Салимзянова Р.Р. Понятие и сущность независимости судебной власти // Независимость судебной власти как гарантия правового государства: Монография Казань, 2007. полный текст


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Салимзянова Р.Р.
Независимость судебной власти как гарантия правового государства:
Монография / Р.Р. Салимзянова. – Казань: КЮИ МВД России, 2007.- 102 с.


К оглавлению

ГЛАВА 1. ИСТОРИЧЕСКИЕ И ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ НЕЗАВИСИМОСТИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ

1.1. Понятие и сущность независимости судебной власти

Создание подлинно демократического и социально ориентированного государства немыслимо без сильной, независимой судебной власти. Практическая реализация принципов самостоятельности судебной власти и независимости судей является общепризнанным критерием правового государства и демократического политико-правового режима. Термин «судебная власть» весьма широко обсуждается сегодня в научной литературе, ибо правильное понимание роли судебной власти в современном обществе имеет важное не только теоретическое, но и практическое значение.1 По определению А.П. Гуськовой, судебная власть есть независимая и самостоятельная ветвь государственной власти, которая разрешает на основе права социальные конфликты, осуществляет контроль за соответствием нормативных и правоприменительных актов Конституции РФ и законам.2 С.А. Шейфер и В.А.Яблоков характеризуют судебную власть как «самостоятельное публично-правовое образование, представляющее собой систему специальных государственных и муниципальных органов». 3

По мнению Н.А. Колоколова, феномен судебной власти имеет следующие атрибуты: «судебная власть есть частный случай проявления власти вообще, одна из форм публичной государственной власти, средство всеобщей связи для народа, нации; - наличие в комплексе властеотношений народа, нации ибо существование судебной власти вне народа, нации абсолютно невозможно; - приказ субъекта, осуществляющего судебную власть – фактически воли народа в редукции его правительства по отношению к объекту – то есть к этому же народу, в обязательном порядке сопровождается угрозой применения санкции в случае неповиновения; - подчинение народа субъекту, то есть фактически господствующему в нем мнению, есть подчинение воле осуществляющего власть субъекта, на практике это подчинение суду; - наличие правовых норм, устанавливающих, что отдающий приказы субъект – суд, имеет на это право, а объект – народ, обязан подчиняться его приказам»4.

Неотъемлемой характеристикой судебной власти является ее полнота. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому гражданину судебную защиту его прав и свобод (п.1 ст.46 Конституция РФ), а решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (п.2 ст.46 Конституции РФ). Эти конституционные положения определяют роль и место судебной власти в государственном устройстве России. Судебная власть возможна только тогда, когда она наделяется возможностями воздействия на другие ветви власти, органически включается в систему, препятствующую концентрации всей государственной власти в какой-либо ее ветви разграничения.5

Учитывая, что во Всеобщей декларации прав человека закреплены принципы равенства перед законом и, в частности, права на справедливое и гласное судебное разбирательство компетентным, независимым и беспристрастным судом, обобщив положения международных актов и национальных конституций, Генеральная Ассамблея ООН резолюциями от 29 ноября 1985 г. и 13 декабря 1985 года одобрила Основные принципы независимости судебных органов, принятые 7 Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, касающиеся независимости судебных органов. В них установлено, что "независимость судебных органов гарантируется государством и закреплена в конституциях или законах страны. Все государственные и другие учреждения обязаны уважать и соблюдать независимость судебных органов» (ст.1). «Судебные органы решают переданные им дела беспристрастно, на основе фактов и в соответствии с законом, без каких-либо ограничений, неправомерного влияния, побуждения, давления, угроз или вмешательства, прямого или косвенного, с чьей бы то ни было стороны и по каким бы то ни было причинам» (ст. 2). «Принцип независимости судебных органов дает судебным органам право и требует от них обеспечения справедливого ведения судебного разбирательства и соблюдения прав сторон» (п.6). Срок полномочий судей, их независимость, безопасность должны надлежащим образом гарантироваться законом (ст.11). «Не должно иметь места неправомерное или несанкционированное вмешательство в процесс правосудия, и судебные решения, вынесенные судами, не подлежат пересмотру. Этот принцип не препятствует осуществляемому в соответствии с законом судебному пересмотру или смягчению приговоров, вынесенных судебными органами» (ст.4). Данные Основные принципы стали своеобразной конституцией судебной власти.

В рекомендациях Комитета министров Совета Европы от 13 октября 1985 года «О независимости, эффективности и роли судей» установлено, что судьи должны быть наделены достаточной властью и иметь возможности применять ее, чтобы осуществлять свои обязанности, выполнять свои полномочия и отстаивать авторитет суда; долг судей состоит в том, чтобы при выполнении своих судейских обязанностей они обеспечивали надлежащее применение закона и справедливое, эффективное, быстрое рассмотрение дел, а для этого они должны иметь соответствующие полномочия; судьи должны иметь неограниченную свободу беспристрастно принимать решения.6

В 1998 году в Лиссабоне была принята Европейская хартия о законе о статусе судей, где, подчеркивая заинтересованность в более эффективном содействии развитию независимости судей, были конкретизированы процессуальные вопросы применения к судье санкций за халатность- только на основании предложения, рекомендации или согласия коллегии или органа, состоящего не менее чем наполовину из избранных судей (ст. 5.1.).

В России с 1991 года проводится судебная реформа, которая имеет целью построение самостоятельной и независимой судебной власти. Судебная власть согласно Концепции судебной реформы в РСФСР 1991 года «получает в правовом государстве возможность блокировать или затруднять действие неразумных законов, угрожать власти исполнительной ответственностью за несоблюдение воли представительных учреждений, защищать право граждан от тирании политиков и чиновников, быть для других ветвей власти блоком обратной связи».7 Концепцией судебной реформы были поставлены следующие задачи: 1) защита и неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека, конституционных прав граждан в судопроизводстве; 2) закрепление в нормах уголовного и гражданского процесса, в соответствующих законодательных актах демократических принципов организации и деятельности правоохранительных органов, положений, отвечающих рекомендациям юридической науки; 3) обеспечение достоверности и повышение доступной информации о деятельности правоохранительных органов, судебно-правовой статистики; 4) создание федеральной судебной системы; 5) признание прав каждого лица на разбирательство его дела судом присяжных в случаях, установленных законом; 6) расширение возможностей обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц, установление судебного контроля за законностью применения мер пресечения и других мер процессуального принуждения; 7) организация судопроизводства на принципах состязательности, равноправия сторон, презумпции невиновности подсудимого; 8) дифференциация форм судопроизводства.

Судебная реформа касается очень широкого круга представителей юридических профессий. Она затрагивает, безусловно, не только суд, но и другие ведомства: прокуратуру, МВД, адвокатуру. Конечно, она не может развиваться без конкретизации ее общедемократических целей и концептуальных положений в текущем законодательстве, и, следовательно, она зависит от правосознания законодателя. Все эти факторы не могут не порождать у некоторых государственных мужей стремления внести коррективы в первоначальный замысел реформы.

Однако в основании идеологии реформы лежат два нормативных источника высшей юридической силы — это Конституция РФ и международные обязательства Российской Федерации в области организации правосудия. Международный пакт о гражданских и политических правах, ратифицированный еще Советским Союзом в 1973 году, и вступление России в Совет Европы предъявляют новые требования к организации правосудия, от которых отступить теперь не представляется возможным. Это очень важно.

Строго говоря, судебная реформа должна была начаться в 1973 году — после ратификации Пакта о гражданских и политических правах. Но в то время в России, частичке Советского Союза, действовали старые нормы в области организации судов и процессуальной деятельности. Общая судебная система была основана на мировых демократических стандартах правосудия. Суд играл роль вспомогательного карательного органа, второстепенного дополнения к другим карательным органам государства. Суд был органом проведения определенной государственной политики. Основная цель любой судебной системы, которая состоит в обеспечении прав граждан, была принесена в жертву государственным задачам. Суды являлись частью правоохранительной системы и не рассматривались как самостоятельная власть. Понятия «судебная власть» тогда не существовало, как и самого принципа разделения властей. Господствовало представление о единстве системы правоохранительных органов, в которой суд являлся лишь последним звеном и никак не мог противоречить целям, идеям, задачам и деятельности других правоохранительных органов.8

Выступая на V Всероссийском съезде судей, Президент В.В. Путин сказал: «Говоря о главном итоге судебной реформы, хотел бы подчеркнуть: судебная власть в России, несмотря на проблемы, все-таки состоялась. Мы можем и должны это констатировать. В базовых параметрах концепция судебной реформы реализована». Судебная власть обладает всеми необходимыми атрибутами государственной власти. Законодательно закреплена всеобщая обязательность вступивших в законную силу судебных постановлений.

В Российской Федерации независимость суда закреплена, прежде всего, в Конституции РФ, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. Статья 10 гласит: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Дополняют и конкретизируют это положение статьи 120-122 Конституции РФ, специально посвященные судебной власти. Судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону (ст. 120), они несменяемы (ст.121) и неприкосновенны (ст.122).

В целях становления и развития судебной власти в России был принят ряд законов по реализации Концепции судебной реформы: Закон РФ от 26 июня 1992 г. №3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации», Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. №1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. №188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации», Федеральный закон от 8 января 1998 г. №7-ФЗ «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации», Федеральный закон от 21 июля 1997 г. №118-ФЗ «О судебных приставах», Федеральный Конституционный закон от 23 июня 1999 г. №1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации», Федеральный закон от 14 марта 2002 г. №30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации».

Существенный вклад в формирование паритетного типа организации судебной власти в России внесла и Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2002-2006 годы», утвержденная Постановлением Правительства РФ от 20 ноября 2001 года №805. Ее начинания продолжила Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2007-2011 годы», утвержденная постановлением Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. №583. Но формирование судебной власти в России еще не завершено, например, еще не принят закон РФ о судах общей юрисдикции (Верховный Суд РФ, высшие суды субъектов Российской Федерации, районные, городские суды).

В соответствии со ст.5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 года №1-ФКЗ суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции Российской Федерации и закону. Судьи, присяжные, народные и арбитражные заседатели, участвующие в осуществлении правосудия, независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. Гарантии их независимости устанавливаются Конституцией РФ и федеральным законом. Однако, по мнению Г.Т. Ермошина, понятие самостоятельности органов судебной власти, содержание принципа независимости судей не раскрывается ни в самой Конституции, ни в законодательстве о судебной власти. Более того, законодатель в системе принципов деятельности судебной власти не предоставил однозначно определенного места принципу независимости судей.9

В нормах законов, регламентирующих данную конституционную гарантию, не прослеживается какая-либо система, а, наоборот, настораживает разобщенность правовых формулировок. Так, Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР» от 8 июля 1981 г. №976 установил место принципа независимости судей и подчинения их только закону в системе общих положений (ст.12). Аналогичным образом решен вопрос в ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. №1-ФКЗ: ст.5 «Самостоятельность судов и независимость судей» включена в главу 1 «Общие положения». В ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» от 28 апреля 1995 г. №1-ФКЗ: ст. 6 главы 1 «Общие положения» определяет независимость судей в качестве одного из основных принципов деятельности арбитражных судов в Российской Федерации. Эти же правовые основы независимости в ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 27 июля 1994 г. №1-ФКЗ ст.29 «Независимость» относятся к главе IV «Принципы конституционного судопроизводства», а ст. 13 «Гарантии независимости судьи Конституционного Суда Российской Федерации» включена в главу II «Статус судьи Конституционного Суда Российской Федерации». ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» от 23 июня 1999 г. №1-ФКЗ в ст. 5 «Самостоятельность судов и независимость судей военных судей» главы I «Общие положения» дополняет положение о независимости судей военных судов принципом неподотчетности их в своей деятельности по осуществлению правосудия.

Законодатель, видимо, желая усилить правовую защищенность судей, Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 21 июня 1995 г. №91- ФЗ изменил редакцию статьи 1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» «Судьи – носители судебной власти» (ч. 4). В старой редакции Закона (от 26 июня 1992 г. №3132-1) принцип был сформулирован так: «В своей деятельности по осуществлению правосудия судьи независимы, подчиняются только закону и никому не подотчетны», в настоящее время действует следующая редакция: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны». Как видно из сравнения текстов, независимость судьи тем самым была вынесена за рамки осуществления правосудия, и правовой статус лица, облаченного судейскими полномочиями, стал принципиально иным.

Согласно определению Толкового словаря русского языка, «независимость – политическая самостоятельность, отсутствие подчиненности, суверенитет. Независимый – самостоятельный, не находящийся в подчинении, свободный».10 Таким образом, если обратиться к этимологии слова, то можно констатировать, что независимость судей как неотъемлемая составляющая самостоятельности судебной власти в уголовном судопроизводстве направлена на обеспечение конституционных прав и свобод граждан при осуществлении правосудия. Это гарантия общества и государства, направленная на обеспечение неприкосновенности судей и его особого статуса как носителя государственной власти. «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону», - гласит ст.120 Конституции РФ.

Главное назначение судебной власти – защита прав и свобод человека и гражданина. «Конституционный принцип правового государства, возлагающий на Российскую Федерацию обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как высшую ценность, предполагает установление такого правопорядка, который должен гарантировать каждому государственную защиту его прав и свобод», - говорится в Постановлении Конституционного Суда РФ от 3 июля 2001 г. №10-п.1

Без осуществления судебной защиты не может быть и конституционной гарантии прав и свобод. Любой опасности ограничения прав и свобод, в том числе и при наличии законных к тому оснований, должно противостоять право на судебное обжалование, а также разрешение правовых споров, конфликтов, коллизий, установление правовой истины и правовой справедливости, вынесение воплощающего их общеобязательного, вошедшего в законную силу вердикта (решения, приговора) от имени государства.

Правовая природа судебной деятельности, прежде всего, обусловлена соответствием этой деятельности тому функциональному назначению суда, которое выражено и закреплено в Конституции РФ.

Известный русский ученый-процессуалист И.Я. Фойницкий разделял независимость суда на внешнюю и внутреннюю. И если внутренняя независимость, по его мнению, есть чисто процессуальный (межотраслевой) принцип, «качество, которое, прежде всего и более всего зависит от самих судей. Оно есть плод твердого убеждения и высокой, безупречной нравственности»,11 то внешняя независимость – это та часть общеправового принципа разделения властей, которая непосредственно вторгается в уголовное судопроизводство, образуя здесь ряд процессуальных норм. И.Я. Фойницкий определял внешнюю самостоятельность судебной власти как «такое государственное положение ее, которое обеспечивает каждому суду отправление судебных функций независимо от каких бы то ни было посторонних ведомств или лиц, сообразно закону и истинным интересам правосудия».12

Принцип независимости судей играет значительную роль в уголовном судопроизводстве. Современный состязательный уголовный процесс невозможен без подлинной независимости судьи, который осуществляет судебную власть в досудебном производстве в форме судебного контроля за законностью и обоснованностью процессуальных решений следователя и прокурора и разрешает дело по существу.

Внешняя независимость суда в состязательном судопроизводстве, по мнению А.В.Смирнова, выражается в следующих процессуальных положениях: «только суд вправе осуществлять правосудие; каждое лицо имеет право на обычный, или естественный, суд; запрет на создание чрезвычайных судов ad hoc, а также произвольную передачу дела в суд иной территориальной или персональной подсудности; суд самостоятельно применяет закон, не обращаясь за разъяснением его к другим государственным властям: lex non deficit in justitia exhibenda – закон не имеет пробелов, когда речь идет о предоставлении правосудия; решения суда имеют обязательную силу. Законодатель не подменяет суд в оценке доказательств (Lex non exacte definit, sed arbitio boni viri permitit (лат.) – закон не определяет точно, но предоставляет свободу для суждения справедливого человека. Закон, в том числе процессуальный, для суда обязателен)».13

Общественно-значимые социальные институты общества, к которым относится и судебная власть, привлекают пристальное внимание социологов, правоведов и обычных граждан.14 Цифры, которые преподносятся в средствах массовой информации как данные различных опросов, являются в большинстве своем негативными. Так, в процессе исследования, проведенного Российским фондом правовых реформ и Фондом защиты гласности совместно с Российской правовой академией Минюста России в 1998 году, 1456 опрошенных респондентов высказались следующим образом: суд и судьи – это…. защитники от произвола и нарушений прав – 9,4 %, независимые и объективные арбитры в спорах и конфликтах – 10, 2 %, служители закона и гаранты справедливости – 16.3 %, бездушные чиновники и бюрократы –26,8 %, прислужники властей, влиятельных и богатых людей – 27,7 %, алчные взяточники и продажные люди – 18%, другое, затрудняюсь ответить и нет ответа – 27,8 %. Л.С. Халдеев отмечает явное преобладание негативных характеристик (72,5 %) над позитивными (49,9%).15 Опрошенные граждане продемонстрировали убежденность в зависимом положении судей, в их неспособности противостоять давлению «извне», суд ими воспринимается как часть запретительного механизма государственной машины. В деятельности судов граждане не усматривают правозащитной функции и не чувствуют себя достаточно защищенными судом от произвола и неправомерных действий государственных структур, население не удовлетворено тем, как реализуются в судебной практике такие основополагающие принципы правосудия, как независимость суда, законность, справедливость, равенство всех перед законом и судом, доступность правосудия для всех. Именно здесь, по мнению Л.С. Халдеева, зафиксирована одна из самых «болевых» проблем судебной власти – проблема ее независимости.

Однако ежегодное увеличение количества рассматриваемых судами дел, несомненно, говорит о повышении авторитета судебной власти, реализации конституционных гарантий обеспечения судебной защиты прав и свобод граждан, а также прав физических и юридических лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Так, ежегодно судами общей юрисдикции рассматриваются более 5 млн. гражданских дел, около 1 млн. уголовных дел, более 3 млн. дел об административных правонарушениях, 1 млн. материалов, арбитражными судами – 1 млн. дел по экономическим спорам и более 100 тыс. заявлений, Конституционным Судом Российской Федерации – более 13 тыс. обращений. В 2004 году судами Российской Федерации в порядке уголовного судопроизводства было рассмотрено 1 млн. 941 тыс. представлений, ходатайств, жалоб (на 84,9 % больше, чем в 2003 году), в I полугодии 2005 года – 806,5 тыс. представлений, ходатайств и жалоб, что на 18,3 % меньше, чем в I полугодии 2004 года.16 В I полугодии 2005 года в суды общей юрисдикции по первой инстанции поступило 568,9 тыс. уголовных дел, что на 8,1 % больше, чем за аналогичный период 2004 года. Число гражданских дел, принятых к производству судами всех уровней, в I полугодии 2005 года составило 3 млн. 104 тыс., что на 8,7 % больше, чем в I полугодии 2004 года. Эти данные свидетельствуют о росте доверия к судам, о доступности и эффективности судебной защиты прав физических и юридических лиц.17 Проведенный нами опрос граждан показал, что при конфликтных ситуациях большинство опрошенных (87,5%) предпочли бы обратиться в суд.

На парламентских слушаниях в Совете Федерации была озвучена программа по совершенствованию судопроизводства, повышению статуса и ответственности судьи, задачу которой глава Высшего Арбитражного суда РФ А.Иванов масштабно определил как «повышение доверия со стороны населения».18

Можно констатировать, что судебная реформа фактически началась тогда, когда встал вопрос о необходимости самостоятельной судебной власти, которая невозможна без независимых судей. Независимость держится на двух составляющих: сменяемость судей и их неприкосновенность. Судьи, выступая арбитрами в конфликтах между исполнительной властью и гражданином, в спорах хозяйствующих субъектов с государственными органами или между собой, постоянно подвергаются определенному давлению. В таких условиях судья, который вынес принципиальное решение, должен быть защищен от возможных карательных мер со стороны местных органов власти, от незаконного освобождения от должности.19

Однако в уголовно- процессуальном законодательстве отсутствует норма, регулирующая независимость судьи при осуществлении правосудия, в связи с чем представляется необходимым дополнить статью 8 УПК РФ «Осуществление правосудия только судом» частью четвертой следующего содержания: «4. При осуществлении правосудия судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону».

Сноски и примечания

1 См.: Татьянина Л.Г. Рассмотрение уголовного дела в суде в отношении лиц, имеющих психические недостатки: монография/ Л.Г. Татьянина. – Ижевск: Детектив-Информ, 2003. – С.17; Воскобитова Л.А. Сущностные характеристики судебной власти/ Л.А. Воскобитова. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2003. – С.71.

2 См. Гуськова А.П. К вопросу о судебной защите прав и свобод человека, гражданина в российском уголовном судопроизводстве/ А.П. Гуськова // Российский судья. - 2005. - №6. - С.11-13.

3 См.: Шейфер С.А. Понятие судебной власти и ее функции/ С.А. Шейфер, В.А. Яблоков //Проблемы судебно-правовой реформы в России: история и современность. - Самара, 1999.- С.192.

4 См.: Колоколов Н.А. Судебная власть: о сущем феномене в логосе/ Н.А. Колоколов. - М., 2005.- С.102.

5 См.: Сафронов В.Н. Основные тенденции развития судебной власти в современной власти в современной России/ В.Н. Сафронов //Научные труды Казанского юридического института МВД России: Вып. 5. – Казань: КЮИ МВД России, 2005. – С. 410.

6 См.: Еникеев З.Д. Конституционные принципы законности и пробелы его реализации в уголовном процессе/ З.Д. Еникеев // Актуальные проблемы права России и стран СНГ: материалы XII Международной научно- практической конференции 7-8 апреля 2005 г. – Челябинск, 2005. - Ч.II. - С.236.

7 См.: Концепция судебной реформы в РСФСР. - М.: Верховный Совет РСФСР, 1992. - С.14.

8 См.: Морщакова Т. На полпути к правосудию/ Т. Морщакова //Отечественные записки. -2003.- № 2 (11)// http://www/strana-oz/ru

9 См.: Ермошин Г.Т. Гарантии независимости судьи – носители государственной власти. Социально-правовые аспекты/ Г.Т. Ермошин // Российский судья. - 2005. - №5. - С.6-10.

10 См. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М., 1992. - С.415.

1 См.: Российская газета. - 2001. - 11 июля.

11 См. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства/ И.Я. Фойницкий.– СПб., 1996. - Т.1. - С.194.

12 См.: Фойницкий И.Я. Указ. соч. - С.158-195.

13 См.: Смирнов А.В. Модели уголовного процесса/ А.В. Смирнов. - СПб., 2000. - С.67-68.

14 См.: Юдкевич М. Для идеального судьи не хватает идеальных граждан/ М. Юдкевич // Вечерняя Казань. - 2006. - 29 авг.

15 См.: Халдеев Л.С. Судья в уголовном процессе: практическое пособие/ Л.С. Халдеев. – М.: 2000. - С.380-381.

16См.: Судебная статистика за I полугодие 2005 года // Российская юстиция. – 2006. - №1. - С. 30-46; Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2004 году // Российская юстиция. – 2005. - №6. - С.25-54.

17 См.: О состоянии правосудия в Российской Федерации и перспективах его совершенствования: Постановление VI Всероссийского съезда судей от 2 декабря 2004 г.// СПС Гарант.

18 См.: Закатнова А. Робкая реформа. Судей застращают, право уточнят/ А. Закатнова // Российская газета.- - 2005. - 26 окт.

19 См.: Радченко В.И. Судебная реформа продолжается/ В.И. Радченко // Отечественные записки. – 2003.- №2. // http://www.strana-oz.ru/?numid=11&article=439

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru

Процессуальные
средства обеспечения
независимость суда







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz