Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта
* ГЛАВА XIII ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА

      * ГЛАВА XIII ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА

        ¶N  1.  ПОНЯТИЕ  И ЗНАЧЕНИЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ЭКСПЕРТА КАК ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

     Заключение эксперта как доказательство -      это совокупность  фактических  данных,  содержащихся  в  его  сообщении      следователю   и   суду,   и  установленных  в  результате  исследования      материальных объектов, а также сведений, собранных в уголовном деле, проведенного лицом,  сведущим в определенной области науки, техники или иных специальных знаний и с применением этих знаний. Исследование проводится, его ход   и   результаты   фиксируются   с   соблюдением   указанного  в  законе процессуального порядка.  Оно осуществляется на основе специального  задания органа  расследования,  прокурора  или суда.  Таким образом,  для заключения эксперта как вида доказательств существенно то,  что оно:  а)  появляется  в деле   в   результате   исследования,   б)   исходит  от  лица,  обладающего определенными специальными познаниями,  без использования  которых  было  бы невозможно   само   исследование,   в)   дается   с  соблюдением  специально установленного процессуального порядка,  г) опирается на собранные  по  делу доказательства.    Эксперт   дает   заключение   либо   только   на   основе непосредственного исследования материальных  объектов  экспертизы,  либо  на основе такого исследования с привлечением сведений,  известных из материалов дела,  либо только на основе материалов дела.  Правильность вывода эксперта, использовавшего  содержащиеся  в  протоколах  допроса  и  других  письменных материалах  данные,  естественно,   зависит   от   достоверности   последних Экспертное  исследование  осуществляется в процессе доказывания,  будучи его составной частью:  оно подчинено тем же целям.  Получив заключение эксперта, суд  или  следователь  используют его в продолжающемся процессе доказывани В ходе экспертизы в отличие от  других  процессуальных  действий  установление существенных  для  дела фактов может происходить в отсутствие следователя (и суда).  Эта особенность позволяет объяснить,  почему законодатель  установил систему  специальных  процессуальных  гарантий,  соблюдение которых призвано способствовать достоверному,  полному  и  объективному  установлению  фактов экспертом   и  всесторонней  проверке  его  выводов  следователем  и  судом. Совокупность  этих  гарантий  образует  процессуальную  форму,   особенности которой   отличают   экспертизу   от   других   способов   доказывани  Нормы процессуального права, регламентирующие проведение экспертизы, определяют не только  цель,  порядок,  пределы  таких исследований,  но и взаимные права и обязанности суда,  прокурора,  органа расследования,  участников процесса  и эксперта   в   связи   с   проведением   последним  исследований.  В  случае недостаточной  ясности  или  полноты   заключения   может   быть   назначена дополнительная   экспертиза,   поручаемая  тому  же  или  другому  эксперту. Дополнительная экспертиза  назначается,  когда  правильность  заключения  не вызывает  сомнения,  но  требуются  дополнени  или разъяснени Дополнительные вопросы могут быть поставлены в тех случаях,  когда обоснование в заключении выводов   или   описание  произведенных  исследований  не  дает  возможности осуществлять всестороннюю оценку этих выводов.  В отдельных  случаях;  когда для этого не требуется дополнительных исследований,  неясность или неполнота заключения   может   быть   восполнена   допросом   экспертов.   В    случае необоснованности  заключения  эксперта или сомнений в его правильности может быть назначена повторная экспертиза,  поручаемая другому эксперту или другим экспертам. Задание эксперту, производящему повторную экспертизу, включает не только те вопросы,  которые были предметом первоначальной экспертизы,  но  в ряде  случаев  и вопросы,  связанные с необходимостью анализа правильности и полноты методов которые применялись при первоначальной экспертизе. Повторная экспертиза  назначается,  в  частности,  при  выяснившейся  профессиональной некомпетентности  ранее  назначенного  эксперта;  нарушении   процессуальных правил   производства   экспертизы,   повлекшем   неустранимое   сомнение  в обоснованности  ее  выводов    частности,  при  выяснении   обстоятельств, указывающих на возможную заинтересованность эксперта в исходе дела), а также в случае использования  средств  и  методов,  не  отвечающих  уровню  данной отрасли знаний;  при несоответствии исходных данных и выводов;  разногласиях членов комиссии экспертов и т.  д.  В распоряжение  эксперта,  производящего повторное   исследование,   предоставляется   помимо   материалов,   которые исследовались в ходе первоначальной экспертизы,  также предыдущее заключение (заключения)   Фактическим   основанием  для  назначения  экспертизы  служит необходимость применения специальных  познаний  для  выяснения  существенных обстоятельств  по уголовному делу,  т.  е.  таких познаний,  какими обладают лица,  специализирующиеся в определенной области  научных  исследований  или профессии.  Вопрос  о  том,  необходимы  ли  научные,  технические  или иные специальные знания для  выяснения  обстоятельств  с  помощью  экспертизы,  в каждом  конкретном  случае решают суд и орган расследовани Однако назначение экспертизы зависит не от их  субъективного  усмотрения,  а  от  объективного характера  устанавливаемых  обстоятельств.  Закон  не  определяет содержания поняти "специальные познания". Не дается однозначной трактовки этого понятия и в юридической литературе, в которой общепризнано лишь мнение, что познания в области законодательства и правовой науки к специальным познаниям в смысле ст.  78  УПК  РСФСР  не  относятс  Можно полагать,  что специальные - это те познания, которые не относятся к числу общеизвестных, общедоступных, имеющих массовое распространение,  т.  е.  те, которыми профессионально владеет лишь узкий круг специалистов.       В силу  относительной неопределенности такого основания для назначения экспертизы,  как  "необходимость  специальных  познаний",   законодатель   в некоторых,   особо  ответственных,  случаях  прямо  предписывает  назначение экспертизы.  Закон указывает,  что в перечисленных в нем случаях  применение специальных  познаний  обязательно  Разумеется,  это  правило  не  исключает необходимости  оценки  результатов  экспертизы  по   внутреннему   убеждению следователя   и   суда,   как  и  возможности  использовать  другие  способы доказывания для проверки выводов эксперта.  Разумеется, не следует назначать экспертизу  "на  всякий случай",  когда обстоятельства и без того достаточно полно выяснены и  в  проведении  экспертного  исследования  нет  надобности. Невозможно  дать исчерпывающий перечень отраслей знаний,  которые могут быть использованы в экспертном исследовании.  То обстоятельство, что преступление может  иметь место в различных условиях и затрагивать различные общественные отношения,  обусловливает принципиальную возможность назначения экспертизы с использование данных любой отрасли науки,  техники,  искусства,  ремесла.  В практике  доказывания   наиболее   часто   назначаются   криминалистическая, судебно-медицинская,       судебно-психиатрическая,      судебно-химическая, судебно-биологическая,        судебно-бухгалтерская,        товароведческая, автотехническая  и  пожарно-техническая  экспертизы.  Назначение  экспертизы закон не ставит в зависимость от того, может ли интересующий следствие и суд вопрос  быть  выяснен  не  экспертным,  а  иным  путем.  Вопрос о назначении экспертизы  решается  в  зависимости  от  особенностей  данного  дела,  если проведение  экспертизы  в  этом  случае  не  является обязательным по закону Действующее  законодательство  проводит  четкое  различие  между   функциями эксперта  и  специалиста.  Специалист  привлекается к участию в следственных действиях для содействия следователю своими специальными знаниями и навыками в  обнаружении,  закреплении  и  изъятии доказательств.  Специалист обращает внимание  следователя   на   обстоятельства,   связанные   с   обнаружением, закреплением  и  изъятием  доказательств,  и  дает  необходимые пояснения по поводу  выполняемых  им  действий.  Закон  знает   три   формы   привлечения специалиста  к  участию  в  следственном  действии:  обязательное  по закону участие специалиста в следственном действии (судебного медика или врача  при осмотре  трупа),  факультативное участие специалиста определенного профиля и факультативное участие специалиста,  профессия которого заранее  законом  не определена   УПК   союзных   республик  предусматривают  возможность  вызова специалиста  для  участия  в  осмотре   (ст.   ст.   179-180   УПК   РСФСР), освидетельствовании (ст. 181 УПК РСФСР) и других следственных действиях (ст. ст.  159, 186, 397 УПК РСФСР). Познания специалиста могут быть применены для обнаружения лишь таких следов,  признаков,  свойств и т. п., в существовании которых можно убедиться непосредственным  наблюдением.  Если  же  необходимо исследование  (безразлично,  идет  ли  речь об установлении самих признаков, недоступных "обычному" наблюдению,  или об исследовании характера совпадений и   различий   признаков,   которые   порознь   доступны   непосредственному наблюдению),  то выводы из него фиксируются в заключении эксперта.  При этом речь идет именно о цели применения специальных по знаний, а не о средствах и методах, используемых в ходе исследовани Характер деятельности специалиста и эксперта  обусловил  различие  в  процессуальном  положении  этих участников процесса.  Специалист вызывается в предвидении того, что его познания и опыт понадобятся для обнаружения,  фиксации или изъятия доказательств.  По общему правилу,  следователь  может  не  привлекать   специалиста   к   участию   в следственных действиях, если он располагает научно-техническими средствами и специальными  познаниями,  необходимыми  для   успешного   проведения   этих следственных   действий  (кроме  случаев,  когда  закон  прямо  предписывает проводить данное следственное действие с участием специалиста).  Эксперты  в отличие  от  специалистов привлекаются к участию в уголовном деле независимо от  того,  обладает  ли  следователь  (суд)  необходимыми  для  производства экспертизы  познаниями.  Экспертиза  во всех случаях проводится на основании постановления следователя или определения суда,  тогда как вызов специалиста может  быть  осуществлен  на  основании  устного  или письменного требования следовател Экспертиза  состоит  в  исследовании  и  составлении  заключения; деятельность  специалиста ограничивается обнаружением и изъятием по указанию и под контролем следовател доказательственного материала.  Специалист  может сделать выводы из установленных при проведении следственного действия фактов (на пример, предположительно высказаться о времени смерти, орудии убийства и т.  д.  ).  Однако такого рода выводы в отличие от выводов эксперта не имеют значения доказательств и не фиксируются  в  процессуальных  документах;  они носят  характер  консультаций,  используемых  для  своевременного построения следственных версий,  и т.  п.,  При анализе соотношения экспертизы и других процессуальных  действий  по собиранию доказательств определяющим служит то, что:  а)  при  проведении   экспертизы   доказательства   обнаруживаются   и исследуются не самим следователем (судом),  а экспертом,  который сообщает о них органу, назначившему экспертизу, в своем заключении.       Факты, устанавливаемые экспертизой (невменяемость, причина смерти и т. д.  ),  хотя  и  существуют  объективно,   однако   обычно   непосредственно воспринимаются лишь их признаки.  Исследование и истолкование этих признаков на основе научных данных, отвечающие их действительному значению, могут быть даны   лишь  в  заключениях  соответствующих  экспертов.  Соотношение  между экспертизой  и  осмотром   изменяется   соответственно   научно-техническому прогрессу  и внедрению достижений в следственную и судебную практику.  Новые технические средства  раздвигают  границы  непосредственного  восприяти  Они позволяют   без  каких-либо  специальных  познаний  видеть  многие  следы  и признаки,  которые не воспринимаются  невооруженным  глазом.  Представляется поэтому  возможным  не  проводить  экспертизу  и  ограничиться производством осмотра в тех,  например,  случаях,  когда с  помощью  электроннооптического преобразователя  или  ультрафиолетовой  лампы  достаточно  ясно  видны текст документа, залитого чернилами, дописка и т. п. Вещественное доказательство - объект такого осмотра - не утрачивает своих свойств,  наличие которых,  если возникло  сомнение,  может  быть  в  дальнейшем  проверено.  Вместе  с   тем использование  различных технических средств для обнаружения свойств объекта далеко не всегда освобождает следователя  и  суд  от  обязанности  назначить экспертизу  для  его исследовани Суд (следователь) может наблюдать с помощью имеющихся у  него  приборов  отдельные  свойства  и  признаки  вещественного доказательства,  но  он  не вправе,  не назначая экспертизы,  использовать в качестве доказательства выводы, которые можно сделать Из наблюдаемых фактов, если  для  этого  нужны  специальные познани Предполагая,  что по делу будет назначена экспертиза,  следователь (суд) изучает вещественные доказательства с соблюдением двух условий: во-первых, вещественное доказательство не должно быть утрачено или повреждено;  во-вторых,  изучение необходимо проводить  по правилам,  установленным  для  осмотра.  Содержание  протокола в этом случае ограничивается указанием метода исследования и непосредственно  наблюдаемого результата Экспертизу следует также отличать от освидетельствовани В отличие от судебно-медицинской экспертизы освидетельствование,  по  общему  правилу, проводится  следователем  и понятыми.  К участию в освидетельствовании может быть привлечен врач, который в этом случае занимает процессуальное положение специалиста  Постановление  о  производстве  освидетельствования не содержит конкретных   вопросов:   оно    ограничивается    указанием    общей    цели освидетельствования (выявление особых примет,  следов и т.  д.  ). Объектами освидетельствования служат  следы  преступления,  пятна,  особые  приметы  и другие  признаки  на  теле человека при условии их очевидности.  Фактические данные, установленные освидетельствованием, фиксируются в протоколе, который содержит   только   такие  факты,  которые  непосредственно  восприняты  его составителями Подобным же образом решается вопрос об отличии  экспертизы  от следственного  эксперимента.  Если  постановка  опытов не требует применения специальных познаний,  а  их  результат  очевиден,  проводится  следственный эксперимент.  Если  же постановка опытов и объяснение их доказательственного значения  требуют  применения  специальных  знаний,  проводится  экспертиза. Существенное  значение  для  результативности экспертного исследования имеет соблюдение правил хранения  объектов,  подлежащих  исследованию,  в  органах суда, следствия, дознания и в экспертных учреждениях, правильная организация изъятия  объектов-образцов,  порядок   получения   Которых   регламентирован процессуальным  законом  (ст.  186  УПК  РСФСР).  Образцы для сравнительного исследования должны быть представлены эксперту в достаточном для  проведения экспертизы количестве и надлежащего качества. Несомненность их происхождения от  данного  конкретного  объекта  должна  быть  зафиксирована  в  протоколе получения  этих  объектов.  Достоверность  и  полнота  заключения зависит от правильного  назначения  эксперта.  Некомпетентность   или   необъективность эксперта служат основаниями для отвода эксперта (ст.  ст. 59, 67 УПК РСФСР). Суд  и  следователь   в   принципе   вправе   назначить   экспертом   любого компетентного, не заинтересованного в деле специалиста (ст. 78 УПК РСФСР). В то же время УПК ряда союзных республик  устанавливают,  что  некоторые  виды экспертизы,  по общему правилу, должны проводиться в экспертных учреждениях. Введение такого  порядка  обусловлено  особенностями  соответствующих  видов экспертизы,   носящих,   как  правило,  лабораторный  характер  и  требующих применения сложного оборудовани  Кроме  того,  специфика  целей  и  объектов экспертизы  вызвала  специализацию  и  быстрое развитие методик исследования внутри соответствующей науки или даже выделение самостоятельных отраслей,  в связи  с  чем  необходимо,  чтобы  эксперт  был компетентен именно в области теории и практики судебной экспертизы данного вида.  Процессуальный  порядок назначения   экспертизы  следователем  и  судом  состоит  из:  а)  вынесения постановления  (определения)  о  назначении  экспертизы;   б)   ознакомления обвиняемого,   а   если  следователь  признает  это  необходимым,  и  других участников процесса с постановлением о назначении  экспертизы  и  разрешения заявленных    ходатайств;   в)   приведения   в   исполнение   постановления (определения) о  назначении  экспертизы  путем  вручения  его  эксперту  или направления   в  экспертное  учреждение.  В  постановлении  (определении)  о назначении экспертизы должны быть указаны:  основания назначения экспертизы, т.   е.   обстоятельства,   в  силу  которых  необходимо  проведение  данной экспертизы; вопросы, поставленные перед экспертом; материалы, представленные эксперту; лицо, которому поручена экспертиза, или наименование учреждения, в котором она должна быть проведена (ст.  184  УПК  РСФСР).  Вопросы  эксперту должны   быть   сформулированы  с  учетом  состояния  объекта  исследования, возможностей науки и компетенции эксперта.  В постановлении (определении)  о назначении  повторной или дополнительной экспертизы указываются причины,  по которым  оказалось  необходимым  производство  повторного  исследования;   в постановлении   (определении)   о   назначении   дополнительной   экспертизы указывается также,  можно ли  поручить  экспертизу  тому  же  эксперту.  Эти указания,  как  и  указание  о назначении комиссионной повторной экспертизы, обязательны  для  руководителя   экспертного   учреждени   После   вынесения постановления   о   назначении   экспертизы   оно  должно  быть  предъявлено обвиняемому с тем,  чтобы он мог  воспользоваться  своим  правом  предложить эксперта; уточнить объекты экспертного исследования и сформулировать вопросы эксперту,  а также  чтобы  он  имел  возможность  с  разрешения  следователя присутствовать при проведении экспертизы. Закон специально оговаривает право следователя присутствовать при производстве экспертизы (ст.  190 УПК РСФСР). Процессуальный  порядок  назначения  экспертизы в суде включает в себя те же основные элементы,  что и на предварительном следствии и дознании, однако он имеет    и   некоторую   специфику,   обусловленную   гласностью   судебного разбирательства и одновременным участием в  нем  всех  участников  процесса. Если   экспертиза  на  предварительном  следствии  не  проводилась,  то  при необходимости выяснить какие-либо специальные  вопросы  суд  по  собственной инициативе  или  по  ходатайству  участников судебного разбирательства может вынести определение о назначении экспертизы  как  в  подготовительной  части судебного  разбирательства,  так  и  на  судебном следствии.  В "определении формулируются вопросы эксперту.  В заключении эксперт  вправе  сослаться  на исследования, проведенные на предварительном следствии. В этом случае должно быть оглашено заключение,  на которое  эксперт  ссылаетс  При  необходимости эксперт должен провести новое или дополнительное исследование тех же и новых материалов для обоснования своего заключени Он может быть допрошен  в  суде, чтобы разъяснить или дополнить заключение.  Показания эксперта фиксируются в протоколе  судебного  заседани  Допрос  эксперта  в  суде  до  представления заключения  беспредметен,  а  потому недопустим.  В правоотношении,  которое возникает между  судом,  органами  расследования,  прокурором  и  экспертом, наиболее   существенно   право   указанных  органов  требовать  от  эксперта производства  исследования  и  представления  обоснованного  заключения   по поставленным  перед  ним  вопросам  и  соответственно  обязанность  эксперта провести исследование и представить заключение. Все остальные процессуальные обязанности  эксперта  вытекают  из  указанной  выше  основной обязанности и служат средством ее наилучшего осуществлени К их числу относятс обязанности: 1)  явиться  по вызову и принять на себя производство экспертизы или указать основания,  исключающие,  по его мнению, возможность участия в данном деле в качестве эксперта (в этом случае вопрос об основательности самоотвода решает орган, назначивший экспертизу); 2) произвести такие исследования, которые бы полностью  обосновывали  выводы;  3)  проводить  исследования  в присутствии следователя (суда), если последний сочтет это необходимым; 4) при проведении исследований  в  полной  мере  использовать  возможности  представляемой  им отрасли знания; 5) разъяснить и дополнить свое заключение на допросе. Важное значение  для  обеспечения  достоверности  и  полноты экспертного заключения имеют процессуальные права эксперта а именно:  1) знакомиться с  материалами уголовного  дела  в  пределах,  необходимых  для  составления заключения,  и заявлять ходатайства о дополнении этих материалов;  2) с  разрешения  органа расследования   (суда)  участвовать  в  следственных  (судебных)  действиях; задавать  вопросы  обвиняемым,  потерпевшим,  свидетелям  при  их   допросе, принимать участие в осмотре места происшествия,  вещественных доказательств, документов и т.  д.  в пределах,  необходимых для составления заключения; 3) отказаться  от  разрешения  всех  или  части поставленных вопросов,  если он придет  к  выводу,  что  для  их  разрешения  материалов  недостаточно;   4) отказаться   от   составления  заключения  по  причине  неосведомленности  в соответствующей отрасли знания или отсутствия научно разработанной  методики экспертного  исследования  (ст.  82  УПК  РСФСР);  5)  обжаловать  прокурору действия следователя,  связанные с назначением и проведением экспертизы (ст. ст.   218-220   УПК  РСФСР).  Права  участников  процесса  при  производстве экспертизы регламентируютс процессуальным законом  таким  образом,  что  они имеют  возможность  своими  активными  действиями  создавать  дополнительные предпосылки  объективности  экспертного  исследования  и  в  то   же   время использовать   экспертизу   для   отстаивания   своих   законных  интересов. Процессуальные возможности участия обвиняемого при назначении  и  проведении экспертизы заключаются в следующем:  1) согласно ст. 46 УПК РСФСР обвиняемый имеет право ходатайствовать  перед  следователем  и  судом  об  установлении обстоятельств,   которые   имеют   значение   для  полного  и  всестороннего расследования дела,  в том числе  и  тех,  которые  могут  быть  установлены экспертизой.  При  этом  если соответствующие обстоятельства,  действительно имеющие отношение к делу,  еще не установлены,  но могут быть установлены  с помощью  специальных  познаний,  то  следователь и суд обязаны удовлетворить ходатайство обвиняемого о назначении экспертизы;  2) независимо от того,  по чьей инициативе назначена экспертиза,  следователь в соответствии со ст. 184 УПК  РСФСР  обязан  уведомить  обвиняемого  об  этом,   ознакомить   его   с постановлением  о назначении экспертизы и разъяснить права,  предусмотренные ст.  185 УПК  РСФСР;  3)  обвиняемый  вправе  ходатайствовать  об  изменении редакции вопросов,  поставленных перед экспертом,  о включении в их перечень дополнительных вопросов или об исключении отдельных вопросов;  4) обвиняемый имеет  право  заявлять  отвод  эксперту;  б)  согласно  ст.  185  УПК  РСФСР обвиняемый имеет право просить о на значении эксперта из числа указанных  им лиц.  Это  право  не  создает для следователя и суда обязанности назначить в качестве  эксперта  или  допустить  к  участию  в  экспертизе  именно  этого специалиста.  Однако  заявленное  ходатайство  должно  быть  рассмотрено  по существу ;  6) обвиняемый вправе присутствовать с разрешения следователя при производстве экспертизы и давать объяснения экспертам;  7) после составления экспертом заключения обвиняемый имеет право ознакомиться с  ним  и  заявлять ходатайства,   в  частности  о  производстве  повторной  или  дополнительной экспертизы и о допросе эксперта.  Если  эксперт  отказался  от  производства экспертизы,  то  обвиняемый  должен  быть ознакомлен с сообщением эксперта о невозможности провести экспертизу. Известно, что с помощью экспертизы в ряде случаев исследуются действия или последствия действий подозреваемого, причем выводы эксперта могут быть в дальнейшем положены в основу обвинени Очевидно, что чем раньше такое лицо воспользуется правом на участие в экспертизе,  тем больше  возможностей  открывается  для  своевременной  проверки   возникшего подозрения  и установления причастности или непричастности лица к совершению преступлени Участие подозреваемого в  проведении  экспертизы,  как  правило, исключает   в   дальнейшем   необходимость  проведени  повторных  экспертиз. Процессуальное законодательство РСФСР специально предусматривает  лишь  один случай,  когда  подозреваемый  пользуется  всеми  правами,  которыми наделен обвиняемый в связи с производством экспертизы: если он в порядке ст. 188 УПК РСФСР помещен на стационарное исследование в медицинское учреждение.  Однако представляется,  что и в других случаях,  когда  обстоятельства  дела  этого требуют,  следователь  по своей инициативе или по ходатайству подозреваемого может предоставить последнему  возможность  воспользоваться  процессуальными правами  обвиняемого.  Защитник  на  предварительном  следствии  имеет право знакомиться со  всеми  материалами  дела,  в  том  числе  и  с  заключениями экспертов.   Защитник  может  заявить  отвод  экспертам,  ходатайствовать  о назначении  повторных  и  дополнительных  экспертиз  и  осуществлять  другие предоставленные ему права.  В частности, защитник имеет право присутствовать с разрешения следователя при проведении экспертизы и допросе эксперта,  если эти процессуальные действия были предприняты по его ходатайству (ст.  51 УПК РСФСР)  1.  Представляется,  что  к  участию  в  проведении  экспертизы   на предварительном следствии и дознании может быть привлечен потерпевший,  если экспертиза   способствует   установлению   морального,    физического    или имущественного вреда,  причиненного преступлением, а равно гражданский истец и ответчик,  если цель экспертизы - установить основания и цену иска. Что же касается  экспертизы,  производимой  в  судебном  заседании,  то закон прямо оговаривает  равенство  прав   участников   судебного   разбирательства   по представлению   доказательств,   участию   в  исследовании  доказательств  и заявлению ходатайств (ст. 38 Основ). Эти участники (их представители) вправе наравне с обвиняемым ходатайствовать о производстве экспертизы я включении в состав экспертов названных ими лиц,  заявлять отводы экспертам, представлять в  письменном  виде  вопросы эксперту и высказывать свое мнение по вопросам, представленным   другими   участниками   судопроизводства,   знакомиться   с заключением  эксперта  при  его  оглашении и участвовать в допросе эксперта, ходатайствовать о  производстве  дополнительной  или  повторной  экспертизы. Реализация   указанных   прав   обеспечивается  тем,  что  они  разъясняются председательствующим   каждому   участнику   процесса    при    производстве соответствующего судебного действи

        ¶N 2. ПРЕДМЕТ ЭКСПЕРТИЗЫ§

      Предмет экспертизы  формулируется  следователем  и  судом с учетом его относимости к предмету доказывания по уголовному делу  в  целом  и  зависит, кроме того, от двух условий: а) характера и состояния объектов, направленных на экспертизу; б) уровн развития науки. Различают следующие в иды заключений эксперта:  1)  категорическое  положительное  или  отрицательное  заключение (например,  след пальца оставлен А или не А);  2) вероятное  заключение;  3) заключение о невозможности решить данный вопрос (например,  установить,  кем исполнена цифра "4",  не представилось возможным). Если же вопрос выходит за пределы  специальных  знаний  эксперта  или  предоставленные  ему  материалы недостаточны, он не дает заключения, а сообщает об этом органу, назначившему экспертизу   (ст.   82  УПК  РСФСР).  Если  установленных  экспертом  данных недостаточно для категорического вывода по поставленному перед ним  вопросу, то,  по мнению одних авторов, эксперт должен дать заключение о невозможности решить вопрос, а по мнению других, он должен составить вероятное заключение.       Сторонники первой точки зрения указывают, что вероятный вывод эксперта не может быть доказательством по уголовному  делу.  Выводы  по  делу  должны основываться  только  на  достоверно  установленных фактах.  Представляется, однако,  что  отрицание  доказательственного  значения   вероятного   вывода эксперта не должно переходить,  как это имеет место в ряде работ сторонников указанной  точки  зрения,  в  необоснованное  отрицание  доказательственного значения   всех  данных,  установленных  экспертом  в  ходе  исследования  и изложенных в описательной части заключени Нельзя  забывать,  что  заключение эксперта  отнюдь не сводится только к формулированию вероятного вывода.  Оно содержит данные и о достоверно установленных в ходе экспертного исследования фактах,  оказавшихся,  однако,  недостаточными  для  разрешения поставленных вопросов.  Так,  содержащиеся в заключении данные о совпадении или  различии частных  признаков  служат  косвенным  подтверждением  по  отношению к факту тождества (различия). Их может оказатьс недостаточно для достоверного вывода о наличии или отсутствии этого факта.  Если бы указанный факт устанавливался только экспертизой,  то,  очевидно,  возможности доказывания на этом были бы полностью  исчерпаны.  Но  экспертное  исследование не изолировано от других способов установления истины по уголовному делу.  В  интересах  максимальной объективности, полноты и всесторонности судопроизводства орган расследования и суд используют одновременно несколько параллельных,  не зависящих друг  от друга  способов  для  установления  каждого  обстоятельства  уголовного дела Заключение эксперта,  содержащее косвенные данные  о  тождестве,  направляет работу  следователя  на  установление  тождества  с  помощью других способов доказывани После  того  как  другие  доказательства  данного  обстоятельства найдены  (например,  получены  показания  о  том,  что  след оставлен данным лицом),  их оценка  производится  с  учетом  тех  фактических  обстоятельств (например,  совпадений  пли различий),  которые обнаружил эксперт в процессе исследовани Совокупность  показаний  свидетелей  и  обвиняемых  о  том,  что определенный след оставлен данным лицом или предметом,  заключение эксперта, которым  установлены  совпадения  некоторых   признаков,   может   оказаться достаточной   для   достоверного   вывода   следовател   (суда)  об  искомом обстоятельстве - в данном случае о тождестве.  Таким образом,  если  эксперт установил  ряд  совпадений  или  различий в сравниваемых объектах,  комплекс которых,  однако,  не  позволяет  прийти  к  категорическому  заключению   о тождестве  или  о  его  отсутствии,  доказательственное  значение  имеет  не вероятный вывод эксперта о тождестве  или  различии,  а  совпадение  частных признаков,  определенно указанных экспертом. Признание вероятного заключения эксперта   доказательством    противоречит    прямому    указанию    закона: "Обвинительный  приговор  не может быть основан на предположениях...  " (ст. 309 УПК РСФСР).  Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г.    судебной  экспертизе  по  уголовным делам" указывает,  что вероятное заключение  эксперта  не  может  быть  положено  в  основу  приговора.  Если следователь (суд) сочтет необходимым воспользоваться версией,  вытекающей из экспертного  исследования,  это  значит,  что  версию,  которую  не  удалось доказать экспертными методами,  он примет "на вооружение",  превращая ее тем самым в следственную версию,  и  попытается  использовать  для  ее  проверки другие доказательства. Вероятные заключения экспертов не следует смешивать с заключениями  о   групповой   принадлежности   объектов,   имеющими   вполне определенное    доказательственное    значение.   Заключение   о   групповой принадлежности (например,  по типу и группе крови,  по  химическому  составу дроби  и  т.  д.  )  представляет  собой не предположение,  а категорическое суждение о факте, которым в данном случае является достоверно установленная принадлежность исследуемого объекта к определенному роду или группе явлений (предметов). Предположение об индивидуальном тождестве, которое может при этом возникнуть, выходит за пределы экспертного исследования. Оно может служить одним из оснований  для  построения  следственных  и  судебных версий. Возможность установления экспертом обстоятельств, не предусмотренных заданием,  также  требует  специального  анализа.  В   процессе   проведения экспертизы в ряде случаев выясняется, что в объектах исследования содержится большее количество относящейся к предмету доказывания  информации,  чем  это представлялось   следователю   (суду)   в   момент   назначения  экспертизы. Уголовно-процессуальное  законодательство  союзных  республик   предоставило эксперту   право   решать  по  своей  инициативе  вопросы,  не  указанные  в постановлении (определении) о назначении экспертизы (ст. 191 УПК РСФСР). Эта норма  может  рассматриваться  как  исключение  из общего правила,  согласно которому формулирование вопросов эксперту  составляет  компетенцию  органов, назначивших экспертизу. Она обеспечивает полноту заключения в случаях, когда задание эксперту слишком узко или неполно определило предмет экспертизы. При этом  речь  идет  о фактах,  связанных с предметом экспертизы и могущих быть установленными путем исследования тех же объектов.  В соответствии со ст. 78 УПК  РСФСР эксперт в осуществляемом им исследовании и в заключении не вправе выходить за пределы своей  научной  компетенции,  т.  е.  делать  выводы  по вопросам,  которые  не  могут  быть  разрешены  на  основе представляемой им отрасли знания,  и предпринимать действия по уголовному делу, не связанные с применением  его специальных познаний.  Уголовно-правовая оценка фактических обстоятельств дела составляет прерогативу органов расследования (суда)  и  в компетенцию  эксперта  не  входит  Только  исходя  из  этого принципиального положения  может  быть   правильно   решен,   например,   вопрос   о   праве судебно-медицинского эксперта давать правовую трактовку медицинскому случаю, т.  е.  квалифицировать род насильственной смерти  (убийство,  самоубийство, несчастный  случай).  Такая  оценка  выходила бы за пределы его компетенции; предметом же заключения  в  данном  случае  может  быть  только  медицинская характеристика причин смерти Причинение потерпевшему повреждений посторонней рукой  является   одним   из   таких   устанавливаемых   судебно-медицинской экспертизой   фактов   т.   е.  эксперт  может  установить  факт  причинения повреждений,  которые  потерпевший  своей  рукой  "физически"  не  мог  себе причинить.  В то же время следует иметь в виду,  что эксперт на основе одних только судебно-медицинских данных не в состоянии сделать обратный вывод,  т. е.  установить, причинены ли саморанения и смерть самим пострадавшим, по той простой  причине,  что  всякое  ранение,  причиненное   себе   пострадавшим, объективно  может  быть  причинено  и посторонним лицом.  Подобно сказанному установление "особой жестокости" убийства,  "жестокое обращение",  повлекшее самоубийство,   "обезображение"   лица   потерпевшего   также  не  входит  в компетенцию  судебно-медицинской  экспертизы,  ибо  указанные   понятия   не являются   медицинскими.  Эти  вопросы  решаются  следователем  и  судом  по совокупности  обстоятельств  дела.  Компетенция  эксперта  в  этих   случаях исчерпываетс установлением характера причиненных повреждений (включая вопрос об  их  неизгладимости).  Сказанное  о  недопустимости   решения   экспертом вопросов,  составляющих компетенцию органов расследования и суда,  относится не только к судебно-медицинской, но и к другим видам экспертиз. В литературе неоднократно  рассматривался вопрос о том,  входит ли в компетенцию эксперта вопрос,  нарушил ли субъект своими действиями те или иные  правила  (правила безопасности   движения   транспорта,   правила   техники   безопасности  на производстве и др.  ).  Некоторые процессуалисты формулируют общее  правило, согласно  которому  эксперт  вообще не вправе решать вопрос о нарушении норм права,  к какой бы отрасли права они ни относились.  Представляется, что это мнение   ведет   к   необоснованному   сужению  компетенции  эксперта.  Если технический   норматив   или    профессиональная    норма    санкционированы государством,  то  фактически речь идет не о двух разных нормах,  а об одной норме,  имеющей научно-техническое содержание и  правовую  форму  Во  многих случаях  судить о соответствии или несоответствии действий лица определенным специальным  правилам  можно,  лишь  располагая  специальными  познаниями  в области сложной технологии производства,  технического состояния транспорта, строительства,  бухгалтерского учета и т. п. В связи с этим вывод эксперта о нарушении специальных правил (или об отсутствии такового нарушения) является доказательством по делу.  Понятно при  этом,  что  вывод  эксперта  подлежит оценке  следователем  или судом,  как и любое другое доказательство,  и ни в коей мере не предрешает вывода следователя и суда о вине и  ответственности. Нормы  права,  в  которых  эксперт  находит  относящиеся  к  его компетенции технические  и  профессиональные  правила,  могут  содержаться  в  различных правовых  актах.  Например,  при  проведении  судебно-медицинской экспертизы применяются  специальные  медицинские  критерии  оценки   тяжести   телесных повреждений,  выраженные  в ст.  108 УК РСФСР и Правилах определения степени тяжести  телесных  повреждений.  Нормы  права,  устанавливающие  специальные профессионально-технические  правила,  используются  также  для  обоснования заключений судебно-бухгалтерских,  технических и прочих экспертиз.  Эксперты могут  использовать  для  обоснования  своих  выводов  правила международных полетов,  правила  и  обычаи  иностранных  портов,  правила   предупреждения столкновения  судов в море и др.  Говоря о компетенции эксперта,  необходимо подчеркнуть  и  то,  что  он  выходит  за  ее  пределы  в   случаях,   когда самостоятельно    собирает    исходный   доказательственный   материал   для исследования,  помимо направленных на исследование объектов и представленных ему  для  ознакомления  материалов  дела.  Во всех случаях,  когда возникает необходимость   дополнить    объекты    экспертного    исследовани    новыми доказательствами, эксперт обязан обратиться с соответствующим ходатайством к органу,  назначившему  экспертизу   Пределы   научной   компетенции   должны учитываться  и  при  исследовании экспертом обстоятельств,  способствовавших совершению преступлени Дл того чтобы заключение  эксперта  не  выходило  при этом  за пределы его специальных познаний,  в нем могут найти отражение:  а) лишь такие обстоятельства,  способствовавшие  совершению  преступления,  для выявления  которых  необходимы  именно  эти  специальные  познания;  б) лишь содержательная   сторона    обстоятельств,    способствовавших    совершению преступления,  без правовой их оценки; в) эксперт может рекомендовать только такие меры технического и организационного характера по устранению указанных обстоятельств,   которые  вытекают  из  данных  экспертного  исследования  и специальных  познаний  эксперта  и  основаны  лишь   на   материалах   дела, относящихся   к   предмету  экспертизы  Эксперт  выходит  за  пределы  своей компетенции  и  в  тех  случаях,  когда  он  при  проведении  экспертизы  по материалам  уголовного  дела  по  своему  усмотрению  отбирает  некоторые из данных,  относящихся к предмету экспертизы,  оставля без внимания остальные, т.  е. присваивает себе функции оценки доказательств. Во избежание этого суд и орган расследования перед назначением экспертизы  должны  принять  меры  к устранению  противоречий  в  материалах  дела,  на  основе  которых эксперту предлагается  дать  заключение.  Если  же  это  в  полной  мере  сделать  не представилось возможным, то в самом постановлении (определении) о назначении экспертизы необходимо указать,  на  каких  именно  материалах  дела  эксперт должен основывать свое заключение. Заключение эксперта, данное по материалам дела,  в которых имеются противоречия,  может содержать также  альтернативу: эксперт  предлагает следователю (суду) несколько решений поставленного перед ним вопроса в зависимости от того,  какие из противоречивых материалов взяты за  основу  (например,  какие  из  показаний  о скорости движения транспорта следует использовать). Вопрос о пределах и разграничении научной компетенции эксперта  возникает  также  при  комплексном исследовании объектов на основе разных  отраслей  знани  Некоторые   процессуалисты   отрицают   возможность проведения   комплексной  экспертизы  на  том  основании,  что  она  законом большинства союзных республик прямо не предусмотрена  и  что  ее  проведение неизбежно  связано  с  выходом эксперта за пределы его специальных познаний. Другие авторы считают,  что проведение комплексных  экспертиз  правомерно  и полезно  для  судебной и следственной практики,  хотя среди них нет единства мнений относительно правовой природы комплексной экспертизы.       Комплексная экспертиза   -   это   сложная   совокупность   экспертных исследований.  Каждое из  них  в  процессуальном  отношении  самостоятельно, поскольку  оно проводится экспертом в пределах его научных знаний,  которыми не располагают другие эксперты,  участвующие в комплексной экспертизе.  В то же  время  такие экспертные исследования связаны между собой единством цели: установленные с их  помощью  фактические  данные  в  совокупности  позволяют сделать  вывод  по  вопросу,  который  был поставлен следователем или судом. Комплексная  экспертиза  позволяет  полнее  охватить  объект   исследования; изучить   его  во  многих  связях  и  опосредствованиях;  сочетание  методов различных наук в экспертном исследовании позволяет  дать  следствию  и  суду ответы  на  такие вопросы,  решить которые не под силу каждой из этих наук в отдельности.  При  проведении  комплексной  экспертизы  объект  ее  как   бы распадается  на ряд специальных объектов,  самостоятельно исследуемых каждым "узким"  специалистом.  Комплексная  экспертиза  хотя  и  назначается  одним постановлением  следователя или определением суда,  но состоит из нескольких исследований и,  как правило, завершается составлением нескольких экспертных заключений,   которые   в  сумме  решают  какой-то  широко  сформулированный специальный вопрос Комплексными (т.  е.  относящимися к нескольким  областям знания)  специальными  познаниями  может  обладать и один эксперт.  Если эти познания необходимы для решения какого-то одного  специального  вопроса,  то такой эксперт,  например судебный медик и криминалист, вправе составить одно заключение.  Подписывая такое заключение,  он не выходит  за  пределы  своих специальных  познаний.  Аналогично  решается вопрос о совместном составлении заключения группой экспертов,  имеющих  одинаковые  комплексные  специальные познания (например,  группой экспертов,  каждый из которых является судебным медиком  и  криминалистом).  Разновидностью  рассматриваемого  случая  будет ситуация,  когда  сравнительно  узкие  специалисты разных профессий на почве общего  образования,  специальной  профессиональной   подготовки   и   опыта экспертной работы в состоянии достаточно глубоко разобраться во всех частных вопросах общей для  них  отрасли  знани  Например,  для  решения  вопроса  о правильности  избранного врачом курса лечения могут понадобиться специальные познания терапевта,  хирурга, рентгенолога и т. д. В этих случаях совместное заключение будет правомерным, потому что каждый из экспертов, будучи врачом, обладает достаточными познаниями  во  всех  отраслях  медицинской  науки  и, следовательно,  может проанализировать результаты исследований,  проведенных его коллегами.  Однако далеко не всегда  эксперты  одного  научного  профиля могут  быть  взаимно  осведомлены  о  применяемых каждым из них сравнительно узких, частных методах исследовани В этих случаях эксперты обязаны давать от своего имени заключение лишь в пределах специальных познаний, которыми лично обладают.  Следует прийти к выводу,  что объединение разноплановых вопросов, например  о  скорости движения автомобиля и причине смерти пострадавшего,  в постановлении  (определении)  о   назначении   экспертизы   или   экспертном заключении  недопустимо.  В  заключении  эксперта  можно  выделить следующие группы сведений: а) сведения, характеризующие условия проведения экспертного исследования, а именно: когда, где, кем, на каком основании была произведена экспертиза,  кто присутствовал  при  ее  проведении;  б)  сведения  о  круге объектов и материалов,  поступивших на экспертизу,  и о задании эксперту; в) изложение общих научных положений и методов исследования в их  применении  к объектам  исследования;  г)  сведения об установленных признаках и качествах исследуемых объектов;  д) выводы об  обстоятельствах,  установление  которых составляет  конечную  цель  экспертного  исследовани  В  заключении эксперта обычно не приводятся доказательства того,  что примененные экспертом научные положения и методы исследования правильны,  научно обоснованны.  Доказывание этого тезиса  предполагает  последовательное  изложение  основ  той  отрасли научного  знания,  которая  была использована экспертом,  что,  естественно, невозможно сделать в заключении.  Однако представляется,  что в тех случаях, когда  эксперт  применил  новый  метод исследования,  он должен в заключении привести доказательства обоснованности  этого  метода.  Это  необходимо  для того,  чтобы  следователь  и суд,  оценивая заключение,  могли судить о том, пользуется  ли  данный  метод  признанием  и  отвечает  ли  он   современным требованиям  соответствующей  отрасли  науки,  а  также о том,  правильно ли эксперт выбрал этот метод.  УПК большинства  союзных  республик  исходят  из того,  что  все  факты,  установленные  экспертом  на основе его специальных познаний,  должны указываться в заключении.  Поэтому представляется, что нет необходимости   использовать   понятия   "акт   экспертизы"   или  "протокол экспертизы" наряду с понятием  "заключение  эксперта",  так  как  это  может привести  к  недооценке доказательственного значения исследовательской части заключения эксперта,  где изложен весь ход исследовани  Заключение  эксперта должно  быть  дано  в  письменной  форме  как на предварительном следствии и дознании,  так  и  в  суде  (ст.  ст.  191,  288  УПК  РСФСР).  Такая  форма обеспечивает  четкость  формулировок,  предполагает  составление  заключения самим экспертом,  повышает чувство ответственности эксперта за свои  выводы; исключает  возможность  ошибок  и  неточностей;  облегчает оценку заключения эксперта в кассационной и надзорной инстанциях.  Давая  заключение  в  суде, эксперт представляет его в письменной форме и оглашает устно. В устной форме отвечает эксперт и на вопросы,  заданные ему на допросе.  Эти ответы  должны рассматриваться   как  составная  часть  заключени  Общая  правовая  природа заключения эксперта и его показаний усматривается, в частности, из того, что показани  эксперта  не  выделены  в самостоятельный вид доказательств,  и из того, что законом установлены по существу сходные основания допроса эксперта и назначения дополнительной экспертизы (ст.  ст.  81,  192,  289 УПК РСФСР). Устанавливая обязанность  следовател  ознакомить  обвиняемого  не  только  с письменным заключением эксперта,  но и с протоколом его допроса (ст. 193 УПК РСФСР),  закон подчеркивает, что показания эксперта - это устное разъяснение и  дополнение  его  письменного  заключени  Заключение эксперта,  содержащее относящиеся к делу фактические данные,  в зависимости от характера последних может   быть   обвинительным   или   оправдательным,  прямым  или  косвенным доказательством.  Независимо от того, содержит ли заключение эксперта- новые фактические  данные  или  подтверждает  данные,  уже установленные с помощью других   доказательств,   оно   во   всех   случаях   будет   первоначальным доказательством. Это объясняется тем что эксперт пользуется для установления фактов специальными научными методами,  применение  которых  не  зависит  от того,  как  были  выявлены  те  же  факты  другими процессуальными способами доказывани Таким  образом,  эксперт  устанавливает  факты  не  по  средством копирования,  воспроизведения данных, содержащихся в других доказательствах, что  характерно  дл  производных  доказательств,  а  путем  самостоятельного исследования  и  вытекающих  из него выводов.  Структура заключения эксперта предусмотрена законом (ст.  191 УПК РСФСР).  Заключение состоит из вводной и исследовательской частей и выводов.  Во вводной части помимо указаний на то, когда,  где,  кем,  на  каком  основании,  в  присутствии  кого  проводилась экспертиза,  какие  объекты были представлены эксперту,  содержится перечень поставленных  перед  ним  вопросов,  кратко   излагаются   материалы   дела, сообщенные   эксперту.   В   исследовательской  части  излагается  весь  ход произведенных  исследований,  описываются   примененные   экспертом   методы полученные  промежуточные  и  окончательные  результаты.  В  вы водах даются ответы на  поставленные  перед  экспертом  вопросы.  К  заключению  эксперта прилагаются   различные  справочные  и  иллюстративные  материалы:  таблицы, расчеты,  схемы,  чертежи фотографии.  Чем полнее иллюстрировано заключение, тем  оно  нагляднее  и  доступнее  для  следователя  и суда.  Все приложения представляют составную часть заключени       Содержание заключения   эксперта   должно   отражать  содержание  всех элементов процесса экспертного исследовани  К  их  числу  могут  относиться: экспертный  осмотр,  раздельное  исследование,  сравнительное  исследование, экспертный  эксперимент,  оценка  полученных  результатов  и  формулирование выводов.  Процессу  собственно  исследования предшествует изучение экспертом материалов дела и уяснения экспертного задани

        ¶N 3. ОСОБЕННОСТИ ОЦЕНКИ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ЭКСПЕРТА§

     Заключение эксперта, как и любое доказательство, подлежит оценке лицом, ведущим  расследование,  прокурором и судом.  Характер рассматриваемого вида доказательств  не  может  служить  основанием  для  некритического  к   нему отношения,  принятия  на веру содержащихся в заключении положений и выводов, придания  им  особого  доказательственного  значени  В  связи  с  этим  надо отметить,  что  в  следственной  и  судебной  практике  еще не изжиты случаи некритического подхода к заключениям экспертов, к содержащимся в них данным; случаи,  когда заключениям экспертов необоснованно отдают предпочтение.  Эта практика  нашла  в  свое  время  теоретическое  оправдание  в  ряде   работ, рассматривавших заключение эксперта не просто как самостоятельный, но именно как  особый  вид  доказательств,  обладающий  преимущественной  ценностью  и убедительностью Корни взгляда на экспертизу, как на "особое" доказательство, уходят в теорию, которая считала эксперта научным судьей, ясно выраженную Л. Е.  Владимировым:  "Судьи  не могут критически относиться к экспертизе,  для понимания основания которой требуется ряд лет научных занятий.  Им  остается только  следовать  авторитетному  указанию  экспертов.  Суд  самостоятелен в выборе экспертов.  Но раз последние выбраны,  судья  следует  за  ними,  как слепой за своим поводырем".  Советское доказательственное право, как об этом уже  говори  лось  при  рассмотрении  особенностей   оценки   других   видов доказательств, вообще не признает "исключительных" доказательств как с точки зрения  их  особой  значимости,   так   и   с   точки   зрения   их   особой доказательственной  силы.  Эти положения закона целиком относятся и к оценке заключения эксперта.  То обстоятельство,  что выводы  эксперта  основаны  на исследованиях,  произведенных  с  применением  научных  или иных специальных познаний,  отнюдь  не  исключает  возможности  и  необходимости  оценки   их следователем и судом в полном объеме с тем, чтобы установить, обоснованно ли заключение  эксперта,  и  сделать  вывод  о  допустимости,   достоверности,, значении для дела установленных экспертом фактов. Оценка заключения эксперта включает:  а)  анализ   соблюдения   процессуального   порядка   подготовки, назначения  и проведения экспертизы (и последствий его нарушения),  если они допущены;  б) анализ соответствия  заключени  эксперта  заданию;  в)  анализ полноты заключения;  г) оценку научной обоснованности заключения;  д) оценку содержащихся в заключении эксперта фактических  данных  с  точки  зрения  их относимости к делу и места в системе доказательств.       Во всех случаях заключение эксперта должно оцениваться в  совокупности с другими доказательствами; выводы по делу, подчеркивает Верховный Суд СССР, не  могут  быть  основаны  на  заключении,  противоречащем  обстоятельствам, достоверно  установленным  другими  средствами доказывани Доказательственное значение  заключения  эксперта  определяется  обоснованностью   и   полнотой заключения,  т.  е.  качествами,  анализ  которых  следователь  и суд должны производить без "скидки" на авторитет эксперта.  Нельзя также  считать,  что заключения   "вышестоящих"   экспертных   инстанций  всегда  более  полны  и обоснованны,  чем  заключения  "нижестоящих"  экспертных  инстанций.   Точка зрения, бытовавшая среди части экспертов, о преимущественной силе заключения эксперта "вышестоящего" экспертного учреждения  была  решительно  отвергнута процессуальной  теорией,  как противоречащая принципам советского уголовного процесса,   и    не    получила    признания    в    уголовно-процессуальном законодательстве.  Не  может  быть  априорно  отдано  предпочтение и выводам комиссионной экспертизы по сравнению с выводами одного эксперта, хотя обычно комиссионный  характер  исследования создает дополнительные условия полноты. Оценка экспертного  заключения  не  сводится  к  одному  только  логическому анализу  умозаключений  эксперта.  Мнение,  что оценка заключения эксперта - чисто логическая операция,  основано на неверном предположении  о  том,  что орган,  назначивший  экспертизу,  не может правильно понять смысл и значение самих методов исследования,  применяемых экспертом.  В действительности суд, следователь, прокурор, лицо, производящее дознание, могут и должны проверить не только логику экспертного доказывания,  но  и  разобраться  в  выдвинутых экспертом  научных  положениях,  чтобы  убедиться  в достоверности и полноте экспертных выводов.  Всякое суждение эксперта  должно  пройти  через  призму внутреннего  убеждения  суда  или  следователя,  прежде чем стать основанием выводов по делу.  При этом анализируется по существу  доброкачественность  и достаточность  представленных  для  исследования  материалов,  достоверность исходных положений методики исследования,  соответствие задания и заключения компетенции эксперта,  обоснованность выводов и т. д. В некоторых работах по криминалистике  оценка   органом   рас   следования   и   судом   заключений экспертов-криминалистов  ставилась в зависимость от наглядности запечатления результатов  исследования  на  фотоснимках  В  действительности,  будучи  со ставной частью заключения эксперта и способствуя наиболее пол ному, ясному и наглядному запечатлению  результатов  исследования,  фотоснимки  не  следует считать  единственной  доступной для неспециалиста частью заключени Опираясь на свою обще образовательную  и  криминалистическую  подготовку,  включающую изучение   возможностей   различных   видов   экспертиз,   на   жизненный  и профессиональный опыт, следователь, судьи анализируют не только иллюстрации, если  они  имеются,  но и содержание заключения,  обращая особое внимание на условия и методы проводившихся исследований,  с тем, чтобы оценить полноту и точность  полученных  результатов.  Судебная  и  следственная практика знает немало примеров того, как критическая оценка следователем и судом содержания заключений,  в  том  числе  примененной  методики  исследования,  не  только обеспечивает установление истины по  делу,  но  и  способствует  дальнейшему развитию самой методики экспертных исследований.  Приведем один из них.  С., 55 лет,  ушел из дома и  не  вернулс  Через  несколько  дней  его  труп  был обнаружен  в  кустарнике  на окраине города.  В щитовидном хряще имелись два круглых симметричных отверсти Эксперт - судебный медик - дал заключение, что "имеющиеся  отверстия  на  пластинках  щитовидного  хряща  -  огнестрельного происхождения: входное отверстие - на левой пластинке; выходное - на правой, калибр  пули  7,62  мм".  Повторная  экспертиза,  проведенная в НИИ судебной экспертизы, подтвердила первое заключение. Заключение экспертов находилось в противоречии с установленными по делу обстоятельствами.  В результате оценки заключений экспертов в совокупности с другими материалами  дела  следователь пришел к выводу,  что заключения об огнестрельном происхождении отверстий на щитовидном хряще трупа научно не обоснованы.  Это послужило  основанием  для назначения еще одной экспертизы.  Эксперты поставили ряд опытов, для которых пришлось   заново   разработать    методику,    и    убедительно    доказали несостоятельность выводов предыдущих экспертиз. Обосновывая свое заключение, эксперты опровергли,  в частности, вывод, что оба отверстия в хряще возникли в  результате  прохождения пули калибра 7,62.  Расположение пластинок хряща, как показали эксперименты,  "исключает прохождение через них пули не  только калибра 7,62,  но и значительно меньшего калибра". Рассмотрим более подробно содержание отдельных сторон оценки заключения  эксперта.  Анализ  соблюдения процессуального    порядка    экспертизы   включает   проверку:   соблюдения процессуального порядка  подбора  материалов  для  экспертизы,  в  частности получения  образцов  для сравнительного исследования;  законности назначения экспертизы,  в том числе соблюдения установленных требований  при  вынесении постановления  (определения) о ее назначении;  соблюдения при производстве и назначении  экспертизы  прав  обвиняемого  и  других  участников   процесса; соблюдени   процессуального   порядка   разъяснения   эксперту  его  прав  и обязанностей;  наличия всех необходимых по закону реквизитов заключения  как процессуального    акта.    Каковы    последствия    допущенных    нарушений процессуального порядка назначения и  проведени  экспертизы?  Верховный  Суд РСФСР  подчеркнул  в определении по делу Р" что заключение эксперта не может быть признано имеющим  силу  доказательства,  если  оно  дано  с  нарушением правил,  обеспечивающих  обоснованность  его  выводов В частности,  если эти нарушения касаются порядка подбора материалов для экспертизы,  в  результате чего возникают сомнения в подлинности объектов экспертного исследования,  то это делает невозможным использование заключения эксперта при доказывании. То же  самое  относится  и  к  случаям  нарушения прав участников процесса (при заявлении отводов и  ходатайств  по  поводу  состава  экспертов,  постановке вопросов  экспертам  и  т.  п.  ),  которые  создают неустранимое сомнение в объективности  заключени  "Экспертиза,  проведенная  по  делу  с  нарушением установленных  законом  прав  обвиняемого,  не  может быть положена в основу обвинения,  - подчеркивается в определении Судебной коллегии Верховного Суда СССР  по  делу  С.  -  Соблюдение  этих  норм является гарантией защиты прав обвиняемого и правильного разрешения дела по существу". Следует вместе с тем иметь  в  виду,  что  в некоторых случаях обнаруженные при оценке заключения нарушения могут быть устранены дополнительными  процессуальными  действиями, например  допросом  эксперта.  Оценива  соответствие  квалификации  эксперта предмету экспертизы,  орган расследования и  суд  исходят  прежде  всего  из имеющихся  в  материалах  экспертизы  сведений об образовании,  практическом опыте,  стаже работы по данной специальности,  узкой специализации в  рамках данной профессии эксперта.  Например, по делу Г. Верховный Суд СССР отметил: "В постановлении следователя  о  проведении  бухгалтерской  экспертизы  и  в заключении  этой  экспертизы не указано,  кем именно и где работает М" а эти данные необходимо иметь для проверки, имел ли он право проводить экспертизу. Надлежит    выяснить,    имеет    ли   он   познания,   которые   необходимы бухгалтеру-эксперту,  какое М. имеет образование и практический опыт работы" В   некоторых  подзаконных  актах  содержатся  дополнительные  требования  к квалификации эксперта.  Так, в Инструкции о производстве судебно-медицинской экспертизы  указывается:  "Судебно-медицинским  экспертом  может  быть лицо, имеющее звание врача,  получившее специальную судебно-медицинскую подготовку и  занимающее  штатную  должность  судебно-медицинского  эксперта" (п.  25). "Судебно-медицинский эксперт должен проходить  курсы  усовершенствования  по судебной медицине не реже одного раза в 5-6 лет". Если вывод о недостаточной квалификации эксперта может быть сделан на основании анализа сведений о нем, имеющихся  в  деле,  то вывод о достаточной квалификации эксперта может быть сделан в результате ознакомления не только с данными о личности эксперта, но и  с  содержанием  заключения,  со  всем  ходом  исследования,  со  степенью использования в  процессе  производства  экспертизы  современных  методов  и достижений  науки.  Иными  словами,  этот  вывод  может быть сделан только в результате оценки научной обоснованности  заключени  Таким  образом,  оценка квалификации эксперта не сводится к анализу анкетных данных о нем.  Для того чтобы  дать  оценку  заключению  эксперта,  необходимо   далее   установить, соответствует   ли   задание   и  заключение  компетенции  эксперта.  Оценка заключения эксперта с точки зрения компетентности последнего состоит  в:  а) изучении  вопросов,  поставленных перед экспертом,  и отнесении их к той или иной  отрасли  знания;  б)  изучении   фактических   данных,   установленных экспертом,  и  решении  вопроса  о  том,  какие  именно  требовались  для их установления   специальные   познания;   в)    ознакомлении    с    данными, характеризующими эксперта как специалиста в определенной отрасли знания;  г) установлении того,  относятся ли к компетенции эксперта научные положения  и методы  исследования,  которые  были использованы при проведении экспертизы. Некоторые авторы считают,  что если эксперт признан некомпетентным и на этом основании ему заявлен отвод, то его заключение не должно приобщаться к делу, так как назначается новая экспертиза Такой вывод  представляется  ошибочным. Основани  отвода эксперта должны усматриваться из материалов дела.  По этому заключение эксперта,  признанного некомпетентным,  должно быть  приобщено  к делу, так как именно оно может объяснить, почему эксперту был заявлен отвод. Анализируя полноту  заключения,  назначивший  экспертизу  следователь  (суд) обращает  внимание  на:  а)  полноту  использования предоставленных эксперту материалов;  б) применение разнообразных,  дополняющих  друг  друга  методов исследования,  необходимых  для достоверного ответа на поставленные вопросы; в) наличие в заключении ответов на  все  поставленные  вопросы;  г)  полноту описания  в  заключении  проделанной экспертом работы,  имеющей значение для выводов. Анализ научной обоснованности заключения предполагает выяснение: а) имеет  ли  данна  экспертиза  необходимую  научную  основу;  б)  основано ли заключение эксперта на данных науки и  специальных  познаниях  эксперта;  в) соответствуют  ли  выводы  эксперта  проделанному  исследованию,  связаны ли логически содержание исследования и выводы из его результатов;  г) применены ли экспертом наиболее эффективные методы исследования,  соответствуют ли они требованиям современной науки и  техники;  д)  достаточен  ли  исследованный материал для сделанных выводов; е) правильно ли выявлены и оценены экспертом признаки и свойства исследуемых объектов  Верховный  Суд  СССР  неоднократно указывал в своих решениях на недопустимость практики,  когда научная сторона заключения фактически полностью принимается на веру без должного анализа,  и предлагал   судам  проверять  научную  обоснованность  заключения  экспертов Получив заключение эксперта,  в котором  выводы  изложены  в  категорической форме,  не  допускающей,  с его точки зрения,  иных толкований,  следователь (суд) должен решить,  были ли у эксперта достаточные основани  для  подобных выводов,  правомерны ли они,  если учесть характер материалов,  бывших в его распоряжении,  примененных методов исследования  и  тех  научных  положений, которыми    он   оперировал.   Если   выводы   эксперта   носят   вероятный, предположительный  характер    значении  такого  заключения   см.   выше), следователь  (суд) должен выяснить,  не было ли у эксперта в данных условиях оснований  дать  категорическое  заключение.  Установление  таких  оснований предполагает  назначение  повторной  экспертизы  по мотивам необоснованности оцениваемого заключени В  результате  оценки  заключения  следователь  (суд) может  принять  одно  из следующих решений:  а) признать заключение полным и обоснованным,  а фактические данные,  в нем содержащиеся,  - достоверными  и имеющими  значение  по  делу;  б) признать заключение недостаточно ясным или неполным  и  при  необходимости  назначить  дополнительную  экспертизу   или допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного им заключения;  в) признать заключение эксперта необоснованным или вызывающим  сомнения  в  его правильности и при необходимости назначить повторную экспертизу или провести иные процессуальные действия,  направленные на  проверку  выводов  эксперта. Некоторые особенности имеет оценка повторных и дополнительных заключений.  В таких случаях составной частью оценки является  сопоставительный  их  анализ При  этом  ни одно из имеющихся заключений не должно заранее оцениваться как "лучшее" или "худшее",  хотя само проведение по  делу  повторной  экспертизы связано с сомнениями, возникшими в ходе предварительной оценки ранее данного заключени Нельзя с учетом изложенного согласиться с попытками ввести понятие "контрольной   экспертизы".   Стремясь   обосновать  его,  некоторые  авторы утверждают,  что наиболее обоснованно чаще всего третье заключение,  которое дается обычно более квалифицированными экспертами, выступающими по сути дела в качестве арбитров между первым и вторым экспертом Само понятие контрольной экспертизы,  как и ее сравнение с арбитражем,  представляется неудачным, так как вводит элемент предустановленной оценки доказательств.  Между тем нельзя подменять оценку заключения по существу ссылкой на авторитет эксперта.  "При наличии противоречий в выводах двух экспертиз суд не может безмотивно отдать предпочтение  одной  из них,  а должен либо мотивировать преимущество одного заключения перед другим,  либо...  назначить новую экспертизу для устранения противоречий    в    предшествующих   заключениях".   Если   неполными   или необоснованными признаются все имеющиеся по данному вопросу  заключения,  то нельзя отказаться от назначения еще одной повторной экспертизы,  так как это означало бы,  что следователь или суд берут на себя непосредственное решение вопросов,  требующих  экспертного  исследовани  Однако  и  в  этом случае не исключена возможность,  что при оценке  ранее  данных  и  вновь  полученного заключения   с   учетом  всей  совокупности  собранных  доказательств  будет пересмотрена предварительная оценка одного из ранее данных заключений и  оно будет  использовано для обоснования решения по делу.  Особенностью повторной экспертизы, которую необходимо учитывать при оценке заключения, является то, что перед ней,  как правило, ставится задача проверки научной обоснованности первичной  экспертизы,  а  также  выявление  причин  расхождения  в  выводах предшествующих  экспертиз.  Таким  образом,  оценивая  заключение  повторной экспертизы,  следователь (суд)  еще  раз  анализирует  заключение  первичной экспертизы.  Одна  из  особенностей  оценки  заключения  экспертов состоит в необходимости специальной  мотивировки  оснований,  по  которым  отвергается заключение (ст.  80 УПК РСФСР).  Речь идет о случаях,  когда: а) отвергаются все  имеющиеся  по  данному  вопросу  заключения  и  назначается  еще   одна экспертиза;  б)  следователь  (суд)  согласен с одним из противоречащих друг другу заключений.  Выводы по делу не  могут  быть  основаны  на  заключении, противоречащем  обстоятельствам,  достоверно  установленным  другими путями. Статья 80 УПК РСФСР специально  подчеркивает,  что  заключение  эксперта  не обязательно для лица, производящего дознание, следователя, прокурора я суда. В рассматриваемом случае,  как и  применительно  к  показаниям  обвиняемого, законодатель  счел  необходимым  на  основе  анализа  ошибок  следственной и судебной практики конкретизировать общее  требование  ст.  71  УПК  РСФСР  о правилах оценки доказательств. Включение в закон указанной нормы, направлено на предупреждение возможных ошибок,  могущих проявиться либо в некритическом отношении  к  заключению  эксперта,  либо  в  игнорировании  заключения  без достаточных оснований.