Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта
* ГЛАВА XI ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

      * ГЛАВА XI   ВЕЩЕСТВЕННЫЕ   ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

 N  1.  ПОНЯТИЕ  И  ЗНАЧЕНИЕ  ВЕЩЕСТВЕННЫХ  ДОКАЗАТЕЛЬСТВ 

В самом общем виде вещественные      доказательства  определяются как любые предметы,  которые могут служить      средствами  к  обнаружению   преступления,   установлению   фактических      обстоятельств  дела,  выявлению  виновных,  опровержению  обвинения или      смягчению вины обвиняемого  (ст.  83  УПК РСФСР).  В отличие от показаний,  заключений экспертов,  документов вещественные доказательства представляют не словесное или  иное кодовое (цифровое,  графическое и т.  п.  ) описание обстоятельств имеющих значение для дела,  а материальные предметы со следами и признаками, сохранившимися к моменту производства по делу. Иными словами, не описание, а непосредственное  материальное  отображение  признаков  события   составляет сущность  вещественных  доказательств.  Вещественные  доказательства  в виде отдельных предметов,  имеющих отношение к исследуемому событию  представляют собой материальные следы, "отпечатки" исследуемого событи       Как отмечалось,  в основу классификации доказательств поло жена именно специфика   способа   сохранения   и   передачи  информации  о  существенных обстоятельствах исследуемого события с тем,  чтобы применить такие и  только такие  методы  ее  собирания,  которые  обеспечили  бы  полноту  и  точность полученных  фактических  данных.   Сказанное   полностью   относится   и   к вещественным доказательствам.  Полученные на их основе фактические данные не могут рассматриваться ни как  "лучшие",  ни  как  "худшие"  по  сравнению  с данными,  содержащимися  в доказательствах других видов,  они просто иные по характеру,  и это  должно  учитываться  при  собирании,  проверке  и  оценке вещественных  доказательств.  Слово  "вещь" в общеупотребительном его смысле обозначает  всякий  неодушевленный  предмет.  Вещь  обладает   определенными свойствами,  т.  е.  тем,  что  характеризует  какую-либо  ее  сторону и что выявляется в ее взаимоотношениях с другими вещами или  явлениями.  Когда  мы говорим о вещах как доказательствах, мы подразумеваем, что эти вещи обладают такими свойствами,  которые  отображают  стороны  или  моменты  исследуемого события в виде следов воздействия,  изменений и т. п. Доказательством, таким образом,  является вещь и ее свойства. Если эти свойства неотделимы от вещи, то  только  данная  вещь может служить доказательством.  В некоторых случаях вещество следа со всеми его свойства ми может быть отделено  от  предмета  и перенесено  на  другой  пред  мет.  Тогда этот предмет вместе с перенесенным следом становится вещественным доказательством.  Поясним  это  примером.  На месте  кражи  обнаружен  потожировой след пальца человека,  подозреваемого в совершении этого преступлени След находился на крышке письменного стола. Так как  этот  след поддавался отделению от вещи (стола) путем перекопировки его вещества на следокопировальную пленку,  он  стал  существовать  отдельно  от прежнего  предмета  - стола - на куске следокопировальной пленки,  который и стал в дальнейшем фигурировать как вещественное доказательство. Существенные признаки   устанавливаемых   обстоятельств,   содержащиеся   в  вещественных доказательствах,  обычно доступны непосредственному восприятию следователя и суда  Однако  это  не  значит,  что установить обстоятельства дела с помощью вещественных  доказательств  несложно.  С  учетом   характера   материальных объектов   осуществляется  трудоемкая  работа  по  их  закреплению,  анализу возможных изменений,  которые они претерпели до  обнаружени  Фрагментарность информации,  характерная для большинства вещественных доказательств, требует также сложной работы по закреплению обстоятельств их обнаружения и выявлению других  данных,  с  помощью  которых  может  быть достоверно решен вопрос об относимости объекта.  Далее,  необходимо принять  ряд  мер,  предупреждающих утрату  или подмену обнаруженных объектов,  а равно обеспечивающих полноту и точность выявления относящихся к делу признаков.  Информация, содержащаяся в вещественном   доказательстве,  требует  истолкования,  расшифровки.  "Чтобы извлечь сообщение,  - отмечает А.  И.  Трусов,  - т.  е.  заставить  как  бы заговорить  "немого  свидетеля",  нужно найти другие данные и сопоставить их между собой.  Для этого вещественные доказательства в совокупности с другими данными  по  делу  анализируются,  подвергаются исследованию (осматриваются, предъявляются  свидетелям,  потерпевшим,  обвиняемому,  иногда  подвергаются экспертному  исследованию  и  т.  п.  ).  Подобным  путем удается извлекать, например,  данные о  том,  что  предмет  служил  орудием  преступления,  был объектом  преступных  действий и т.  п.".  Объем информации,  извлекаемой из вещественных доказательств, возрастает по мере совершенствования способов их исследовани  Достижения  криминалистики  и  иных  наук,  используемые в этих целях,  позволяют  сегодня  обнаружить,  зафиксировать  и  использовать  как вещественные доказательства то,  что еще вчера нельзя было ни обнаружить, ни зафиксировать.  Поэтому значение вещественных  доказательств  и  их  роль  в доказывании постоянно возрастают.  Но при этом,  разумеется,  речь идет не о замене вещественными доказательствами других доказательств,  а о  расширении возможностей собирания вещественных доказательств за счет применения средств и способов,  которыми ранее не  располагали  органы  расследования  и  суда. Вещественные  доказательства  могут  использоватьс  для  установления  любых обстоятельств,  имеющих существенное  значение,  -  события,  отдельных  его элементов,    виновности    (невиновности)    определенных    лиц,   мотивов посягательства,  отягчающих и смягчающих обстоятельств,  причин  и  условий, способствующих совершению преступлени Они могут быть получены и использованы по  делам  любой  категории.  Нельзя  поэтому  согласиться  с  мнением,  что "вещественные  доказательства собираются главным образом на месте совершения преступления" Прежде всего вещественные доказательства,  как будет  показано ниже,  могут указывать не только на наличие,  но и на отсутствие преступлени Далее,  они могут быть связаны с  действиями,  предшествовавшими  совершению преступления или последовавшими за ним. Наконец, в ряде случаев вещественные доказательства,  связанные с самим событием преступления,  обнаруживаются не на  месте  совершения,  а  в  другом  месте (на обвиняемом,  потерпевшем,  в помещении,  где  скрыто  похищенное,  и  т.  п.  ).  Ошибочно  и   понимание вещественного    доказательства    как    уличающего   доказательства   либо доказательства,  уличающего  или  оправдывающего  определенное  лицо   Закон специально    подчеркивает   необходимость   собирания   всех   вещественных доказательств, могущих способствовать установлению фактических обстоятельств дела,  идет  ли  речь  об  изобличении  или  обосновании  невиновности лица, установлении  отягчающих  или  смягчающих  обстоятельств,  доказывании   или опровержении  наличия  преступления  При  этом  оправдательные  вещественные доказательства могут опровергать либо виновность данного лица,  либо  вообще наличие  преступлени  Круг  их может быть столь же разнообразен,  как и круг уличающих.  Одни из них могут способствовать установлению алиби  обвиняемого (например,   изъятые   у   него   при   задержании   билеты   в   кинотеатр, свидетельствующие  о  посещении  сеанса  в  часы,   когда   было   совершено преступление) ;  другие опровергать обвинение иначе (например, тот факт, что кровь, найденная на одежде обвиняемого, не принадлежит потерпевшему); третьи позволяют  отбросить предположение о наличии события преступления (например, устанавливать  факт  причинения  смерти  своей,  а  не  посторонней  рукой); устанавливать   состояние  необходимой  обороны  (наличие  финского  ножа  у потерпевшего,  которому обвиняемый, защищаясь, нанес удар палкой) и т. д. Во всех  случаях  они  подлежат  собиранию,  проверке  и  тщательному анализу в совокупности с иными доказательствами  по  делу.  Основанием  для  отнесения материального   объекта   к  числу  вещественных  доказательств  служит:  а) отображение в нем признаков,  характеризующих  личность  участников  события (указывающих на конкретное лицо),  и орудия (оружия), применявшегося ими; б) отображение в нем условий,  в которых происходило событие (обстановка  места происшествия); в) наличие на нем (в нем) изменений, связанных с событием; г) принадлежность определенному лицу,  если этот факт имеет значение для  дела; д)  использование  участниками события;  е) обнаружение в определенном месте или в определенное  время,  если  этот  факт  имеет  значение  для  дела.  В уголовно-процессуальных    кодексах    сформулирован    перечень    наиболее распространенных видов вещественных доказательств,  которые классифицируются по нескольким основаниям.  1) Предметы, которые служили орудиями преступлени Под  ними  следует   понимать   любые   материальные   объекты,   специально изготовленные,  или приспособленные, или найденные на месте и т. д., которые были использованы для подготовки или совершения преступления,  а  равно  для сокрытия   его   следов.  2)  Предметы,  которые  сохранили  на  себе  следы преступлени Как уже отмечалось,  понятие "следы" может применяться в широком и  узком  значении.  В  частности,  под  следами понимаются:  а) отображения материальных объектов, воспроизводящие их внешнюю форму, например следы рук, транспорта,  орудия взлома и пр. ; б) пятна (частицы) различных веществ и т. п.       Именно в  этом  смысле  закон  говорит о предметах,  сохранивших следы преступления  (ст.  83  УПК  РСФСР).  С  помощью  следов  внешнего  строения оказывается  часто возможным идентифицировать предметы,  их оставившие,  а с помощью  следов  второй  группы   -   обычно   лишь   установить   групповую принадлежность объектов, которые их оставили. Разумеется, доказательственное значение следов не исчерпывается лишь их  идентификационными  возможностями; они, как и любые другие вещественные доказательства, помогают также выяснить обстановку  события,  его  ход  и  другие  существенные  обстоятельства.  3) Предметы,  которые были объектами преступных действий обвиняемого.  Под ними понимаются конкретные предметы,  на которые было непосредственно  направлено преступное  посягательство (в этом смысле объект преступных действий - иное, более узкое по смыслу понятие,  нежели принятое в  уголовном  праве  понятие "объект преступления"). 4) Деньги и иные ценности, нажитые преступным путем. Речь идет о:  а)  наличных  деньгах  или  документах,  дающих  право  на  их получение,  сырье  и изделиях из драгоценных металлов и камней,  иных ценных предметах, которые приобретены непосредствен но в результате преступления (в этой  части  указанная  разновидность вещественных доказательств совпадает с предыдущей);  б)  вещах,  приобретенных  на  деньги,  добытые  в  результате преступления  или  реализации  ценностей  или другого имущества,  полученных преступным  путем.  Отсутствие  в   ранее   действовавшем   законодательстве упоминания  о  денежных  суммах и ценностях как вещественных доказательствах приводило к известному ограничению использования факта  их  обнаружения  для установления  истины;  нередко органы расследования и суд рассматривали этот факт лишь в связи  с  решением  вопросов  гражданского  иска  и  конфискации имущества.  Ныне  действующее  законодательство  устранило указанный пробел, ориентировав тем самым органы расследования,  прокурора, суд на всестороннюю оценку  значения  по  делу  обнаруженных денег и ценностей Подчеркивая,  что изложенный перечень носит примерный,  ориентировочный характер, законодатель дополняет  его  указанием  на  то,  что к вещественным доказательствам могут относиться и иные предметы,  отвечающие сформулированному в ст. 83 УПК РСФСР общему  их  определению.  К  числу иных вещественных доказательств можно,  в частности, отнести "продукты" преступной деятельности (оружие, изготовленное для  незаконного ношения или хранения;  фальсифицированные товары;  изделия, изготовленные в результате занятия незаконным промыслом;  вещи,  забытые или обнаруженные на месте происшествия, и т. д. ). Материальная среда, в которой было совершено преступление и остались его  следы,  ограничена  определенным пространством.  Это  пространство  принято  именовать  местом  происшестви В пределах места происшествия связь преступления с материальной  средой  может выразиться  в  том,  что:  а) преступление совершено с помощью оставшихся на данной территории орудий;  б) преступление направлено на один  из  объектов, находящихся  на данной территории;  в) на предметах оставлены следы действий преступника;  г) преступление совершено в данной обстановке,  хотя сама  эта обстановка не претерпела в связи с преступлением видимых изменений.  Все эти виды взаимосвязи  преступных  действий  с  окружающей  средой  обусловливают приобретение      последней      специфических     особенностей,     имеющих доказательственное      значение,      связанное       с       преступлением причинно-следственными,  пространственными  и  иными  связями.  Объекты этой среды образуют единый  криминалистический  комплекс,  который  и  составляет содержание  понятия  "место  происшествия".  Одной  из  характеристик  этого комплекса служит обстановка места происшестви       Поскольку вещественное   доказательство,   изъятое  из  обстановки,  в которой  оно  обнаружено,  и  приобщенное  к  делу,   обладает   свойствами, связанными   с   обстановкой,   в  протоколах  осмотра  места  происшествия, протоколах осмотра предмета или  иных  следственных  документах  фиксируется место   изъятия  вещественного  доказательства  и  его  отношение  к  другим предметам  обстановки.  Надо   отметить,   что   приведенная   классификация вещественных  доказательств носит в известной мере условный характер.  Напри мер,  оружие,  похищенное преступником и затем использованное при совершении убийства,  одновременно и объект преступных действий, и орудие преступления, и предмет,  который сохранил на себе следы преступлени  Цель  приведенной  в законе  классификации  -  обратить  внимание органов расследования и суда на безусловное   значение   со   ответствующих   предметов   как   вещественных доказательств,  на  необходимость  поиска вещественных доказательств во всех названных в законе  направлениях.  По  большей  части  вещественные  объекты служат  косвенным  доказательством.  Однако в некоторых случаях вещественное доказательство можно рассматривать и как  прямое  доказательство.  Например, обнаруженный  при обыске пистолет может служить вещественным доказательством по делу о незаконном хранении  оружи  Понятно,  что  прямое  одноступенчатое установление  события  как  элемента  предмета  доказывания  в  этом случае. возможно  лишь  с  использованием  данных,  содержащихся  в  протоколе,  где указано,  у  кого  и при каких обстоятельствах этот пистолет изъят.  Отрицая возможность существования прямых вещественных доказательств,  Р.  Д. Рахунов указывает,  что следует исходить из определения прямого доказательства,  как непосредственно   удостоверяющего   или   опровергающего   виновность    или невиновность  привлеченного к уголовной ответственности Его позиция не может быть признана- правильной.  Критерий,  отделяющий пря мое доказательство  от косвенного,   -   характер   связи  (одноступенчатый  или  многоступенчатый) доказательства  и  устанавливаемого  элемента  предмета  доказывани  Оружие, хранимое  лицом  без разрешения,  - по делу о незаконном хранении этим лицом оружия будет таким  же  прямым  доказательством,  как,  например,  показания свидетеля-очевидца  по  делу  об убийстве.  В то же время поличное по делу о краже,  будучи,  безусловно,  важным доказательством возможной  причастности обыскиваемого  к  совершению  кражи,  лишь  через  ряд промежуточных выводов связано с событием совершения кражи, ибо обнаруженный при обыске предмет мог попасть к обыскиваемому и иными путями (найден,  куплен, передан на хранение другим лицом,  подброшен и т. д. ). Между тем доказать надо, что он украден. Такое вещественное доказательство является косвенным. Важное теоретическое и практическое  значение  имеет  вопрос   о   первоначальных   и   производных вещественных    доказательствах.    Иногда   утверждают,   что   производных вещественных  доказательств  (копий)  не   может   существовать,   так   как характерное  свойство вещественного доказательства - его незаменимость,  ибо оно создаетс самим фактом  и  самой  обстановкой  исследуемого  событи  Если вещественное доказательство утрачено,  нельзя создать другое, которое бы его заменяло.  Эта точка зрения не может быть  признана  правильной  в  силу  ее противоречия  действующему  законодательству  и  практике  его применени При обысках,   осмотрах,   экспертизах,   следственных   экспериментах    широко применялось  и применяется использование копий обнаруженных следов с помощью средств,  обеспечивающих точность воспроизведения в копии признаков, имеющих существенное значение.  Речь идет о случаях,  когда: а) необходимо сохранить указанные признаки с учетом изменчивости объекта;  б)  необходимо  сохранить сам объект,  исследуя его свойства на копиях;  в) существуют особые свойства вещественного доказательства, как-то: громоздкость, хрупкость, неотделимость от окружающей среды,  невозможность длительного хранения и т. п., что делает необходимым для суда  обозрение  в  судебном  заседании  только  производных вещественных    доказательств.   Производные   вещественные   доказательства закрепляют  и  сохраняют  исчезнувшие   или   могущие   исчезнуть   свойства первоначального вещественного доказательства в том виде,  в каком они были в момент  снятия  копии.  Выше  мы  уже  отмечали,  что   фактические   данные извлекаются  из  некоторых  свойств  вещи.  Такое  определение вещественного доказательства   позволяет   обосновать   и    принципиальную    возможность существования    производных    вещественных    доказательств.   Производное вещественное доказательство может быть получено только в  том  случае,  если требуется копия, слепок, оттиск фиксируемых свойств, относящихся к категории внешних, поверхностных, поддающихся воспроизведению. Нельзя получить      полностью адекватную  копию вещи,  тождественной только самой себе,  но можно воспроизвести некоторые ее свойства.  Логически это выглядит следующим образом:  вещь А обладает свойством Б,  имеющим доказательственное значение. Изготовлена вещь В тоже со свойством Б.  Совпадение двух  свойств  вовсе  не означает  тождественности  вещи  А  и  вещи  В.  Но  так как у А и В имеется одинаковое свойство,  то достаточно изучить это свойство у одной вещи, чтобы иметь  о  нем представление и применительно к другой.  Если мы можем создать вещь В,  обладающую тем же свойством Б,  что и вещь А, которая могла бы быть первоначальным вещественным доказательством,  то это будет означать,  что мы создали производное вещественное доказательство,  не повторяющее самой  вещи А,  но дающее возможность исследовать опосредствованно ее свойства.  Отличие производного вещественного доказательства от первоначального  заключается  в том,  что  оно  состоит из иного материала (вещества),  имеет в связи с этим другой вес,  цвет и т.  п.  В то  же  время  оно  адекватно  передает  форму (конфигурацию),     расположение     и     характер    признаков,    имеющих доказательственное значение,  и поэтому может  быть  -  в  этих  пределах  - использовано,   например,   для   установления   следообразующего   объекта. Невозможность придать производному вещественному доказательству все свойства первоначального   объекта   вовсе   не  означает  отрицания  самого  понятия производных доказательств - копий и слепков,  как утверждает А. М. Ларин. Он пишет:  "Никакая  копия не обеспечивает абсолютного тождества.  Делая слепок или  оттиск,  следователь  не  может  априорно  определить,  какие  свойства вещественного  доказательства  могут  оказаться  существенными в дальнейшем. Самый совершенный слепок воспроизводит  только  внешние  очертани  предмета, лишая  представления  о  химическом составе,  цвете,  весе,  запахе и других качествах   вещественного   доказательства,    которые    могут    оказаться существенными в будущем".       Отсюда делается вывод, что поскольку нельзя создать объект, обладающий всеми  свойствами  другого  объекта,  постольку  не  имеет  смысла создавать объекты,  обладающие лишь частью свойств оригинала. В действительности перед следователем  вообще  не  стоит  задача воспроизведения при копировании всех свойств первоначального вещественного доказательства,  да и само копирование предпринимается   только   тогда,   когда   этим   способом  можно  передать интересующие  следователя  свойства  объекта.  В  частности,  копии   обычно получают с тех объектов,  которые подлежат криминалистическому исследованию, имеющему  обычно  дело  с  внешней  формой  предмета,   вполне   поддающейся воспроизведению  на  новом объекте при помощи современных средств копировани Производное  вещественное  доказательство  -  это  модель,   воспроизводящая определенные   свойства  оригинала.  Эта  связь  производного  вещественного доказательства как модели со своим оригиналом  обусловливает  познавательную функцию производного вещественного доказательства: на нее как бы переносится часть доказательственной информации,  содержащейся в оригинале и относящейся к тем ее признакам,  которые поддаются копированию. Передаваемая производным вещественным доказательством информация несет в себе данные о первоначальном акте отражения и, следовательно, о воздействующем факте. Представляется, что процессуальный   режим   приобщения   к   делу,   хранения,    использования первоначальных и производных вещественных доказательств должен быть одинаков и полностью обеспечивать сохранность как первоначальных,  так и  производных вещественных доказательств.  Действующий закон указывает,  что в необходимых случаях следователь производит  осмотр  и  изготавливает  слепки  и  оттиски следов (ст.  179 УПК РСФСР). Копии вещественных доказательств подходят и под общее определение вещественных доказательств,  данное в  ст.  83  УПК  РСФСР ("все  другие предметы...  " и т.  д.  ).  Приведенные выше соображения дают основание для предложения об уточнении текста закона специальным  указанием, что на копии (производные вещественные доказательства) распространяется весь режим процессуального закрепления вещественных доказательств    частности, приобщение их особым постановлением).  Тем самым порядок введени производных вещественных доказательств в материалы дела  наиболее  полно  обеспечивается средствами   удостоверения  их  подлинности  и  достоверности.  Значительный теоретический и практический интерес представляют вопросы использования  при доказывании  образцов  для  сравнительного  исследовани  В  процессуальной и криминалистической  литературе  высказаны  различные  взгляды   на   природу образцов:   а)  образцы  для  сравнительного  исследования  представляют  по существу   вещественные   доказательства,   и   на   них    распространяется процессуальный    режим    вещественных   доказательств   б)   образцы   для сравнительного   исследования   относятся   к   так   называемым   заменимым вещественным  доказательствам  в  отличие  от приобщаемых к делу незаменимых вещественных доказательств в) образцы  для  сравнительного  исследования  не вещественные  доказательства,  они  имеют  самостоятельное значение,  будучи объектами,  призванными способствовать исследованию личности и предметов для установления обстоятельств, имеющих значение для дела г) это вспомогательные "технические средства",  не имеющие  доказательственного  значения,  которое имеют лишь результаты их сопоставления с вещественными доказательствами.       Представляется, что  образцы  -   это   особая   категория   объектов, используемых  в уголовном процессе в связи с необходимостью широко применять сравнительное исследование для установления истины по  уголовному  делу.  По своей  природе  образцы  близко  примыкают  к  вещественным доказательствам. Однако они имеют иное происхождение,  они не создаются исследуемым событием, подобно  вещественным  доказательствам,  не  присущи ему.  Иногда предлагают считать    образцы    для    сравнительного    исследовани     вещественными доказательствами на том лишь основании, что без сравнения с образцами теряют свое  значение  вещественные  доказательства.  Сторонники   такого   взгляда игнорируют,   однако,   объективную   связь   вещественных  доказательств  с исследуемым событием  и  наличие  у  них  в  ряде  случаев  самостоятельного значения,  приобретаемого  не  через  сравнение с образцами,  а в результате таких  следственных  действий,  как  осмотр,  предъявление  для   опознания, следственный  эксперимент,  с  помощью  которых могут быть установлены связи данного  вещественного  доказательства  с  исследуемым  событием.  Получение образцов  почерка    иных)  от  обвиняемого,  свидетеля и потерпевшего для сравнительного исследования,  осуществляемое по инициативе  следователя  или суда,  -  это самостоятельное следственное действие Для него характерны (ст. 186 УПК РСФСР):  а) обязательность вынесения постановления  (определения)  о получении   образцов   для  сравнительного  исследования;  б)  необходимость фиксировать в протоколе условия и методы получения образцов, их количество и признаки  с тем,  чтобы можно было оценить достаточность базы сравнительного исследования;  в) обязательность постановления  (определения)  для  лица,  в отношении которого оно вынесено.       Под образцами   в   криминалистике   понимаются   различные   объекты, воспроизводимые  и изымаемые по постановлению следователя (определению суда) для сравнительного исследовани Эти образцы при всем  их  разнообразии  могут быть  разделены  на  две  группы.  К  первой  относятся образцы,  отражающие фиксированные   признаки   иного   объекта.   Эти   образцы   играют    роль идентифицирующих объектов.  К их числу относятся: образцы - непосредственные отображения  (отпечатки  пальцев,  оттиски  орудий  взлома  и   т.   д.   ); образцы-сложные  отражения навыка,  выраженного в почерке,  профессиональных приемах и т. д. Ко второй группе образцов относятся объекты, отражающие свои собственные   признаки  родового  или  видового  характера  и  служащие  для установления групповой принадлежности.  К их числу относятся части материала или вещества (кровь, волосы, слюна, краска, бумага и т. п. ); так называемые "средние пробы" (на пример, зерна) и другие образцы, служащие сравнительными объектами при установлении групповой принадлежности (сорт, класс, тип, вид и т.  д.  ).  В любом  случае,  однако,  образцы  в  отличие  от  вещественных доказательств не имеют самостоятельного значения по делу;  само их появление определяется   необходимостью   производства   сравнительного   исследования вещественного доказательства.  Отсутствие самостоятельного значения не есть, однако,  отсутствие доказательственного значения вообще.  Если бы образцы не имели такого значения,  результаты их изучения нельзя было бы использовать в доказывании.  В действительности образцы несут доказательственную информацию о  фактах,  имеющих  существенное значение.  Во многих случаях вещественными доказательствами  являются  документы.  Поэтому  важно   отграничить   такие вещественные   доказательства   от   иных   документов.   Они   могут   быть классифицированы следующим  образом:  а)  документы  как  средства  (орудия) совершения преступлени К ним относятся различные поддельные счета, расписки. отчетные документы,  поддельные железнодорожные билеты, трудовые и расчетные книжки,   свидетельства   о   болезни   и  другие  документы,  которые  были использованы с целью преступного завладения деньгами и товарно-материальными ценностями,  незаконного  получения льгот или освобождения от обязанностей и т.  д. ; б) документы как средства сокрытия преступных действий или личности преступника.  К  этому виду относятся любые документы,  которые используются преступником,  чтобы скрыть совершенное преступление,  направить следствие и суд по ложному пути, а равно способствовать уклонению виновного от следствия и  суда;  в)  документы  как  средства  установления  личности  преступника, потерпевшего,  происхождения похищенного и других существенных обстоятельств по делу.  К таким документам будет относиться,  например, записка с адресом, обнаруженная  в  кармане  одежды неопознанного трупа,  и т.  д.  Определение вещественного  доказательства  было  бы  неполным,  если  не   упомянуть   о необходимости  присущей  ему  процессуальной  формы.  К элементам этой формы относятся:  а) процессуальный документ,  содержащий данные  о  происхождении материального объекта;  б) протокол осмотра этого объекта (ст.  ст.  84, 179 УПК РСФСР); в) постановление о приобщении данного объекта к делу (ст. 83 УПК РСФСР);  г)  объект,  приобщенный "в натуре".  Только совокупность указанных элементов обусловливает  превращение  объекта,  могущего  быть  вещественным доказательством,   в   вещественное   доказательство.  Мнение,  что  предмет признается  вещественным  доказательством  только  тогда,  когда  после  его осмотра выноситс специальное постановление,  объясняющее,  что именно делает этот предмет таким доказательством,  в настоящее время общепринято. Спорным, однако,  оказался  вопрос  о том,  когда нужно выносить такое постановление. Некоторые авторы считают,  что это должно быть сделано сразу по  обнаружении (осмотре) предмета, возможно запечатлевшего признаки, существенные для дела; другие же-что предмет нужно приобщать к делу только после  того,  как  будет установлено,   что   он   является   вещественным   доказательством,  т.  е. действительно содержит эти признаки.  Сторонники первой из  указанных  точек зрения ссылаются на то,  что,  во-первых, закон говорит о предметах, могущих служить  средством   установления   фактических   обстоятельств   дела,   и, следовательно,  для признани объекта вещественным доказательством достаточно предположительно  решить  вопрос   о   возможном   наличии   соответствующих признаков. Во-вторых, в тех случаях, когда для окончательного установления у объекта признаков,  существенных для дела,  требуетс экспертиза,  она должна иметь своим предметом вещественные доказательства,  а не объекты, не имеющие определенного процессуального статута.  В-третьих, промедление с приобщением объекта  к  делу  в  качестве вещественного доказательства может повлечь его повреждение или утрату.  Эти доводы,  однако,  не представляются  достаточно убедительными. Прежде всего закон говорит о предметах, которые могут служить средством установления фактических обстоятельств  дела  в  том  смысле,  что предположительна  относимость  к  делу  имеющихся у них признаков (вопрос об относимости  по  большей  части  окончательно  решается  лишь   при   оценке совокупности  собранных  доказательств),  а  не само наличие соответствующих признаков.  В ряде  случаев  для  установления  того,  что  объект  обладает признаками,  возможно относящимися к делу,  достаточно его осмотра. В других случаях необходимы также допросы,  следственный эксперимент или экспертиза и т.   п.  Очевидно,  что  выносить  постановление  о  признании  вещественным доказательством объекта, на котором имеется пятно, похожее на кровь, было бы преждевременно,  пока  не  будет  установлено,  что  это действительно следы крови,  а не ржавчины или другого вещества.  Нельзя согласиться и с  другими аргументами  сторонников  критикуемой  точки зрени В частности,  не случайно закон говорит о направлении на экспертизу не вещественных  доказательств,  а материалов  (ст.  ст.  82,  184,  191 УПК РСФСР).  Применительно к объектам, изымаемым при осмотре (ст.  ст.  179,  182 УПК РСФСР) и при обыске (ст.  ст. 170-172,   176   УПК   РСФСР),   закон   также  говорит  не  о  вещественных доказательствах,  а о "предметах и документах",  одновременно предусматривая необходимые  меры,  обеспечивающие  их  подлинность  и целостность (осмотр и описание в протоколе, фотографирование, опечатывание, составление описи и т. д.  ).  Таким  образом,  отсрочка  с  вынесением  постановления о приобщении предмета к делу в качестве вещественного доказательства отнюдь не  означает, что  не  будет  обеспечена его сохранность.  Таким образом,  постановление о приобщении объекта к делу в качестве вещественного доказательства  выносится после  того,  как  будет  установлено,  что  те или иные признаки достоверно имеются у объекта и,  возможно,  относятся  к  делу.  Иное  решение  вопроса привело  бы  к  загромождению  дела  ненужными  документами (постановления о приобщении  к  делу  объектов,  фактически   не   являющихся   вещественными доказательствами).

        ¶N 2. ОСОБЕННОСТИ СОБИРАНИЯ И ОЦЕНКИ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ§

      Уголовно-процессуальный закон   предусматривает   ряд  следственных  и судебных  действий,  в  ходе  которых  органы   дознания,   предварительного следствия   и   суд   собирают   и  проверяют  вещественные  доказательства. Регламентация  порядка  и  способов  собирани   вещественных   доказательств направлена  на  то,  чтобы с учетом характера содержащейся в них фактической информации обеспечить полноту ее выявления,  точность  закрепления  в  деле, сохранность  и  неизменность.  В частности,  преследуется цель зафиксировать место и  условия  обнаружения  вещественного  доказательства;  обеспечить  и удостоверить   его  подлинность  (т.  е.  исключить  возможность  подмены  и подделки);   при   необходимости   возможно   более    полно    использовать вспомогательные способы фиксации существенных для дела свойств вещественного доказательства.  Реализация требований закона обеспечивает, с одной стороны, максимальную   полноту   собирания   и   проверки   имеющихся   вещественных доказательств,  а с другой - устраняет загромождение дела ненужными для  его расследования    и   рассмотрения   предметами,   обеспечивает   сохранность вещественных доказательств и  в  случае  их  порчи  или  утраты  возможность сохранения  их  копий,  описаний,  рисунков и т.  д.  Процессуальные правила собирания и исследования вещественных доказательств учитывают,  в частности, неповторимость в ряде случаев следственного действия, с помощью которого был обнаружен объект,  и связанную с  этим  необходимость  удостоверить  факт  и обстоятельства обнаружения,  равно как и наличие в этот момент у объекта тех признаков, которые используются при доказывании. Существенное значение имеют следующие   правила   процессуального  регулирования  собирания  и  проверки вещественных доказательств:  а) предусматривается  обязательное  присутствие понятых при следственных действиях,  в ходе которых осуществляется собирание вещественных доказательств и фиксируются  обстоятельства  их  обнаружени  На понятых   закон   возлагает  обязанность  удостоверить  факт,  содержание  и результаты действий,  при производстве которых  они  присутствовали,  т.  е. удостоверить, насколько правильно в протоколе следственного действия отражен процесс его проведения и полученные результаты.       Отсутствие понятых  при  обнаружении  и изъятии следов и предметов,  а равно  нарушение  органами  расследования  требований  закона   относительно состава  понятых,  по  общему  правилу,  влечет  недопустимость  приобщенных объектов в качестве доказательств,  так как  создает  неустранимое  сомнение относительно   факта   и   обстоятельств   их   обнаружения  и  изъятия;  б) устанавливается  возможность  присутствия  при   производстве   следственных (судебных)  действий  по собиранию вещественных доказательств лиц,  законные интересы которых могут быть затронуты  фактом  производства  и  результатами этих  действий  или  которые  могут  указать местонахождение следов и других объектов (ст.  ст.  169,  179 УПК РСФСР) ;  в) предусматривается  применение научно-технических  средств дл фиксации вещественных доказательств,  а равно запечатления   места   и   обстоятельств   их   обнаружения    (копирование, фотографирование,  составление  планов,  схем  и т.  д.  ).  В этих же целях используется помощь  специалистов.  Нарушение  указанных  требований  закона также  может  создать  в  ряде  случаев  сомнение в полноте,  объективности, всесторонности  результатов  осмотра,  обыска  и  т.  п.  ;  г)  установлена возможность  проведения  осмотра  для  собирания вещественных доказательств, если имеется  опасность  утраты  объектов  или  изменения  их  признаков  до возбуждения   уголовного   дела   (ст.  178  УПК  РСФСР).  Предусматривается возможность производства в порядке исключения обыска в ночное время (ст. 170 УПК  РСФСР);  д)  установлен  порядок хранения вещественного доказательства, исключающий  его  подмену,  утрату  или  изменение  существенных  для   дела признаков.   Так,   ст.   84   УПК  РСФСР  устанавливает,  что  вещественные доказательства должны быть описаны в  протоколе  осмотра  и  по  возможности сфотографированы.   О   необходимости   упаковать   и   опечатать  предметы, обнаруженные при выемке,  обыске,  осмотре места происшествия,  местности  и помещения,  говорится и в ст. ст. 171, 179 УПК РСФСР. Храниться вещественные доказательства должны (кроме тех случаев когда такая возможность  исключена) при  деле;  е)  процесс  собирания  и  проверки  вещественных  доказательств обязательно отражается в процессуальных  документах,  наличие  и  содержание которых  должно свидетельствовать о соблюдении установленных законом правил. Собирание и проверка вещественных  доказательств  осуществляются  в  течение всего   процесса   доказывания  по  делу.  Было  бы  неверно,  в  частности, игнорировать возможности,  которыми обладает суд не только для  исследования уже  имеющихся в деле,  но и для собирания новых вещественных доказательств. Вместе с тем в силу тех задач,  которые уголовно-процессуальный закон ставит перед  дознанием и предварительным следствием,  основная работа по собиранию вещественных доказательств должна выполняться на этих  стадиях  производства по  Делу.  Вещественные  доказательства  чаще  всего  собирают  в ходе таких следственных действий,  как выемка,  обыск,  осмотр,  при чем следственная и судебная   практика   свидетельствуют,   что   не   использование   органами расследования имеющихся  возможностей  собирани  вещественных  доказательств часто  не может быть восполнено в дальнейшем.  Говоря о фиксации результатов выемки и обыска,  закон (ст.  176 УПК РСФСР) требует, чтобы в протоколе было указано, выданы ли предметы и документы, подлежащие изъятию, добровольно или изъяты принудительно,  в каком именно месте и при каких обстоятельствах  они были  обнаружены.  Кроме  того,  в  протоколе или в приложенной к нему описи должно быть пере числено все изымаемое с точным указанием количества,  меры, веса  или  индивидуальных  признаков  и по возможности стоимости.  Указанные требования  закона  направлены  на  то,  чтобы   гарантировать   возможность использования  объектов,  обнаруженных  при  выемке  и  обыске,  в  качестве вещественных доказательств. Обыск и выемка могут быть, с нашей точки зрения, произведены  и  по  усмотрению суда.  Найдя это необходимым,  суд может,  не возвращая дело на доследование,  вынести определение об обыске  или  выемке, поручив  его  исполнение органу милиции.  Эта точка зрения находит известное обоснование в тексте ст. 70 УПК РСФСР, хотя сам порядок обыска в присутствии суда   закон  не  регламентирует.  Несомненно,  что  обыск,  производимый  в присутствии суда (например, для изъятия записки, переданной подсудимому), не требует приглашения понятых.  Обыск по поручению суда производится в обычном порядке.  Вещественные доказательства,  обнаруженные при обыске или выемке в суде, подлежат исследованию и приобщаются к делу определением.       Предоставля органу  расследования  и  суду  возможность  отыскивать  и принудительно изымать объекты,  имеющие значение для дела,  путем обыска или выемки,  законодатель уделил большое внимание тому, чтобы эти процессуальные действия не применялись в противоречии с их назначением.  В частности, закон устанавливает  обязательность  вынесения  мотивированного  постановления   о производстве  выемки  и  проверку  прокурором  достаточности  оснований  для обыска,  производимого на предварительном  следствии  и  дознании  (ст.  ст. 167-168  УПК  РСФСР).  Эти  указания  закона  (как  правило,  относящиеся  к присутствию  заинтересованных  лиц  при  обыске,  выемке  и  их  участию   в составлении  протокола,  порядку  вскрытия  запертых  помещений и т.  д.  )- наглядное свидетельство органического сочетания гарантий установления истины по  делу  и  охраны  законных  интересов  граждан как взаимосвязанных сторон единой   системы   процессуальных   гарантий   доказывания    в    советском судопроизводстве.  Предметы  могут  быть  представлены  органу расследования (суду) гражданином,  представителем общественности,  должностным лицом,  его обнаружившим   (ст.  70  УПК  РСФСР).  Представление  отличается  от  выемки отсутствием требования лица,  осуществляющего производство по делу;  предмет передаетс   следователю  (суду)  не  по  его  требованию,  а  по  инициативе передающего.  Понятно,  что  передача  предмета  осуществляется  в  порядке, который   должен   обеспечить   установление   и  фиксацию  места,  времени, обстоятельств обнаружения объекта и его существенные признаки.       Одна из основных задач осмотра, как и обыска, - собирание вещественных доказательств.  Однако осмотр и обыск значительно различаются по  характеру, так  как  обыск  связан  с  поиском  предметов и документов,  находящихся во владении какого-либо лица и скрываемых им. Вещественные доказательства могут быть  обнаружены  при  производстве  осмотра места происшествия,  местности, помещений,  при осмотре трупа и освидетельствовании живых  лиц.  Пред  меты, обнаруженные при выемке,  осмотре места происшествия, местности и помещения, следователь должен осматривать для того,  чтобы найти признаки,  указывающие на возможную относимость к делу.  Как правило, этот осмотр осуществляется на месте производства следственного действия и  его  результаты  за  носятся  в протокол  указанного  следственного  действи  Если  же для осмотра предметов требуется продолжительное время или  на  месте  обнаружения  нет  для  этого благоприятных  условий,  осмотр  производится по месту производства следстви Понятно,  что исследуются подробно только объекты,  которые могут  оказаться относящимися  к  делу.  Нельзя  сводить осмотр к механической фиксации всего обнаруженного Закон специально требует фиксировать при осмотре  обнаруженное именно в том виде, в каком оно наблюдалось в ходе осмотра. Это относится и к вещественным   доказательствам.   За   явления   лиц,   обнаруживших   место происшествия или предмет,  о том, что те или иные следы и признаки появились позднее (например,  оставлены этими лицами),  должны быть проверены  в  ходе расследовани   Не   следует   перед  осмотром  прибегать  к  "реконструкции" первоначального вида объектов со слов заявителей.  Последние могут ошибаться или  вводить  следователя  в  заблуждение.  В ходе осмотра также недопустимо осуществлять реконструкцию обстановки,  ибо  это  может  привести  к  утрате реально  имеющихся  и  появлению  в  деле  мнимых вещественных доказательств Реконструкция может быть тактическим приемом следственного эксперимента,  но не   осмотра.   Принцип  непосредственности  требует  от  состава  суда  при рассмотрении дела самостоятельно исследовать все доказательства по  делу.  В частности,  закон требует,  чтобы вещественные доказательства, находящиеся в деле  и  представленные  в  судебное  заседание,  были  осмотрены  судом   и предъявлены   участникам  процесса  (ст.  291  УПК  РСФСР).  Если  указанное требование не было соблюдено,  это означает, что вещественные доказательства на  судебном  следствии  не  исследовались  и  поэтому ни суд,  ни участники процесса не могут делать на их основе какие-либо выводы. Представляется, что осмотр  вещественных  доказательств целесообразнее всего производить по ходу исследования тех обстоятельств, к которым данное вещественное доказательство имеет непосредственное отношение. Результаты осмотра фиксируются в протоколе судебного заседани При проведении  следственного  эксперимента  как  способа исследования  свойств  материальных  объектов иногда практикуется замена при опытах  подлинного  объекта  другим,  подобным   ему   объектом   (например, перепиливание  дужки  замка  той же системы).  Представляется,  что в этих и некоторых  других  случаях   следственный   эксперимент,   будучи   способом исследования   имеющихся   доказательств,   приводит   к   появлению   новых вещественных  доказательств,  каковыми  становятся  материальные  результаты опытов,  используемых при доказывании.  Например, если обвиняемый в подделке документов изъявляет желание воспроизвести свои  действия  и  изготовляет  в ходе  эксперимента  поддельные  оттиски печатей или штампов,  то эти объекты могут  быть  приобщены  к  делу  в  качестве   вещественных   доказательств. Исследование  свойств  предметов  может  производиться  и  в  ходе судебного эксперимента. Необходимость в нем может возникнуть либо когда у суда вызвали сомнение    результаты   следственного   эксперимента,   произведенного   на предварительном расследовании,  либо когда путем эксперимента представляется возможным  должным  образом исследовать какое-либо доказательство.  Судебный эксперимент производится  всем  составом  суда  в  ходе  судебного  заседани Вещественные  доказательства  могут  быть  обнаружены  при проведении такого следственного действия,  как проверка  показаний  на  месте.  В  ходе  этого следственного  действия  нередко  обнаруживаются  следы и предметы,  имеющие значение для дела. Обычно это бывает в тех случаях, когда проверка показаний производится  на  месте,  которое  ранее не осматривалось.  Факт обнаружения следа или предмета  должен  отражаться  в  протоколе  данного  следственного действи  Что  же касается исследования следа или предмета путем его осмотра, то здесь, на наш взгляд, следует руководствоваться ст. 179 УПК РСФСР. Осмотр следов и предметов, обнаруженных при проверке показаний на месте, может быть произведен как там,  где проводилась проверка (с фиксацией его результатов в общем  протоколе),  так  и  по  месту производства следствия (с составлением протокола осмотра).  С помощью  предъявления  для  опознания  осуществляется идентификация  по  признакам  идентифицируемых  объектов,  запечатлевшихся в памяти опознающего.  В результате  предъявления  для  опознания  может  быть установлено   либо   тождество  (сходство),  либо  отсутствие  тождества.  В зависимости от этого решается вопрос  о  значении  для  дела  предъявляемого объекта.   Экспертное   исследование  предмета  может  иметь  место  как  на предварительном,  так и на судебном следствии (ст.  288 УПК РСФСР) (см.  гл. XIII). Рассматривая процессуальные способы собирания и проверки вещественных доказательств,  следует остановиться и на таком следственном  действии,  как допрос.  Путем допроса потерпевшего,  свидетеля, подозреваемого, обвиняемого могут  быть  получены  сведения,  которые,  с  одной  стороны,  способствуют обнаружению объектов,  возможно являющихся вещественными доказательствами, а с другой - позволяют решить вопрос об относимости  обнаруженных  объектов  к расследуемому  событию,  определить  их  действительное  значение  для дела. Наличие  в  деле   подробных   показаний,   относящихся   к   характеристике вещественных доказательств,  а в случае необходимости и к обстоятельствам их обнаружения и изъятия, обеспечивает правильную оценку последних. Разумеется, при   этом   не  обходимо  учитывать  не  только  сведения,  содержащиеся  в показаниях,  но и полученные в  результате  проведения  других  следственных действий.  Следует также отметить и то значение,  которое имеют обнаруженные по  показаниям  допрашиваемого  вещественные  доказательства  как   средство проверки  этих  показаний  и  подтверждения  их  истинности или как средство изобличения во лжи  лиц,  дающих  неправдивые  показания  Известный  интерес представляет  вопрос о доказательственном значении объектов,  обнаруженных в процессе  оперативно-розыскных  действий  (ст.  ст.  118-120   УПК   РСФСР). Некоторые авторы,  уделявшие тому вопросу внимание,  полагали,  в частности, что объекты,  обнаруженные в процессе оперативно-розыскной работы,  не могут иметь доказательственного значени       Как нам представляется,  нельзя смешивать  два  момента:  "физическое" обнаружение  объекта,  могущего служить вещественным доказательством,  и его получение  органом  расследования  (судом).  В  тех  случаях,  когда  объект обнаруживается в ходе осмотра или обыска,  эти два момента совпадают. Однако они различны в том случае,  когда предметы и следы  преступления  обнаружили оперативные работники в порядке ст.  118 УПК РСФСР, а затем сообщили об этом следователю и обеспечили возможность собирания их органом расследования  или судом. Закон наделяет правом представления вещественных доказательств органу расследования или  суду  по  собственной  инициативе  наряду  с  участниками процесса  любых  граждан,  учреждения,  предприятия и организации.  Никакого изъятия дл оперативных работников при этом не предусматриваетс Важно,  чтобы было  достоверно  известно,  кем,  где,  при  каких  обстоятельствах предмет обнаружен.  Было бы неверно считать,  что  раз  объект  обнаружил  не  орган расследования  непосредствен  но  -  значит  его  происхождение  неизвестно. Напротив,   соответствующие   обстоятельства   устанавливаются   показаниями названных  лиц  или  документами.  Последние  в  свою  очередь  должны  быть приобщены к делу,  а затем проверены и оценены.  Вопрос о признании предмета вещественным  доказательством  и  в  этом  случае  должен  решаться  в общем порядке.  Стать на иную точку зрения - значило бы  необоснованно  ограничить имеющиеся возможности собирания вещественных доказательств,  необходимых для установления истины.  К сказанному  надо  добавить,  что  действующий  закон возложил  на органы дознания принятие необходимых оперативно-розыскных мер в целях обнаружения признаков преступления и лиц,  его совершивших.  При  этом могут   обнаруживаться   объекты,  которые,  возможно,  будут  вещественными доказательствами и  требуют  поэтому  немедленного  изъятия  или  закреплени Очевидно,   что   соответствующая  деятельность  органов  дознания  была  бы бесцельной,  если бы они не могли передать обнаруженные объекты  следователю для решения вопроса об их доказательственном значении. Если обнаруженные при проведении  оперативно-розыскных   мер   и   сфотографированные   работником дознания,  а  впоследствии уничтоженные преступником объекты могут оказаться существенными для дела,  возникает вопрос о способе приобщения к делу  таких фотоснимков - вещественных доказательств. Можно согласиться с рекомендацией, что  условием  приобщения  такого   рода   фотоснимков   к   делу   является одновременное приобщение справки или рапорта,  устанавливающего время, место и другие обстоятельства произведенной  фотосъемки.  Если  же  документальные данные о происхождении фотоснимков такою рода в деле отсутствуют,  последние не могут рассматриваться как имеющие доказательственное  значение,  так  как неизвестен источник их происхождени В связи с этим следует подчеркнуть,  что установление источника происхождения не самоцель,  а  средство  убедиться  в подлинности  объекта.  Коль  скоро  сочетание  данных об обстоятельствах его обнаружения оперативным работником  и  данных  исследования  самого  объекта бесспорно  доказывает  его  достоверность,  нет  оснований  отказываться  от признания объекта вещественным доказательством только на том основании,  что он  поступил  к  следователю  от третьего лица.  В этом отношении не имеется каких-либо  принципиальных   различий   между   объектом,   обнаруженным   и представленным   следователю   оперативным   работником   и   представленным участником процесса или любым лицом. Иными словами, рассматриваемый случай - частный  случай  представления  предметов и документов в порядке ст.  70 УПК РСФСР (подробнее см.  N 1 гл.  VI).  Разумеется,  следует самым  решительным образом подчеркнуть, что если процессуальным путем не может быть установлена допустимость,  достоверность и  относимость  указанных  объектов  к  событию преступления,  то  никакого доказательственного значения они иметь не могут. На это обращал внимание Ф.  Э.  Дзержинский,  который писал, что неизвестным источникам,  бесконтрольным  и  не  подлежащим проверке,  доверять ни в коем случае   нельзя   Следует   остановиться   на   значении   так    называемых предварительных   исследований  вещественных  доказательств,  осуществляемых следователем.  Предварительным  исследованием   вещественных   доказательств обычно   называют   их   анализ,   осуществляемый   самим  следователем  вне процессуальной деятельности (и без включения результатов в  материалы  дела) для  выдвижения  и  проверки  версий  и  определения процессуальных способов извлечения  и  использования  содержащейся  в  объектах   доказательственной информации. Исследование такого рода "включает в себя выявление, объяснение, а иногда и сравнительную оценку признаков предметов,  производимые обычно  с помощью   специальных   приемов   и  средств"  В  процессе  предварительного исследования следователь, поскольку он обладает соответствующими познаниями, может  использовать любую необходимую ему аппаратуру и технические средства, которые применяет в своей деятельности специалист или  эксперт.  Следователь не вправе лишь проводить исследование,  которое подвергает риску сохранность вещественного доказательства. В противном случае это может привести к утрате объектом  доказательственного  значения,  так  как  нельзя  будет произвести экспертное исследование.  Результаты предварительных исследований, поскольку они    выходят    за   рамки   следственного   осмотра   или   эксперимента, доказательственного значения не имеют,  будучи лишь "ориентирами" для органа расследования  Прямое отношение к процессу доказывания имеет вопрос о сроках хранения вещественных доказательств и мерах,  принимаемых в отношении их при разрешении   уголовного   дела.   Соответствующие   нормы  обеспечивают:  а) сохранность вещественных доказательств в течение всего процесса доказывания; б)  возврат  ценностей  и  других  вещей их законным владельцам по миновании необходимости  в   использовании   этих   объектов   при   доказывании;   в) неразглашение  обстоятельств  интимной  жизни  граждан;  г)  изъятие  орудий преступления и вещей,  запрещенных к обращению,  с тем,  чтобы  предупредить возможность совершения новых преступлений с использованием этих же объектов. По общему правилу,  вещественное доказательство  хранится  до  вступления  в законную силу приговора,  определения,  постановления о прекращении дела.  В отдельных случаях,  если это  возможно  без  ущерба  для  расследования  или судебного   рассмотрения   дела,   вещественные  доказательства  могут  быть возвращены владельцам досрочно (ч.  2 ст.  85 УПК  РСФСР).  К  этим  случаям можно,  например, отнести возврат потерпевшему похищенных вещей, если вопрос о их принадлежности не являетс спорным и вещи уже исследованы путем осмотра, экспертизы,  предъявления для опознания и т.  д.  Однако в указанных случаях владельца вещественных доказательств нужно предупредить,  чтобы он  сохранял их  до  окончательного  разрешения дела с тем,  чтобы они могли быть в любой момент представлены следователю или суду.  Досрочно  могут  быть  возвращены законным  владельцам  или  переданы  для  реализации скоропортящиеся товары. Однако и в этом случае для того,  чтобы доказывание не было затруднено,  эти товары  должны  быть  предварительно  исследованы  с  тем,  чтобы  исключить возможные споры о их фактическом виде и качестве На документы,  фигурирующие в деле в качестве вещественных доказательств, законодатель не распространяет установленные применительно  ко  всем  другим  вещественным  доказательствам сроки хранения,  так как хранение их не представляет практически трудностей. Поэтому они остаются при деле в течение всего срока хранения последнего  или передаются  заинтересованным  учреждениям.  Только  после того как уголовное дело,  к которому были приобщены вещественные  доказательства,  окончательно разрешено  и только в случае,  если эти доказательства не имеют значения для доказывания по другим делам,  принимаются меры,  предусмотренные законом, по их уничтожению,  реализации или передаче заинтересованным лицам (ст.  86 УПК РСФСР).  Оценка вещественных доказательств базируется  на  тех  же  исходных положениях,  что  и  оценка всех других доказательств,  и представляет собой длящийся процесс,  охватывающий все стадии  прохождения  дела  и  неразрывно связанный с собиранием и проверкой доказательств.  Одной из его особенностей является то,  что для достоверного  установления  относимости  вещественного доказательства  нередко  требуется  его  исследование.  Необходимость  этого объясняется,  во-первых,  тем,  что существование или  несуществование  ряда признаков не может быть достоверно установлено в момент обнаружения предмета путем его непосредственного обозрения,  требует поисковых, исследовательских действий.  Во-вторых,  тем,  что  без  такого  исследования  не  всегда ясен "механизм" образования того или  иного  признака  и,  значит,  связь  его  с исследуемым событием. По образному замечанию Н. Н. Полянского, "вещественные доказательства - "немые свидетели",  однако их можно заставить говорить; для этого в процесс и вводится эксперт.  Язык вещественного доказательства - это язык исследующего его эксперта".       Предварительная оценка   вещественных   доказательств   отражается   в постановлениях о приобщении их к делу,  о назначении экспертизы и т.  д. Она может меняться,  отражая общее движение доказывания от незнания к знанию, от предположения  к  достоверности,  до  тех  пор,  пока   не   будет   собрана совокупность фактических данных,  необходимая и достаточная для того,  чтобы про извести их окончательную оценку. Так, суд, удостоверившись в подлинности вещественного доказательства, т. е. в том, что объект судебного исследования именно тот предмет,  который был  обнаружен  на  предварительном  следствии, устанавливает,   далее,   его   неизменность,   допустимость  от  ношение  к рассматриваемому  делу,  изучая  все   обстоятельства,   связанные   с   его обнаружением, фиксацией, исследованием и хранением. Осуществляется это путем допроса  подсудимых,  свидетелей,  потерпевших,  экспертов,   а   в   случае необходимости  путем  оглашения  протоколов  и  заключений,  составленных на предвари   тельном    следствии.    Окончательная    оценка    вещественного доказательства  дается  судом  в  приговоре.  Следует  решительно отвергнуть высказывания,   прямо   или   косвенно   противопоставляющие    вещественные доказательства   как   "лучшие"   другим  доказательствам  как  "худшим"  и, следователь  но,  ориентирующие  на  сужение  объема  проверки  вещественных доказательств,  на  предустановленную  оценку их достоверности и значения по делу.  Следует подчеркнуть бесплодность самой постановки вопроса  о  большей или  меньшей  достоверности  доказательств в зависимости от их вида.  Решить вопрос о достоверности можно на основе анализа конкретного доказательства  с точки  зрения  условий  формирования,  появления  в деле,  содержани Деление доказательств на вещественные,  документы,  показания,  заключения экспертов определяет особенности собирания,  проверки и оценки их, но не сравнительную ценность.  На  точность  и  полноту  фактических  данных,   извлекаемых   из вещественных  доказательств,  не  влияют  те  "помехи",  которые  приходится учитывать,   предупреждать   и   устранять   при   оперировании,   например, показаниями.  Однако и им свойственны свои "помехи", связанные, в частности, с  неочевидностью  некоторых  существенных  для  дела   признаков   объекта; опасностью  утраты  объекта или изменения его свойств;  необходимостью часто оперировать  вещественными  доказательствами  в  комплексе   с   заключением эксперта  или показаниями.  Нельзя забывать,  как правильно указывает М.  А. Чельцов, и о возможности фальсификации вещественных доказательств (изменение характера и уничтожение следов, подбрасывание поличного, оставление на место происшествия предметов, принадлежащих непричастному к делу лицу, и т. д. ) с целью  отвлечь  внимание от истинных преступников,  обвинить других лиц и т. п..   Противоречия   между   вещественными   доказательствами   и    другими доказательствами,  собранными  по  делу,  должны решаться путем исследования причин этих  противоречий  по  существу    том  числе  проверки  версий  о фальсификации  или изменении свойств вещественного доказательства),  а не за счет признани вещественных доказательств "более  достоверными".  При  оценке вещественных  доказательств  прослеживается  весь  процесс  их  формирования ("механизм" образования,  обстоятельства обнаружения,  условия хранения и т. д.  )  и  только  после  этого делается вывод о допустимости и относимости к делу.  На основании изучения существенных  для  дела  признаков  объектов  в сопоставлении с другими доказательствами (в том числе с фактическими данными о времени,  месте, обстоятельствах обнаружения и условиях хранения), а равно с результатами экспертиз,  следственных экспериментов,  допросов, осмотров и т. п., проведенных для исследования и проверки вещественного доказательства, делается окончательный вывод о том, какие факты по делу им устанавливаются и какое значение они имеют.  Как уже отмечалось применительно к  другим  видам доказательств,   оценка  их  (предварительная  и  окончательная)  неразрывно связана  с   проверкой.   Это   полностью   относится   и   к   вещественным доказательствам.  Отсутствие  у них предустановленной достоверности и других преимуществ требует в каждом конкретном случае выяснения их  действительного значени Это предполагает необходимость проверки,  результаты которой помогут сделать  правильные  выводы  при   оценке.   Проверяется:   а)   подлинность вещественного   доказательства;   б)  неизменность  его  свойств  с  момента обнаружения;  в)  наличие  признаков,  возможно  относящихся  к   делу;   г) "механизм"  их  образовани  В  частности,  как отмечает А.  И.  Трусов,  при использовании  вещественных  доказательств,  чтобы  не  ошибиться  в  оценке достоверности устанавливаемых ими фактов,  исходят из наличия или отсутствия по делу гарантий от возможной  подмены  вещественных  доказательств  или  их фальсификации;  из  того,  насколько  вещи  отвечают  своему назначению;  из соответствия вещественных данных другим доказательствам и  установленным  по делу  фактам  Проверка эта осуществляется как путем анализа имеющихся в деле данных,   так   и   путем   собирания   дополнительных   данных.   Материалы осуществлявшихся различными путями исследований вещественного доказательства (осмотра,  экспертизы, эксперимента и т. п. ) сопоставляются между собой для того,   чтобы   выяснить,   согласуются  ли  их  результаты.  Осуществляется сопоставительный анализ групп взаимосвязанных по происхождению  вещественных доказательств (например,  замка с перепиленной дужкой и опилок,  собранных с земли).  Такой анализ позволяет,  с одной стороны,  выявить все существенные для  дела  признаки  каждого  объекта,  входящего  в  данную группу;  причем признаки  эти  в  значительной   части   раскрываются   именно   при   таком сопоставлении.   С   другой   стороны,   сопоставительный  анализ  позволяет обнаружить наличие "негативных" обстоятельств,  если они имеютс  Группировка объектов,  связанных  общностью  происхождения  и  как  бы дополнительных по отношению друг к другу,  представляет эффективный прием  проверки  и  оценки вещественных  доказательств Вещественные доказательства сопоставляются также с другими доказательствами,  имеющими аналогичное фактическое содержание  дл взаимопроверки.  Так,  количество обнаруженных у обвиняемого товаров,  сырья для изготовления самогона может опровергать показания  лица,  обвиняемого  в спекуляции  или самогоноварении,  что у него не было цели сбыта;  количество обнаруженных денег и ценностей - устанавливать,  что в  заключении  эксперта занижен  размер причиненного расхитителями ущерба,  и т.  д.  Таким образом, оценка вещественного доказательства строится не на  механическом  "принятии" его  или  "отсечении",  а  на  установлении  внутренней  согласованности или несогласованности с другими доказательствами, включении или невключении в их систему. Специфику имеют приемы, ноне цели и не существо проверки и оценки.