Степаненко Д.А., Днепровская М.А. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Иркутск, 2011 – 120 с.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Степаненко Днепровская особый порядок

Степаненко Д.А., Днепровская М.А. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Иркутск, 2011 – 120 с.


  К оглавлению


 

4. ОСНОВАНИЯ И УСЛОВИЯ ПРИМЕНЕНИЯ ОСОБОГО ПОРЯДКА СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Для реализации «особого порядка» УПК РФ содержит основания и условия, выполнение которых позволит постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке. 

Такие требования определены в ст. 314 УПК РФ (Основания применения особого порядка принятия судебного решения), согласно которой обвиняемый вправе при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора в «особом порядке» по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, не превышает десяти лет лишения свободы. Рассмотрение дела в «»особом порядке» возможно, если суд удостоверится, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства и ходатайство было заявлено добровольно и после проведения консультаций с защитником.

Представляется необходимым рассмотреть указанные основания и условия применения «особого порядка» подробнее.

 Согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением и ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела в «особом порядке».  Согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением является правом обвиняемого.  Обвиняемый вправе сделать выбор: или его дело будет рассмотрено по общим правилам, или же по правилам  «особого порядка». Не допускается принуждение обвиняемого к согласию с предъявленным ему обвинением и постановлению приговора в «особом порядке».  Инициатором такой формы судебного разбирательства выступает только  обвиняемый, и лишь в этом случае его согласие следует считать  добровольным. Если такое решение принимает не обвиняемый, то нарушается требование закона о добровольности заявления ходатайства. Обвинение  и защита не должны подталкивать обвиняемого к выбору данного порядка, чтобы не допустить «торга», которые имеют место в американском судопроизводстве. 

Обвиняемому следует заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайство о постановлении приговора в «особом порядке», что может служить основанием применения сокращенной процедуры рассмотрения дела со всеми дальнейшими процессуальными последствиями.

Уголовно-процессуальный закон не конкретизирует возраст обвиняемого (подсудимого), который вправе требовать рассмотрение уголовного дела в «особом порядке», поэтому следует разрешить вопрос о возможности рассмотрения уголовного дела в  таком порядке по ходатайству несовершеннолетнего.

В научной литературе нет единого мнения о возможности применения «особого порядка» к несовершеннолетним обвиняемым (подсудимым). Ряд процессуалистов занимает позицию о невозможности и недопустимости   применения указанного порядка судебного разбирательства к несовершеннолетним [1] .

Кроме того, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г . № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ» указано на то, что закон не предусматривает возможности применения особого порядка судебного разбирательства  в отношении несовершеннолетних (абз. 4 п. 28) [2] .

Вместе с тем, некоторые ученые не разделяют указанную позицию и полагают необходимым распространить «особый порядок» на несовершеннолетних обвиняемых (подсудимых) [3] .

Представляется, что доводы о необходимости распространения  «особого порядка» на такую категорию лиц, как несовершеннолетние, вполне обоснованны и должны найти поддержку законодателя.

При рассмотрении уголовного дела в «особом порядке» по ходатайству несовершеннолетнего обвиняемого (подсудимого) какие-либо нарушения его прав и законных интересов отсутствуют, поскольку ему в обязательном порядке предоставляется защитник (п. 2 ч. 1 ст. 51 УПК РФ), в  процессе участвуют законные представители (ст.ст. 426, 428 УПК РФ), а при допросе -  педагог или психолог (ст.ст. 191, 425 УПК РФ). 

Требования ст. 421 УПК РФ об установлении дополнительных  обстоятельств  (условия жизни и воспитания, уровень психического   развития несовершеннолетнего,   влияние на него старших по возрасту лиц),  выполнимы даже при рассмотрении уголовного дела в «особом порядке».  Указанные обстоятельства выясняются в процессе предварительного расследования и, кроме того, суд может их установить по  материалам уголовного дела, изучая их на этапе подготовки  к судебному заседанию (гл. 33 УПК РФ).

В случае распространения «особого порядка» на несовершеннолетних обвиняемых (подсудимых), представляется необходимым дополнительно выяснить позицию их законных представителей на рассмотрение дела в «особом порядке».

Не считая приоритетным мнение законного представителя несовершеннолетнего, В.В. Дорошков отмечает, что его возражения по поводу ходатайства несовершеннолетнего о постановлении приговора в «особом порядке» не имеют юридического значения, поскольку статьи 48, 426, 428 УПК РФ не предусматривают прав законных представителей несовершеннолетних обвиняемых, подсудимых на инициирование или воспрепятствование подобной процедуре рассмотрения дела [4] .

Трудно согласиться с такой позицией, учитывая, что законный представитель – это лицо, которое восполняет дееспособность несовершеннолетнего. Участие законного представителя несовершеннолетнего в производстве по уголовному делу служит гарантией соблюдения прав и законных интересов несовершеннолетних. Требование о своевременном обеспечении несовершеннолетнего  подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) помощью законного представителя  является «важной составляющей принципа повышенной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних в уголовном производстве» [5] .

Необходимо заметить, что «действия законного представителя не связаны с волей обвиняемого и осуществляются как в его интересах, так и в интересах самого представителя» [6] . Законный представитель, защищая интересы несовершеннолетнего, защищает также и свои личные интересы.

Таким образом, применение «особого порядка» по ходатайству несовершеннолетнего целесообразней поставить в зависимость от позиции его законного представителя и в случае, согласия несовершеннолетнего на «особый порядок» и возражения на него со стороны законного представителя, «приоритет» следует отдать мнению его законного представителя.

Согласие государственного обвинителя на применение «особого порядка». Необходимость согласия государственного обвинителя на рассмотрение уголовного дела в «особом порядке» разделяется не всеми учеными.

Так, А. Гричаниченко предлагает вообще  исключить из ч. 1 ст. 314 УПК РФ согласие государственного обвинителя на применение «особого порядка»,  а ст. 226 УПК РФ дополнить указанием на обязанность прокурора при направлении уголовного дела в суд выразить мнение о применении «особого порядка» [7] .

В уголовно-процессуальной литературе встречается предложение о том, что  «…при наличии ходатайства обвиняемого (о рассмотрении дела в «особом порядке» - М.Д.) прокурор, который утверждает обвинительное заключение, должен проверить наличие в материалах уголовного дела оснований и условий, позволяющих судье удовлетворить такое ходатайство и постановить по его делу приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке. Убедившись, что в деле имеются все основания и условия для удовлетворения судом ходатайства, прокурор назначает (если, конечно, он сам не собирается поддерживать обвинение лично) по данному делу государственного обвинителя, с которым должен обсудить вопрос относительно поддержания им данного ходатайства обвиняемого. Но в любом случае последнее слово остается за государственным обвинителем, который свою позицию по данному вопросу должен довести до сведения суда…» [8] .

Думается, предложение о том, что прокурор в обязательном порядке должен указать свое мнение о применении «особого порядка», заслуживает внимания, поскольку прокурор, проверяя наличие оснований и условий применения «особого порядка» осуществляет свои полномочия по надзору за предварительным расследованием, и запретить ему сообщить свое согласие (несогласие) нельзя.

Однако ближе к истине, думается, мнение В. Осина о том, что мнение прокурора, выраженное в сопроводительном письме при направлении уголовного дела в суд, не требует исполнения и не влияет на постановление приговора в «особом порядке» [9] .

Нельзя не отметить и то, что закон требует согласия государственного обвинителя, который  как процессуальная фигура вступает в дело на стадии судебного разбирательства, в связи с чем «последнее слово» о применении или неприменении «особого порядка» остается за ним. Процессуальное значение будет иметь выраженное согласие государственного обвинителя именно в судебном заседании, занесенное в протокол данного судебного заседания (так обеспечивается  состязательность процесса). После ознакомления с уголовным делом государственный обвинитель самостоятельно определяет свою позицию относительно ходатайства обвиняемого.

Государственный обвинитель по определению п. 6 ст. 5 УПК РФ – «поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры». Очевидно,  что помощник прокурора также вправе поддерживать государственное обвинение. [10]  

Согласие потерпевшего и частного обвинителя на применение «особого порядка».  Частный обвинитель как процессуальная фигура появляется в результате возбуждения уголовного дела частного обвинения. По уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший (ч. 3 ст. 246 УПК РФ). Думается, нет каких-либо существенных различий в порядке выражения мнения о применении «особого порядка» потерпевшим и частным обвинителем, поэтому следует рассмотреть, как реализует данное право потерпевший.

В уголовно-процессуальной науке остался ряд дискуссионных вопросов о  роли потерпевшего при «особом порядке», а именно:  о целесообразности выяснения позиции потерпевшего о применении «особого порядка»;  отсутствии должных механизмов извещения потерпевшего о заявленном обвиняемым ходатайстве; обязательности явки потерпевшего в судебное заседание.

Указанные вопросы оправданы, поскольку законодатель не дал на них ответы, а практика  только пытается их найти, в теории они носят спорный характер.

Законодатель в качестве  условия применения «особого порядка» в ч. 1 ст. 314 УПК РФ указывает на наличие  согласия потерпевшего с ходатайством обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Некоторые процессуалисты предлагают исключить такое согласие потерпевшего из перечня условий применения «особого порядка» [11] .

Не разделяя такую позицию, И. Жеребятьев указывает на то, что процессуальные права потерпевшего в практике применения гл. 40 УПК РФ не всегда находят должной защиты. [12]

Думается, решение вопроса о рассмотрении уголовного дела без учета позиции потерпевшего будет противоречить ст. 52 Конституции РФ, в которой закреплено, что права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом, а  государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. [13] Требование уголовно-процессуального закона об установлении согласия потерпевшего послужит гарантией защиты его прав,  будет способствовать активному участию потерпевшего в уголовном судопроизводстве, не позволит обвинителю и обвиняемому с защитником вступить в неформальные переговоры, например, относительно признания только части обвинения или иного преступления со смягчающими обстоятельствами в обмен на «скидку» в наказании, как это имеет место в практике американских «сделок о признании вины» [14] .

Следовательно, применение «особого порядка» должно быть поставлено в зависимость от усмотрения потерпевшего, и если потерпевший не согласен на применение «особого порядка», уголовное дело должно подлежать рассмотрению в общем порядке.

К сожалению, законодатель не уделил должного внимания вопросу о том, каким образом потерпевший может реализовать свое право возразить или согласиться с ходатайством обвиняемого.

Справедливо отмечают некоторые процессуалисты о том, что в ст. 42 УПК РФ не упомянуто право потерпевшего давать согласие на рассмотрение дела в «особом порядке», ни о его обязанности сообщить суду о согласии или несогласии рассматривать дело в таком порядке [15] .  В этой связи следует согласиться с мнением о том, что «прокурор, следователь и дознаватель могут способствовать тому, чтобы к моменту поступления уголовного дела в суд в материалах дела было отражено мнение потерпевшего относительно упрощенной процедуры рассмотрения дела» [16] .

К.А. Рыбалов предлагает позицию потерпевшего в отношении ходатайства обвиняемого об «особом порядке» выяснять на первом допросе потерпевшего [17] , поскольку «закон не запрещает, чтобы в протоколе допроса потерпевшего было зафиксировано его мнение относительно возможного ходатайства обвиняемого о рассмотрении дела в порядке гл. 40 УПК РФ» [18] .

Думается, подобное мнение о закреплении в протоколе допроса позиции потерпевшего о возможном ходатайстве обвиняемого об «особом порядке» представляется спорным. Во-первых, согласие потерпевшего на «особый порядок», выраженное им на первом допросе, потеряет свое процессуальное значение, если потерпевший  впоследствии откажется от него, и такой отказ вполне допустим. Во-вторых, обвинительное заключение (обвинительный акт) может отличаться от тех ожиданий, на которые рассчитывает потерпевший, например, в части фактических обстоятельств предъявленного обвинения, размера ущерба. В-третьих, обвиняемый, будучи уверенным в применении «особого порядка» и гарантированном снижении наказания, потеряет стимул для совершения определенных действий, направленных на примирение с потерпевшим, сглаживание конфликтной ситуации, возмещения вреда и т.п.

Более обоснованной представляется позиция ряда процессуалистов, которые полагают, что при ознакомлении потерпевшего с материалами дела в порядке ст. 216 УПК РФ следователь обязан разъяснить потерпевшему процессуальные последствия применения «особого порядка» и выяснить мнение потерпевшего по данному вопросу [19] .

В таком случае потерпевший будет осведомлен о своей роли в рассмотрении дела в «особом порядке» и знать о своих правах. Однако, как правило, потерпевший знакомится с материалами дела до того, как с ними будет знакомиться обвиняемый, позиция которого о рассмотрении дела в общем или «особом» порядке  на тот момент еще не известна. В ряде случаев потерпевшие вообще не желают знакомиться с материалами уголовного дела, поэтому справедливо возникает вопрос о том, как в таких ситуациях потерпевший сможет реализовать свое право согласиться или возразить против рассмотрения дела в «особом порядке»?

Думается, в этом случае следует руководствоваться  ч. 3 ст. 222 УПК РФ, в которой содержится положение о том, что  «о направлении уголовного дела в суд прокурор уведомляет потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и (или) их представителей. При этом указанным лицам разъясняется право заявлять ходатайства о проведении предварительного слушания в порядке, установленного главой 15 настоящего Кодекса». В данном  уведомлении следует указать на наличие ходатайства обвиняемого о рассмотрении дела  в «особом порядке», разъяснить право потерпевшего согласиться или возразить против заявленного ходатайства, правовые последствия «особого порядка», а также отметить, что о своем решении потерпевший должен сообщить суду [20] .  Именно такой порядок постановки в известность потерпевшего и выяснения его мнения представляется оптимальным,  он будет служить дополнительной гарантией его прав и интересов. Прокурор вполне может оказать содействие в том, чтобы потерпевший, выступающий на стороне обвинения, был надлежаще извещен о наличии ходатайства обвиняемого на «особый порядок» и смог принять собственное решение.

Представляется, что для разрешения рассматриваемой проблемы необходимо внести в УПК РФ соответствующие дополнения.

Сообщение потерпевшим своего мнения о рассмотрении дела в «особом порядке» посредством письменного заявления является оптимальным. Однако потерпевший не лишается права непосредственно в  судебном заседании заявить о  согласии на «особый порядок», которое будет занесено в протокол судебного заседания. Вместе с тем, закон не обязывает  потерпевшего участвовать  при  рассмотрении дела в «особом порядке», поскольку в ч. 2 ст. 316 УПК РФ отмечается о необходимости участия в судебном заседании подсудимого и его защитника. 

В  научной литературе также нет единой позиции относительно обязательного участия потерпевшего в судебном заседании.

Д.П. Великий, ссылаясь  на положения ч. 2 ст. 249 УПК РФ о праве суда признать явку потерпевшего обязательной и рассмотреть любое дело с его участием, считает, что «для юридически точной реализации положений ч. 6 ст. 316 УПК судья должен во всяком случае производства в особом порядке признавать явку потерпевшего обязательной» [21] .

А. Халиков отмечает, что проводить судебное заседание  в отсутствие  потерпевшего возможно в случаях, когда он заранее письменно дал суду свое согласие на «особый порядок» [22] .

Позиции указанных процессуалистов следует признать справедливыми, поскольку при неявке потерпевшего суду необходимо отложить рассмотрение дела, что не будет способствовать его разрешению в более быстрые сроки, принимая во внимание, что «особый порядок» направлен на ускорение судебной процедуры.  Учитывая письменное согласие потерпевшего, имеющееся в материалах дела, в обязательном участии потерпевшего в судебном заседании нет необходимости.

Не случайно Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 5 декабря 2006 г . № 60 исходит из того, что «в судебном заседании следует удостовериться в отсутствии у потерпевшего, надлежащим образом извещенного о месте и времени судебного заседания, возражений против заявленного обвиняемым ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке» [23] (п. 11). Однако законодателю следовало бы урегулировать данный вопрос и внести соответствующие дополнения в УПК РФ.

Остался нерешенным и вопрос о необходимости учета позиции законного представителя несовершеннолетнего  потерпевшего о возможности рассмотрения уголовного дела в «особом порядке».

Учет мнения законного представителя позволит разрешить спорную ситуацию, когда несовершеннолетний потерпевший согласен с  ходатайством обвиняемого на рассмотрение дела в  «особом порядке», а его законный представитель – не согласен.   Поскольку  законный представитель – это лицо, которое восполняет дееспособность несовершеннолетнего, и, следовательно, правомочно принимать подобные решения,  думается, в данном случае  «приоритет» следует отдать мнению законного представителя.

Категория преступлений, по которым возможно применение «особого порядка». Вопрос категории преступлений, по которым возможно применение «особого порядка», является не менее важным, чем другие, поскольку законодатель неоднократно менял свою позицию в решении обозначенного вопроса.

Так, при подготовке УПК РФ первоначально было предложено предусмотреть судебное разбирательство в «особом порядке» по преступлениям, наказание за которые составляет до семи лет лишения свободы [24] . Однако при принятии УПК РФ в редакции Федерального закона от 18 декабря 2001 г . «особый порядок» применялся по уголовным делам за деяния, наказание за которые в виде лишения свободы не должно было превышать пяти лет.  Затем Федеральным законом от 4 июля 2003 г . № 92 – ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» [25] в УПК РФ были внесены изменения, согласно которым «особый порядок» стало возможным применять по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, не превышает десяти лет лишения свободы.

Кроме того, Пленумом Верховного Суда РФ предложен проект Федерального закона «О внесении изменений в статьи 314 и 316 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [26] , согласно которому предлагается ограничить применение «особого порядка» уголовными делами о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы.

В научной литературе также нет единого мнения по вопросу категории преступлений, по которым следует применять «особый порядок». Ряд авторов поддерживает позицию распространения «особого порядка» на преступления небольшой и средней тяжести [27] , другие считают возможным применить его в отношении тяжких преступлений [28] , в том числе особо тяжких [29] .

Доводы процессуалистов, считающих возможным применение «особого порядка» только по делам  о преступлениях, по которым наказание не превышает пяти лет лишения свободы, трудно назвать состоятельными.

В частности, Л. Татьянина полагает, что ходатайство об «особом порядке»  по делам  о тяжких преступлениях вызвано не раскаянием лица в содеянном, а стремлением получить менее строгое наказание [30] . 

Думается, что такое неверие в способность лиц, совершивших тяжкие преступления, раскаяться и искренне признать свою вину, не должно иметь место. Цель правосудия заключается не только в том, чтобы назначить самое строгое наказание; наказание в любом случае должно быть справедливым и стимулировать виновного к надлежащему поведению.

Некоторые процессуалисты полагают, что рассмотрение дела о тяжких преступлениях, в числе которых такие, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по найму, с особой жестокостью, по мотиву национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды, захват заложника, содействие в террористической деятельности и другие, требует особого внимания, «вызывает, как правило, общественный резонанс, затрагивают интересы многих лиц, а потому без исследования в суде доказательств, допроса в суде потерпевших и свидетелей зачастую нельзя вынести по ним справедливое решение, выявить причины и условия, способствовавшие совершению преступлений» [31] .

Думается, что тревоги в связи с изложенным нет, поскольку рассмотрение дела в «особом порядке» зависит не столько от категории преступлений, но и от воли и желания заинтересованных лиц, а именно: согласия государственного обвинителя и потерпевшего, и соблюдения иных условий. Кроме того, суд по собственной инициативе вправе рассмотреть уголовное дело в общем порядке (ч. 6 ст. 316 УПК РФ), в случае так называемого общественного интереса.

Обосновывая позицию о применении «особого порядка» по делам о преступлениях, наказание за которые в виде лишения свободы не превышает десяти лет В.И. Полудняков отмечает, что «преступления с санкцией до пяти лет лишения свободы –  это дела о преступлениях небольшой и средней тяжести, по которым обвиняемые, или подсудимые, как правило, почти всегда признают свою вину, а суды почти всегда назначают наказания, удовлетворяющие подсудимых. Обжалование приговоров по таким делам встречается редко» [32] .

«Ускорение рассмотрения в судах несложных уголовных дел, какими часто являются даже дела о тяжких и особо тяжких преступлениях, –  пишет В. Лазарева,    разгрузит суды первой инстанции и создаст возможность сосредоточить усилия на спорных в доказательственном отношении случаях» [33] .

К такому же выводу приходит Д.Е. Любишкин, считая возможным законодательно закрепить рассмотрение дел о преступлениях, наказание за которые превышает десять лет лишения свободы [34] .

Учитывая, что «в судебной практике уголовные дела, по которым наказание не превышает десяти лет, являются самыми распространенными» [35] , большинство дел названной категории, где преступление очевидно, следует рассматривать в сокращенном порядке.

Согласно ч. 1 ст. 314 УПК РФ применение «особого порядка» допускается по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, не превышает десяти лет лишения свободы, т.е. критерием применения «особого порядка» является максимальная мера наказания, которая связывается  с максимальным сроком наказания в виде лишения свободы за то или иное преступление [36] .

В этой связи в уголовно-процессуальной науке обсуждался вопрос о том, относится или нет указанное требование закона только к санкции или наказание не может быть назначено более этого срока при наличии обстоятельств, предусмотренных ст.ст. 62, 64 – 66, 69, 70, 88 УК РФ [37] .

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 5 декабря 2006 г . № 60 разъяснил, что необходимо исходить из наказания, предусмотренного санкцией статьи, вмененной обвиняемому, а не из наказания, которое может быть назначено ему с учетом обстоятельств, предусмотренных статьями 62, 64, 66, 69, 70 УК РФ (абз. 2 п. 6).

Вместе с тем, следует согласиться с мнением Е.В. Благова о том, что законодателю следовало бы применение «особого порядка» поставить в зависимость от категорий преступлений, предусмотренных ст. 15 УК РФ, а именно: преступлений небольшой, средней тяжести и тяжких преступлений [38] .

Следующим условием применения «особого порядка» является требование о том, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства (п. 1 ч. 2 ст. 314 УПК РФ).  Под характером заявленного ходатайства необходимо понимать «осознание обвиняемым сущности своего решения» [39] .  Обвиняемый должен четко себе представлять, в чем состоит специфика «особого порядка»  и с какими правовыми последствиями связано такое распоряжение  им своими процессуальными правами.

Обвиняемый должен ясно  понимать и осознавать, что он отказывается от судебного следствия в полном объеме; не вправе обжаловать приговор вследствие несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и что ему будет назначено наказание не свыше двух третей максимального срока (размера) наиболее строгого вида наказания, а также с  него не будут взысканы процессуальные издержки. Причем для подсудимого «положительными» из названных последствий  являются гарантированное снижение наказания до двух третей максимального срока или размера наиболее строго вида наказания (ч. 7 ст. 316 УПК РФ) и невозможность взыскания с него процессуальных издержек (ч. 10 ст. 316 УПК РФ).

Обеспечению осознания и понимания названных последствий служит заранее проведенная консультация обвиняемого (подсудимого) с защитником. Ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке должно быть заявлено обвиняемым добровольно и после проведения консультаций с защитником (п. 2 ч. 2 ст. 314 УПК РФ), что является следующим условием применения «особого порядка».

Защитник в силу своих полномочий и обязанностей, взятых на себя перед обвиняемым, обязан разъяснить ему сущность «особого порядка» и процессуальные последствия такой формы уголовного судопроизводства, иные вопросы, возникающие в связи с защитой прав обвиняемого. Защитник обязан также разъяснить вопросы квалификации совершенного обвиняемым преступления и в целом предъявленного обвинения. Обвиняемому следует добровольно сделать свой выбор на применение «особого порядка»; совершенно свободно, без всякого принуждения извне, в силу им самим осознанных причин, правильно оценивая свои действия, он может заявить о согласии с предъявленным обвинением. Думается, только  такое решение обвиняемого может считаться добровольным.

Подводя итог вышеизложенному, следует заключить, что основаниями и условиями применения рассматриваемой формы уголовного судопроизводства являются наличие согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением и наличие ходатайства о применении «особого порядка»; категория преступлений, наказание за которые не превышает десяти лет лишения свободы; согласие государственного обвинителя и потерпевшего на применение «особого порядка» (отсутствие возражений с их стороны); добровольность заявленного ходатайства обвиняемым; осознание обвиняемым характера и последствий заявленного им ходатайства.

Вопросы для самоконтроля

Какие обстоятельства, указанные законом, являются основаниями и  условиями применения «особого порядка»?

На какие возрастные категории лиц распространяется «особый порядок»?

Какие категории преступлений позволяют применить «особый порядок»?

В каких случаях возможно рассмотрение уголовного дела в «особом порядке» в отсутствие потерпевшего?

Какие процессуальные последствия наступают в случае  рассмотрения дела в «особом порядке»?



[1] См., например: Татьянина Л. Особый порядок  принятия судебного решения // Законность. – 2003. – № 12. – С. 30; Михайлов П. Сделки о признании вины – не в интересах потерпевших // Российская юстиция. –  2005. – № 1. – С. 38.

[2] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 2004. – № 5. – С. 7.

[3] См., например: Жеребятьев И.В. Некоторые проблемные вопросы рассмотрения уголовных дел в порядке гл. 40 УПК [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.yurclub.ru/ docs/pravo/0903/14.html. Загл. с экрана; Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации. – М.: Юрлитинформ, 2004. – С. 19.

[4] См.: Дорошков В.В. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением //  Российский судья. – 2004. – № 9. – С. 32.

[5] Дикарев И. Значение и проблемы участия законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. – 2007. – № 5. – С. 76.

[6] Ландо А.С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в советском уголовном процессе. – Саратов, 1977. – С. 11. Цит. по: Марковичева Е.В. Осуществление защиты по уголовным делам в отношении несовершеннолетних // Российский судья. – 2008. – № 2. – С. 10.

[7] См.: Гричаниченко А. Особый порядок судебного разбирательства нуждается в совершенствовании  // Уголовное право. – 2004. – № 3. – С. 76.

[8] Рыбалов К.А. Условия применения ... –  С. 13.

[9] См.: Осин В. Почему редко применяется особый порядок судебного разбирательства // Законность. – 2006. – № 11. – С. 39.

[10] Не вдаваясь в дискуссию о правомерности поддержания государственного обвинения помощником прокурора,   следует отметить, что автор придерживается мнения о том, что указанное должностное лицо вправе поддерживать государственное обвинение в суде. Данная точка зрения находит свое обоснование в практической деятельности помощников прокурора и в научной литературе. См., например: Козлов А. Вправе ли помощник прокурора поддерживать государственное обвинение? // Законность. – 2004. – № 4. – С. 35 – 37.

[11] Капинус О.С. Рыбалов К.А. Процессуальные особенности реализации института особого порядка судебного разбирательства // Право и политика. – 2003. – № 5. – С. 77.

[12] Жеребятьев И. Вопросы теории, законодательного регулирования и практики применения особого порядка судебного разбирательства // Уголовное право. – 2006. – № 2. – С. 84.

[13] Российская газета. – 1993. – 25 декабря. – № 237.

[14] См.: Полудняков В.И. Указ. соч. – С. 299    300.

[15] См.: Осин В.В. Что мешает применению в России особого порядка судебного разбирательства // Адвокат. – 2006. – № 7. – С. 35.

[16] Иванов А., Куцумакина Е. Согласие потерпевшего как обязательное условие рассмотрения уголовного дела в особом порядке: практические проблемы реализации требований закона // Уголовное право. – 2007. – № 1. – С. 86.

[17] См.: Рыбалов К.А. Условия применения ...  – С. 14.

[18] Иванов А., Куцумакина Е. Указ. статья. – С. 85.

[19] См.: Лазарева В. Новый УПК ... – С. 68.

[20] См.: Рыбалов К.А. Особый  порядок ... – С. 58 – 59.

[21] См.: Великий Д.П. Указ. статья.  – С. 78.

[22] См.: Халиков А. Указ. статья. – С. 65.

[23] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 2007. – № 2. – С. 3.

[24] См.: Гаврилов Б.Я. Сделка с правосудием – что почем? / Б.Я. Гаврилов // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 17 (472). – С. 5.

[25] О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 4 июля 2003 г . № 92 – ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. –  № 27. – Ст. 2706 (ч. 1).

[26] О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О внесении изменений в статьи 314 и 316 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г . № 56 [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: // www/supcourt.ru/vscourt_denale.php?id=4644. – Загл. с экрана.

[27] См., например: Хаматова Е. Особый порядок судебного разбирательства по уголовному делу претерпел изменения // Уголовное право. – 2004. – № 1. – С. 94; Пономаренко С.С. Сделки о признании вины в российском уголовном процессе // Правоведение. – 2001. – № 5. – С. 135.

[28] См., например: Лазарева В. Легализация сделок о признании вины // Российская юстиция. – 1999. – № 5.  – С. 40 – 41; Полудняков В.И. Указ. соч. – С. 88.

[29] См.: Гуртовенко Э.С. Особый порядок рассмотрения уголовных дел в современной модели российского уголовного процесса: инородная конструкция или полезная новелла, требующая развития / Э.С. Гуртовенко [Электронный ресурс] //  Режим доступа: http: // www.iuaj.net/modules.php? name=Pages&go=page&pid=338. – Загл.  с экрана.

[30] См.: Татьянина Л.  Указ. статья. – С. 30.

[31] Павленок В.А., Толкаченко А.А. Особый порядок судебного разбирательства // Уголовный процесс. – 2006. – № 12. – С. 9.

[32] Полудняков В.И. Указ. соч. – С. 50 – 51, 88.

[33] Лазарева В. Легализация сделок ... – С. 40 – 41.

[34] Любишкин Д.Е. Уголовно-правовая характеристика преступлений, рассматриваемых в порядке главы 40 УПК РФ / Д.Е. Любишкин [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: // alldoccs.ru/download/html/ VARTICLE_203.html. – Загл. с экрана.

[35] Осин В.В. Что мешает применению  ...  – С. 33.

[36]   См.: Ганичева Е. Указ. статья.  – С. 48.

[37] См.: Толкаченко А.А., Толкаченко А.А. Уголовно-правовые аспекты особого порядка судебного разбирательства // Уголовный процесс. – 2006. – № 9. – С. 38.

[38]   См.: Благов Е.В. Материальные последствия согласия с предъявленным обвинением // Уголовный процесс. – 2007. – № 2. – С. 37.

[39] Рыбалов К.А. Условия применения ... – С. 11.

 

 


 


 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz