Ляхов Ю.А., Луценко О.А., Чупилкин Ю.Б. Следственный эксперимент в уголовном судопроизводстве:


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Форум | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Новости МАСП

 

RSS импорт: www.rss-script.ru

 

Ляхов Ю.А., Луценко О.А., Чупилкин Ю.Б.
Следственный эксперимент в уголовном судопроизводстве:
Учебное пособие. Ростов н/Д.:Изд-во СКАГС. 2006. 88 с.


К оглавлению

11. Оценка результатов следственного эксперимента

Результаты следственного эксперимента могут быть самыми различными.

1. Положительный результат свидетельствует о том, что проверяемый факт мог иметь место в действительности.

2. Отрицательный результат указывает на то, что данного факта не было и не могло быть.

Результаты следственного эксперимента подвергаются критической оценке, и прежде всего оценке самим следователем. При этом необходимо иметь в виду некоторые особенности доказательств, получаемых путем этого следственного действия. Практически всегда, наряду с оценкой фактов, установленных экспериментом, и их отношения к расследуемому делу, подлежат оценке и условия, в которых эксперимент производился.

Проведение эксперимента в условиях, максимально приближенных к условиям, в которых происходило проверяемое событие в действительности, есть гарантия достоверности его результатов. Необходимо стремиться к максимальному приближению условий следственного эксперимента к подлинной обстановке. Для этого следует проводить следственный эксперимент при тех же погодных условиях (климатических условиях), в то же время суток, на том же месте, при идентичном освещении, с использованием подлинных или сходных предметов. Проведение следственного эксперимента в условиях, существенно отличающихся от условий подлинного события, рассматривается судебной практикой как нарушение уголовно-процессуального закона и влечет за собой признание его результатов недопустимыми.1

Так, в определении от 09.10.2003г. по делу П. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что следственный эксперимент для проверки возможности свидетеля слышать разговор двух лиц необходимо было провести с воспроизведением подлинной обстановки. Свидетель слышал разговор на вечеринке, звучала музыка, было шумно. Поскольку подобная обстановка не была воспроизведена, следственный эксперимент осуществлен с нарушением процессуальных норм.2

Остановимся теперь на вопросе оценки доказательственного значения фактов, установленных экспериментом, и их связи с расследуемым делом.

Результаты эксперимента по отношению к поставленному вопросу - могло или не могло произойти какое-либо событие, явление или действие в определенных условиях и при определенных обстоятельствах - могут быть положительными (событие могло произойти) или отрицательными (событие не могло произойти).

Отрицательный результат следственного эксперимента, как правило, позволяет сделать категорический вывод о невозможности какого-либо события, явления или действия.

Это в равной степени относится как к экспериментам, имеющим целью проверить показания обвиняемого или свидетеля, так и к экспериментам, проводимым для проверки версий, выдвинутых следователем.

Эксперименты, проверяющие субъективные возможности конкретных лиц, имеет смысл проводить, когда лицо, возможности которого подлежат проверке, изъявляет согласие и желание их продемонстрировать во время эксперимента. Следователь должен быть уверен в заинтересованности лица в получении достоверных результатов.

Тем не менее, всегда нужно относиться критически к итоговым результатам. Для более полного освещения вопроса оценки отрицательных результатов следственного эксперимента следует рассмотреть и весьма редкие случаи, когда обвиняемый хочет показать следователю свои физические возможности, но это ему не удается. Рассмотрим случай из практики, когда следователь, проверяя субъективные возможности обвиняемого, произвел следственный эксперимент, отрицательные результаты которого не были достоверными.

На дороге, ведущей к рабочему поселку, был обнаружен труп женщины с ножевой раной в области грудной клетки. Левая сторона головы была размозжена, рядом с трупом лежал большой камень со следами крови и мозгового вещества. Сразу же после обнаружения трупа по подозрению в убийстве задержали И. Поводом для этого послужило показание свидетеля, сообщившего, что видел И., бежавшего с места преступления с ножом в руке. И. признался в убийстве и показал, что сначала он ударил свою жертву ножом в грудь, а когда она упала, то поднял валявшийся на дороге камень и обрушил его ей на голову. Затем этот камень был отброшен им в сторону. Судебно-медицинская экспертиза определила, что повреждения, обнаруженные на голове трупа, могли быть образованы от удара тяжелым предметом.

После допроса И. у следователя, производившего осмотр места происшествия и видевшего камень, появилось сомнение, мог ли обвиняемый поднять его. В связи с этим следователь решил произвести эксперимент.

В процессе эксперимента И., несмотря на все усилия, не смог поднять камень. Не смогли этого сделать и другие участники эксперимента.

Таким образом, следственным экспериментом как бы доказывалась невозможность того, что камень был поднят и отброшен обвиняемым. Между тем этот вывод противоречил всем материалам дела. И. сам подробно рассказал об обстоятельствах совершенного им преступления, его показания объективно подтверждались заключением судебно-медицинского эксперта и показаниями свидетелей. 1

В данном случае следователь совершенно правильно оценил результаты следственного эксперимента как недостоверные и стал искать им объяснения. Он назначил судебно-психиатрическую экспертизу, из заключения которой следовало, что иногда в состоянии сильного душевного волнения человек приобретает дополнительную физическую силу, благодаря которой способен совершить то, чего не может сделать, находясь в нормальном состоянии.

Нередко нужно иметь в виду и психическое состояние лица, показания которого проверяются, в тот момент, когда происходило проверяемое событие. Например, в состоянии испуга человек может развить большую скорость бега или перепрыгнуть широкий ров, высокий забор, чего в ходе эксперимента продемонстрировать не сумеет.

При оценке результатов эксперимента учитывается желание лица производить те или иные действия. Это особенно важно, если проверялись показания человека, заинтересованного в исходе дела: он мог, к примеру, умышленно исказить последовательность, темп опытов, добиваясь получения недостоверных результатов.2

После всесторонней оценки результатов эксперимента следователь определяет доказательственное значение полученных сведений для дальнейшего производства по делу.

12. Отличие следственного эксперимента от проверки показаний на месте

В УПК РСФСР проверка показаний не месте не была предусмотрена, но получила широкое применение в следственной практике и оформлялась в виде осмотра или следственного эксперимента, поэтому представляется важным показать отличие проверки показаний на месте от следственного эксперимента по УПК РФ.

Диспозиция ч.1 ст.194 УПК РФ предусматривает, что в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим и свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием.

Сущность проверки показаний на месте определена в ч.2 ст.194 УПК РФ и заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия.

В литературе под обстановкой принято понимать материальные, производственные и социально-психологические факторы среды, в которой совершается преступление.

Например, обвиняемый на месте убийства, совершенного в квартире, отвечая на вопросы следователя, воспроизводит место расположения мебели, участников драки, предметов, которыми наносились телесные повреждения, порядок нанесения телесных повреждений потерпевшему, порядок сокрытия следов убийства, место и порядок расчленения трупа и другие важные для следствия обстоятельства. Таким образом, с помощью обвиняемого полностью воссоздается картина происшедшего убийства на месте преступления.

Основанием для производства проверки показаний на месте является наличие показаний подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, полученных ранее в ходе допроса, которые нуждаются, по мнению следователя, в проверке и уточнении.

Это следственное действие нацелено на получение дополнительной информации, необходимой для их оценки как соответствующих либо как не соответствующих действительности.

Проверка показаний на месте является самостоятельным следственным действием, результаты которого важны для установления истины по делу. Например, обвиняемый на месте совершения кражи в квартире потерпевшего в присутствии последнего пояснил, где и в каких местах он похищал те или иные предметы. После дачи им своих показаний предложено было потерпевшему пояснить, действительно ли похищенные вещи находились в указанных местах. Потерпевший дал пояснения и уточнения относительно места расположения отдельных предметов, поставив под сомнение показания обвиняемого, которые полностью не соответствовали показаниям потерпевшего. После этого обвиняемый сознался в том, что кражи из этой квартиры он не совершал, а узнал о ней от лиц, с которыми вместе находился в следственном изоляторе, где провел уже более 6 месяцев. Таким образом он надеялся ввести в заблуждение следствие, а в ходе судебного разбирательства отказаться от ряда эпизодов, которые он вынужден был взять на себя якобы под давлением органов предварительного расследования3.

Ч.1 ст.194 УПК РФ предусматривает проведение проверки показаний на месте с целью установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Эта цель носит общий характер и присуща практически всем следственным действиям, поэтому правильным представляется определение цели как выявление достоверности либо недостоверности показаний путем их сопоставления с обстановкой события.4

Таким образом, следственный эксперимент и проверка показаний на месте отличаются по их целям. Цели следственного эксперимента, как уже отмечалось, заключаются в проверке возможности наступления определенных последствий в результате совершения каких-либо действий в той или иной последовательности, наличия у лица определенных навыков и т.д.

Целями проверки показаний на месте являются знания проверяемым лицом расположения данного места, объектов и предметов на нем относительно места преступления (места сокрытия вещественных доказательств и т.п.), возможности воссоздания проверяемым лицом обстановки и обстоятельств происшедшего события, констатация факта, что упомянутые предметы и объекты или следы действительно существуют, и это он ранее был в указанном им месте.

Значительно отличаются от следственного эксперимента и основные задачи проверки показаний на месте, которые заключаются в следующем:

1) обнаружение места события (места происшествия, места сокрытия трупа, орудий преступления и др.) с помощью показаний допрашиваемого лица;

2) установление осведомленности допрашиваемого лица относительно обстоятельств расследуемого преступления путем его ориентации на месте события, воссоздания им обстановки и обстоятельств события.

Психологическая сущность проверки показаний на месте определяется тем, что в ней в отличие от следственного эксперимента для получения информации используются 3 познавательных процесса: расспрос, наблюдение, сопоставление.

В основе проверки показаний на месте лежит процесс узнавания.

Повторение показаний на месте расследуемого события благодаря оживлению ассоциативных связей активизирует образную память, а демонстрация лицом своих действий стимулирует его моторно-двигательную память.

К психологическим особенностям проверки показаний на месте относятся также:

а) способность лица к восприятию и запоминанию обстановки, в которой происходит то или иное событие;

б) пространственная ориентация при воспроизведении обстановки;

в) психологическое воздействие повторного присутствия на месте расследуемого события на лицо, дающее показания с целью их проверки.

Некоторые авторы полагают, что одним из отличий следственного эксперимента от проверки показаний на месте является то, что в последнем случае не проводится реконструкция самого места и каких-либо объектов.5

По мнению других ученых, производство реконструкции допускается при проверке показаний на месте.6

На наш взгляд, все зависит от того, что понимать под реконструкцией в каждом конкретном случае. Если реконструкция осуществляется в ходе проверки лицом, чьи показания проверяются, то это можно рассматривать как большой плюс этому следственному действию. Если же под реконструкцией понимается деятельность следователя, которая сопряжена с воспроизведением экспериментальных действий, то в этом случае правильно будет говорить о производстве уже следственного эксперимента.

Обязательным условием проверки показаний на месте является то, что основным участником является лицо, чьи показания проверяются. Невозможна замена этого участника кем-либо другим, так как тогда теряется смысл производства данного следственного действия.

Отличие проверки показаний на месте от следственного эксперимента состоит и в том, что производство проверки показаний на месте возможно без учета погодных условий, состояния освещенности, если эти условия не препятствуют лицу, чьи показания проверяются, ориентироваться в определенной обстановке.

Законодательством при проверке показаний на месте запрещается проверка показаний нескольких лиц одновременно (ч.3 ст.194 УПК РФ). При производстве следственного эксперимента данный запрет не предусмотрен, хотя и предполагается.

Имеется отличие и в тактике производства следственного действия. При проверке показаний на месте рекомендуется создать такие условия, чтобы лицо, чьи показания проверяются, двигалось самостоятельно, без всякого принуждения впереди группы, свободно рассказывало и поясняло обстоятельства определенного события, отвечало на вопросы следователя, а за ним двигались все остальные участники этого следственного действия.

Основное отличие проверки показаний на месте от следственного эксперимента заключается в том, что в ходе проверки не производятся экспериментальные (опытные) действия.

Однако, как справедливо отмечается в юридической литературе, в ходе проверки показаний на месте возможны простейшие опытные действия, когда не возникает сомнений в возможности их исполнения конкретным лицом. Например, если лицо, чьи показания проверяются, рассказывает, что по пути к месту происшествия преодолело ограждение, то следователь может предложить ему показать, как он это сделал. Эти действия носят сопутствующий, вспомогательный характер, необходимый для решения основной задачи.1

Следует отметить, что наиболее распространенным нарушением производства проверки показаний на месте является формальный подход практических работников к проведению этого действия, который заключается в том, чтобы закрепить повторно на месте проверки, в присутствии понятых признание вины обвиняемым. Проведение подобным образом проверки показаний на месте не соответствует ее законодательным целям и не может быть рассмотрено в качестве нового, самостоятельного доказательства.

Различия между проверкой показаний на месте и следственным экспериментом видны при процессуальном оформлении этих следственных действий. В описательной части протокола проверки показаний на месте обязательно отражаются: факт прибытия на место проверки участников этого следственного действия; показания допрошенного лица по существу заданных вопросов следователем; перемещение допрашиваемого лица от одной точки к другой; как он ориентировался на местности; как он вел себя в окружающей обстановке; сопоставление его показаний с местом расположения тех или иных объектов на местности.

С.А. Шейфер справедливо выделяет следующий прием фиксации: каждый фрагмент следственного действия должен фиксироваться в двух аспектах: а) сначала от первого лица излагаются показания лица, относящиеся к указанному им участку или детали местности «опорной точки»; б) затем фиксируется факт указания на эту деталь и сама она описывается так же, как это делается при осмотре.7

В описательной части протокола следственного эксперимента описываются прежде всего обстановка, соответствующие условия, в которых проходит следственный эксперимент, месторасположение его участников, характер, последовательность, количество опытных действий, их результаты. Описание происходит от третьего лица. Более подробно требования к протоколу следственного эксперимента рассмотрены в разделе 10.

13. Отличие следственного эксперимента от оперативного эксперимента

В п.14 ст.6 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» предусматривается такое оперативно - розыскное мероприятие, как оперативный эксперимент. Несмотря на то, что оперативные или сыскные эксперименты применяются довольно давно и получили широкое распространение на практике, отечественное законодательство не содержит указаний о том, что следует понимать под оперативным экспериментом.

Вместе с тем, ученые и практики делают попытки теоретического осмысления данной оперативно-розыскной меры, предлагая свои формулировки ее сути и способы осуществления.

В комментарии к ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» говорится: «Оперативный эксперимент (сыскной эксперимент) заключается в активном наблюдении представителями оперативно-розыскного органа за поведением изучаемого лица в управляемых или контролируемых условиях или в проведении иных опытных действий, непосредственно не связанных с поведением лица, для получения оперативно значимой информации, которые проверяют и уточняют имеющиеся сведения о вероятной подготовке или совершении тяжкого или особо тяжкого преступления».8

В соответствии со ст. 8 Закона об ОРД проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжких преступлений, а также при выявлении и установлении лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

В юридической литературе по поводу содержания и назначения этого важнейшего мероприятия высказаны разные мнения.

По мнению одних ученых, оперативный эксперимент предполагает создание или воспроизведение условий для проведения преступных намерений лиц, обоснованно подозреваемых в принадлежности к организованной группе, банде, преступной организации или сообществу, а также для обнаружения возможных объектов их преступных посягательств в целях своевременного выявления, предупреждения, пресечения, раскрытия преступлений либо снижения их общественной опасности и возможного вреда.9

По мнению А.А. Чувилева, оперативный эксперимент вряд ли может включать в себя создание условий для совершения преступных действий или, иными словами, провоцировать преступления,10 т.е. создание условий для совершения преступных действий ученый приравнивает к провокации. Полностью согласиться с таким пониманием, на наш взгляд, нельзя.

Провокация в уголовно-правовом аспекте понимается как подстрекательство к совершению преступления. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом (ч.4 ст.33 УК РФ).

В литературе под провокацией понимается умышленная односторонняя деятельность виновного, направленная на моделирование такого поведения другого лица, которое имело бы все внешние признаки преступления с целью дискредитации, шантажа либо создания искусственных доказательств обвинения, если при этом деяние провоцируемого фактически не обладает признаками виновности.11

Представляется, что понятие «создание условий для совершения преступных действий» значительно шире понятия «провокация», хотя и может являться составной частью последнего.

При определении оперативного эксперимента для исключения намека на провокацию считаем, что понятие «создание условий для совершения преступных действий» необходимо заменить на понятие «создание или воспроизведение обстановки, в которой могут проявиться преступные намерения лица».

Предлагаем под оперативным экспериментом понимать способ получения информации оперативным работником посредством проведения необходимых опытных действий, создания или воспроизведения обстановки, в результате чего могут быть осуществлены преступные намерения лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление.

По существу, как справедливо считают многие ученые, оперативный эксперимент всегда составлял суть ОРД отечественных правоохранительных органов и назывался термином «оперативная комбинация».

При оперативном эксперименте негласно создается или воспроизводится определенная обстановка, в которой заподозренное или неизвестное лицо должно проявить определенные действия, направленные на совершение преступного деяния, которые должны быть по возможности зафиксированы и пресечены субъектами оперативного эксперимента.

Обратимся к примеру из богатой практики знаменитого русского сыщика, начальника Санкт-Петербургской полиции середины-конца XIX в. Ивана Дмитриевича Путилина, который, используя еще в те далекие времена данное оперативное мероприятие, называл его «простейшим способом накрытия» (имеется в виду «задержания»)12.

Итак, в 1858 г. Иван Путилин, будучи в то время 27-летним «грозой всех воров и разбойников» сам подвергся разбойному нападению, возвращаясь ночью в город в запряженном лошадью кабриолете. Позднее информация о «тяжких побоях, ограблениях и убийствах» граждан на лошадиных повозках в том самом Парголовском районе пригорода Петербурга начала поступать в полицию. Показания выживших потерпевших убедили Путилина в том, что данные преступления можно объединить. Несомненно «орудовала шайка разбойников», организованная группа, как принято сейчас называть. Для задержания разбойников было решено подготовить лошадь, запряженную в телегу с «сильно скрипучими колесами». В телегу положили два пустых бочонка из-под молока, несколько рогож и связку веревок. В путешествие по «душегубным местам» Путилин выбрал с собой унтер-офицера Смирнова, «детину 12-вершкового роста», и отличавшегося необычайной силой городового Курленко. Чтобы не отпугнуть грабителей и для правдоподобия, коренастому крепышу Курленко было поручено «надеть кофту и юбку жены, голову повязать теплым платком» и идти рядом с телегой, изображая беззащитную «толстую румяную бабу». В темноте ночи, как только путешественники миновали «второе Парголово и въехали в сосновую рощу», на них было совершено нападение. В результате трое из четырех нападавших были задержаны, связаны и препровождены в полицейский участок.

В настоящее время наглядным примером оперативного эксперимента также может являться деятельность оперативных работников, направленная на установление и задержание с поличным лиц женского пола, совершавших преступления по завладению чужим имуществом путем приведения потерпевших в бессознательное состояние посредством применения клофелина в сочетании со спиртными напитками. Так, оперативные работники под видом клиентов познакомились с заподозренными лицами в баре и якобы для продолжения застолья пригласили их в гостиничный номер, который предварительно был оборудован техническими средствами видеонаблюдения и видеозаписи, где продолжили имитировать распитие спиртных напитков со своими гостьями. В определенное время под благовидным предлогом оба «клиента» удалились на некоторое время. Воспользовавшись отсутствием хозяев, гостьи в бокалы со спиртным добавили химическое вещество, которое затем спрятали в свои сумочки. Этот факт был зафиксирован на видеопленку. Женщины были задержаны.

Таким образом, оперативными работниками в ходе оперативного эксперимента были созданы условия и реальная обстановка для того, чтобы заподозренные в совершении преступления лица имели возможность совершить преступное деяние.

Субъектами оперативного эксперимента, как правило, являются сотрудники органов, осуществляющих ОРД, а также лица, содействующие проведению этой деятельности. В оперативном эксперименте могут принимать участие и специалисты (лица осуществляющие видеозапись, переводчики и т.д.).

Оперативный эксперимент проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД, только в целях выявления, пресечения и раскрытия тяжких преступлений, перечень которых определен в ст. 15 УК РФ. Существенной отличительной чертой данного мероприятия является то, что оперативный эксперимент, как и большинство оперативно-розыскных мероприятий, может быть произведен и до возбуждения уголовного дела. Отметим также, что целью оперативного эксперимента является получение информации в условиях, максимально приближенных к тем, в которых было совершено интересующее оперативного сотрудника событие.

В юридической литературе высказано мнение, что целью оперативного эксперимента является получение данных об исключительных свойствах личности. Так, В.М. Мешков и В.Л. Попов считают, что при расследовании деятельности организованной преступной группы только в ходе оперативного ( а затем следственного) эксперимента можно выявить и впоследствии доказать факт создания группы и руководства ею конкретным субъектом, поскольку остальные члены группы преступного сообщества не располагают такими личными качествами, позволяющими выполнить все действия, например по анализу хозяйственной деятельности предприятий определенной отрасли в данном регионе, по организации производства вновь созданного на криминальные средства предприятия, начиная с закупки сырья и заканчивая «отмыванием» доходов и т.п.13

Оперативный эксперимент, может проводиться для установления лиц, совершивших преступление, которые неизвестны оперативным сотрудникам, а также в отношении лиц, заподозренных в совершении преступления, например в случаях, когда имеется оперативная информация или заявление, что данные лица готовятся к совершению преступления или в определенных условиях могут совершить преступное деяние.

Представляется, что оперативным экспериментом также будет называться воссоздание обстановки в целях возможного осуществления преступного действия и интересующих следствие фактических данных и обстоятельств.

Поясним на примере. В упомянутой книге бывшего начальника Санкт-Петербургской сыскной полиции И.Д.Путилина рассказывается о расследовании «загадочного и интересного» дела, названного автором «На струнке благотворительности»14. Суть преступления заключалась в том, что мошенник, используя доверчивость граждан, завладел крупной суммой денег. В процессе раскрытия данной аферы Путилину необходимо было выяснить местонахождение похищенного. С этой целью было решено устроить побег соучастницы преступления из полицейского участка и «последить, что она будет делать на свободе». Был ослаблен «надзор за камерой», «выбраны городовые с приказанием притвориться пьяными, засыпать будто бы у дверей, не запирая их и т.д.» Вскоре представляющийся пьяным городовой втолкнул в камеру «опытную агентшу» с заданием склонить подозреваемую к побегу и впоследствии проследить за ней. В результате были найдены спрятанные в одной из могил на городском кладбище деньги (вещественные доказательства), а соучастница была задержана с поличным.

Если оперативное мероприятие проводится в целях раскрытия совершенных преступлений, то в качестве участников оперативного эксперимента (потенциальных потерпевших, «приманки»), как правило, выступают наиболее подготовленные и подходящие для этого оперативные работники или сотрудники правоохранительных органов.

Например, в целях раскрытия ряда разбойных нападений на водителей, перегоняющих автомобили из-за границы, оперативные сотрудники под видом «перегонщиков» осуществляют перегон автомобилей, предварительно распространяя информацию о том, что остановка и ночлег запланированы в определенном месте.

В целях раскрытия сексуальных убийств, совершенных в отношении девушек в возрасте 18-25 лет, одетых в короткие юбки и черные колготки, в местах, наиболее вероятных для нападения, в подобной одежде под наружным наблюдением прогуливаются сотрудницы ОВД. Общеизвестно, что когда проводились мероприятия под названием «Лесополоса» по установлению и розыску не известного в тот момент следствию Чикатило, многие сотрудницы, переодевшись «обыкновенными» девушками, появлялись в определенных местах, таких как вокзалы, электрички, остановки пригородного транспорта.15

В тех случаях, когда лицо, в отношении которого может быть совершено преступление, - потерпевший, знаком с лицами, заподозренными в совершении преступления, самому потерпевшему предлагается принять участие в оперативном эксперименте. При этом подробно излагается порядок производства эксперимента, как потерпевший должен себя вести, описываются возможные варианты исхода, меры по его безопасности.

Следует отметить, что оперативный эксперимент сопряжен иногда с риском для жизни и здоровья его участников, поскольку мероприятие проводится в реальной для разрабатываемых субъектов обстановке и в идеальных условиях для совершения ими преступного замысла.

Подобные ситуации, конечно, необходимо предвидеть и принять все меры для их предупреждения, но не всегда это возможно.

Результаты оперативного эксперимента оформляются рапортом оперативного работника или актом о проведении оперативного эксперимента. К рапорту (акту) прилагаются необходимые документы и материалы (аудио-, видеозаписи), на которых зафиксированы ход и результаты оперативного эксперимента.

Результаты оперативного эксперимента могут способствовать:

1) проверке оперативных версий;

2) проверке и уточнению имеющихся данных о причастности конкретного лица к тому или иному событию;

3) осуществлению задержания «с поличным» лица, совершившего преступление, непосредственно во время преступного деяния или при подготовке к совершению преступления;

4) подготовке и осуществлению следственных действий.

Результаты оперативного эксперимента, оформленные рапортом об обнаружении признаков преступления и приложенными к нему необходимыми документами и материалами, могут также служить поводом и быть положены в основание для возбуждения уголовного дела и использоваться в качестве доказательств по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства (ст. 89 УПК РФ).

Таким образом, можно выделить отличия оперативного эксперимента от следственного эксперимента. Оперативный эксперимент предусмотрен в законе об ОРД, проводится он сотрудниками оперативно-розыскных служб. Его результаты могут использоваться при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, а также на стадии предварительного расследования для получения оперативно значимой информации и расширения доказательственной базы следствия.

Литература

Монографии, учебные пособия, руководства

  1. Баев О.Я. Тактика следственных действий. 2-е изд. Воронеж, 1995. Гл.6.
  2. Белкин Р.С. Теория и практика следственного эксперимента. М., 1999.
  3. Белкин Р.С., Белкин А.Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. М., 1997.
  4. Глазырин Ф.В., Кругликов А.П. Следственный эксперимент. Волгоград, 2001.
  5. Гуковская Н.И. Следственный эксперимент. М., 1958.
  6. Жукова Н.И., Жуков А.Н. Производство следственного эксперимента. Саратов, 1989.
  7. Следственный эксперимент // Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова и В.А. Снеткова. М., 1998.

Авторефераты

  1. Ароцкер Л.Е. Следственный эксперимент в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1951.
  2. Белкин Р.С. Экспериментальный метод исследования в советском уголовном процессе и криминалистике: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1961.
  3. Гуковская Н.И. Теория и практика проведения следственного эксперимента на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1958.
  4. Жукова Н.И. Вопросы теории и практики следственного эксперимента: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Cвердловск, 1984.
  5. Прерад В. Следственный эксперимент (по материалам органов расследования ЧССР): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1969.
  6. Ярамышьян Ш.Ш. Следственный эксперимент при расследовании автотранспортных происшествий: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1982.

Учебное издание

Ляхов Юрий Алексеевич

Луценко Олег Анатольевич

Чупилкин Юрий Борисович

Следственный эксперимент в уголовном судопроизводстве

Сноски и примечания

1 См., например: Бюллетень ВС РСФСР. 1986. №7. С.3.

2 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. №7. С.14,15.

1 Гуковская Н.И. Следственный эксперимент. С. 47.

2 Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учеб. пособие для вузов МВД СССР.

3 Уголовное дело №5007392. Архив городского суда г. Азова Ростовской области за 2005 год.

4 См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок и доказательственное значение. М., 2004. С.129.

5 Криминалистика. Т.2. Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений / Под. ред. А.Г. Филиппова, А.А. Кузнецова. Омск. 1993. С.254; Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учеб. пособие для вузов МВД СССР. С.222; Криминалистика: Учебник для вузов МВД России. Т.2. Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений / Редкол.: Б.П. Смагоринский (отв.ред.), А.Ф. Волынский, А.А. Закатов, А.Г. Филиппов. Волгоград, 1994. С.190.

6 Лузгин И.М. Реконструкция в расследовании преступлений: Учеб. пособие. Волгоград, 1982. С.44; Власенко Н.В., Степанов В.В. Сущность и тактика проверки показаний на месте. М., 2004. С.65.

1 Власенко Н.В., Степанов В.В. Сущность и тактика проверки показаний на месте. М., 2004. С. 22.

7 См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок и доказательственное значение. С. 136-137.

8 Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». С постатейным приложением нормативных актов и документов/ Авт.-сост. А.Ю. Шумилов. 3-е изд., испр. и доп. М., 2001.

9 Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.Л. Яблокова. М., 1996. С.337-338.

10 Чувилев А.А. Оперативно-розыскное право. М.,1999. С. 48.

11 См.: Радачинский С.Н. Уголовная ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа. М., 2003. С.14.

12 Преступления, раскрытые начальником С.-Петербургской полиции И.Д.Путилиным. СПб., 1908. С. 146-170.

13 Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия: Учебно-практич. пособие. М., 1999. С.43.

14 Преступления, раскрытые начальником С.-Петербургской полиции И.Д.Путилиным. С. 236-254.

15 См. Лурье Р. Охота на дьявола. М., 1996; фильм «По следу сатаны» из цикла «Криминальная Россия».

 

 



Международная ассоциация содействия правосудию

 




Rambler's Top100