Виды состязательного процесса и степени социальной свободы. Типология уголовного судопроизводства / Смирнов А.В.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Смирнов А.В. Типология уголовного судопроизводства
Дисс. .... докт. юрид. наук. М., 2001.

К оглавлению

Глава 2. Виды состязательного процесса и их социально-политические основания 

§1. Виды состязательного процесса и степени социальной свободы

Сравнительно-исторический анализ показывает, что состязательные начала могут проявлять себя в процессе по-разному — в зависимости от внутренних условий и духовного уровня того или иного общества. Если общей предпосылкой, способствующей появлению процесса состязательного типа, является наличие определенной социальной свободы и автономии индивидов в обществе, то специальными условиями, порождающими различные виды (генетические идеальные типы) состязательного процесса, служат степени этой свободы. Причем, говоря о свободе, нельзя не учитывать субъективной стороны данного понятия, ибо свобода есть не просто объективная автономность субъекта, но и осознание им своей автономности как самостоятельности., которая предполагает понимание в том аспекте, который имел в виду М. Вебер, говоря о субъективном смысле поведения и ориентации действующего лица на другого индивида или окружающих его индивидов. То, что Гегель называл «субстанциальной свободой», будучи первой, «природно-чувственной» ступенью духовного развития индивида, в области судопроизводства создает предпосылки для низшей разновидности состязательности — обвинительного процесса. Эта степень свободы индивида характеризуется тем, что уже есть субъект, индивид, осознающий себя как нечто отдельное от «чисто природных образований», но для которого религиозные предписания и законы являются чем-то «в себе» и «для себя», не имеющим отношения к внутреннему миру индивида, его совести. Такие законы вовсе не нуждаются в том, чтобы соответствовать собственной воле субъектов. Дух индивида повинуется здесь не столько внутреннему убеждению, сколько обязанностям члена «священной общины». Истина здесь не важна – ее заменяют символические формы, все то, что (по К.Г. Юнгу) в конечном итоге восходит к идее палладиума, то есть охраняющего божества. Подобное состояние субъективности характерно для обществ, где разделенность духовного начала и начала природно-чувственного еще нечетка и несовершенна.

«Свободная субъективность», обладающая сознанием своей самостоятельности, самоопределением в морали, иначе говоря «свобода духа», есть необходимая предпосылка для появления искового судопроизводства, основанного на сознательной активности сторон и внутреннем убеждении суда в истинности фактов. Первое, что необходимо для становления «свободной духовности», а значит, и социального развития вообще, это противопоставление индивидом себя природно-чувственному, второе, и главное, — это примирение с природно-чувственным «посредством и на основе этого раздвоения», причем примирение «не только с природой, но и со своей сущностью, со своей истиной». На социальном уровне такое «примирение» с реальностью «требует разумного устроения государства, создания основанных на соответствующих природе человека разумных форм социализации». Соответственно, в области устроения судопроизводства речь пойдет о двух модификациях искового процесса — частно- и публично-исковом. В случае частно-искового процесса уровень социализации относительно невысок. Индивид уже примирился с противостоящим ему «природно-чувственным», что выражается в «осознании реальности» (для судопроизводства — это признание в нем роли позитивного познания фактов и внутреннего убеждения), однако еще не готов вполне вверить себя социуму, государству, то есть «примириться» со своей же собственной «сущностью и истиной». У него впереди «тяжкая недобровольная работа, направленная против самого себя», результатом которой явится более высокая степень «примирения», или социализации. Последняя, в частности, будет выражаться в переходе к публичным видам состязательного процесса, целью которых с социологической точки зрения является нормативное действие – приспособление индивидом своего поведения к социальным нормам и выражение собственной индивидуальности, взамен индивидуализма.

Гегелевский переход от “субстанциальной свободы” к “свободной субъективности,” избранный нами в качестве эволюционной основы типологии судебных форм, не может быть истолкован только как сугубо когнитивный акт. Да, он имеет отношение к саморазвитию человеческого духа, но это саморазвитие феноменологически нацелено на реальность. Хотя социальная эволюция, как считает известный социолог Ю. Хабермас, повторяет стадии развития мышления и состоит, прежде всего, в развитии когнитивных способностей человека, это все же и эволюция социального коммуникативного действия. “Жизненный мир,” понимаемый Хабермасом феноменологически, как сосредоточенный в культуре запас знаний и опыта, является источником движения и частично отчуждает себя во внешний мир (социальную систему), приводя к изменениям социальной действительности. Граница между социальной системой и “жизненным миром” подвижна и проницаема, подчиняясь диалектическому процессу “отчуждения–снятия.” Четыре стадии когнитивного и морального развития индивида, предложенные французским психологом Ж. Пиаже и развитые Ю. Хабермасом применительно к процессу социальной эволюции, почти в точности совпадают с названными этапами “эволюции свободы,” которые, в частности, объясняют и трансформацию состязательного судопроизводства. Так, симбиотическая стадия (”мифопоэтическая” по Хабермасу) характеризуется тем, что индивид еще не вычленяет себя как материального субъекта из предметного окружения. Это соответствует этапу “природно-чувственной субстанциальной свободы,” порождающей в социально-правовой действительности обвинительное судопроизводство. На эгоцентрической стадии индивид дифференцирует себя от внешнего окружения, но еще не делает различия между физической и социальной реальностью (аналог ”примирения” индивида с физической природой и частно-исковой фазы состязательности). Цель действий индивида здесь личностна (эгоистична), поэтому вся координация его усилий включает лишь расчет использования других лиц (другой стороны в нашем случае) насильственными или ненасильственными средствами. Социоцентрическая стадия позволяет индивиду “примириться” и со своей социальной природой, отделив субъективные импульсы от объективного восприятия и социальных обязательств (в эволюции судопроизводства соответствует этапу публично-искового процесса). Координация действий в процессе зависит здесь от согласия относительно норм (внутреннего принятия индивидом более справедливых “правил игры,” учитывающих интересы обеих сторон, а также общества, представляемого органами государства). Универсалистская стадия (современная у Хабермаса) позволяет индивиду рефлексировать по поводу предшествующего опыта и оценивать существующее положение в свете гипотетических альтернатив. Применительно к ней можно говорить о разумном коллективном формировании воли посредством общественного дискурса, что в нашем понимании приводит, как будет показано в дальнейшем, к возникновению новой, современной формы публичного состязательного судопроизводства (дискурсивная состязательность). При этом каждая стадия более рациональна, чем предыдущая, давая больше средств для решения социальных проблем. При этом Ю. Хабермас считает, что подобная модель эволюции не является лишь абстрактной схемой, а объясняет, почему современные общества порой неспособны разрешить своих экономических и административных проблем. При обсуждении вопроса о рациональности тех или иных этапов развития социальных институтов, и в частности юстиции, нельзя не принять во внимание и тезис авторитетного американского социолога Т. Парсонса о том, что преимущество и более высокое место в системной иерархии всегда имеет та система, которая обладает большим информационным потенциалом и потребляет наименьшее количество энергии. Наиболее высокое место занимают по Парсонсу системы культуры, низшее – биологические системы. Информационный потенциал практически равен нулю у сакрального (”мифопоэтического”) обвинительного процесса, который к тому же часто оказывается и наиболее расточительным в энергетическом плане, сводя судебную процедуру к “низшему” в системной иерархии физическому (биологическому) элементу (применение ордалий, судебных единоборств, где главным качеством становится физическая выносливость и ловкость индивида). Наибольшее количество информации обращается в дискурсивно-состязательном процессе, который к тому же энергетически наиболее рационален за счет актуализации интересов всех участников процесса. Между этими крайними точками в порядке возрастания системного уровня расположены частно- и публично-исковые виды состязательности. Таким образом, вектор социальной эволюции в сфере судопроизводства направлен в сторону увеличения рациональности, или, иначе говоря, степени духовной и социальной свободы.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz