Конин В.В. Ситуационный подход при осуществлении профессиональной защиты подсудимого. статья. 2004.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


 

Конин В.В. Ситуационный подход при осуществлении профессиональной защиты подсудимого
// Вестник Удмуртского университета. Научный журнал Удмуртского государственного университета. 2004. № 6 (1)

Конин В. В., адвокат, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин КВПИ ФСБ РФ.

Ситуационный подход все более прочно завоевывает свои позиции в самых различных областях юридической науки и практической деятельности, поскольку он позволяет установить связь между различными разделами и учениями науки, с одной стороны, и между рекомендациями науки и практической деятельностью с другой. Анализируя влияние ситуационного подхода на тактику деятельности защитника в ходе судебного следствия, мы можем сделать вывод, что ситуационный подход способствует более успешному решению поставленной перед защитой задачи, а в общем плане может способствовать дальнейшему развитию криминалистической тактики. В статье рассматривается деятельность защитника при осуществлении профессиональной защиты в суде первой инстанции с позиции ситуационного подхода, дается определение судебной ситуации, приводится возможная структура судебной ситуации, проблема принятия тактического решения, в том числе в условиях конфликтной ситуации.

В соответствии с общей теорией принятия решения выбор цели позволяет определить приемы и средства решения тактических задач. Прежде чем принять решение о выборе того или иного тактического приема, на наш взгляд, защитник должен оценить всю собранную по делу информацию с точки зрения ее достоверности и достаточности (в нашем случае речь идет о выборе защитником конкретного тактического приема, определяемого не только объективно сложившейся ситуацией, но и личностными и профессиональными качествами лица). Рассмотрение уголовного дела в судебном заседании осуществляется в конкретных условиях времени, места, взаимосвязях с другими участниками процесса. Данная система взаимодействия образует конкретную в каждом случае обстановку, в которой действует защитник вместе с подзащитным, а также другие участники процесса - суд, сторона обвинения, и сторона защиты. В этой, конкретной обстановке протекает конкретный акт судебного разбирательства. Это обуславливает ситуационный характер действий защитника в судебном разбирательстве.

До настоящего времени необходимость оценки ситуации при принятии решения разрабатывались в криминалистике в основном к действиям следователя. Как представляется, это достаточно разработанная применительно к предварительному следствию проблема. В то же время необходимо подчеркнуть, что особенности исследования доказательств в судебном заседании по сравнению с предварительным следствием настолько существенны, что прямо применять в судебном следствии тактические приемы и рекомендации, разработанные для предварительного следствия, в основном невозможно. Например, на этапе предварительного следствия, при дефиците у защитника исходной информации о том, какими доказательствами располагает следствие, построению мысленной модели способствуют типичные версии, в которых недостаток информации восполняется данными практики, личным профессиональным и житейским опытом защитника. В судебном заседании защитник выстраивает мысленную модель с учетом своей полной осведомленности о всех материалах уголовного дела и выработанной совместно с подзащитным позиции защиты. При этом, как нам представляется, защитник должен выстроить мысленную модель позиции, занятой государственным обвинителем, и уже на основе анализа выстроенной модели принимать то или иное тактическое решение. Т.С. Волчецкая называет это методом целевой имитации - "вхождение" в образ другого человека, группы людей (при его использовании следует поставить себя на место другого человека и попытаться посмотреть на ситуацию его глазами)1.

Нашему исследованию, где в центре внимания находится защитник и его деятельность в судебном разбирательстве, направленная на исследование, проверку, критическое осмысление, а в необходимых случаях опровержение собранных предварительным следствием доказательств, либо поиском доказательств, смягчающих вину подсудимого, представляется, что очень верно определение Л.Я. Драпкина, который под следственной ситуацией понимает ее информационную модель или отражение ее в сознании принимающего решение лица. Важно, что в определении Л.Я. Драпкина находит место "тактико-психологические отношения участников (сторон) уголовного судопроизводства", а также организационная структура и внутренняя "упорядоченность процесса расследования"2. Действительно, в судебном следствии полностью отсутствует элемент внезапности, неожиданности, неприменимы тактические приемы, основанные на т.н. "маневрировании информацией", "следственные хитрости" и т.п. В отличие от серьезно ограниченной гласности предварительного следствия, судебное разбирательство происходит открыто, публично. Доказательства судом исследуются непосредственно. Развивая теорию следственной ситуации на процесс принятия решений защитником, мы подходим к оценке мнений криминалистов о том, входит ли основное действующее лицо, принимающее решение в понятие следственной ситуации или нет. Представляется, что этот вопрос не относится к числу второстепенных, поскольку от его решения будет зависеть насколько это лицо имеет возможность влиять на изменение самой ситуации изнутри, а это положение соответствует нашему пониманию роли защитника в судебном следствии, и в целом деятельности суда. В криминалистике вопрос о включении или не включении лица, принимающего решение в содержание следственной ситуации до сих пор дискуссионен. Мы склонны к принятию позиции криминалистов, рассматривающих лицо, принимающее решение как компонент следственной ситуации3. Исходя из этого, считаем также правильным мнение о включении в содержание следственной ситуации всех возможных участников - эксперта, а также иных участников процесса - защитника, подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего4.

Как нам представляется и подтверждается анализом судебной практики, ситуационный подход является наиболее перспективным при изучении судебной деятельности5. Многообразие судебных ситуаций и приемов их исследования позволяет сделать вывод об отсутствии единственного решения проблемы классификации судебных ситуаций. Криминалистика возникла как наука о методах раскрытия и расследования преступлений, и изначально сферой применения ее рекомендаций была исключительно область предварительного расследования. Однако дальнейшее развитие криминалистической науки и судебной практики показало, что ее рекомендации с успехом могут применяться и в процессе судебного следствия6. Ю. Кореневский пишет: "Криминалистика со времен ее основателя - Г. Гросса развивалась как наука для предварительного следствия. Но уже давно назрел вопрос о применении разрабатываемых ею рекомендаций, приемов и средств для исследования доказательств в судебном разбирательстве"7. Автор большого количества трудов по криминалистике Р.С. Белкин среди современных тенденций развития этой науки называет "разработку тактики судебного следствия, поскольку рекомендации криминалистики могут быть с успехом использованы судом для исследования и оценки имеющихся и собирания новых доказательств"8.

Одним из первых судебное следствие с позиций ситуационного подхода исследовал В.К. Гавло. Он предложил следующее определение судебной ситуации: "Под судебной ситуацией следует понимать складывающуюся в ходе судебного следствия обстановку, характеризующуюся наличием у суда установленных на предварительном следствии и в суде доказательств события преступления и лица, его совершившего, условиями и обстоятельствами, в которых эти доказательства исследуются и добываются новые, характеризующие состояние и перспективу судебного следствия в целях установления истины по делу"9. Как нам представляется, в содержание судебной ситуации необходимо включить защитника, государственного обвинителя, подсудимого, потерпевшего, свидетеля, эксперта. Анализируя влияние ситуационного подхода на тактику деятельности защитника в ходе судебного следствия, мы можем сделать вывод, что ситуационный подход способствует более успешному решению поставленной перед защитой задачи, а в общем плане может способствовать дальнейшему развитию криминалистической тактики. Более того, нам следует отметить плодотворность применения в нашей работе и метода ситуационного моделирования, смысл которого заключается в исследовании моделей различных судебных ситуаций, в том числе анализ построения этих моделей и проведение с ними различных мысленных экспериментов; прогнозирование направления возможного развития судебной ситуации, "проигрывание" на ней предполагаемых решений по ее управлению с целью выбора оптимального варианта решения10.

Учет особенностей судебной ситуации проявляется в криминалистике, как мы полагаем, с учетом следующих моментов, влияющих на его эффективность:

- объем информации, собранной предварительным следствием;

- объем информации, собранной защитником;

- психологические и иные индивидуальные особенности лиц, принимающих участие в построении конкретной модели судебной ситуации;

- взаимоотношения лиц, с действиями и интересами которых связано применение тактического приема и построение конкретной модели судебной ситуации (для нашего случая это суд, государственный обвинитель, потерпевший, свидетель, эксперт).

В ходе судебного следствия участники судебного заседания воспринимают и отражают в сознании значительно большую по объему информацию, по сравнению с той, которая фиксируется секретарем в протоколе судебного заседания. Т.С. Волчецкая, касаясь данной ситуации, указывает, что в данном случае реальность отображается на двух уровнях: на процессуальном, в виде протокола, и на уровне сознания участников процесса, в виде мысленной информационной модели11. Мы полностью согласны с данным определением. Осмысливая ситуационный подход в деятельности защитника в судебном разбирательстве, необходимо понять, что представляет из себя судебная ситуация. На наш взгляд, судебная ситуация - это строго индивидуальная информационная модель, не имеющая жесткой конструкции и способная к изменениям, отображающая совокупность реально существующих условий и обстоятельств, возникающих в ходе судебного разбирательства в результате деятельности его участников, на основании которых участниками принимается решение о выборе конкретного тактического приема, с целью получения необходимого результата.

Структуру судебной ситуации можно представить следующим образом:

1. Построение возможной модели судебной ситуации и ее анализ.

При этом, защитник должен в обязательном порядке определить "пробелы", т.е. не заполненные информацией структуры элементов судебной ситуации, и их заполнение посредством получения дополнительной информации. При этом необходимо вести учет объективных и субъективных факторов, способных в какой-либо мере повлиять на динамику судебной ситуации.

2. Эксперименты с построенными моделями судебной ситуации, проигрывание возможных решений на модели, оценка полученных результатов и выбор оптимального решения.

При моделировании судебной ситуации следует учитывать ее динамический характер. При этом, как правило, динамический характер судебной ситуации придает деятельность защитника. Государственный обвинитель располагает собранными на предварительном следствии доказательствами, которые подтверждают виновность подсудимого. Защитник, опровергая предъявленное обвинение, представляет суду доказательства, опровергающие обвинение или смягчающие вину подсудимого. Тем самым защитник изменяет ситуацию, выстраивая совершенно новую модель с новыми элементами судебной ситуации. Т.С. Волчецкая, описывая следственную ситуацию, выделяет в ней компоненты информационного, процессуально-тактического, психологического и материально-технического характера12. Судебной ситуации на наш взгляд также присущи данные компоненты, но в несколько измененном виде. Информационный компонент судебной ситуации отражает, какая информация и в каком объеме имеется в начале судебного разбирательства, в какой степени и каким образом будет происходить реконструкция модели судебной ситуации.

- Процессуально-тактический компонент характеризует состояние производства в ходе судебного следствия: какие следственные действия уже проведены, какие необходимо провести, какие тактические приемы были применены защитником и государственным обвинителем, степень эффективности их использования.

- Психологический компонент судебной ситуации объединяет в себе личностные характеристики участников процесса, их психологические особенности, моральные и иные качества, особенности взаимоотношений участников процесса между собой, их отношение к рассматриваемому в суде уголовному делу.

- Материально-технический компонент возникает при появлении новых задач, требующих своего решения и построения новой модели судебной ситуации.

На наш взгляд, с точки зрения защиты существуют следующие виды судебной ситуации:

- проблемная ситуация;

- конфликтная ситуация;

- ситуация тактического риска.

Характер судебной деятельности диктует неприемлемость при принятии тактических решений метода проб и ошибок, метода перебора вариантов. Как мы полагаем, данные методы могут быть использованы в иных типах тактических решений, но не в судебном тактическом решении.

Абсолютно верен вывод Т.С. Волчецкой о том, что логически ситуационное моделирование представляет собой один из способов решения продуктивных мыслительных задач, ведущих к получению нового знания. В самых общих чертах логика моделирования может быть представлена таким образом:

а) постановка проблемы, определение задач моделирования;

б) создание адекватной оригиналу модели с необходимой для исследования степенью формализации;

в) исследование модели, проведение экспериментов;

г) получение нового знания13.

Представляется, что все тактические решения защитника следует отнести к разряду сложных, которые как и тактическое решение следователя при расследовании уголовного дела, государственного обвинителя при поддержании обвинения, включают обязательное решение целого ряда тактических задач:

а) задачи на получение и использование новой информации;

б) задачи на преодоление психологического барьера (эмоциональных препятствий, традиций, шаблонов и т.д.);

в) решаемые путем имитации мыслей и действий участников судебного разбирательства (суда, государственного обвинителя, свидетеля, эксперта, потерпевшего, подсудимого).

Все подобные задачи относятся к числу творческих. Они, по нашему мнению, могут быть решены на основе опыта защитника, а могут носить и чисто поисковый характер, где защитник применяет по ходу разбирательства из арсенала известных ему тактических приемов.

Прогностическая модель, которую выстраивает в своем сознании принимающий тактическое решение защитник, не может носить жесткого характера по той причине, что в деталях предусмотреть ситуацию невозможно, у нее слишком много составляющих, которые сами по себе являются системами динамичными (поведение подзащитного, свидетеля, потерпевшего, государственного обвинителя, суда, эксперта). К тому же прогностическая модель тактического решения должна содержать и оценку вероятности определенных действий и самого защитника и других участников судебного разбирательства.

В криминалистической литературе на сегодняшний день разработаны требования, которые предъявляются к тактическому решению следователя. Представляется, что к тактическому решению защитника могут предъявляться следующие требования:

- законность;

- этичность;

- своевременность;

- обоснованность;

- допустимость.

Полагаем, что нет необходимости подробно рассматривать требования законности и этичности, предъявляемые к тактическому решению защитника, но в то же время полагаем, что на остальных требованиях необходимо остановиться.

Своевременность тактического решения защитника заключается в том, что оно принимается и реализуется именно в тот момент, когда это диктуется обстоятельствами развивающейся судебной ситуации, когда принятие и реализация тактического решения защитника обеспечивает дальнейшее развитие процесса доказывания в рамках занятой по делу позиции.

Несвоевременное принятие тактического решения защитником и его реализация могут привести и, как свидетельствует судебная практика, приводят к отрицательным результатам.

Мы полностью согласны с Р.С. Белкиным в том, что не всякое тактическое решение предполагает обязательно активные действия. Реализация решения может выразиться и в воздержании от действий, когда именно невмешательство в судебно-следственную ситуацию приводит к ее развитию в благоприятном для защиты направлении14.

По мнению Р.С. Белкина, обоснованность тактического решения представляет собой сложное комплексное понятие, состоящее из следующих факторов: фактологическая обоснованность, научная обоснованность, нормативная обоснованность, обоснованность решения интересами взаимодействия15. В условиях судебной ситуации мы видим факторы обоснованности тактического решения в следующем виде:

Первый фактор - фактологическая обоснованность, то есть соответствие решения фактическому положению дел, сложившейся судебно-следственной ситуации, информации об этой ситуации.

Второй фактор - научная обоснованность решения, соответствие его данным криминалистической тактики, психологии и других областей знания, на которых оно должно базироваться. В научной обоснованности сочетаются как данные науки, так и профессиональный опыт и интуиция защитника, его умение выстраивать вероятностные мыслительные информационные модели.

Третий фактор - нормативная обоснованность решения, когда оно направлено на реализацию прямого требования закона и осуществляется во исполнение его нормы.

Четвертый фактор выражается в том, что это обоснование решения интересами взаимодействия с другими защитниками и согласованности действий, в том числе и общественными, а также свидетелями защиты.

Допустимость выражается в том, что тактическое решение не может основываться на доказательствах, полученных с нарушением закона, либо на данных, которые получены в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами, а также, если собирание или закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом.

Стадию принятия решения о проведении следственного действия можно рассматривать как анализ следственной ситуации познавательного типа (проблемной), состоящей в уяснении защитником основных задач поиска16.

Принятие тактического решения защитником в судебном заседании, где ему противостоит суд, который оценивает действия защитника и не всегда расположен к нему положительно, государственный обвинитель, потерпевший - происходит всегда в типично конфликтной ситуации, в которой стороны не только стремятся к противоположным целям, но и при составлении своих планов стараются учитывать действия противостоящей стороны, взаимно создавая трудности и помехи, чтобы обеспечить наиболее выгодную позицию для себя, и расшатать позицию противоположной стороны.

Внешняя сторона конфликта может характеризоваться как реальное соперничество двух сил - государственного обвинения и защиты, противодействие друг другу. Правовой формой конфликта является состязательность судебного разбирательства.

С внутренней стороны это:

- определенная взаимосвязь субъектов судебной ситуации (защиты и государственного обвинения), в процессе судебного разбирательства принимающих, обобщающих и использующих в форме противодействия информацию о тактических планах друг друга17. Г.А. Зорин называет это ситуацией противодействия и приводит систему правил противодействия18. Несмотря на то, что эти правила адресованы следователю, некоторые из них можно рекомендовать к использованию и защитнику в судебном разбирательстве:

1. Настойчивость и активность в достижении цели.

2. Создание трудностей для противника (в виде представления новых доказательств, новых свидетелей, опровергающих предъявленное обвинение).

3. Осложнение обстановки, среды противодействия (данная рекомендация относится к достаточно опытным защитникам, умеющим контролировать процесс судебного разбирательства и имеющими проработанный план в случае необходимости возврата на исходные позиции).

В криминалистике достаточно полно разработана проблема принятия тактического решения, в том числе в условиях конфликтной ситуации19. Как нам представляется, в условиях судебного следствия такое решение проходит несколько этапов:

На 1-ом этапе - собирание информации о судебно-следственной ситуации, среди которой особенно выделяется информация о личности процессуального противника (государственный обвинитель и эксперт - стаж работы и наличие профессионального опыта, свидетель, потерпевший - эмоциональный настрой, индивидуально-психологические особенности, способность правильно воспринимать события и адекватно воспринятому воспроизводить увиденное и услышанное).

На 2-м этапе осуществляется выбор цели тактического решения и выделяется информация, подлежащая передаче процессуальному противнику с помощью тактического воздействия.

И наконец, на 3-м этапе следует принятие решения и определение средств и способов передачи информации противодействующему лицу.

Если прогнозируется негативное изменение судебно-следственной ситуации, тактическое решение должно предусматривать формирование препятствий для подобного изменения ситуации.

Несколько иным должно быть тактическое решение при благоприятном прогнозе ситуации. Если изменение относится к субъективным факторам, влияющим на ситуацию (например, на основе полученной информации прогнозируется, что линия поведения потерпевшего, свидетелей изменится в благоприятную для защиты сторону), тактическое решение защитника должно быть направлено на формирование обстоятельств, стимулирующих подобное поведение потерпевшего, свидетелей.

Принятое защитником тактическое решение о невмешательстве в развитие ситуации, на наш взгляд, не должно заключаться в пассивном ожидании. Такое решение должно содержать в себе меры по контролю за развитием ситуации путем информационного слежения за ней и меры соответствующего воздействия на ситуацию, если она вопреки прогнозу станет изменяться в неблагоприятную сторону.

Проблемам конфликтов и конфликтной следственной ситуации, их предупреждению и разрешению, на монографическом уровне уделил О.Я. Баев, рассматривающий конфликты в деятельности следователя как форму "проявления и разрешения межличностных и внутри личностных диалектических противоречий, которые возникают у следователя в процессе выполнения им функциональных обязанностей…"20. Однако до настоящего времени проблема конфликтов и конфликтной судебной ситуации не получила своего развития. Представляется, что важной особенностью конфликтных ситуаций в судебном разбирательстве является тактическое противодействие защитника и подсудимого государственному обвинителю, занимающего обвинительную позицию. Отсутствие в судебном разбирательстве конфликта между защитником и подсудимым с одной стороны и государственным обвинением с другой, как показывает практика, явление крайне редкое, поскольку основная масса подсудимых считают себя невиновными, либо виновными в меньших размерах. На основе проведенного анализа судебной практики, мы можем утверждать, что любой конфликтной судебной ситуации присущи следующие обязательные признаки:

- столкновение противоположных целей и интересов (задача государственного обвинения - доказать вину подсудимого, задача защитника и подсудимого - доказать невиновность либо меньшую вину по сравнению с предъявленным обвинением);

- противостояние (подсудимый не признает вину);

- противоборство (представление доказательств, опровергающих предъявленное обвинение и критика доказательств обвинения).

Накопленный массив эмпирических данных позволяет прийти к выводу о том, что проблема конфликтов и конфликтных ситуаций в ходе судебного разбирательства имеет свои специфические черты, выделяющие ее из структуры юридической конфликтологии. Зачастую в конфликтных ситуациях в ходе судебного разбирательства невозможно применять разработанные юридической конфликтологией способы разрешения конфликтов путем ухода от них; поиска компромиссов, сближение позиций конфликтующих сторон и т.п. Причина этого очевидна: защитник и подзащитный не могут идти на компромиссы, если считают, что вина подсудимого не доказана, предъявленное обвинение основано на предположениях, которых не могут быть положены в основу обвинения, от кого бы они не исходили; государственный обвинитель не имеет права идти на компромиссы, если на его взгляд предъявленное обвинение подтверждается доказательствами, соответствующим требованиям относимости и допустимости.

В этой ситуации суд должен прежде всего принять меры по устранению причины конфликта, что может быть достигнуто проявлением чувства уважения к позициям сторон, терпимостью к высказываниям в обоснование своей позиции, а также обязательным соблюдением прав и законных интересов обоих сторон конфликта. В процессе сложного диалога, который защитник и подсудимый проводят с оппонирующей стороной, можно столкнуться с проблемой так называемого психологического барьера, препятствующего достижению контакта и дальнейшего взаимодействия с участниками судебного разбирательства. Возникновение такого барьера может быть вызвано разными причинами. В основном, на наш взгляд, это может быть эмоциональное состояние участников процесса:

- государственный обвинитель видит в подсудимом опасного преступника, который должен быть наказан;

- потерпевший видит человека, причинившего ему какие-либо страдания (нравственные, физические);

- свидетели обвинения сопереживают потерпевшему.

Понимание особенностей оппонента как личности и его состояния помогает защитнику преодолеть этот барьер.

Понимание и изучение личности подсудимого как потенциального субъекта ситуации конфликта позволяет суду, а также защитнику и государственному обвинителю выявить возможные мотивы его конфликтного поведения. Воздействуя на конфликтную мотивацию, суд, на наш взгляд, обязан знать, уметь и тактически правильно выдвигать "контрмотивы", направленные на предотвращение возможных конфликтных намерений участников диалога в судебном разбирательстве.

SITUATION APPROACH BY REALIZATION PROFESSIONAL DEFENCE ACUSED.

Situational approach becomes more and more popular in diferent fields of judical science and practice, as it allows to liaison between diferent parts and drills of science and practice on the other hand. Analizing the influence of situational approach on tactics activity of counselor during the trial of the court, we can make conclusion, that situational approach promotes more effective decidian of the task made for the cainsel, and in genekal plan can promote further development of criminal tactics. In the arcitcle we can see activity of the couselor during the professional defendant in the court of the first level from the view of the situational approach, the definition of the judical situation is given there, and the possible structure of judical situation, the problem of making a tactical decidion either in case of conflict situation, different possible reasons of the origin of conflict situation during the judical trial.

Vladimir Konin, barrister, candidate of judical science, lecturer of Kaliningrad military institute FPS RF

Сноски и примечания

1 См. Т.С. Волчецкая. Ситуационный подход в практической и исследовательской криминалистической деятельности. Калининград. 1999. С. 23.

2 См. Драпкин Л.Я. Общая характеристика следственных ситуаций // Следственная ситуация. М. 1985. С. 13.

3 См. Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. М. 1989. С. 54.

4 См. Снетков В.А. Элементы технико-тактитечкой ситуации осмотра места происшествия // Следственная ситуация. М. 1985. С. 17.

5 Об этом также: см. Волчецкая Т.С. Указ. соч. С. 113 - 114.

6 См. Волчецкая Т.С. Указ. соч. С. 111.

7 См. Кореневский Ю.В. Криминалистика для судебного следствия. С. 5.

8 См. Криминалистика. Учебник для ВУЗов. / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1999. С. 76.

9 См. Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск. 1985. С. 69.

10 Об этом также: см. Волчецкая Т.С. Ситуационное моделирование в расследовании преступлений // Автореф. дисс. канд. юр. наук. М. 1991. С. 16.

11 См. Т.С. Волчецкая. Современные проблемы моделирования в криминалистике и следственной практике. Калининград. 1997. С. 52.

12 См. Т.С. Волчецкая. Криминалистическая ситуалогия. С. 180.

13 См. Т.С. Волчецкая. Ситуационный подход в практической и исследовательской криминалистической деятельности. Калининград. 1999. С.23.

14 Об этом также: см. Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., Юристъ. 1997. Т.3. С. 181.

15 Об этом также: см. Белкин Р.С. Указ. соч. С. 181-182.

16 Об этом также: см. Волчецкая Т.С. Ситуационный подход в практической и исследовательской криминалистической деятельности. С. 57.

17 Об этом также: Ратинов А.Р. Теория рефлексивных игр в приложении к следственной практике // Правовая кибернетика. М. 1970. С. 186.

18 См. Г.А. Зорин. Теоретические основы криминалистики. С. 124.

19. См. Р.С. Белкин. Курс криминалистики. Том 3. С. 198-199.

20 См. О.Я. Баев. Конфликты в деятельности следователя (вопросы теории). Воронеж. 1981. С. 20.

 


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz