Суда РФ от 12 июля 2005 года № 335-0 «По жалобе гражданина Дикина Александра Витальевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 377 и 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // ИПС «КонсультантПлюс»; и др.

Новости МАСП

 

RSS импорт: www.rss-script.ru

 





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz