Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта
ГЛАВА VI СПОСОБЫ СОБИРАНИЯ И ПРОВЕРКИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

        ¶ * ГЛАВА VI  СПОСОБЫ  СОБИРАНИЯ  И  ПРОВЕРКИ  ДОКАЗАТЕЛЬСТВ§

        ¶N 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СПОСОБОВ СОБИРАНИЯ И ПРОВЕРКИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ§

     Регламентация законом предмета и пределов доказывания, условий, которым должны  отвечать  сами  доказательства,  цель  которых  обеспечить  полноту, всесторонность,   объективность   исследования   существенных  обстоятельств каждого дела,  сочетается с требованиями к  способам  собирания  и  проверки доказательств.  "Каждый объект познания требует специальной "технологии" его исследования,  особой методики изучения и обработки  материала".  Поэтому  в систему  исходных  понятий  доказательственного права и теории доказательств включается наряду с  характеристикой  цели,  предмета,  пределов  и  средств доказывания    также    характеристика   способов   собирания   и   проверки доказательств.  При этом возникает ряд  вопросов,  связанных  с  системой  и кругом  способов  доказывания,  условиями их допустимости,  особенностями их использования  применительно  к  отдельным  стадиям  уголовного  процесса  и правомочиям  различных его участников.  Рассмотрение этих вопросов тем более необходимо,  что в отличие от других  исходных  понятий  доказательственного права  и  теории доказательств,  способам доказывания уделено гораздо меньше внимания в процессуальной литературе.       Способы собирания   и  проверки  доказательств  -  это  реализуемая  в предусмотренных процессуальным законом действиях следователя,  суда и других управомоченных   на   то   лиц   и   органов  система  приемов  и  операций, предназначенных   для   поиска,   обнаружения,    получения,    закрепления, исследования фактических данных (информации) определенного вида.      Нельзя, как это иногда делается, сводить процессуальное понятие способа собирания  и  проверки  доказательств  только к порядку,  форме производства соответствующих действий.  Поскольку процессуальная регламентация  опирается на  реально  существующие закономерности познания,  заставляет действовать в точном соответствии с ними,  постольку она охватывает собирание  и  проверку доказательств   не   только  "извне",  но  и  "изнутри"  -  само  содержание соответствующих действий. Основным содержанием способов собирания и проверки доказательств   как   раз  и  являются  познавательные  приемы  и  операции, посредством  которых  осуществляется  получение  необходимой  информации   и передача ее адресатам доказывани Наличие формализованных правил,  исполнение которых должно удостоверить ход и результаты  использования  соответствующих познавательных  приемов  и  операций,  составляет  специфику процессуального способа собирания и проверки доказательств,  но не исчерпывает содержание  и цель их законодательной регламентации.      Можно выделить следующие обязательные элементы характеристики в  законе каждого  процессуального  способа  собирания  и  проверки  доказательств как особого сочетания  приемов  и  операций,  предназначенных  для  получения  и передачи  доказательственной  информации:  а) определение вида сведений,  на получение которых  направлен  данный  способ;  б)  перечень  участников;  в) описание  существа  приемов и операций по собиранию и проверке доказательств г) место  и  время  применения  этих  приемов  и  операций;  д)  условия  их допустимости;  е) последовательность приемов и операций; ж) меры обеспечения полноты и достоверности доказательств во избежание попыток  заинтересованных лиц  воспрепятствовать  их  получению  или  исказить  их з) меры обеспечения всесторонности собирания и проверки доказательств;  и)  меры  предотвращения необоснованного  вторжения  в  сферу  личных интересов граждан,  обеспечения безопасности и ограждения достоинства лиц,  у которых или с помощью  которых должны    быть    получены    соответствующие   сведения;   к)   специальное детализированное определение приемов и  операций  по  закреплению  собранных сведений   и   результатов  их  проверки,  как  и  сведений,  удостоверяющих соответствие действий по  собиранию  и  проверке  доказательств  требованиям закона.       Таким образом,  система  регламентации  каждого  способа  собирания  и проверки  доказательств  отображает черты,  присущие процессу доказывания по уголовным делам в целом.  Познавательные приемы и операции  подкрепляются  и сочетаются   с   приемами  и  операциями,  направленными  на  обеспечение  и удостоверение  правильности  полученных  сведений;  на  полноту  и  точность закрепления  и  передачи этих сведений;  на охрану прав и законных интересов лиц,  оказывающихся в сфере действий по собиранию и проверке  доказательств. Как  и  познавательные  приемы,  меры  этого рода облечены в правовую форму, выступая как система  предписаний  и  запретов  Системы  способов  собирания доказательств  дифференцированы  исходя  из  характера  объектов - носителей информации, природы сигналов, передающих информацию, способа ее кодирования, структуры отображаемого объекта,  ожидаемых помех,  типичных для собирания и передачи сведений данного вида.  "Записи и устные сообщения - это лишь  одна из  форм информации.  Материалы и детали также безусловно являются единицами информации.  Практически  любые  характеристики  операций,   которые   можно наблюдать    и    регистрировать,    составляют   потенциальную   информацию коммуникационных сетей" Эти общие положения  теории  информации  могут  быть полностью  распространены  на  область  процессуального  доказывания,  как и положения о  необходимости  обеспечить  максимальную  точность  передаваемых сведений  и  их  эффективность  (способность  влиять в нужном на правлении). Способ собирания  и  проверки  доказательств  каждого  вида  предназначен  и приспособлен  для  того,  чтобы обеспечить необходимую надежность полученной информации в ее конкретной форме (в частности,  ограничить  ее  искажения  и обеспечить  некоторую  избыточность  как условие надежности).  Статья 70 УПК РСФСР  отчетливо  выделяет  три  группы  способов   собирания   и   проверки доказательств, исходя именно из специфики существования и передачи различных форм и видов информации:  допросы, обыски, выемки, истребование (принятие от граждан  и  должностных  лиц  документов)  как  способы  получения  устных и письменных  сообщений  лиц,  в  сознании  которых  запечатлены  определенные сведения;  осмотры,  обыски,  выемки,  эксперименты, истребование (принятие) вещественных объектов как способы  получени  доказательственной  информации, содержащейся  в  непосредственно наблюдаемых признаках объектов;  экспертиза как  способ  получения  доказательственной  информации,  требующей  для   ее обнаружения,  получения  или  передачи  специальных  познании Таким образом, дифференциация способов  собирания  и  проверки  доказательств  по  существу воспроизводит дифференциацию видов последних (см.  N 4 гл. IV), что отвечает соподчиненности целей и методов исследовани  Конечно,  вычленение  названных способов  собирания и проверки доказательств не носит абсолютного характера. Например,  обыск и выемка с целью собирания письменных сообщений и  с  целью собирания предметов,  вещей,  как истребование (представление) доказательств того и  другого  вида,  имеют  много  общего.  Да  и  собирание  и  проверка информации,  содержащейся  в  признаках  объектов  ("немых  свидетелей"),  с необходимостью включают собирание  и  проверку  сообщений  лиц  относительно происхождения  этой  информации  (см.  ниже  и  N1  гл.  IV).  Тем  не менее разделение это имеет реальную основу,  позволя в максимальной степени учесть особенности  существования и передачи конкретных форм фактической информации при ее поиске,  обнаружении, получении, закреплении, исследовании Достаточно напомнить,  например,  насколько  детально  регламентирует  закон  различные приемы закрепления доказательств в зависимости  от  того,  идет  ли  речь  о приобщении  объекта - носителя информации в натуре либо объемной или плоской копии следа,  о  словесно-знаковом  отображении  сведений  в  схеме,  плане, протоколе, о звукозаписи показаний, а также о наглядном отображении объектов и процессов путем фото-и-кино съемки. Нельзя отождествлять способы собирания и  проверки  доказательств (даже в их совокупности) со способами познания по уголовному делу. Последнее понятие шире. Способы познания по уголовному делу включают   наряду  с  операциями  по  собиранию,  проверке  и  использованию доказательств также операции по собиранию  и  использованию  вспомогательных ориентирующих   сведений   (планирование,   построение   версий,   собирание оперативной информации-см.  N 4 гл.  III,  N 2 гл.  IV, N 4. гл. VI). В свою очередь  понятие  доказывания  включает  наряду  с операциями по собиранию и проверке доказательств также операции по их использованию  для  установления предмета   доказывания   и  для  последующего  решения  вопросов  наказания, гражданского иска,  устранения  обстоятельств,  способствовавших  совершению преступления (составление обвинительного заключения; представления, судебные прения;  вынесение приговора,  частного определения и т. д. -см. N2 гл. III, гл. V-VIII). Иными словами, если характеризовать рассматриваемые понятия, то наиболее  общим  будет  понятие  способов  познания  в  уголовном  процессе, включающее в себя понятие способов доказывани Последние же подразделяются на способы собирания и проверки доказательств (информационного  доказывания)  и способы     использования     доказательств    (логического    доказывания). Нетождественны и  понятия  способа  собирания  и  проверки  доказательств  и следственного  (судебного)  действи  Прежде  всего  не  всякое  следственное (судебное) действие служит способом собирания и  проверки  доказательств.  В широком   смысле   слова   следственные  (судебные)  действия  -  это  любые процессуальные  действия  следователя,  суда,  в  том  числе:   определяющие движение   дела   и   процессуальное  положение  его  участников  (вынесение постановления  о  возбуждении  дела,   предъявление   обвинения,   вынесение постановления о признании участником процесса,  разъяснение прав и т.  д. ); обеспечивающие возможность получения доказательственной  информации  и  явку участников  процесса  (принятие  мер  пресечения,  отстранение от занимаемой должности, арест корреспонденции, организация охраны места происшествия и т. д.  );  реализующие  процессуальные  права  участников  процесса (фиксация и разрешение ходатайств, предъявление материалов дела для ознакомления и т. д. ); направленные на собирание и проверку доказательств (допрос, осмотр, обыск и т.  п.  );  состоящие в использовании доказательств  дл  формулирования  и обоснования   выводов   о  результатах  производства  по  делу  (составление обвинительного заключения, приговора). В судопроизводстве все названные виды действий  взаимосвязаны,  хотя с точки зрения реализации задач доказывания и играют различную роль.  Одни - составляют сам процесс собирания  и  проверки доказательств,  другие - обеспечивают полноту, всесторонность, объективность хода и результатов доказывания третьи  -  составляют  процесс  использования (оценки)  собранных  и проверенных доказательств.  Таким образом,  к понятию следственных и судебных действий в широком смысле понятие способов собирания и проверки доказательств относится как часть к целому Надо отметить вместе с тем, что законодатель применяют понятие следственных (судебных) действий и в ином,  значительно  более  узком смысле.  В ст.  70 УПК РСФСР о следственных (судебных)  действиях  говорится  как  о  способах  собирания   и   проверки доказательств,   причем  только  таких,  которые  включают  непосредственное вступление следователя (суда) в контакт с носителем информации, получение ее и фиксацию.  Речь идет о допросе,  обыске,  выемке,  осмотре и тому подобных действиях.  Истребование же (или принятие) следователем  и  судом  "готовых" письменных   сообщений  или  предметов,  возможно  являющихся  вещественными доказательствами,  у  лиц,  их  составивших  или  обнаруживших   до   начала производства  по делу (или хотя и в период производства,  но вне его рамок), законодатель относит к иным способам собирания  доказательств.  Не  включает ст.  70  УПК РСФСР в понятие следственных (судебных) действий по собиранию и проверке доказательств также проверочные действия,  осуществленные в  стадии возбуждения дела.  Таким образом,  исходя из указанной нормы процессуального законодательства может быть предложена следующая система понятий.       Способы собирания и проверки доказательств: 1. Следственные и судебные действия по собиранию и проверке доказательств.  2. Иные способы собирания и проверки   доказательств:  1)  проверочные  действия  в  стадии  возбуждения уголовного дела (получение заявлений и сообщений,  истребование объяснений и иных  материалов);  12)  истребование  документов  и предметов по инициативе органа,  осуществляющего производство по делу; а) требование представить уже имеющиеся документы и предметы, б) требование провести ревизию и представить ее результаты,  в) требование составить и  представить  документы  (справки, характеристики и т.  п.  );  3) принятие сообщений (в том числе документов и предметов,  представленных  по  инициативе:  а)  участников   процесса,   б) учреждений и организаций, в) общественности, г) иных лиц. Всем этим способам (а не только следственным и судебным действиям в узком смысле)  присущи  все элементы,  о  которых  говорилось  выше,  хотя  они выражены не с одинаковой степенью детализации.  Все они обладают процессуальной формой в  единстве  с содержанием.  Поэтому  было  бы  неверно  считать  иные,  кроме следственных (судебных)   действий,   способы   собирания   и   проверки    доказательств "непроцессуальными".  Их  процессуальная  форма иная,  нежели у следственных действий,  менее детализирована,  но она  существует.  Рассмотрим  подробнее особенности  способов  собирания  и про верки доказательств,  связанные с их истребованием и  принятием  (представлением),  с  тем  чтобы  определить  их сходство  и  различие  между  собой  и следственными (судебными) действиями. Закон (ст. 70 УПК РСФСР) предусматривает право следователя и суда "требовать от   учреждений,   предприятий,   организаций,  должностных  лиц  и  граждан представления  предметов  и  документов...  ".  Поскольку  об  этом  способе собирания  доказательств  упоминается наряду с обыском и выемкой,  очевидно, что речь идет о случаях,  когда,  во-первых,  наличие и характер предметов и документов  известны  и,  во-вторых,  нет  никаких  оснований  опасаться  их сокрытия,  уничтожения или повреждения  владельцем.  Например,  истребование предметов  и  документов  вполне заменяет обыск и выемку,  когда к делу надо приобщить имеющиеся у потерпевшего документы,  фиксирующие  номер  и  другие признаки   похищенной   вещи;   приобщить  имеющиеся  в  учреждении,  но  не представленные вместе с заявлением о гражданском иске документы, фиксирующие размер  причиненного  кражей  ущерба,  и  т.  п.  Истребование  предметов  и документов должно осуществляться в письменной форме,  а приобщение к делу  - на основе сопроводительного письма или протокола о      принятии документов  (предметов),  если  они  представлены  должностным лицом   или   гражданином   лично   Некоторую   специфику  имеет  требование производства  ревизии  и  представления  ее   результатов   или   требование составления и представления документов (справок, характеристик), необходимых для дела. Здесь речь идет не просто о представлении документов, составленных вне  связи с производством по делу,  а о поручении составить такие документы именно в интересах производства  по  делу  Причем  закон  не  регламентирует порядок составления этих документов,  но лишь порядок дачи поручения об этом и приобщения к делу:  он общий для доказательств данного вида (ст.  88 У  ПК РСФСР)  В  процессуальной  форме фиксируется не ход действий соответствующих лиц по составлению документов,  а лишь основания  для  этих  действий  и  их результаты.  В  этом  состоит  основное  отличие  иных  способов собирания и проверки  доказательств  от  следственных  (судебных)  действий.   Например, письменное  требование о производстве ревизии,  исходящее от следователя или суда,  направляется в порядке ст.  70 УПК РСФСР,  а сама  ревизия  лежит  за рамками   процесса   и   представляет   собой  административно-хозяйственную деятельность,  регулируемую ведомственными актами.  В то же время  материалы ревизии,  приобщенные к делу, могут иметь доказательственное значение, как и другие документы,  исходящие от должностных лиц,  учреждений  и  организаций (ст. 88 УПК РСФСР).       Отличие рассматриваемого способа собирания доказательств от  способов, реализуемых   в   следственных   (судебных)   действиях,  отнюдь  не  должно рассматриваться как влекущее  снижение  ценности  доказательств,  полученных этим путем.  Дело в другом. Порядок собирания доказательственной информации, содержащейся  в  документах,  приспособлен  к   обнаружению,   получению   и закреплению    в    деле    фактических    данных   справочного   характера, доброкачественность которых зависит  главным  образом  от  компетентности  и осведомленности  лиц,  ею  обладающих.  Вместе с тем содержание информации и условия придания ей документальной формы могут быть в  случае  необходимости проверены с помощью следственных (судебных) действий.  Именно в связи с тем, что ожидаемые помехи и искажения при собирании  доказательств  данного  вида могут быть сравнительно легко выявлены (по сравнению, например, с получением показаний),  процессуальная регламентация истребования  документов  (включая требование составления новых документов) относительно проста.  Поэтому часть (но  только  часть!)  процессуальных  гарантий,  относящихся   к   получению информации,  заменяется  гарантиями,  вытекающими из регламентации служебной или общественной деятельности  составителей  документа.  Своеобразная  форма истребования  документов и одновременно участия общественности в доказывании на предварительном следствии - это проведение обследований условий  жизни  и воспитания  несовершеннолетних обвиняемых (потерпевших) по поручению органа, в производстве  которого  находится  дело.  Речь  идет  главным  образом  об ознакомлении  на  месте  (путем  бесед  с  осведомленными  лицами,  изучения документов и т.  п.  ) с тем,  в каких условиях  живет  обвиняемый,  как  он проводит свое время как ведет себя в быту,  в коллективе и т.  д.  С помощью обследований нередко выясняется, что способствовало совершению преступления, а также устанавливаются характеризующие личность обстоятельства.  Этим путем могут быть также проверены некоторые данные,  имеющиеся  в  деле  (например, показани  родственников  обвиняемого  о его безукоризненном поведении дома). Обследование может быть  поручено  лицу  (лицам),  выделенному  общественной организацией  (коллективом) для непосредственной помощи следователю.  Если в справках, составляемых в результате обследования уполномоченным на то лицом, указаны источники приводимых сведений, то эти справки могут быть приобщены к делу в качестве документов (ст.  88 УПК РСФСР).  Они должны  рассматриваться как  производные доказательства,  аналогичные актам ревизий и проверок Часть 2.  ст.  70 УПК РСФСР  дает  право  представления  доказательств  не  только участникам процесса, но и любому гражданину, любому предприятию, учреждению, организации,  если в их распоряжении имеется фактический  материал,  могущий иметь  значение для дела.  Участники процесса,  отдельные граждане,  а также учреждения,  предприятия,  организации,  не являющиеся участниками  процесса могут представлять доказательства на любой стадии процесса. Реализация этого права  составляет  содержание  одноименного  способа  собирания  и  проверки доказательств  и  осуществляется  путем  представления  следователю или суду гражданами, представителями общественности, должностными лицами документов и предметов  по  своей  инициативе  Не означает ли рассматриваемая норма,  что некоторые доказательства  появляются  в  деле  вообще  вне  рамок  процесса? Разумеется,  нет.  Речь  идет  об  обнаружении  вне  этих  рамок документов, вещественных объектов и иных фактических данных,  которые,  возможно,  будут служить доказательствами.       Собирание же  их  осуществляется  с  помощью  предусмотренных  законом способов   при   соблюдении  порядка,  необходимого  и  достаточного,  чтобы обеспечить  допустимость  соответствующих   данных.   Поскольку   необходимо зафиксировать происхождение представленных предметов и документов,  принятие их следователем и судом обязательно сопровождается  комплексом  следственных (судебных) действий по собиранию и проверке доказательств. Истребование, как и  представление,  доказательств  -  это  способы   собирания   только   той фактической информации, которая содержится в предметах и документах. Правда, характеристика  этих  способов  в  законе   неидентична:   применительно   к истребованию   говорится  о  предметах  и  документах,  "могущих  установить необходимые по делу фактические данные" (ч.  1 ст.  70);  применительно же к представлению-о  "доказательствах".  Поэтому  может  сложиться  мнение,  что участниками  процесса  и  иными  лицами  могут  быть  по  своей   инициативе представлены    доказательства   любого   вида.   Это,   однако,   не   так. Доказательства,  получение   которых   является   результатом   следственных (судебных)  действий  по  их  собиранию  и проверке:  показания,  заключения эксперта и т.  д.,  не могут быть представлены участниками процесса и  иными лицами.  Исключительной компетенцией на производство следственных (судебных) действий  обладает  лишь  орган,  осуществляющий  производство  по  делу   в соответствующей стадии. Поэтому практически ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР закрепляет возможность непосредственного представления  участниками  процесса  и  иными лицами    лишь    предметов,   которые,   возможно,   явятся   вещественными доказательствами, и документов. Более широкая ее формулировка по сравнению с формулировкой ч.  1 ст. 70 относительно истребования доказательств связана с тем,  что  законодатель  имеет  в  виду  не   только   представление   самих доказательств    натуре",  но и представление сообщений об их наличии - об обнаруженном месте происшествия,  следах и других вещественных объектах,  не могущих  быть  доставленными  к  следователю    суд);  о  лицах,  которым, возможно,  известны обстоятельства дела и наличие доказательств;  о том, что лицу, представляющему сообщение, известны обстоятельства дела и т. д. Такого рода сообщения фиксируются в протоколе в качестве заявлений  или  ходатайств Сообщени  граждан  и  должностных  лиц  об  обнаружении  ими следов и других вещественных объектов,  не могущих быть доставленными следователю    суд), могут   носить   характер   сообщений  о  подготавливаемых  или  совершенных преступлениях.  На основании сообщени производится осмотр, обыск и т. д. Как разновидность   сообщения   о   преступлениях  (ст.  110  УПК  РСФСР)  могут рассматриваться   и   заявления   о   лицах,   которым   возможно   известны обстоятельства  дела  и  наличие  доказательств  На основании этих сообщений производятся допросы. Допрос граждан или должностных лиц, явившихся по своей инициативе  с  просьбой о допросе их в качестве свидетелей,  производится по общим правилам.  В протоколе допроса явившегося лица целесообразно  отметить факт  его явки по своей инициативе и записать в его объяснениях,  откуда ему стало известно о ведущемся производстве  по  делу  (если  речь  идет  не  об участнике  процесса).  Эти  данные помогут проверке и оценке показаний.  Что касается представления участниками  процесса  и  иными  лицами  предметов  и документов "в натуре",  то,  как правило,  это: а) случайно обнаруженные или имевшиеся у них вещественные объекты  и  документы,  содержащие  фактические данные о событии и его участниках;  б) случайно обнаруженные или имевшиеся у них  документы,  содержащие  фактические  данные   о   личности   обвиняемых (потерпевших);  в)  вещественные  объекты  и документы,  содержащие данные о событии и его участниках собранные в ходе служебных действий или  исполнения общественных обязанностей по предупреждению, пресечению, выявлению нарушений закона;  г) собранные  или  подготовленные  аналогичным  путем  документы  о личности   обвиняемых   (потерпевших).   О  принятии  вещественного  объекта составляется протокол в присутствии  понятых  и  лица,  представившего  этот объект,  со  ссылкой  на ч.  2 ст.  70 УПК РСФСР (при передаче вещественного объекта суду этот факт заносится в протокол судебного заседания). Результаты последующего  детального  осмотра объекта следователем (судом) фиксируются в отдельном протоколе или заносятся  в  протокол  представления  вещественного объекта (ср.  ч.  5 ст. 179 УПК РСФСР). Если результаты проводимых в связи с принятием объекта допросов,  осмотров и экспертиз  приводят  к  выводу,  что представленный  объект  действительно является вещественным доказательством, выносится постановление о приобщении  его  к  делу.  При  заявлении  лица  о наличии  у  него  документа,  возможно  относящегося  к делу,  это заявление излагается в письменном виде,  после чего составляетс протокол представления и  принятия  документа или эти действия фиксируются в протоколе допроса Если сообщение о наличии документов исходит от должностного лица,  они могут быть представлены  либо  в  таком же порядке,  либо направлены с сопроводительным письмом,  содержащим необходимые сведения об их происхождении.  Члены  семьи обвиняемого  и  иные  лица  могут  представить  имеющиеся  у  них документы, подтверждающие военные и производственные заслуги  обвиняемого,  указывающие на  наличие  у  него  болезни  и  т.  д.  Должностные лица могут представить документы (акты ревизий,  инвентаризаций,  проверок и т.  п.  ),  содержащие данные  об обстановке совершения преступления,  виновных лицах,  причиненном ущербе,  обстоятельствах,  способствовавших преступным действиям,  и т. д. ; документы,   характеризующие   обвиняемых  и  потерпевших  (копии  приказов, характеристики).  В ряде случаев предметы и документы,  возможно  содержащие необходимые   по   делу   данные,  представляются  дружинами,  общественными инспекциями  и   другими   самодеятельными   организациями   по   борьбе   с правонарушениями.   Так,   значение   доказательства   (ст.  88  УПК  РСФСР) приобретает принятый следователем акт,  фиксирующий основные  обстоятельства события  и  подписанный  очевидцами  и  лицами,  участвовавшими в пресечении преступления  и  задержании  преступника  К  некоторым   актам   прилагаются предметы,  могущие  иметь  впоследствии  значение вещественных доказательств (неправильные измерительные приборы,  фальсифицированные продукты и  пр.  ), причем  их внешний вид,  факт изъятия в определенном месте,  при участии и в присутствии определенных лиц фиксируются в акте.  Это служит гарантией того, что   указанные   объекты  не  утратят  доказательственного  значения  после возбуждения  уголовного  дела.  Разумеется,  признание  указанных   объектов вещественными  доказательствами  и приобщение их к делу происходит на основе общих правил,  установленных законом (ст.  ст.  83- 86  УПК  РСФСР).  Иногда дружинники  при захвате преступников с поличным прибегают к фотографированию (момента  передачи  предмета  спекуляции,  обстановки  в   помещении   после хулиганского дебоша и т.  д. ). Эти фотографии - при условии, что в акте или иным способом зафиксированы время,  место съемки и лицо, ее осуществившее, - могут  быть  приложены  к  акту.  Такое  же  значение могут иметь выписки из учетной документации штабов дружин,  фиксирующие дату и  время,  мотивировку доставления,  данные о личности и состоянии нарушителя,  обнаруженных у него оружии и других предметах,  сведения о задержавших  его  лицах.  В  случаях, когда  товарищеский  суд  или  комиссия  по  делам несовершеннолетних сочтут необходимым передать рассматриваемые ими материалы для привлечения  виновных к  уголовной  ответственности,  имеющиеся  в этих материалах акты,  справки, характеристики,  объяснения,  заявления  также  должны  рассматриваться  как документы в смысле ст.  88 УПК РСФСР.  Для того чтобы обеспечить гражданам и представителям общественности возможность сделать соответствующее  заявление или передать имеющиеся предметы и документы,  в необходимых случаях с учетом правил ст.  139 УПК РСФСР оповещаются  коллектив  или  граждане  населенного пункта   о  сущности  дела  и  о  том,  какие  сведения  необходимы  органам расследовани Для  этого  могут  быть  использованы  местная  печать,  радио, телевидение.      Такого рода  обращения  требуют,  однако,  большой   осторожности.   Их содержание не должно влечь разглашения без необходимости данных дела. Нельзя придавать им характер  сенсации  или  допускать,  чтобы  они  внушали  страх населению  или  облегчали виновному возможность скрыть следы преступлени При рассмотрении способов собирания доказательств,  состоящих в  истребовании  и представлении   последних,   следует   указать   на  важное  обстоятельство, позволяющее  устранить  или  существенно  уменьшить  опасность  полной   или частичной  потери  или  искажения фактических данных в результате того,  что часть действий по их обнаружению и получению протекает без  участия  органа, осуществляющего  производство  по  делу.  Рассматриваемые  способы всегда на определенном этапе должны "перекрещиваться"  с  использованием  следственных (судебных)  действий,  цель  которых  контролировать  получаемую фактическую информацию и выявлять возможные пробелы и искажения в  ней.  Иными  словами, выводы,  основанные  на  приобщаемых к делу истребованных или представленных доказательствах-документах,  вещественных доказательствах,  всегда  являются как  бы  синтезом результатов двух линий собирания и проверки доказательств: одна из них состоит в непосредственном  истребовании  или  представлении,  а другая  -  в проведении удостоверяющих и контрольных следственных (судебных) действий.  Доказательственная  информация  здесь   -   результат   сочетания нескольких информационных "потоков", каждый из которых, существуя раздельно, не способен дать такого знания,  как их интеграци Объединение двух или более информационных систем приводит к появлению в деле доказательства,  полностью удовлетворяющего  условиям  допустимости  и  относимости   Теоретический   и практический  интерес  представляет  вопрос  о  зависимости круга допустимых способов собирания и проверки доказательств от стадии производства по делу и органа,  осуществляющего производство. Анализ законодательства, следственной и судебной практики приводит  к  следующим  выводам:  а)  в  принципе  такие способы   доказывания,   как  истребование  и  представление  доказательств, применимы в любой стадии судопроизводства,  включая возбуждение дела  (ч.  2 ст.  109,  ст.  110  УПК  РСФСР)  предание  суду (ст.  223),  производство в кассационной и надзорной инстанции (ст.  ст.  337, 338, 377); б) проверочные действия (ч. 2 ст. 109, ст. 110 УПК РСФСР) могут иметь место только в стадии возбуждения  уголовного  дела;  в)  следственные  (судебные)   действия   по собиранию и проверке доказательств применяются:  в стадии возбуждения дела - только осмотр места происшествия  (ст.  178  УПК  РСФСР);  при  производстве дознания  по  делам,  по которым предварительное следствие обязательно,  - в пределах,  необходимых для установления и закрепления  следов  преступления, установления подозреваемых;  при производстве предварительного следствия и в стадии судебного разбирательства - в полном объеме; в стадиях предания суду, кассационного   и  надзорного  производства  -  только  осмотр  вещественных доказательств  и  документов.  Таким  образом,  круг   допустимых   способов собирания  и  проверки  доказательств  соотнесен законодателем с конкретными задачами каждой стадии судопроизводства,  предоставля каждый раз необходимые и  достаточные  возможности  для  реализации  этих  задач  и  вместе  с  тем препятству выходу за их пределы.  Советскому уголовному судопроизводству  на всех  этапах  его  развития  была  присуща вся система способов доказывания, описанная выше. Надо вместе с тем отметить, что эта система дифференцируется и  детализируетс  С  одной  стороны,  "отпочковываются" новые следственные и судебные  действия  (см.  N  2),  что  позволяет  с  максимальной   полнотой использовать  в  судопроизводстве  достижения  науки  и  более полно и точно отражать  в  правилах  собирания  и  проверки  доказательств  закономерности возникновения,  передачи,  сохранения  различных видов информации.  С другой стороны, в целях максимального повышения надежности системы доказательств по конкретному  делу  детализируется  регламентация  иных способов доказывания, кроме следственных (судебных)  действий,  а  равно  формируются  комплексные способы    доказывания,   позволяющие   многократно   проверять   собираемые фактические данные.  В принципе нельзя исключить и появление новых  способов собирания   и   проверки   доказательств.   Возможно,  например,  что  норма относительно  вызова  или  допуска  в  судебное   заседание   представителей учебно-воспитательных учреждений,  в которых воспитывался несовершеннолетний обвиняемый,  и общественных организаций по месту его учебы и работы, а равно по  месту работы родителей (ст.  400 УПК РСФСР) послужит базой для одного из таких новых способов.  Хотя закон связывает участие названных лиц в судебном заседании с "усилением воспитательного воздействия" последнего,  несомненно, что вопрос этот имеет и другой  аспект.  Вызванные  представители  могут  по просьбе суда высказать свое мнение о существенных обстоятельствах дела.  Эти сообщения не могут рассматриваться как показания;  вместе с  тем  они  могут содержать  новую  информацию.  Аналогичные  соображения  можно  высказать  и применительно к объяснениям обвиняемого,  потерпевшего и других лиц, которые могут  быть даны в распорядительном заседании при решении вопроса о предании обвиняемого суду (ст.  223 УПК  РСФСР),  в  заседании  суда  кассационной  и надзорной инстанции (ст.  338) и т.  д.  Думается,  что в дальнейшем вопросы собирания  этим  способом  новой  фактической  информации  и  проверки   уже имеющихся  материалов  будут  более подробно регламентированы процессуальным законом.

    

 2.  СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ

Рассмотрев  систему  способов  собирания  и      проверки доказательств в уголовном процессе,  мы можем проанализировать      соотношение ее звеньев. Бесспорно, что основное ее звено - следственные      (судебные) действия Это и понятно. Следственные действия представляют собой приспособленные к получению и передаче определенного вида информации комплексы познавательных и удостоверительных приемов, операций по собиранию и проверке доказательств, предусмотренные процессуальным законом в виде правил,  и осуществляемые непосредственно следователем (судом).  Именно последнее   обстоятельство   -    непосредственная    реализация    органом, осуществляющим  уголовное  судопроизводство  всей  совокупности  действий по обнаружению   "потенциально"   существующей   информации,    ее    получению (извлечению)  и  закреплению,-  обеспечивает максимальную полноту получаемой информации и создает дополнительные гарантии ее надежности.  Другие  способы собирания  и  проверки  доказательств - проверочные действия,  истребование, представление доказательств - играют подчиненную,  субсидиарную роль (в  ст. 276  УПК РСФСР о доказательствах,  полученных путем истребования,  говорится как о "дополнительных").  С их помощью  выявляются  и  восполняются  пробелы доказательственного  материала,  возникшие  в  результате  несвоевременного, неполного  или  неправильного  проведения  следственных  действий,  а  равно ведется  собирание  и  проверка  доказательств,  необходимых для возбуждения уголовного дела (отказа в этом) или для отмены, изменения, оставления в силе приговора,  определения,  постановления,  вынесенных  по делу.  В литературе высказана точка зрения, что собирание доказательств может осуществляться как с  помощью следственных действий,  так и иных предусмотренных процессуальным законом способов,  а проверка доказательств - только с помощью  следственных действий   В   действительности,   такое  разграничение  области  применения следственных действий и иных способов доказывания  не  основано  на  законе. Наоборот,   из  смысла  ст.  ст.  70,  131,  337  УПК  РСФСР  вытекает,  что истребование и представление доказательств могут  производиться  и  с  целью проверки ранее собранного доказательственного материала.  Вообще,  поскольку один  из   путей   проверки   доказательств   -   дополнительное   собирание доказательств, относящихся к тому же обстоятельству, что и проверяемые, либо к  обстоятельствам  их  получения,  постольку  очевидно,  что  при  проверке доказательств   может   быть   использована   вся   совокупность   способов, используемых  при  их  собирании.  Анализ  норм   закона,   регламентирующих собирание  и  проверку  доказательств,  позволяет  выделить  следующие  виды следственных действий: допрос обвиняемого (подозреваемого), допрос свидетеля (потерпевшего)  очная  ставка,  предъявление для опознания,  обыск,  выемка, осмотр   освидетельствование,   получение   образцов   для    сравнительного исследования,   следственный   эксперимент,  проверка  показаний  на  месте, экспертиза В свою очередь в рамках  некоторых  видов  следственных  действий выделяются  их  разновидности.  Только  что  было указано,  в частности,  на разновидности  допроса  -  допрос  обвиняемого  и  свидетел  Подобно   этому выделяются разновидности очной ставки (в зависимости от того,  между кем она производится),  обыска и выемки (личный  обыск,  выемка  почтово-телеграфной корреспонденции),   осмотра   (осмотр   места   происшествия,   вещественных доказательств,  трупа) и т.  д..  Речь идет об особенностях производства тех или  иных следственных действий с учетом их конкретных задач;  в то же время применяются все общие правила, относящиеся к данному следственному действию.       Закон детально   регламентирует   порядок  и  содержание  производства следственных действий,  определя не только то,  что должны или могут  делать лица, производящие дознание, следователь, прокурор, суд, но и как они должны или могут действовать.  Процессуальные нормы  конкретизируются  тактическими рекомендациями,  которые  на  основе  закона  разрабатывает  криминалистика. Следственные действия  по  собиранию  доказательств  осуществляются  только, после возбуждения уголовного дела.  Исключение допускается лишь для случаев, когда без производства осмотра невозможно выяснить,  есть ли  основания  для возбуждения уголовного дела.  В этих случаях осмотр может быть произведен до возбуждения уголовного дела (ст.  178 У ПК РСФСР). По приостановленным делам следственные  действия  могут производиться после возобновления производства по делу.  Однако по делам,  приостановленным за розыском  лица,  подлежащего привлечению к ответственности (п.  1 ст. 195 УПК РСФСР), могут производиться следственные действия,  направленные на отыскание виновного или  материалов, указывающих  место  его  пребывани Следственные действия могут производиться только в порядке,  установленном законом.  Надлежащий процессуальный порядок включает: а) наличие фактических и правовых оснований, требуемых законом для производства следственного (судебного) действи Под фактическими  основаниями понимаются  конкретные  данные,  обусловливающие  необходимость производства следственного  (судебного)  действи  Ряд  следственных  (судебных)  действий производится  лишь  при  определенной  совокупности данных,  устанавливающих наличие предусмотренных  законом  обязательных  признаков.  Например,  закон специально    подчеркивает   необходимость   "достаточных   оснований"   для производства обыска Под правовыми основаниями разумеется  наличие  у  органа расследования  и суда правомочий на производство соответствующего действия в отношении  данного  лица  и  в  данный   момент,   а   равно   осуществление установленного порядка принятия решения о производстве данного следственного действия (например, вынесение постановления об обыске, освидетельствовании); б)   предусмотренные   законом   место  и  врем  Ряд  следственных  действий производится,  по общему правилу,  в кабинете следователя или зале судебного заседани (допрете,  детальный осмотр изъятых предметов и документов). Вопрос о месте следственного действия  имеет  и  другой  аспект:  при  производстве действий,  связанных с ограничением неприкосновенности жилища, место для них определяется путем исчерпывающего  указания  на  помещения,  где  они  могут проводитьс  При  производстве  действий,  связанных.  С  ограничением  тайны переписки,  место для них определяется так,  чтобы не допустить  разглашения собранных  данных,  как  и  информации,  которая  была вначале получена,  но признана  не  относящейся  к  делу.  Что   касается   времени   производства следственного действия,  то закон в ряде случаев определяет его неотложность (во   избежание   утраты   доказательств)   или   незамедлительность   после производства  другого  процессуального  действи  Так,  допрос подозреваемого производится немедленно  после  задержания  или  избрания  меры  пресечения, допрос  обвиняемого  -  немедленно  после  предъявления обвинени Имея в виду необходимость охраны прав и законных интересов граждан, выполнение отдельных следственных  действий допускается,  по общему правилу,  лишь в определенное время суток; в) проведение следственного действия с участием предусмотренных в  законе  лиц.  Исходя  из процессуальных норм,  различаются обязательные и необязательные   участники   следственных   действий.   К   первым    помимо производящего  расследование  (состава  суда)  относятся  лица,  без которых выполнение следственного действия невозможно (например, переводчик, понятые) или  недопустимо  с  точки  зрения  гарантий  объективности  и  охраны  прав участников  процесса  (например,  при  предъявлении  для   опознания   лица, образующие   группу).   Необязательные  участники  -  это  лица,  которые  в соответствии с  законом  могут  привлекаться  в  соответствующих  случаях  к участию  в следственном действии,  чтобы обеспечить наибольшую эффективность данного  или  последующих   следственных   действий:   участники   процесса, специалисты,   эксперты,   технические  помощники  ;  г)  соответствие  вида следственного действия требованиям, закона. Суд, орган расследования обязаны выполнить именно то следственное действие, которое предусмотрено законом для данной ситуации,  не допуская подмены  его  другим  (например,  производства допроса  или очной ставки вместо предъявления для опознания,  осмотра-вместо обыска и т. д. ). Тем более закон не допускает подмены следственных действий оперативными мероприятиями, так как последние имеют иной характер по природе и задачам,  приемам и формам проведения,  а также по значению их результатов для  дела.  Не  допускается  и  смешение различных следственных действий.  В частности,  не основаны  на  законе  рекомендации  производить  в  отдельных случаях:  "осмотр-обыск", "осмотр-предъявление для опознания", "следственный эксперимент-осмотр",  "допрос-обыск" и т.  д. Смешение следственных действий не  допускается  именно потому,  что это приводит к произвольному порядку их производства,  и тем самым - к отказу от порядка, оптимального для получения информации   данного   вида.   При  необходимости  одновременного  выполнени нескольких  следственных  действий  таковые   производятся   и   фиксируются раздельно.  Недопустимы "следственные действия", не предусмотренные законом. К их  числу  относится,  например,  так  называемая  "добровольная  выдача", которая   предусмотрена  законом  в  рамках  обыска  и  выемки  и  не  может рассматриваться как самостоятельное следственное действие.  Конечно,  нельзя исключить развития системы способов доказывания,  появления новых способов и видоизменения существующих.  Об этом уже говорилось  применительно  к  общей характеристике  способов доказывания (N 1) и можно повторить применительно к одному из таких способов - следственным действиям.  Возможно,  в  частности, "отпочкование"   новых   следственных   действий   (как   это   произошло  с предъявлением для опознания, следственным экспериментом, проверкой показаний на  месте).  Но до законодательной регламентации эти новые способы собирания доказательств развиваются и совершенствуются  в  процессуальных  рамках  тех следственных  действий,  которые  предусмотрены  законом.  И  каждое  из них проводится по правилам,  установленным для  этих  следственных  действий,  в качестве их разновидности, пока не получит процессуальной самостоятельности; д) проведение следственного  действия  в  последовательности,  установленной законом.   Установленная   законом   последовательность  выполнения  каждого следственного  действия  носит  далеко  не  формальный   характер.   Строгая очередность  основных  его  этапов  гарантирует максимальную объективность и эффективность расследования и судебного  разбирательства.  Попутно  отметим, что  некоторые следственные действия могут проводиться лишь после выполнения иных, предусмотренных законом действий. Например, предъявление для опознания -  только  после  допроса  опознающего,  очная  ставка  -  после  допроса ее участников и т.  п.  Очередность  следственных  действий  обусловлена  также последовательностью  отдельных  этапов,  стадий  судопроизводства (например, первоначальный этап предварительного расследования,  предъявление обвинения, окончание  расследования);  е)  меры  обеспечения охраны и реализации прав и законных интересов лиц,  от которых получают доказательственную информацию в ходе  следственного  действия  или которые владеют предметами и документами, содержащими эту информацию; лиц, участвующих (присутствующих) в следственном действии;  иных лиц,  права и законные интересы которых могут быть связаны с ходом и результатами следственного действи Речь идет о разъяснении  прав  на участие   и   ознакомление   с   результатами   следственного   действия   и способствовании в реализации этих прав;  о запрете  действий  следователя  и суда,  ставящих под угрозу здоровье,  достоинство,  безопасность граждан или выходящих  за   пределы   задач,   предусмотренных   законом   для   данного следственного  действия;  ж)  меры предупреждения и пресечения попыток любых лиц  помешать  нормальному  ходу  или  исказить   результаты   следственного действия,   как   и   подготовительные   меры,   обеспечивающие  сохранность доказательственной информации. Эти меры, как и любые другие элементы порядка производства следственных действий, дифференцированы по видам этих действий, но они всегда внутренне присущи  их  порядку,  будучи  проявлением  единства процессуальной  деятельности  следователя  и  суда  по установлению истины и охране законности;  з) фиксация хода и результатов следственного действия  в установленной    форме.    Каждое   следственное   действие   отражается   в соответствующем процессуальном акте (протоколе, постановлении, определении). Для   некоторых   из   них   установлены  и  дополнительные  формы  фиксации (составление схем,  фотографирование,  киносъемка,  звукозапись и т.  д.  ). Процессуальный   порядок  следственного  действия  каждого  вида  выражается совокупностью нормативных предписаний, разрешений, запрещений, ограничений и исключений, установленных законом относительно условий его производства. При этом  надо  иметь  в  виду,  что  помимо  норм,  непосредственно  отнесенных законодателем  к  данному  следственному  действию,  для  регламентации  его порядка имеют значение и другие нормы,  корреспондирующие с ними  (например, нормы    глав    У    ПК   "Основные   положения",   "Участники   процесса", "Доказательства"). Процессуальный порядок следственного действия в сочетании с  определением  в  законе  его содержания,  задач и средств их осуществлени составляют всестороннюю характеристику следственного действия,  все элементы которого существенны для обеспечения эффективности последнего. Определение в законе содержания следственного действия  выражает  объективно  существующие основные  закономерности получения и передачи информации данного вида (точно так  же,  как  и  порядок  производства  создает  оптимальные  условия   для всестороннего  учета этих закономерностей и удостоверения хода и результатов познавательных операций).  Содержанием следственного действия  определенного вида  является  нормативное описание (и предписание) частных или специальных методов познания,  соответствующих природе  того  вида  информации,  которую предполагается  получить.  Так,  содержанием  допроса,  очной ставки являетс расспрос;  содержанием   обыска   -   наблюдение,   измерение;   содержанием следственного эксперимента - опыт,  моделирование,  измерение и т. д. Причем законодатель  закрепляет  и  систему  приемов,  операций,   конкретизирующих содержание   следственного  действи  Например,  предписывается  при  допросе сначала предложить допрашиваемому рассказать все известное по делу,  а затем задавать более частные вопросы (ст.  ст.  150, 158, 280, 283 УПК РСФСР), при предъявлении для опознания демонстрировать опознаваемое лицо  или  объект  в группе  (ст.  165  УПК  РСФСР).  Следственные  действия имеют свою структуру (закономерный порядок связи элементов),  которую  можно  трактовать  в  двух аспектах   -   применительно   к  этапам  осуществления  и  применительно  к минимальным   компонентам,   на   которые    членятся    познавательные    и удостоверительные  операции  Конечно,  каждое  следственное  действие  в его конкретном "исполнении" неповторимо уже потому, что в каждом "участвуют лица с  различным  отношением  к  исследуемому  деянию  и  задачам расследования, по-разному воспринявшие выясняемые обстоятельства,  непохожие друг на  друга по   интеллекту  и  жизненному  опыту,  по  психологическим  и  нравственным качествам...  Индивидуальность,  однако,  не исключает типичности" Выявление этой   типичности   необходимо  как  для  совершенствования  законодательной регламентации  следственных  действий,  так  и  для  разработки  тактических рекомендаций  по их производству.  В самой общей форме в каждом следственном действии могут быть выделены четыре этапа:  подготовительный, обеспечивающий познавательный,   удостоверительный.  Содержание  первого  этапа:  а)  орган расследования (суд) как по своей инициативе так  и  по  ходатайствам  других участников  процесса  принимает решение о производстве действий по собиранию доказательств.  В связи с этим решаются вопросы о необходимости производства данного действия, круге его участников, времени, условиях и т. д.       В свою очередь обвиняемый,  потерпевший,  защитник и другие  участники доказывания  своими  ходатайствами  и  действиями по представлению объектов, возможно являющихся  доказательствами,  активно  влияют  на  выбор  способов доказывания,  в  том  числе  на принятие решений о производстве следственных действий.   б)   органы   расследования   и   суд   накладывают   арест   на корреспонденцию,  охраняют места,  на которых сохранились следы происшествия или спрятаны отыскиваемые объекты,  опечатывают хранилища и совершают другие действия  по  обеспечению  сохранности  доказательств.  Они  же осуществляют действия,  которые обеспечивают доступ к  доказательствам  (например,  вызов лиц,  подлежащих  допросу).  Причем  ряд действий на этом этапе может носить принудительный характер для соответствующих  субъектов.  Последнее  отражает властные  полномочия лица,  производящего расследование.  Таково,  например, вынесение постановления о приводе,  задержании подозреваемого  и  т.  п.  На втором   этапе   следственного   действия   участникам  разъясняются  права, обязанности  и  задачи  следственного   действи   Третий   этап   составляет осуществление   познавательных   приемов   и  операций.  На  заключительном, четвертом,  этапе фиксируются в процессуальных документах ход  и  результаты следственного  действи  Наличие  и  указанная  последовательность  всех этих этапов  следственного  действия  обеспечивают  реализацию  совокупности  его задач,  реализацию  познавательного и удостоверительного аспектов доказывани Поэтому они  могут  рассматриваться  как  элементы  структуры  следственного действия,   развернутой   во   времени.   Что   же  касается  характеристики следственных действий в операциональном аспекте (как  совокупности  приемов, средств,  способов  познания  и  удостоверения  его хода и результатов),  то представляется,  что она может быть дана только применительно к  каждому  из видов  этих  действий  или  к  их  группам    не  "сквозная")  в  связи  с качественным различием частных или специальных методов познания,  лежащих  в их основе. Так, элементами допроса      как системы  познавательных  и  удостоверительных  операций  будут:  а) приемы расспроса допрашиваемого (общий вопрос,  частные вопросы, разъяснение последствий дачи ложных показаний,  демонстрация доказательств);  б)  ответы допрашиваемого;  в) приемы документальной фиксации хода допроса и показаний. Элементами структуры обыска будут:  а) приемы поиска предметов и документов, могущих   иметь  значение  для  дела;  б)  приемы  наблюдения  и  измерения, позволяющие установить,  что те или иные обнаруженные предметы  и  документы содержат  доказательственную  информацию;  в)  приемы  изъятия и обеспечения сохранности предметов и документов;  Е) приемы документальной фиксации  хода обыска   и   его   результатов   и   т.  д.  Нетрудно  заметить,  что  нормы процессуального законодательства, регламентирующие производство следственных действий,   расположены   в   основном   именно   так,  чтобы  сгруппировать следственные  действия  с  однородной  операциональной   структурой.   Закон классифицирует   следственные   действия   следующим   образом:   1)  допрос (обвиняемого,  подозреваемого,  свидетеля,  потерпевшего),   очная   ставка, предъявление для опознания (гл.  гл.  12,  13 УПК РСФСР);  2) выемка, обыск, осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент, проверка показаний на месте (гл.  гл.  14,  15 УПК РСФСР);  3) экспертиза,  получение образцов для сравнительного исследования (гл.  16  УПК  РСФСР).  Допросы,  очные  ставки, предъявление  для  опознания  направлены  на  получение  устных сообщений об информации,  хранящейся в памяти лиц.  Соответственно в основе их  структуры лежат    приемы    расспроса    и    описания    Выемка,    обыск,   осмотр, освидетельствование,  следственный эксперимент,  проверка показаний на месте направлены  на  установление  чувственно воспринимаемых явлений и признаков. Отсюда  их  структура  базируется  на  приемах  наблюдения    сочетании  с "родственными" приемами эксперимента, измерения, моделирования).       Наконец, экспертиза и в определенной степени  получение  образцов  для сравнительного  исследования базируются на методе сравнительного исследовани Таким  образом,  система  следственных  действий,  как  и  система  способов собирания  и  проверки  доказательств  в  целом,  включает  в  себя все виды операций,    практически    необходимые    для    собирания    и    проверки доказательственной   информации   по   конкретному  делу.  "Набор"  способов доказывания,   в   том   числе   следственных   действий,    предусмотренный процессуальным законодательством,  не является, таким образом, случайным, он представляет собой именно  взаимодействующую  систему  (взаимоподкрепляющую, дополняющую).    Она    всесторонне   предусматривает   возможный   характер доказательственной информации по любому делу и позволяет обеспечить  полноту и  надежность  "извлечения"  (получения)  последней с учетом специфики дела. Нельзя  вместе  с  тем  не  отметить,  что  закрепленная  в  законе  система следственных действий нуждается в определенной дифференциации.  В частности, в настоящее время в одну и ту же группу включены  следственные  действия  со структурой  различной  степени  сложности (например,  допрос и очная ставка; экспертиза  и   получение   образцов   для   сравнительного   исследования). Следственные  действия,  существенными элементами структуры которой являются экспериментальные приемы (следственный эксперимент,  проверка  показаний  на месте,   предъявление   для   опознания),   не  выделены,  а  "присоединены" законодателем к группам наиболее сходных с ними по структуре действий  и  т. д.  Представляется,  что  существенную  роль  в дальнейшем совершенствовании законодательной регламентации  системы  следственных  действий,  а  также  в обеспечении правильного выбора вида следственного действия и определения его задач в конкретном случае может сыграть их классификация, построенная исходя из   степени   сложности  структуры  С  этой  точки  зрения  можно  выделить следственные действия,  содержанием которых являются:  1)  получение  одного "потока"  информации;  2)  получение  основного  и дополнительного "потоков" информации,  причем последний необходим исключительно для удостоверения хода и  результатов  следственного  действия;  3)  получение  двух или нескольких "потоков" информации,  сопоставление которых дает новые фактические  данные; 4) получение двух или нескольких "потоков" информации, которые преобразуются путем слияния в фактическую информацию иного  вида,  нежели  составившие  ее элементы.  Допрос,  например,  является  следственным  действием  первого из названных  видов,  осмотр  -  второго   (сведения   относительно   признаков осматриваемых    объектов    сочетаются   со   сведениями,   удостоверяющими происхождение и неизменность последних  до  начала  осмотра,  причем  приемы собирания   тех   и  других  различны).  Наконец,  преобразование  двух  или нескольких интегрированных "потоков" информации путем  их  слияния  в  новую доказательственную  информацию  иного вида происходит при проверке показаний на месте, следственном эксперименте, предъявлении для опознания, экспертизе. Так,  проверка  показаний  на  месте  характеризуется  сочетанием  показаний (первая система) с фактической обстановкой на месте (вторая система). Именно соотношение  этих  элементов  в  новой  сложной системе,  а не их раздельное отображение предопределяет познавательное    доказательственное)  значение проверки  показаний  на месте.  Тот же процесс мы наблюдаем при производстве следственного эксперимента (где сочетаются данные,  полученные путем опытных действий,   и  исходная  информация,  воплощенная  в  заданной  обстановке). Предъявление для  опознания  также  характеризуется  интеграцией  нескольких "потоков"  (систем) информации и их преобразованием в новую сложную систему: здесь сливаются  фактические  данные,  полученные  в  результате  наблюдения событи  (подбор предъявляемых лиц,  объектов;  подбор группы для сравнения), наблюдения  признаков  опознаваемых  лиц  (объектов)  в  ходе  следственного действия,  а также в результате описания опознающим оснований своего вывода. Разумеется,  необходимость сопоставления или  интеграции  нескольких  систем информации   в   рамках   одного   следственного  действия  обусловливает  и необходимость включения в порядок и  содержание  этого  действия  нескольких операционных   линий   применения  однородных  приемов  (поочередный  допрос участников очной ставки)  или  нескольких  систем  операций.  Например,  при предъявлении  для  опознания  комбинируются  приемы  расспроса  о  признаках внешности разыскиваемого лица;  приемы предъявления лица  в  группе;  приемы получения   сообщения   о  результатах  сопоставления  наблюдаемых  и  ранее наблюдавшихся признаков;  приемы получения сообщения об  основаниях  вывода. Подобный  анализ  структуры  следственных  действий открывает дополнительные возможности   для   совершенствования   законодательной   регламентации    и тактических  рекомендаций  по  их  производству  в направлении максимального приспособления системы познавательных и удостоверительных операций к задачам следственного    действи    Он   дополнительно   объясняет   также   причины дифференциации системы следственных действий  (например,  причины  появления таких  действий  с усложненной операциональной структурой,  как предъявление для  опознания,  проверка  показаний  на  месте).  В  определенной   степени расширяется  и  возможность  прогнозировать  направлени дальнейшего развития этой  системы,   исходя   из   объективной   потребности   получения   новых доказательств   в   результате  применения  более  сложного  познавательного аппарата. Сказанное относительно наличия следственных действий с усложненной структурой   позволяет   еще   раз  вернуться  к  вопросу  о  недопустимости "смешанных" следственных действий типа  "осмотр-обыск"  или  "допрос-обыск". Следственное  действие  с  усложненной  структурой характеризуется,  с одной стороны,  слиянием получаемой информации,  дающей новое знание, а с другой - системой  гарантий  и  мер обеспечения,  полностью соответствующей характеру познавательных операций и кругу их участников.  Ни одно из этих  условий  не соблюдается   при   "смешанных"   следственных   действиях,  характеризуемых механическим   соединением   разнородных   операций.   Например,   сообщения обыскиваемого  в ходе обыска о происхождении обнаруженных предметов не имеют никакого значения для результатов обыска;  его допрос может быть  произведен вне  рамок  обыска  (в том числе и неотложно).  Точно так же гарантии и меры обеспечения,  входящие  в  порядок  обыска  и  порядок  допроса,   настолько разнородны,  что  их  объединение  в  одну систему вряд ли возможно.  Это же относится  к  "осмотру-обыску",  "осмотру-эксперименту"  и   тому   подобным действиям.  Производство  следственных действий - исключительная компетенция органов,  осуществляющих  производство  по  уголовному  делу.  Если   другие процессуальные  способы  доказывания  характеризуются на определенных этапах совместными действиями следователя,  суда,  с одной стороны,  и с  другой  - должностного   лица,   гражданина,  производящих  проверочные  действия  или представляющих предметы и  документы,  либо  даже  "автономными"  действиями указанных   лиц  то  следственное  действие  осуществляется  только  органом расследования  (судом).  Отсюда  возникает   ряд   вопросов,   связанных   с возможностями  и  пределами  дачи  поручений  Поручение органа расследования (суда) дается, как отмечалось, и эксперту. Причем действия последнего - лишь часть   обязательного   комплекса   процессуальных  действий,  состоящих  из назначения  экспертизы,  ознакомления  с  решением  об   этом   обвиняемого, производства  экспертизы,  обеспечивающих  следственных  действий органа,  в производстве которого находится дело, ознакомления обвиняемого с материалами экспертизы. При этом следует учитывать, что поручение эксперту означает, что на него возлагаются действия, которые сам следователь производить не вправе. Другой  вид поручения:  наряду с непосредственным осуществлением действий по собиранию и проверке доказательств  следователь  может  давать  поручения  и указания о производстве некоторых следственных действий органам дознания,  а в случае необходимости производства следственных действии в другом районе  - следователю или органу дознания этого района (ст.  ст.  127, 132 УПК РСФСР). Может ли аналогичные правомочия использовать  суд?  На  этот  вопрос  подчас дается отрицательный ответ со ссылкой на принцип непосредственности. Но ведь обнаружив существенные и не  поддающиес  восполнению  в  судебном  заседании пробелы доказательственного материала,  суд возвращает дело на доследование, т.  е.  дает  поручение   органу   расследования   провести   дополнительные следственные   действи   И  в  том,  и  в  другом  случае  в  суд  поступает дополнительный   материал,   подвергающийся   судебному   исследованию,    с соблюдением  принципа  непосредственности.  Разница лишь в том,  что возврат дела на доследование по существу возвращает процесс  назад  на  две  стадии, влечет  в  ряде  случаев не вызываемое необходимостью повторное производство некоторых процессуальных действий.  Получение  дополнительного  материала  в ходе   судебного   следствия   (например,   протокола   осмотра  документов, находящихся в другом населенном пункте, протокола допроса лица, находящегося на   отдаленной   зимовке,  протокола  обыска)  может  быть  осуществлено  с минимальной затратой времени и без какого-либо ограничения  прав  участников процесса.   Поэтому   представляется   целесообразным   поставить  вопрос  о расширении права суда на дачу  процессуальных  поручений  в  случаях,  когда требуется  не  дополнительное  расследование  в собственном смысле слова,  а дополнительное  проведение  отдельного,  ограниченного  по  объему  и   цели следственного   действия,   которое   в  ходе  судебного  следстви  провести невозможно,  но результаты которого  могут  быть  проверены  в  этой  стадии Правомочия  органа  расследования,  в  производстве которого находится дело, поручить другому органу дознания или следователю  производство  следственных действий должны трактоваться в смысле поручения отдельных действий (в другой местности,  в  связи  с  необходимостью  производства  нескольких   обысков, допросов  без  разрыва во времени и т.  п.  ).  Нельзя,  как представляется, перепоручать производство  следственных  действий  с  участием  обвиняемого, назначение экспертизы. Своеобразная форма производства следственных действий по поручению -  осуществление  их  членами  группы  (бригады)  следователей, участвующими  в  расследовании  сложного  или  большого  по  объему дела под руководством следователя,  принявшего дело к производству (ч.  3 ст. 129 УПК РСФСР).  Вместе  с  тем здесь и существенное отличие:  членам бригады дается поручение  не  на  отдельные  следственные  действия,   а   на   участие   в расследовании.  Поэтому  вопрос  о  производстве  тех  или  иных  конкретных действий  в  пределах  отведенного  им  "участка"  -  эпизода  или  действий определенного лица - они решают самостоятельно (что не исключает возможности поручения им  руководителем  группы  определенных  действий).  Осуществление следственного действия органом дознания,  следователем,  не принявшим дело к производству,  без поручения компетентного  органа  должно  влечь  признание этого  действия не производившимс Единственное исключение составляют случаи, когда речь идет о действиях,  связанных с  предупреждением  или  пресечением преступления  и  закреплением  следов  преступления  (ст.  112  УПК  РСФСР). Поручения о производстве отдельных следственных действий  или  их  комплекса должны не только исходить от компетентного органа (т.  е.  принявшего дело к производству),  но  и  адресоваться  органу,  правомочному  выполнять  такое поручение.  Процессуальный  закон  наделяет этими правомочиями только органы дознания  и   следователей.   Поэтому   исключается   возможность   поручить производство следственных действий каким-либо иным должностным лицам,  кроме следователей и  лиц,  производящих  дознание,  а  тем  более  представителям общественности.  Применительно к следственным действиям инспекторы, ревизоры и  другие  должностные  лица,  представители   общественности   могут   быть приглашены  для  содействия  следственному действию (собирание ориентирующей информации,  охрана места и обнаружение  следов  преступления,  предметов  и документов) и для участия в нем. Например, в случаях, когда необходим осмотр значительной территории в целях обнаружения какого-либо объекта,  могут быть в  соответствии  со  ст.  128  УПК  РСФСР  приглашены  для участия в осмотре дружинники или иные представители  общественности.  Точно  так  же  возможны случаи, когда целесообразно участие представителей общественности в обысках, осмотрах и выемках документов. Такое участие ни при каких условиях не должно превращаться,   однако,   в   самостоятельное   проведение   представителями общественности  следственных  действий   (даже   общественными   помощниками следователей,   прокуроров   или   внештатными   сотрудниками  милиции).  Не противоречат ли сказанному случаи,  когда освидетельствование  лица  другого пола  непосредственно  производится  врачом,  причем следователь в это время выходит из помещения (ч.  5 ст.  181 УПК РСФСР)?  Или случаи,  когда в  силу объективной  невозможности для следователя прибыть к непосредственному месту нахождения объектов,  подлежащих осмотру (например, в труднодоступной горной местности, под водой), осмотр этого места производят другие лица - водолазы, альпинисты и т.  п.  ?  Представляется, что нет, так как в этих случаях речь фактически  идет  не об устранении следователя от производства следственного действия,  а о расширении круга участников такового или функций некоторых из них.   В   обоих  названных  случаях  производством  следственного  действия руководит следователь,  он же осуществляет обеспечивающие меры и  составляет протокол о ходе и результатах такового. Поэтому то обстоятельство, что он не присутствует при осуществлении  некоторых  операций  по  поиску  и  фиксации признаков,  могущих иметь доказательственное значение,  не означает,  что он вообще не имеет отношения  к  производству  данного  следственного  действия Разумеется, невозможно поручать производство следственных действий кому-либо из  участников  процесса,  хотя  бы  юристам  по   профессии   (защитникам). Применительно к следственным действиям как способу доказывания возможно лишь их   участие   в   производстве.   Предусмотренная    законом    возможность собственноручной  записи допрашиваемым лицом своих показаний есть по прямому указанию ст.  160 УПК РСФСР лишь одна из форм фиксации результатов  допроса, произведенного  следователем,  а  не  "самодопрос".  Поэтому  в практике как существенное нарушение, означающее, что допрос фактически произведен не был, рассматриваются  случаи,  когда  следователь  выдает  вызванному  лицу бланк протокола допроса,  предлагая "подумать  и  написать  свои  показания".  Для некоторых   участников   процесса   участие   в   следственных  действиях  в предусмотренных  законом  случаях  представляет  не  только  право,   но   и обязанность   (гл.   VIII).   Это   относится   к  защитнику  обвиняемого  и представителям  потерпевшего,  гражданского  истца  и  ответчика.  Однако  и применительно   к   ним   законодатель   полностью   сохраняет   за  органом расследования  и  судом  руководство  следственными  действиями.  При   этом гарантией защиты законных интересов участников следственного действия служит то,  что все их заявления, ходатайства, отводы, допросы заносятся в протокол и,  следовательно,  правильность решения органа расследования или суда может быть  проверена.  Объем  правомочий  субъектов  доказывания,  участвующих  в следственных   (судебных)   действиях,   не   одинаков   на  предварительном расследовании и судебном следствии.  На предварительном расследовании допуск к   участию  в  следственном  действии  в  большинстве  случаев  зависит  от усмотрения следователя (лица,  производящего дознание).  В ходе же судебного следствия участники процесса правомочны активно участвовать в любом судебном действии по собиранию доказательств.

        ¶N 3. ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ МЕТОДЫ ПРИ СОБИРАНИИ И ПРОВЕРКЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ§

     Одним из важных теоретических вопросов судебного  доказывания  является вопрос  о  методах познания при его осуществлении.  Метод в широком смысле - это способ  подхода  к  изучению  действительности.  Широкую  известность  в научной  литературе  получило  определение  метода,  предложенное болгарским ученым акад. Т. Павловым: "Методом является внутренне присущая (имманентная) закономерность  движения  научного  мышления  взятая  в качестве сознательно используемой  нами  для  более  верного,  более  быстрого  и  более  полного достижения истины".  Комментируя это определение, Н. Стефанов указывает, что так же, как нет метода без соответствующей научной системы так нет и теории, не   имеющей   какого   бы  то  ни  было  методологического  значени  Теория превращается в метод  исследования  когда  ею  полностью  овладели  и  умело используют  Метод  _  это  способ познания,  изучения,  исследования явлений природы и общественной жизни,  способ  достижения  какой-либо  цели  решения задачи,   "путь...   действительного  познания".  Познание-это  движение  от незнания к неполному знанию а от него - к знанию более полному,  непрерывное движение к истине.  Всякий процесс познания независимо от того в какой сфере человеческой    деятельности    он    протекает,     подчиняется     законам материалистической диалектики, выражающим самые общие и существенные связи и отношения  объективной   действительности   и   познани   Поскольку   законы материалистической  диалектики имеют всеобщее значение,  присущи любой форме движения  материи  -  развитию  природы,  общества,  мышления,  марксистский диалектический метод является единственным всеобщим методом познания,  равно применимым во всех разновидностях процесса познания и в науке, и в практике. Доказывание в уголовном процессе как разновидность практической деятельности людей есть одна из  форм  процесса  познания  объективной  действительности, диалектического  процесса отражения предметов,  явлений материального мира в сознании людей на базе практики.  Поэтому с полным основанием можно сказать, что  всеобщим  методом  и в сфере доказывания является диалектический метод, позволяющий субъекту доказывания подойти к предмету своих исследований как к одному    из    звеньев   в   бесконечном   ряду   взаимосвязанных   явлений действительности.  Отража закономерности процесса  познания,  диалектический метод обеспечивает достижение истины в судопроизводстве (N 1-2 гл.  II,  N 1 гл.  III,  N1 гл.  V).  В последнее время в  нашей  литературе  вновь  стали появляться  высказывания  о  существовании своеобразного "следственного" или "судебного" мышления,  о самостоятельности которого в свое время писал А. Я. Вышинский,  считавший, что у этого мышления есть "своя" логика, "не всегда и не  во  всем  совпадающая  с  книжной  логикой".  Это,   конечно,   неверно. Доказывание   включает  в  себя  логический  процесс,  при  помощи  которого следователь и суд приходят к выводу о существовании или не существовании тех или иных фактов,  действий, отношений. Как логический процесс, это - процесс мышления,  единый в своей  сущности,  независимо  от  предмета  мыслительной деятельности.  Говоря о единстве процесса мышления,  К. Маркс указывал: "Так как процесс мышления  сам  вырастает  из  известных  условий,  сам  является естественным  процессом,  то  действительно  постигающее мышление может быть лишь одним и тем же,  отличаясь только по степени, в зависимости от зрелости развития,  следовательно, также и от развития органа мышлени Все остальное - вздор" Нет и не может быть специфического "судебного",  "следственного"  или "криминалистического"  мышления,  принципиально  отличающегося от мышления в других областях деятельности. Речь должна идти не о самостоятельном мышлении в  сфере уголовного процесса,  а о наличии в последнем частных и специальных методов исследования,  конкретизирующих всеобщий метод. До недавнего времени в  философской,  а  также  в  процессуальной и криминалистической литературе уделялось недостаточное внимание вопросу о  частных  и  специальных  методах исследования,   существующих   в   различных   отраслях   знани   Тем  самым игнорировалось  важнейшее  положение   диалектического   материализма,   что конкретный  метод познания в конечном счете определяется спецификой предмета исследовани В этом  выражалось  непонимание  того,  что  в  действительности диалектический   материализм  как  метод  познания  конкретизируется  и  про является   в   специфических   методах   исследования   различных   областей действительности.  Диалектический материализм является единственным всеобщим методом познания;  все остальные методы познания носят по отношению  к  нему подчиненный характер как методы,  не имеющие всеобъемлющего значени Вместе с тем как диалектический материализм не может заменить собой частных наук, так и  диалектический  метод  не может заменить собой частных методов этих наук, частных методов человеческой деятельности,  в  том  числе  и  доказывания  в уголовном процессе.  Диалектический метод,  выражая общие,  методологические принципы  процесса  познания,  не  подменя  собой  специальных  инструментов исследования,  позволяет  сконструировать  общую  систему  методов отдельной науки или отдельной разновидности практической деятельности. Он входит сам в эту  систему  в  качестве  основополагающего  элемента.  Эта система не есть что-то раз и навсегда данное,  навечно завершенное.  Научный метод - сам  по себе  постоянно  развивающийся  процесс,  который  должен соответствовать не только предмету познания,  но и изменяющимся условиям данной формы  процесса познания,   должен  учитывать  развитие  технических  средств  познани  Обща методология не может  следовать  за  изменениями  деталей  предмета  познани Необходимы специальный подход к изучению конкретного предмета,  специфически приспособленные методы исследовани На связь метода  исследования  и  объекта познания   неоднократно   обращалось   внимание  в  философской  литературе, применительно  к  доказыванию  на  это  указывалось   в   процессуальной   и криминалистической литературе. Метод исследования определяется как некоторая совокупность мыслительных или физических операций,  котора используется  для решения  определенного  класса  задач.  "Метод  зависит  от  объекта двояким образом:  объектом обусловливается как конкретный характер каждой  операции, включенной  в метод,  так и структура метода - порядок,  последовательность, связь отдельных операций".  Такая связь метода  и  объекта  исследования  не случайна, а закономерна, ибо метод исследования есть теоретически обобщенное выражение практики  познания  данных  объектов.  Метод  выражает  активность теоретических знаний человека,  их целенаправленность на целостное овладение предметом. Практические способы действий, получившие обобщенно-теоретический облик в методе,  становятся формой овладения предметом,  новым знанием о нем Основанные  на  диалектическом  материализме  специфические   познавательные приемы  можно  назвать частными и специальными методами познания как в сфере науки,  так и в сфере практической деятельности (в данном случае в  процессе доказывания). Частный метод познания представляет собой систему определенных приемов,  правил,  рекомендаций по изучению конкретных  объектов.  Отнесение того или иного метода к категории частных методов познания вовсе не означает ограничения сферы его применени Метод называется частным не потому,  что  он применяется  для  исследовани какой-либо группы объектов,  а потому,  что он представляет собой  сочетание  не  всех,  а  лишь  некоторых  познавательных приемов,  определенной  их  комбинации,  которая  и  отличает  этот метод от других.  Применение же частных методов в принципе  носит  общий  характер  В доказывании   по   уголовным  делам  применяются  следующие  частные  методы познания:  а)  наблюдение,  б)  описание,  в)  измерение  и  вычисление,  г) сравнение,   д)   эксперимент.   В   зависимости   от   особенностей  данной разновидности  процесса  познания  методы  эти  приобретают  те   или   иные характерные   черты.   Наблюдение   во   всех   случаях  представляет  собой планомерное,  целеустремленное,  преднамеренное восприятие.  Сущность его не изменится от того,  будет осуществлять наблюдение следователь или, например, исследователь-астроном, физик и т. д. Однако условия применения этого метода познания,  объект  наблюдения,  цель  наблюдения будут различными,  и это не может не отразиться на приемах наблюдения, его роли в процессе познания и т. п.   Например,   наблюдение  астрономических  явлений  будет  отличаться  от наблюдения за действиями участников следственного эксперимента,  а измерение радиоактивности  вещества - от измерения расстояний между объектами на месте происшествия,  хотя сущность наблюдения и измерения во всех случаях остается одной  и той же.  Иными словами,  не отличаясь по своему существу от частных методов познания в других сферах человеческой деятельности,  частные  методы доказывания  в  уголовном  процессе имеют некоторую специфику,  определяемую содержанием процесса доказывания как  особой  формы  человеческой  практики, опирающейся  на  рекомендации  юридической науки.  Частные методы составляют второе звено в системе методов доказывани Третья часть системы методов - это так  называемые  специальные  методы.  Под  специальным методом исследования нужно  понимать  такой  метод,  который  применяется  только  в  одной   или нескольких  близких  сферах  познания  (но  не во всех),  область применения которого,  таким образом,  не имеет такого в принципе "сквозного" характера, как  сфера  применения  любого  из  частных методов.  В процессе доказывания применяются специальные методы двух видов. Одни из них характерны только для данной   сферы   человеческой   деятельности   (например,  некоторые  методы исследовани доказательств), другие применяются не только в доказывании, но и в  других  сферах  деятельности  человека  (например,  такой  метод фиксации сведений,  как звукозапись).  Специальные методы  не  отделены  непроходимой гранью от частных методов, они производны от последних. Ни один из частных и специальных  методов  познания   нельзя   абсолютизировать,   превращать   в единственно   возможный,   универсальный.   Ни   один   из  методов,  взятый изолированно,  не может привести к успеху ни в научном  исследовании,  ни  в практической   деятельности  по  доказыванию.  Только  совокупность  методов познания может обеспечить достижение истины,  будь  то  истина  научная  или истина,  достигаемая  в  процессе  расследования  и  судебного  рассмотрения уголовных дел.  Рассмотрим особенности частных методов познания  в  процессе доказывани   Одним   из  самых  распространенных  методов,  применяемых  при собирании и проверке  доказательств  в  уголовном  судопроизводстве,  служит наблюдение.  Под  наблюдением  в  теории познания понимается преднамеренное, планомерное,  целенаправленное восприятие,  предпринимаемое с целью изучения данного предмета,  явлени Наблюдение как метод судебного исследования широко используется при  производстве  таких  следственных  действий,  как  осмотр, обыск,  предъявление  дл  опознани Например,  при осмотре места происшествия путем визуального  наблюдения  изучается  обстановка  события,  расположение объектов,  их  признаки  и  т.  д.  Разумеется,  важное значение для полного восприятия имеет ясное представление  задачи  наблюдения,  план  наблюдения, понимание  природы наблюдаемого факта,  явлени Установленный законом порядок производства соответствующих следственных действий направлен  на  реализацию этих  условий,  обеспечивающих  полноту  наблюдени  Специфика наблюдения при собирании и проверке доказательств  заключается  в  субъекте  и  объекте,  в условиях    и   целях   наблюдени   Можно   различать   непосредственное   и опосредствованное  наблюдение.  Следователь  или  суд,  осуществля   осмотр, изучают    объект    наблюдения    непосредственно,   воочию   устанавливают существование или отсутствие того или иного факта.  Субъектом наблюдения тех или  иных  фактов  могут  быть  также  свидетель,  потерпевший,  обвиняемый, подозреваемый.  В этом случае следователь или суд познают объект  наблюдения со  слов  этих лиц;  для органа расследования или суда результаты наблюдения выступают как опосредствованные.  При  этих  условиях  субъект  исследования должен  проверить,  насколько  полученные  им  от  свидетеля  (потерпевшего, обвиняемого,  подозреваемого) сведени соответствуют тому,  что наблюдало эго лицо  в  действительности.  Сфера  непосредственного  наблюдения в уголовном судопроизводстве   ограничена   в   основном   последствиями   преступления, обстановкой его совершения и предметами,  имеющими отношение к расследуемому событию.  Следователь и суд в силу специфики объекта  познания  в  уголовном судопроизводстве не могут непосредственно наблюдать само событие, являющееся предметом исследования по делу.  Поэтому сфера опосредствованного  получения данных  наблюдения значительно шире,  чем непосредственного наблюдения;  она может  включать  событие  преступления,  его  подготовку  и   весь   процесс осуществлени  Обе  они  дополняют  друг друга.  Наблюдение теснейшим образом связано с другими частными методами  исследования,  и  в  первую  очередь  с такими,   как  описание  и  измерение.  Под  описанием  понимается  указание признаков предмета или явления с целью дать наиболее полное представление  о нем.  С  описанием  в  доказывании  мы  обычно  встречаемся  при составлении процессуальных  документов,  цель  которых   зафиксировать   те   или   иные фактические данные, имеющие значение для дела. Описание закрепляет результат наблюдения, делает его доступным не только для наблюдающего, но и для других лиц.  Помимо описания, связанного с непосредственным наблюдением, в процессе расследования  и  судебного  разбирательства  возникает  необходимость  и  в описании  результатов  опосредствованного  наблюдени  С  таким  описанием мы сталкиваемся,  например, протоколируя показания свидетел Целиком на описании построен   "словесный  портрет",  используемый  для  регистрации  розыска  и установления личности.  Чаще всего  описание  завершает  процесс  наблюдения объекта. Однако иногда в следственной и судебной практике описание выступает как  промежуточное  звено  между  двумя  этапами  наблюдени  Так,  свидетель наблюдал  объект в момент расследуемого события (первый этап),  затем описал его на допросе у следователя (второй этап),  затем вновь  наблюдал  его  при предъявлении для опознания (третий этап), наконец, опознал его по мысленному образу,  запечатлевшемуся  в  памяти,  и  описал   результат   сопоставления (четвертый этап).  Таким образом, описание не только завершило собой процесс наблюдения, но и выступило как промежуточный пункт между двум его этапами. В тех  случаях,  когда  ни  наблюдение,  ни  описание  не  могут  дать точного представления о размерах  и  иных  количественных  характеристиках  объекта, применяется  измерение,  т.  е.  установление  численного  соотношения между измеряемой величиной и заранее выбранной  единицей  измерени  Без  измерения немыслимо  производство  самых  различных  следственных и судебных действий. Так,  нередко теряет свое значение осмотр места  происшествия,  если  он  не сопровождается  измерением  необходимых  расстояний  и  определением размера объектов;  без  измерений   не   всегда   можно   осуществить   следственный эксперимент;  ряд  экспертных  исследований предполагает производство точных измерений;  допрос также  в  ряде  случаев  включает  выяснение  результатов измерений (например, расстояние между участниками события, скорость движения различных объектов,  продолжительность и пр.  ).  Более сложно сравнительное исследование.  Сущность  его со стоит в сравнении объектов друг с другом для установления как совпадений,  так и  различий  в  их  признаках.  Применение сравнительного метода в доказывании связано с рядом условий, которые придают сравнению некоторые специфические черты.  Первое условие заключается в  том, что  объекты  сравнения должны быть связаны с предметом доказывани Сравнение безразличных для дела объектов  не  приближает  к  установлению  истины,  не служит  целям  доказывани  Второе  условие  применения  сравнения в процессе доказывания касается значения сравниваемых свойств или  признаков  сравнение должно осуществлятьс по таким признакам или свойствам, которые существенны и позволяют следователю или суду прийти к определенным выводам. Например, вещи должны сравниваться по устойчивым и характерным признакам, показания _ по их содержанию. В процессе сравнени следователь прибегает к наблюдению, описанию и измерению.       Значительное место в собирании и проверке доказательств занимает такой метод познания, как эксперимент. Включая в качестве элементов другие частные методы познания, эксперимент отличается активным характером, он направлен на вскрытие природы явления, его сущности и происхождения. Смысл эксперимента - в воссоздании (воспроизведении) явления в необходимых естественных или искусственно созданных условиях с определенной теоретической и практической целью. По образному выражению И. П. Павлова, "наблюдение собирает то, что ему предлагает природа, опыт же берет у природы то,  что он хочет" В частности,  из многообразных взаимоотношений и  связей, существующих    между    исследуемым    явлением    и    другими   явлениями действительности,  путем  эксперимента  может  быть  выделена   определенная зависимость, которая и будет объектом исследовани Использование эксперимента в процессе познания обеспечивает:  а) возможность неоднократного  повторения наблюдаемого  явления в любых условиях;  б) изучение явлений,  протекающих в обычных условиях очень  быстро  или  очень  медленно,  что  препятствует  их наблюдению в природе;  в) изучение процессов, которые в чистом виде не могут наблюдаться в природе;  г) выделение  в  процессе  изучения  лишь  отдельных сторон,  отдельных  признаков.  Эти  преимущества  эксперимента  как  метода познания могут быть достаточно широко использованы при собирании и  проверке доказательств.   Экспериментальный   метод,   будучи   применен  в  процессе доказывания,  позволяет опытным путем убедиться в правильности представлений о  факте,  имеющем  значение  для  дела,  или  опытным  путем получить новые доказательства  существования  этого  факта.  Применение  экспериментального метода  исследования  в  уголовном  судопроизводстве  осуществляется  в двух формах:  в форме самостоятельного процессуального действия  -  следственного или судебного эксперимента,  содержание которого,  как мы видим,  определяет его наименование;  в форме отдельных  элементов,  составных  частей  другого следственного  или  судебного  действи При этом не возникает необходимости в особой процессуальной регламентации эксперимента,  так  как  само  действие, составной  частью  которого  он  является,  регламентировано (например,  при проведении экспертизы).       Перейдем теперь   к   рассмотрению  некоторых  вопросов  применения  в доказывании  специальных  методов  познани  При  собирании  и   исследовании доказательств  широко используются технико-криминалистические методы.  Это - методы судебной фотографии,  трасологические,  судебно-баллистические и иные разрабатываемые криминалистической техникой.  В судебном доказывании находят применение и тактико-криминалистические  методы  собирания,  исследования  и оценки  доказательств,  а  также методы иных,  помимо криминалистики,  наук: физические    и    химические,    математические,    антропологические     и антропометрические   методы  моделирования  и  другие  методы  общественных, естественных и технических  наук.  Такое  разнообразие  специальных  методов доказывания обусловлено разнообразием объектов,  включаемых в сферу познания при расследовании  уголовных  дел.  Как  и  вся  практическая  деятельность, доказывание  открывает  возможности  для  применения  любой области научного знания,  если только это служит цели  установления  истины  и  соответствует оптимальным условиям ее установления, предусмотренным процессуальным законом (N 1 гл.  1).  Субъектами применения специальных методов  познания  являются органы дознания,  следователь,  суд, эксперт. Вопрос о пределах их применени следователем и судом,  о разграничении  компетенции  в  этой  области  между судом,   следственными   органами  и  экспертом  неоднократно  обсуждался  в специальной литературе.  Принципиально с точки зрения возможности  овладения тем   или  иным  специальным  методом  доказывания  и  использования  его  в следственной и судебной практике  не  может  быть  никаких  ограничений  для следователя и суда (по сравнению,  например, с экспертом). Различие в формах применения  этих  методов  обусловлено  различием   процессуальных   функций следователя  и суда,  с одной стороны,  и эксперта - с другой.  Развивая это положение,  Н.  А.  Селиванов  отмечает,  что   форма   применения   методов доказывания зависит от процессуального положения лица,  которое их применяет (следователь,  специалист,  судья,  эксперт,  оперативный работник); от цели применения (обнаружение, фиксация, изъятие, исследование доказательств) и от процессуального значения полученных результатов.  По его мнению, следователь и лицо,  ведущее дознание,  вправе применять лишь такие методы, которые дают возможность получить копии следов и иных вещественных  доказательств,  а  из исследовательских методов - лишь те,  которые не изменяют предметов. Частные и специальные методы доказывания как методы  специфической  деятельности  по расследованию  и  судебному  рассмотрению  уголовных  дел применяются лишь в пределах и случаях,  специально регламентированных законом и в установленном законом режиме. Можно ли из этого сделать вывод, что эти методы представляют "процессуальные" методы познания в  том  смысле,  что  они  регламентированы законом?  Такое понимание вопроса было бы ошибочным. Закон регламентирует не методы познания истины,  а процессуальные  формы  применения  этих  методов, которыми  являются  процессуальные  действи  Так,  закон  регламентирует  не наблюдение,  а осмотр - процессуальную форму  применения  этого  метода,  не сравнение,  а предъявление для опознания - опять-таки одну из процессуальных форм применения сравнительного метода исследования  (N  1,  2,  4  гл.  VI). Частные  и  специальные  методы могут применяться при доказывании в "чистом" виде.  Используемые в процессе доказывания методы могут представлять собой и специфическую  именно  для  данной  науки  или  для познания данного объекта комбинацию частных или специальных методов,  которая в конечном счете всегда может  быть разложена на составляющие ее элементы.  Характерной для процесса доказывания в уголовном процессе спецификой обладает  применение  частных  и специальных методов познания при криминалистической идентификации.      Идентификация - это деятельность,  направленная на установление наличия      или  отсутствия  тождества.  Это  процесс  исследования  тех  или  иных      объектов,  применительно к которым решение вопроса о  тождестве  играет      существенную роль для установления истины по делу.  При идентификации в      криминалистике используются различные методы, сочетание которых зависит от  особенностей конкретного акта идентификации.  Одни из них всегда применяются при идентификации,  например сравнение,  играющее роль основного метода  идентификации,  другие  методы  могут  применяться,  а  могут  и  не применятьс Иными словами,  объекты не исследуются посредством идентификации, а  исследуются в процессе их идентификации посредством частных и специальных методов познани При этом следует иметь в  виду,  что  процесс  идентификации неправильно   сводить   к   применению   какого-либо   одного  частного  или специального метода,  так как наряду с доминирующим методом отождествления в каждом  акте идентификации всегда применяются и другие методы познани Теория идентификации отнюдь не  сводится  к  чисто  техническим  приемам  сравнения рукописей,   следов,   она  представляет  собой  учение  об  общих  правилах отождествления в ходе следственных и судебных действий материальных объектов по их отображению в целях получения доказательств.  Уже из этого определения с очевидностью следует,  что идентификаци в  своем  общем  виде  органически связана с предметом теории доказательств.  Разумеется,  теория идентификации ни в какой степени не  может  претендовать  на  роль  универсального  метода познания истины в уголовном процессе. Попытки такого ее истолковани основаны на недооценке специфики  предмета.  При  этом  допускается  двойная  ошибка: идентификация     рассматривается     как     чисто    логическая    (причем формально-логическая)  теория,  а  самой  формальной  логике   приписывается значение   всеобъемлющего   метода   познани   В   действительности   теория идентификации как любая  частная  специальная  теория  пользуется  понятиями логики    том  числе  и понятием тождества),  но не сводится к логике.  Не охватывает она и весь круг доказательств и  все  разновидности  процесса  их исследовани       Необходимость установить  тождество  материальных  объектов  возникает тогда,  когда  из  обстоятельств  дела непосредственно не ясно,  является ли определенный объект тем самым,  который оставил след (в том числе  в  памяти наблюдателя),  либо  речь  идет  о  разных объектах.  Так,  возникает задача установить:  является  ли  человек,  оставивший   след   пальца   на   месте преступления,  и человек,  задержанный как подозреваемый, одним и тем же или это  разные  лица.  Конечная   цель   отождествления   -   индивидуализация, установление тождества конкретного объекта.  Установление тождества означает отграничение данного объекта от любых других однородных или  сходных  с  ним (независимо    от    степени   их   сходства).   Поэтому   идентификация   в криминалистическом   понимании   этого   термина   означает   индивидуальное отождествление.  Однако индивидуальное отождествление, будучи конечной целью с  точки  зрения  индивидуализации,  не   всегда   может   быть   достигнуто непосредственно,   в   пределах   одного   познавательного   акта,  например исследования вещественного доказательства,  опознания вещи и т.  п.  В  силу неблагоприятных  условий  следообразования  или  иных подобных обстоятельств иногда удается установить лишь однородность  объектов,  а  не  их  тождество (например,  однородность  обуви,  оставившей следы на месте происшествия,  и обуви,  изъятой у обвиняемого).  В отношении таких объектов,  как материалы, ткани,  краски,  чернила  и т.  п.,  в большом числе случаев сама постановка вопроса об индивидуальном тождестве  невозможна.  Речь  может  идти  лишь  о выделении  некоторого объема или массы материала Достигнутый в таких случаях результат  представляет  не  индивидуальное   отождествление   предмета,   а установление однородности,  иначе говоря, установление тождества рода (вида, группы и т.  п.  ).  Аналогичный результат может иметь место  и  в  процессе исследования   индивидуально   определенных   объектов,   если  существенных признаков   объекта,   зафиксированных   в    следах,    недостаточно    для индивидуального  отождествлени  Например,  может  быть установлено тождество группы,  к которой принадлежат обувь,  оставившая след,  и обувь,  изъятая у обвиняемого.  Такой  результат  чаще  всего  представляет  ступень на пути к установлению индивидуального тождества. Нельзя поэтому согласиться с мнением В.  С.  Митричева  относительно  того  что  установление  родовой  (видовой) принадлежности  объектов  вообще  не   является   видом   криминалистической идентификации, а представляет собой особый, самостоятельный вид исследования Общие положения теории идентификации освещены во  многих  работах  советских криминалистов.  Рассмотрим некоторые вопросы,  ближайшим образом связанные с теорией  доказательств.  К  их  числу   относятся:   а)   о   формальном   и диалектическом   понимании   тождества;   б)   о   соотношении  групповой  и индивидуальной  идентификации;  в)  об  оценке  совокупности  признаков  при отождествлении.   С   точки  зрения  формальной  логики  объект  может  быть отождествлен только при условии,  что он не подвергался никаким  изменениям, сохранил  все  свои признаки (при этом надо помнить,  что логика формальная, строго  говоря,  не  различает  признаков  существенных  и   несущественных, рассматривая   их   все  как  "отличительные"  признаки).  Однако  абсолютно неизменных явлений,  предметов нет,  все объекты  живой  и  неживой  природы непрерывно изменяютс Более того,  в любом повторяющемся процессе, например в процессе отображения следов,  фактор изменчивости  проявляется  в  том,  что следы,  полученные от одного и того же объекта,  не абсолютно похожи один на другой,  они разнятся в некоторых признаках.  Таким  образом,  меняется  сам следообразующий   объект,  меняются  условия  следообразования,  меняются  с течением времени и следы.  Возможно ли в этом случае отождествление?  Б.  М. Кедров,  раскрывая формальное понятие тождества,  отмечает:  "... формула "а есть а" (или "а==а") выражает собой то что  факт  развития  и  изменения  не учитывается  - от этого факта либо отвлекаются (формальная логика),  либо он отрицается вовсе (метафизика)".  Разрешение этого вопроса лежит за пределами формальной  логики:  оно дается диалектической логикой,  которая,  "прорывая узкий горизонт формальной логики,  содержит в себе  зародыш  более  широкого мировоззрения".  В  отличие от формальной логики,  рассматривающей тождество односторонне,  абсолютно,  диалектика указывает на относи  тельный  характер тождества,  включая  в  последнее  также  и момент различия,  изменени Иначе говоря,  диалектика не отрицает тождества,  неизменности вообще,  а понимает это   тождество   как  качественную  определенность  объекта,  относительное постоянство  его  существенных  признаков,  допуская  при  этом  возможность постепенных  количественных  изменений,  утрату  и  приобретение  отдельных, несущественных признаков.  Так,  у человека с течением  времени  наблюдаются частичные изменения внешности,  изменения почерка и т.  п.  Тем не менее эти несущественные изменения не препятствуют отождествлению человека  по  чертам внешности,  по почерку, по следам рук. Диалектическая трактовка тождества не отвергает изменения,  а учитывает его до тех  пор,  однако,  пока  изменения путем  суммирования  постоянно  возникающих  различий  внутри  определенного тождества не при водят к переходу количества в качество,  т.  е. превращению данного  объекта  в  другой.  Разумеется,  в последнем случае отождествление становитс  невозможным.  Практическое  значение  такого  подхода   очевидно. Специальные исследования предпринимаются для изучения устойчивости различных признаков предметов,  условий следообразования и вариаций признаков, наполня применительно   к   рассматриваемой   сфере  познания  реальным  содержанием требование конкретного подхода  ко  всякому  сложному  явлению.  Фактические данные,   получаемые   в   результате  индивидуального  отождествления  и  в результате установления однородности,  далеко  не  равнозначны.  Несомненно, факт,  что на месте кражи найден след обуви, принадлежащей конкретному лицу, - более серьезная улика,  чем констатация,  что обувь,  оставившая следы,  и обувь подозреваемого относятся к одному типу мужской модельной обуви. Тем не менее нельзя придавать абсолютное значение выводам  первого  типа.  Значение всякого косвенного доказательства зависит не только от природы самого факта, но и от того, какое место этот факт занимает в системе других доказательств.       Так, идентификация  лица,  оставившего  следы пальцев на месте взлома, по-разному  расценивается  в  зависимости  от  того,  чем  можно   объяснить присутствие  данного  лица  на  месте  происшествия  -  только тем,  что оно совершило взлом,  или тем,  что в силу служебных обязанностей оно  постоянно бывало   в  этом  помещении.  Для  того  чтобы  выяснить  соотношение  факта установления групповой принадлежности  и  факта  идентификации,  их  следует рассматривать   как   стадии   единого   процесса.   Действительно,  процесс идентификации  всегда  протекает  как  процесс   последовательного   сужения рассматриваемой  группы  вплоть  до  индивидуального  отождествлени При этом используются различные общепринятые классификационные группы,  та  кие,  как тип,  модель,  марка,  пока  в процессе все большего сужения группы не будет выявлена индивидуальная совокупность признаков - идентификационный комплекс, который присущ только данному объекту, отличая его от всех ему подобных. Это будет завершением процесса криминалистической идентификации, достижением его цели - установлением тождества объекта.  Признание постепенности перехода от установления групповой принадлежности к  идентификации  нельзя,  разумеется, толковать  как  отсутствие различия между этими стадиями.  Практике известны ошибки, когда, например, заключение об однородности дроби по одному или двум признакам   (по   качественному   со   ставу,   твердости)   принималось  за доказательство индивидуального тождества. Вместе с тем, разграничивая выводы о  тождестве  и  выводы  о  групповой  принадлежности,  нельзя недооценивать значения  установления  групповой  принадлежности  для  процесса  доказывани Выводы  о  групповой  принадлежности  не  являются доказательствами "худшего вида",  как склонны иногда думать некоторые следователи и судьи.  Если такие выводы  правильно  использовать,  они  будут иметь важное доказательственное значение.  С  доказательственной   точки   зрения   установление   групповой принадлежности  может  быть  самостоятельным и конечным по результатам видом исследования как в экспертизе,  так и при проведении отдельных  следственных действий   (например,   осмотра,   обыска).   Важное   значение   в  области идентификации приобретают вопросы научного обоснования правомерности выводов о   тождестве,   основанных   на   сравнении   признаков.  Наряду  с  прямым экспериментальным обоснованием таких выводов в науке в последнее время  были сделаны  некоторые  шаги  для  использования  математических  методов.  Так, советскими криминалистами создан метод идентификации по почерку,  основанный на  количественной  характеристике  совпадений  признаков,  причем  вывод  о тождестве облекается в форму  расчета,  показывающего,  может  ли  в  данных условиях  определенная  совокупность  признаков  практически  встретиться  у другого лица.  Аналогичен принцип  построения  кибернетического  устройства, предназначенного  для  автоматического  отождествления  личности  по  следам пальцев.  В основе его также лежат статистический анализ пальцевых узоров  и математическая  интерпретация  результатов сравнения Вопрос о возможностях и путях  использования   кибернетических   методов   для   отождествления   в" криминалистике  составляет только один из частных вопросов обширной проблемы обоснования выводов о тождестве.  Представляется,  что решение этого вопроса лежит  не  в плоскости абстрактных споров о допустимости использования одних методов и недопустимости других.  Это вопрос конкретного анализа тех средств и  возможностей,  которые  современная  очень  быстро  развивающаяся наука и техника дает и может дать дл вооружения советского следователя и суда, чтобы установить  с  их  помощью  объективно  истинную картину обстоятельств дела. Своеобразной разновидностью криминалистической идентификации следует считать установление  тождества по сохранившемуся в памяти определенного лица образу объекта.  Результаты  предъявления  каких-либо   объектов   для   опознания, результаты мысленного сравнения,  сопоставления человеком предъявленного ему объекта с образом объекта,  воспринятого ранее,  зависят  от  состояния  его органов  чувств,  позволяющих  правильно  воспринимать  те  или иные факты и явления,  от способности к запоминанию воспринятого и  т.  д.  Невозможность непосредственно  проникнуть  в  мыслительный  процесс  опознающего,  который отождествляет объект по памяти,  требует  такого  порядка  предъявления  для опознания,  который  помог  бы  объективно  контролировать  правильность его результатов (предъявление объекта в числе других, имеющих сходные признаки). Большое  значение    учетом  особенностей идентификации по памяти) имеет и вопрос о времени предъявления тех или иных объектов. Понятно, что чем скорее после события,  во время которого свидетелями, потерпевшими или иными лицами воспринимались те или иные объекты,  они будут им предъявлены для опознания, тем  больше  уверенность,  что они будут правильно опознаны.  Известно,  что нередки случаи,  когда  объект,  подлежащий  отождествлению  по  памяти,  не обладает   достаточным  числом  заметных  признаков,  которые  позволили  бы установить его тождество.  К такого рода объектам  относятся  многие  товары широкого потребления,  сырье и т. п. Можно ли установить путем идентификации по памяти родовую принадлежность  этих  объектов?  На  этот  вопрос  следует ответить утвердительно.  Как эксперт,  исследуя предметы одного рода,  может установить их общую родовую принадлежность,  так и лицо,  которое  наблюдало объект,  обладающий  родовыми  признаками,  может  выразить свое суждение об однородности предъявленного объекта,  о том, что представленный объект такой же  (не тот же,  а именно такой же),  как и тот,  который он наблюдал ранее. Доказательственное значение такого сообщения подобно заключению эксперта  об однородности тех или иных предметов.

        ¶N 4. ВЕРСИИ И ПЛАНИРОВАНИЕ В ПРОЦЕССЕ ДОКАЗЫВАНИЯ§

     Для того  чтобы  процесс  собирания,  проверки  и  оценки доказательств обеспечил всесторонность и полноту установления обстоятельств дела и  вместе с тем осуществлялся быстро, без излишней затраты сил и средств, этот процесс должен быть  целеустремленным,  организованным.  Внутрення  его  организация обеспечивается  выдвижением  версий  и  основанным  на версиях планированием расследовани  При  отсутствии  версии  и  плана  получение  и   исследование фактической  информации  по  делу становитс случайным,  приобретает характер неупорядоченных проб и ошибок.      Под версией понимают обоснованное предположение относительно отдельного факта или группы фактов,  могущих иметь значение для  дела,  указывающее  на наличие  и  объясняющее  происхождение  этих фактов,  их связь между собой и общее содержание.  Верси представляет собой разновидность  частной  гипотезы Объясня  сущность и происхождение отдельных событий,  версия,  как и частная гипотеза,  направлена не на установление общих законов природы или общества, она  имеет значение только для данного конкретного события или явлени Версия является предварительным и предположительным суждением о неустановленных еще фактических   обстоятельствах   дела.  Она  представляет  вероятное  знание, нуждающееся в проверке.  После проверки версии может быть сделан вывод о  ее правильности или ошибочности и достигнуто достоверное знание. В этом состоит ее служебная роль в уголовном судопроизводстве.  Версия помогает  установить еще   неизвестные   факты,   знание   которых  необходимо  для  всесторонней характеристики признаков  исследуемого  события,  и  перейти  от  знания  об отдельных  разрозненных  фактах  к раскрытию внутреннего смысла событи Таким образом,  следственная (судебная) версия направляет  собирание,  проверку  и оценку  доказательств  от  известных  к  неизвестным  фактам  и от явлений к сущности.  Содержание версии вытекает из задач уголовного  судопроизводства, предмета доказывания и особенностей конкретного дела. Как и всякая гипотеза, версия требует проверки. На основе новых данных следователь (судья) уточняет и  изменяет  выдвинутое  предположение,  объясняющее изучаемые явления,  или отбрасывает его и выдвигает новое предположение. Этот процесс открывает путь к  достижению  истины  по делу.  Версия представляет собой логическую основу планирования,  помогая решить,  что именно,  посредством каких  действий,  в какой  последовательности  надо установить по делу.  План,  не основанный на версиях,  превратился бы  в  хаотический  перечень  отдельных  действий,  не связанных  единой  целенаправленностью.  В  процессе доказывания в отношении исследуемых обстоятельств дела  могут  возникнуть  различные  предположения, догадки.  Но  эти предположения только тогда можно признать версиями,  когда они основаны на установленных уже фактических данных,  базируются на них.  В этом находит свое выражение такой признак версии, как ее обоснованность.       Разрозненные факты,   которые   установлены   в    начальный    период расследования,   обычно  можно  истолковать  по-разному.  Однако  не  всякое формально возможное истолкование их следует считать версией.  Версия  должна быть реальной, представлять правдоподобное в данных условиях места и времени истолкование  или  объяснение  происшедшего   событи   По   объему   знания, заключенного  в  версии,  различают  общие  и частные версии.  Общей версией называют предположение, охватывающее основные элементы предмета доказывания, т.  е.  всесторонне  объясняющее  событие.  Под  частными  версиями разумеют предположения,  касающиеся отдельных фактов,  отдельных сторон  исследуемого событи Рассматривая вопрос о соотношении общей и частной версии, А. М. Ларин правильно отмечает,  что подтверждение одной из частных версий не  дает  еще оснований  для  признания правильной общей версии.  По субъекту выдвижения и проверки следует различать следственные и судебные версии.  В процессуальной и   криминалистической   литературе   версией  принято  называть  не  всякое предположение,  а  такое,  которое  принято  к  проверке  лицом   (органом), правомочным осуществлять такую проверку.  Предположения относительно тех или иных  фактов,  имеющих  значение  для  дела,  могут  в  процессе  доказывани возникнуть  у  свидетелей  и  потерпевших,  у обвиняемых и подозреваемых,  у специалистов,  принимающих участие  в  производстве  отдельных  следственных действий, и защитников. Однако эти предположения не являются версиями до тех пор,  пока они не приняты к проверке тем лицом,  для которого  эта  проверка составляет процессуальную функцию. Высказываемые предположения могут служить материалом для формирования версий,  лечь в их основу, послужить поводом для выдвижения   версий,   но   сами  версиями  не  являютс  Поэтому  о  "версии обвиняемого",  "версии свидетеля" и т.  п.  можно говорить лишь условно  для обозначения происхождения версии,  принятой к проверке органом расследования или  судом  Следственная  версия  -  это  предположение  следователя  (лица, производящего дознание).  Она может быть общей и частной,  но в любом случае выдвигается  и  подлежит  проверке  лицом,  осуществляющим   предварительное расследование.   Следственные   версии   проверяются  процессуальным  путем, представля   собой   руководящую   нить   доказывания   на    этой    стадии судопроизводства.  Результаты  проверки  находят  свое  выражение в решениях следователя  (органа  дознания).  У  суда  при  разбирательстве  конкретного уголовного   дела   также   возникают   предположения   об   отдельных   его обстоятельствах и о всем событии в целом - частные и общие судебные  версии. Дело  может быть признано полностью расследованным и направлено в суд только в том случае,  если в итоге всей проделанной следователем  работы,  проверки всех возможных реальных версий останется только одна, которая с точки зрения органа расследования перестала быть  версией,  превратившись  в  достоверный вывод.  Однако  с  точки  зрения суда этот вывод является версией обвинения, требующей проверки в условиях судебного разбирательства.  Эта  версия  будет исходной  при  рассмотрении  дела в суде,  она представляет собой основу для проведения судебного следстви Представляется,  что в  любом  случае  суд  не может  ограничиться  версией  обвинения;  исходя  из  своих задач,  на орган правосудия,  он должен  проверить  и  контрверсию,  т.  е.  предположение  о невиновности лиц, преданных суду.       Суд вправе   выйти   за   пределы    доказательств,    собранных    на предварительном   следствии.  Он  вправе  истребовать  и  рассмотреть  новые доказательства.  Это,  в частности,  означает, что суд может выдвинуть новые версии,  не  фигурировавшие  и не проверявшиес на предварительном следствии. При возвращении судом дела на доследование эти  судебные  версии  становятся обязательными   следственными   версиями  и  подлежат  непременной  проверке Опираясь на исходные данные,  версия должна объяснить их,  раскрыть все виды связей  между  ними.  По  своему  содержанию  она  выходит за рамки исходных данных,  предположительно указывает на еще  не  установленные  в  момент  ее построения   факты,   на   причины,   вызвавшие  появление  всего  комплекса обстоятельств,  которые в виде  исходных  данных  послужили  материалом  для построения  версии.  В  этом  смысле  построение  версий  означает мысленное воссоздание   обстановки   и   обстоятельств   события,    его    "мысленную реконструкцию".  При  этом  следователь  (суд)  опирается как на фактический материал,  уже собранный в ходе расследования и  судебного  разбирательства, так и на накопленный опыт,  научные обобщени Большое значение при этом имеет способность к творческому воображению,  т.  е. к созданию новых мыслительных образов  на  основе  анализа  действительности,  с учетом жизненного опыта и знаний (N2 гл.  V) Для того чтобы обеспечить выдвижение всего круга реальных в  данных  условиях версий,  необходимо полностью использовать все сведения, могущие быть исходными для их разработки. Эти сведени могут носить различный характер.  Прежде  всего  это сведения,  содержащиеся в первичном материале, послужившие  основанием  для  возбуждения  уголовного  дела  (например,  акт ревизии),  далее, в доказательствах, появившихся в результате первоначальных следственных действий (осмотр места происшествия,  задержание подозреваемого с поличным и др. ). Это могут быть также данные непроцессуального характера, ставшие известными  следователю  из  оперативных  источников  и  не  имеющие доказательственного  значени  Существенную роль при построении версий играет личный и обобщенный опыт,  почерпнутый из следственной практики, специальной литературы и т. д. Этот обобщенный опыт, в частности, играет особенно важную роль при построении так называемых типичных  версий.  Под  типичной  версией понимается   наиболее   характерное  для  данной  ситуации  с  точки  зрения обобщенной следственной или судебной практики  предположительное  объяснение факта  или  расследуемого  события  в  целом.  Их разработка и использование представляют по существу частный случай  применения  в  области  доказывания схем  и  других  форм  наглядного  выражения  строгих  систем,  полученных в результате глубокого обобщения практики.  Смысл  использования  этих  версий заключается  в  объяснении  событи  при  минимальных  исходных  данных,  что необходимо для выбора направления расследования в  самом  его  начале.  Так, одного  факта  обнаружения  трупа  достаточно  для выдвижения таких типичных версий,  как  версии  об  убийстве,  самоубийстве,   несчастном   случае   и ненасильственной  смерти.  Однако  типичные  версии  имеют лишь ограниченное познавательное значение.  Основываясь на минимальных фактических данных, они могут   дать   только  самое  общее  объяснение  события,  используемое  при планировании первоначальных  следственных  действий,  но  недостаточное  для успешного   завершения   расследовани   При  построении  типичных  версий  в наибольшей степени используется опыт расследования  однородных  или  сходных дел.  Типичные версии отнюдь не должны рассматриваться как лучшие или худшие по сравнению с версиями, основанными на конкретных особенностях исследуемого событи  Они  играют  полезную  роль в начале расследования,  а затем по мере развития процесса доказывания они  конкретизируются,  уточняются,  в  случае необходимости  отбрасываются  С  логической стороны рассуждение,  включающее версию,  является условным  суждением:  "Если  существовало  данное  событие (например,  такое-то  преступление),  то  должны  существовать его следствия (такие-то  факты,   доказательства)".   Подтверждение   следствий   (т.   е. обнаружение доказательств) вместе с тем означает и подтверждение логического основания,  т.  е.  самой версии При построении и проверке версии  наряду  с другими  видами  умозаключений  широко используется аналоги Положим,  что из следственной  практики  известно,   что   конкретный   преступник-рецидивист совершил  несколько  краж  со  взломом;  на  месте преступления он действует целесообразно,  действия  его  носят  "профессиональный"   характер:   взлом совершается   в  наиболее  уязвимом  месте  преграды,  наиболее  эффективным способом и  т.  п.  Если  на  месте  новой  кражи  следователь  обнаруживает аналогичные  признаки,  он  может  выдвинуть  версию о том,  что и эта кража совершена тем же самым конкретным субъектом. Здесь имеет место умозаключение по  аналогии:  на  основании аналогии (сходства) в способе действия делается вывод о том,  что совпадает и субъект.  Выше уже отмечалось,  что недостаток фактических  данных  в  начале  расследования,  разрозненность  и  неполнота установленных фактов позволяют давать им  вначале  различные  истолковани  В большинстве  случаев  в  начале  расследования  возникает  несколько версий, по-разному истолковывающих известные уже факты (например, версии об убийстве и о самоубийстве, версии о поджоге и о самовозгорании). Может ли в известных случаях  -по  делу  фигурировать  единственная  следственная  версия,   если исходные  данные  таковы,  что  не оставляют места для иного предположения в отношении объясняемого факта, события?       Существует мнение,  что версии выдвигаются только в тех случаях, когда исходные данные позволяют сконструировать несколько предположений об одних и тех   же  обстоятельствах  Рассмотрим  следующий  пример.  Автобус,  которым управлял водитель К.,  столкнулся на перекрестке двух улиц  с  трамваем.  Из первичных  материалов,  представленных  следователю  сотрудниками  ГАИ-ОРУД, усматривалось,  что водитель  К.  нарушил  правила  движения,  следуя  через перекресток при красном сигнале светофора. На основании этих исходных данных следователь мог выдвинуть только одну конкретную версию,  по которой причина происшествия  заключалась  в  нарушении  К.  правил  безопасности движения и эксплуатации автотранспорта.  Иных конкретных предположений на этих исходных данных  нельзя  было построить,  они были бы необоснованными.  Вместе с тем, поскольку неизбежны сомнения в  достоверности  и  полноте  исходных  данных, постольку должна быть выдвинута наряду с этой версией и контрверсия,  т.  е. общее  предположение  о  том,  что  события  происходили  иначе,   чем   это зафиксировано   в  исходных  сведениях.  Наличие  контрверсии  удовлетворяет требованию всесторонности,  полноты,  объективности доказывания,  отсутствия предвзятости  при  расследовании.  Таким  образом,  и  в  этом  случае можно говорить не о единственной версии,  а о двух версиях - конкретной  версии  о виновности   водителя  автобуса  и  общей  контрверсии.  По  всем  ли  делам выдвигаются следственные версии?  Авторы работы "Планирование  расследования преступлений"  пишут:  "...  не  выдвигаются  версии по тем обстоятельствам, значение которых ясно из исходных данных и не требует установления"  С  этим положением согласиться нельз Исходные данные никогда не исчерпывают предмета доказывания (именно поэтому они являются исходными,  т. е. только основанием для начала процесса доказывания).  Кроме того,  следует, как уже отмечалось, учесть  возможность  сомнения  в  достоверности  исходных  данных,   т.   е. возможность  контрверсии.  Если  "ясные" обстоятельства не исчерпывают собой всех существенных обстоятельств,  если само их существование не  достоверно, то речь, очевидно, идет не о полном и достоверном знании, а именно о версии, которая должна дать целостное представление об исследуемом  событии,  с  тем чтобы  указать  путь  познани  всей  совокупности существенных обстоятельств дела.       Из сказанного  можно  сделать  общий вывод,  что версии выдвигаются по всем делам,  ибо,  пока не завершено расследование  (соответственно-судебное разбирательство),  мнение  следователя  (суда) об исследуемом событии всегда носит  характер  предположения,  требующего  подтверждени   Иное   понимание неизбежно  приведет  к  ошибочному  выводу  о  том,  что в некоторых случаях "ясность" исходных данных делает ненужным процесс доказывани Проверка версий проходит несколько этапов.  Первый этап:  выведение из версии всех возможных следствий,  т.  е.  формирование  суждений  о  еще  неустановленных  фактах, вытекающих  из  данного предположительного объяснения событи Следствия могут носить утвердительный или отрицательный характер,  они могут  заключаться  в утверждении  существования  того  или  иного  факта  или,  наоборот,  в  его отрицании.  Следствия  выводятся  из  всех  выдвинутых   по   делу   версий. Взаимоисключающий  характер  версий  не  всегда  означает  взаимоисключающий характер всех выведенных из них следствий.  В некоторых делах  у  нескольких версий  могут  совпадать  отдельные  следствия  (см.  также N2 гл.  V).  При расследовании  некоторых  преступлений  возникают  версии  об  инсценировках ("симуляциях"),  например  инсценировке ограбления,  самоубийства и др.  При построении и проверке  таких  версий  должно  быть  предусмотрено  выведение следствий  о  "негативных  обстоятельствах"  (отсутствии  некоторых  следов, признаков,  например об отсутствии следов взлома на вскрытом хранилище)  или следствий,  противоречащих  "обычному" ходу событий,  например наличию денег или  ценностей  в  карманах  одежды  лица,  убитого  якобы  при  ограблении. Следующим    этапом    проверки    версий    следует   считать   определение последовательности,  средств   и   способов   для   того,   чтобы   выяснить существование (или несуществование) предполагаемых следствий,  вытекающих из имеющихся  версий.  Содержанием  этого  важнейшего  этапа  проверки   версии является  планирование дознания,  следствия,  судебного следстви Третий этап проверки  версий  в  процессе  доказывания  -  это  практическое  проведение намеченных   в   плане   процессуальных  действий  и  получение  необходимых фактических данных,  которые позволяют  сделать  вывод  о  соответствии  или несоответствии  версии  реальным  обстоятельствам  дела.  Если данная версия подтверждаетс полностью,  то она  правильно  и  исчерпывающе  объясняет  все установленные по делу обстоятельства,  как исходные, так и полученные в ходе ее  проверки.  Однако  иногда  результаты  проверки  версии  бывают   иными. Некоторые  факты  "не  вписываются" в содержание версии или противоречат ей. Такой результат может означать, что:       а) данный  факт  выходит  за  пределы  события преступления,  не имеет отношения к данному событию, не связан с ним; б) версия в целом неправильна, не   отражает  объективно  существующей  связи  между  фактами  и  не  может использоваться  для  направлени  расследования;  в)   версия   нуждается   в корректировке с тем,  чтобы объяснить всю совокупность имеющихся фактических данных. Последним этапом является оценка всей совокупности собранных по делу фактических данных и формулирование вывода об истинности или ложности данной версии.  Проверка версии пронизывает процесс доказывания от  его  начала  до завершени  На  смену  отвергнутым  версиям  выдвигаются  и проверяются новые предположени  Доказывание  завершается  подтверждением  одной   версии   как единственного    в    данной   ситуации   объяснения   исследуемого   событи Подтвердившаяся версия перестает в строгом смысле слова  быть  версией,  она становится  достоверным знанием о существенных обстоятельствах расследуемого преступления