Уголовный процесс Республики Узбекистан


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Уголовный процесс Республики Узбекистан:
Общая часть. Учебное пособие / Автор-составитель к.ю.н. У.А.Тухташева. – Т.: Издательство ТГЮИ, 2007. – 513 с.


К оглавлению

ГЛАВА II. УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

§ 1. Источники уголовно-процессуального права

а) Роль Конституции Республики Узбекистан как источника уголовно-процессуального права

б) Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан

в) Иные законы и нормативно-правовые акты по вопросам уголовного процесса

г) Вопросы имплементации международно-правовых норм по вопросам правосудия в национальном законодательстве Республики Узбекистан

§ 2. Задачи уголовно-процессуального законодательства

§ 3. Структура и виды уголовно-процессуальных норм

§ 4. Действие уголовно-процессуального законодательства во времени и пространстве, в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства

§ 5. Порядок сношений судов, прокуроров, следователей с соответствующими учреждениями иностранных государств и исполнение их поручений о производстве процессуальных действий

§ 6. Поручение о возбуждении уголовного дела

§ 7. Требование о выдаче лица иностранным государством и пределы его ответственности. Отказ о выдаче лица другому государству

§ 1. Источники уголовно-процессуального права

Под источниками права в юридическом смысле обычно понимается та или иная внешняя форма выражения правовых норм. Основной источник уголовно-процессуального права – это закон.

Уголовно-процессуальный закон — это нормативный акт, принятый высшим органом государственной власти, регулирующий порядок возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел, деятельность участников уголовного судопроизводства и складывающиеся в сфере этой деятельности общественные отношения, направленные на осуществление задач уголовного судопроизводства.

Таким образом, источником уголовно-процессуального права является закон.

Основные свойства уголовно-процессуального закона следующие:

1) уголовно-процессуальный закон — это обладающий высшей юридической силой акт законодательной власти государства;

2) он регулирует процедуру уголовного судопроизводства, т.е. порядок возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения дел о преступлениях;

3) этот акт регламентирует также деятельность участников уголовного судопроизводства, равно как и соответствующие этой деятельности общественные отношения между субъектами уголовно-процессуальных прав и обязанностей;

4) уголовно-процессуальный закон направлен на осуществление задач уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальным законом установлен единый порядок судопроизводства, обязательный по всем уголовным делам и для всех судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания.

Уголовно-процессуальные законы имеют свое внутреннее содержание - нормы уголовно-процессуального права, свой предмет регулирования — деятельность участников процесса и их отношения в области уголовного судопроизводства. Это не только взаимоотношения государственных органов и должностных лиц, взаимоотношения между ними и участниками процесса и другими организациями и лицами, но и взаимное поведение их, состоящее в действиях или в воздержании от запрещенных законом действий. Урегулированные законом, эти общественные отношения становятся правовыми. Уголовно-процессуальный закон создает правовые средства урегулирования этих отношений, правовые основы для деятельности, направленной на выполнение задач борьбы с преступлениями. В этом и состоит его сущность и назначение. Его эффективность определяется результатами такой деятельности: обеспечением правильного применения материального закона, возможным устранением вреда, причиненного преступлением, осуществлением воспитательно-профилактической задачи.

В соответствии с частью 1 статьи 1 Уголовно-процессуального кодекса единственными законами, которыми могут быть источником уголовно-процессуального права, являются Уголовно-процессуальный кодекс, а также Конституция Республики Узбекистан, на которой Кодекс основан.

Юридически это означает следующее:

а) при определении порядка уголовного судопроизводства по делу прямому применению подлежит только УПК, а в случаях, если его отдельные положения противоречат конституционным нормам – Конституция Республики Узбекистан;

б) в случае если уголовно-процессуальные нормы содержатся в каких-либо иных источниках, они не должны противоречить УПК и Конституции и подлежат приведению в соответствие с ними;

в) если в каком-либо ином законе содержатся новые уголовно-процессуальные нормы, они могут применяться только после того, как будут включены в УПК.

Названные правила предохраняют уголовный процесс от проникновения в него чужеродных норм, не отвечающих демократическим принципам судопроизводства и противоречащих внутренней системе УПК.

В настоящий момент действуют следующие законы и иные нормативные акты, в которых содержатся нормы, имеющие отношение к порядку производства по уголовным делам: Закон Республики Узбекистан от 02.09.1993 г. "О судах" (Новая редакция) (Утверждена Законом Республики Узбекистан от 14.12.2000 г.); Закон Республики Узбекистан от 09.12.1992 г. N 746-XII "О прокуратуре" (Новая редакция); Закон Республики Узбекистан от 27.12 1996 г. N 349-I "Об адвокатуре"; Закон Республики Узбекистан от 25.12.1998 г. N 721-1 "О гарантиях адвокатской деятельности и социальной защите адвокатов"; Закон Республики Узбекистан от 30.08.1995 г. N 108-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан"; Закон «Об обращениях граждан» (в новой редакции) от 13 декабря 2002 года; Положение об организации деятельности военных судов (Утверждено Постановлением Олий Мажлиса Республики Узбекистан от 14.12.2000 г. N 164-II); Положение о классных чинах работников судов (Утверждено Постановлением Олий Мажлиса Республики Узбекистан от 14.12.2000 г. N 164-II); Положение о квалификационных классах судей (Утверждено Постановлением Олий Мажлиса Республики Узбекистан от 14.12.2000 г. N 164-II) и др.

Если отдельные отношения, возникающие в уголовном судопроизводстве, прямо не урегулированы нормами закона, то при определенных условиях допускается применение аналогии уголовно-процессуального закона. Аналогия закона может иметь место тогда, когда на неурегулированное отношение распространяют действие законодательной нормы, регулирующей сходное правоотношение.

а) Роль Конституции Республики Узбекистан как источника уголовно-процессуального права

Конституция Республики Узбекистан - важнейший источник уголовно-процессуального законодательства. Значение Конституции Республики Узбекистан в уголовном судопроизводстве определяется тем, что она содержит ряд основополагающих норм, которым ввиду её высшей юридической силы должно соответствовать отраслевое уголовно-процессуальное законодательство. Это, прежде всего, положения второго раздела Конституции, касающиеся прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе, - равенство всех перед законом, неприкосновенность личности, частной жизни, тайна переписки и сообщений, защита чести и доброго имени, неприкосновенность жилища, право на доступ к правосудию и судебную защиту, презумпция невиновности и т.д. Конституция устанавливает общие начала судебной власти Республики Узбекистан (глава ХХII) и прокурорского надзора (глава XXIV). Конституция содержит указания на другие законы, в частности, предусматривает, что "организация и порядок деятельности судов определяется законом" (статья 107) и "организация, полномочия и порядок деятельности органов прокуратуры определяются законом" (статья 120). В соответствии с Конституцией приняты Законы Республики Узбекистан "О судах", "О прокуратуре", "Об адвокатуре" и другие правовые акты, являющиеся источниками уголовно-процессуального законодательства. Закладывая основы построения отраслевого законодательства, Конституция Республики Узбекистан выступает гарантом соблюдения в уголовном процессе прав человека и демократических основ судопроизводства.

б) Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан

Как ранее было сказано, порядок производства по уголовным делам на территории Республики Узбекистан определяется Уголовно-процессуальным кодексом. Установленный порядок производства по уголовным делам является единым и обязательным для всех судов, органов прокуратуры, следствия, дознания, адвокатуры, а также граждан.

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс принят в 1994 году. Структура УПК построена в основном в прямой зависимости от содержания и этапности производства по уголовным делам. Весь нормативный материал сгруппирован в 13 разделов и 62 главы. Последовательность разделов и их содержание следующие:

* Раздел первый. Основные положения (Гл. 1-2. Ст. 1-27 УПК)

* Раздел второй. Участники уголовного процесса (Гл. 3-7. Ст. 28-80 УПК)

* Раздел третий. Доказательства и обстоятельства, подлежащие доказыванию (Гл. 8-25. Ст. 81-212 УПК)

* Раздел четвертый. Процессуальное принуждение (Гл. 26-32. Ст. 213-274 УПК)

* Раздел пятый. Возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением (Гл. 33-35. Ст. 275-295 УПК)

* Раздел шестой. Меры предупреждения преступлений (Гл. 36. Ст. 296-300 УПК)

* Раздел седьмой. Реабилитация (Гл. 37-38. Ст. 301-313 УПК)

* Раздел восьмой. Процессуальные сроки и издержки (Гл. 39-40. Ст. 314-320 УПК)

* Раздел девятый. Досудебное производство (Гл. 41-47. Ст. 321-388 УПК)

* Раздел десятый. Производство в суде первой инстанции (Гл. 48-54. Ст. 389-477)

* Раздел одиннадцатый. Проверка законности, обоснованности и справедливости приговоров, определений и постановлений (Гл. 55-57. Ст. 478-527 УПК)

* Раздел двенадцатый. Исполнение приговоров, определений, постановлений (Гл. 58-59. Ст. 528-546 УПК)

* Раздел тринадцатый. Производство по отдельным категориям уголовных дел (Гл. 60-62. Ст. 547-586 УПК).

Большая часть нормативного материала (546 статей) посвящена общим положениям и конкретным стадиям. Тринадцатый раздел содержит в себе предписания, регламентирующие производство с учетом специфики конкретных категорий уголовных дел (по делам о преступлениях несовершеннолетних; о применении принудительных мер медицинского характера; о примирении).

Уголовно-процессуальный кодекс нашей страны исходит из принципов и общих положений, установленных Декларацией о государственной независимости Узбекистана, Конституцией Республики Узбекистан и такими важнейшими законами, как "О судах", 'О прокуратуре", "Об адвокатуре" и другими. Методологической основой действующего УПК является положение о том, что государство выражает волю народа, служит его интересам. Государственные органы и должностные лица ответственны перед обществом и гражданами" (статья 2 Конституции Республики Узбекистан). Этим руководствуются правоохранительные органы и их сотрудники, осуществляя расследование и судебное разбирательство преступлений.

В УПК воспроизводятся конституционные принципы законности, презумпции невиновности, независимости судей и подчинения их только закону, открытого разбирательства уголовных дел, обеспечения обвиняемому права на защиту и закрепляются руководящие начала уголовного процесса, отражающие осуществление правосудия. УПК регламентирует порядок возбуждения, расследования и судебного разбирательства преступлений. Одновременно в Кодексе получила исчерпывающую регламентацию необходимость укрепления прав человека, основанная на осуществлении правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом, охране их прав и свобод, установлении истины, а также права обжалования процессуальных действий и решений.

УПК включает в себя правовые нормы, которые регламентируют деятельность всех участников уголовного процесса, их права и обязанности при раскрытии преступлений, изобличении виновных, рассмотрении и разрешении дел в суде.

На территории нашей страны при возбуждении, производстве расследования и рассмотрении дел судом независимо от места совершения преступления во всех случаях применяются правила, установленные Уголовно-процессуальным кодексом Узбекистана. Это относится и к случаям, когда на его территории в соответствии со статьей 6 УПК исполняется поручение иностранных учреждений о производстве процессуальных действий или, согласно статье 7 УПК, рассматривается поручение о возбуждении уголовного дела.

Установленный законом порядок производства по уголовным делам служит важным средством укрепления законности, и подлежит точному и неуклонному исполнению по всем делам всеми судами, органами прокуратуры, дознания, следствия, адвокатуры, а также гражданами.

в) Иные законы и нормативно-правовые акты по вопросам уголовного процесса

УПК – основной, но не единственный закон, имеющий отношение к уголовному процессу. Правильное применение предписаний УПК нередко требуют знания положений ряда других законов.

К числу источников уголовного процесса относятся также законы о внесении изменений и дополнений в УПК, указы Президента Республики Узбекистан, изданные на основе и во исполнение Конституции и законов. Но в любом случае эти правовые акты вносятся в УПК, так как порядок производства по делам о преступлениях на территории нашей страны определяется действующим Уголовно-процессуальным кодексом. Причем такой порядок производства является единым и обязательным для всех судов, органов прокуратуры, дознания, следствия, адвокатуры, а также граждан (ст. 1 УПК).

В деле формирования и организации процессуальной деятельности суда, органов прокуратуры, дознания, следствия, адвокатуры оказывают активное влияние постановления Пленума Верховного суда Республики Узбекистан, а также его Президиума и коллегий по конкретным делам, которые публикуются в его бюллетене (журнале "Конун номи билан" или "Именем закона").

Верховный суд дает разъяснения судам по вопросам применения законодательства, возникающим при рассмотрении судебных дел. Долгое время считалось, что Пленум Верховного суда дает руководящие разъяснения, обязательные для всех судов, в силу чего содержавшиеся в них разъяснения закона были по существу его легальным толкованием (т.е. исходящим от органа, особо уполномоченного законом давать разъяснения по тем или иным правовым вопросам). При этом не принималось во внимание, что дача судам обязательных руководящих разъяснений несовместима с принципом независимости судей и подчинения их только закону. Статья 112 Конституции Республики Узбекистан закрепила независимость судей и подчинение их только закону. В свою очередь, Закон Республики Узбекистан «О судах» в новой редакции от 14.12.2000 года исправил вышеуказанный недостаток. В статье 17 второго раздела Закона Республики Узбекистан «О судах» говорится о даче разъяснений Пленумом Верховного суда Республики Узбекистан по вопросам применения законодательства, однако уже без указания на их руководящий характер. Поэтому разъяснения правовых норм, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного суда Республики Узбекистан, не могут в настоящее время рассматриваться как легальное толкование в собственном смысле этого слова. Они – официальное судебное толкование, однако особого рода, так как, во-первых, даются не в интересах какого-либо конкретного дела, а в интересах закона, а во-вторых, в силу принципа независимости судей, при осуществлении правосудия формально имеют для судов лишь моральное ориентирующее значение. Вот почему было бы неправомерно требовать от судов, чтобы они ссылались в своих решениях не только на закон, но и также на постановления Пленума Верховного суда.

Генеральный прокурор Республики Узбекистан на основе и во исполнение законов издает приказы и инструкции и дает указания, обязательные для всех органов прокуратуры Республики Каракалпакстан, областей и города Ташкента. Его указания по вопросам следственной работы являются обязательными для исполнения всеми следственными органами и органами дознания.

Министр внутренних дел издает приказы, инструкции и указания, адресованные лицам системы органов внутренних дел, осуществляющих процессуальную деятельность. Такие же нормативные акты, адресованные должностным лицам системы Службы национальной безопасности, издает председатель Службы национальной безопасности.

Министр юстиции издает ведомственные акты в сфере организационного обеспечения деятельности судов. Все эти акты подзаконны. Не создавая новых процессуальных норм, не изменяя и не дополняя действующих, они способствуют наиболее эффективному осуществлению и применению норм закона.

г) Вопросы имплементации международно-правовых норм по вопросам правосудия в национальном законодательстве Республики Узбекистан

После обретения государственной независимости Республика Узбекистан присоединилась к основополагающим международным документам ООН, к Заключительному акту СБСЕ (1975г.) и к Парижской хартии для новой Европы, определяющим основы сотрудничества государств во всех сферах, в том числе, по вопросам обеспечения прав человека. Узбекистан в соответствии со своими международными обязательствами, как член ООН и ОБСЕ, участник Соглашения с Европейским Сообществом, приводит свое национальное законодательство в соответствие с международными стандартами.

Комплекс общепризнанных принципов и норм международного права о правах человека нашли свое отражение в Конституции Республики Узбекистан: Раздел II охватывает все вопросы прав человека, в том числе его права в сфере правосудия.

Согласно статье 25 Конституции Республики Узбекистан каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут аресту или содержанию под стражей иначе как на основании закона. Эта норма закреплена в статье 18 Уголовно-процессуального кодекса Республики Узбекистан. Статья 26 Конституции закрепляет принцип презумпции невиновности, недопущения пыток и насилия, а также медицинских и научных опытов над человеком. Эти конституционные нормы закреплены в статье 23 Уголовно-процессуального кодекса Республики Узбекистан, статье 9 Закона Республики Узбекистан «О судах», статье 9 Уголовного кодекса Республики Узбекистан.

Статьи 43, 44 Конституции посвящены гарантиям прав и свобод человека, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, право обжалования в суд незаконных действий государственных органов, должностных лиц и общественных объединений. Эти конституционные положения нашли отражение в Законе Республики Узбекистан «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права граждан».

Статья 35 Конституции предусматривает право обращения граждан с жалобой в любой орган, эта норма получила развитие в Законе Республики Узбекистан «Об обращениях граждан», в статье 27 Уголовно-процессуального кодекса Республики Узбекистан.

В соответствии со статьей 106 Конституции судебная власть в Республике Узбекистан действует независимо от законодательной и исполнительной власти, политических партий и иных общественных объединений. Согласно статье 112 Конституции судьи независимы, подчиняются только закону. Какое-либо вмешательство в деятельность судей по отправлению правосудия недопустимо и влечет ответственность по закону. Неприкосновенность судей гарантируется законом. Эти положения закреплены более подробно в действующем законодательстве (ст. 2-3 Закона Республики Узбекистан «О судах», ст. 14 УПК Республики Узбекистан).

Статья 113 Конституции Республики Узбекистан регламентирует открытый порядок рассмотрения дел в судах, кроме случаев, когда законом предусмотрено слушание дела в закрытом заседании, а статья 114 гласит, что акты судебной власти обязательны для всех органов и должностных лиц (ст. ст. 3, 6 Закона Республики Узбекистан «О судах», ст. 19 УПК). Статья 116 Конституции республики представляет обвиняемому право на защиту на любой стадии следствия (ст. 8-9 Закона Республики Узбекистан «О судах», ст. 24 УПК).

Краткий анализ конституционно-правовых норм республики показывает, что они находятся в тесном взаимодействии с нормами международного права по вопросам обеспечения прав человека в сфере правосудия. Взаимодействие национального законодательства с международным базируется на концепции примата международного права, которую сформулировал австрийский юрист Г.Кельзен после первой мировой войны.

В своей книге «Узбекистан на пороге XXI века. Угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса» Президент Республики Узбекистан И.Каримов отмечает по этому поводу: «Одним из основных принципов развития и совершенствования законотворческой деятельности в республике является примат норм международного права над внутренним законодательством. Это реализуется не только в постоянном унифицировании нашего законодательства, сближении его с общепринятыми международными нормами и правилами, но и в том, что республика принимает на себя все обязательства, гарантирующие выполнение международных норм»1.

В соответствии со сложившейся практикой международное право возлагает на государство обязательства, а порядок их реализации внутри страны регулируется национальным правом, государство находит подходящие пути и средства обеспечения международных стандартов на национальном уровне.

Таким образом, нормы международного права о правах человека включены в национальное право республики, являются частью её правовой системы, и должны применяться в установленном законами процессуальном порядке.

§ 2. Задачи уголовно-процессуального законодательства

Задачами уголовно-процессуального законодательства являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к ответственности и осужден.

Установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок производства по уголовным делам должен способствовать укреплению законности, предупреждению преступлений, защите интересов личности, государства и общества (ст. 2 УПК).

Немедленное реагирование на факты совершения преступлений, требующее возбуждения дел с соблюдением всех правил предварительного следствия и судебного разбирательства преступлений - одна из главных гарантий своевременного раскрытия преступлений и изобличения лиц, их совершивших. Уголовно-процессуальная деятельность направлена на решение задач претворения в жизнь требования о неотвратимости наказания, полного раскрытия каждого преступления.

Своевременное раскрытие уголовных преступлений предусматривает организацию деятельности органов дознания, следствия и прокуратуры по "горячим следам". Это обеспечивается целеустремленным и активным ведением расследования, способствует задачам предупреждения преступлений, устранению причин их совершения и условий, им способствовавших. Само полное раскрытие преступлений состоит в исчерпывающем анализе доказательств, собранных по делу, всестороннем исследовании обстоятельств, относящихся к предмету доказывания, выявлении и изобличении всех виновных.

Раскрытие уголовных проявлений и изобличение преступников, равно как и недопущение случаев привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных лиц, означает выявление фактических обстоятельств дела в точном соответствии с действительностью, то есть установление истины по делу.

В назначении справедливого наказания каждому, совершившему преступление, и, недопущении случаев привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных органически сочетаются задачи эффективной борьбы с преступностью, гарантии прав и законных интересов граждан.

Постановка процессуальным законом вопроса о необходимости быстрого и полного раскрытия преступлений предполагает недопустимость противопоставления законности и целесообразности, быстроты производства по делу и полноты исследования всех имеющих значение для дела обстоятельств. Уголовно-процессуальное законодательство является правовой основой деятельности правоохранительных органов в борьбе с преступностью. Правильное применение процессуальных норм обеспечивает объективное раскрытие преступлений, изобличение виновных, справедливое наказание каждого лица, совершившего преступление, исключение случаев привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных.

Строжайшее соблюдение норм процессуального законодательства на предварительном следствии и при судебном разбирательстве дел рассматривается как необходимое условие и средство обеспечения правопорядка, интересов нашего общества, прав и свобод граждан. Только строгое соблюдение требований процессуальных норм может привести к установлению истины по делу и, в конечном счете, к вынесению законных и обоснованных приговоров, определений и постановлений суда.

Работа судов, органов прокуратуры, дознания и следствия не может ограничиваться лишь борьбой с уже совершенными преступлениями. Они обязаны проводить меры, направленные на предупреждение преступлений, устранение причин, порождающих преступления, условий, способствующих их совершению.

Профилактическая функция уголовно-процессуальной деятельности обеспечивается, прежде всего, быстрым и полным раскрытием преступлений, справедливым наказанием лиц, их совершивших, правильным применением процессуальных законов в процессе возбуждения, расследования и судебного разбирательства дел. Своей непосредственной работой правоохранительные органы способствуют укреплению законности, воспитывают граждан в духе реализации идеологии независимости, построения демократического правового государства. В числе условий успешного решения задач борьбы с преступностью важное место занимает взаимодействие правоохранительных органов с общественными объединениями и коллективами. Уголовно-процессуальный кодекс содержит ряд норм, регламентирующих формы и способы участия представителей общественных объединений и коллективов в производстве по уголовным делам (ст.ст. 21, 40-44 УПК), в производстве следственных действий (ст. 73 УПК), в применении и осуществлении отдельных мер пресечения (ст.ст. 249, 251, 252 УПК), предупреждение и раскрытие преступлений (ст. 300 УПК), участие общественности в предварительном следствии (ст. ст. 349, 352 УПК); в судебном разбирательстве уголовного дела (ст.ст. 406, 407 УПК), при решении вопросов, связанных с порядком обращения и исполнения приговора, определения и постановления (ст.ст. 531, 541, 545 УПК), производстве по делам о преступлениях несовершеннолетних (ст.ст. 551, 555-556 УПК).

§ 3. Структура и виды уголовно-процессуальных норм

Уголовно-процессуальные нормы классифицируются по структуре и видам.

В теории государства и права по логической структуре принято различать три составные части правовой нормы: гипотезу, диспозицию и санкцию. Эта классификация относится и к структуре уголовно-процессуальных норм.

Гипотеза — это условие, при котором осуществляется веление права. По степени определенности выражения условия гипотезы могут быть: безусловно определенные (например, статья 76 УПК определяет условия, наличие которых ведет к устранению судьи от участия в деле); относительно определенные (например, статья 6 УПК предусматривает исполнение поручений иностранных учреждений, поступившие непосредственно в суд или следственные органы, но только по согласованию соответственно с Министерством юстиции Республики Узбекистан или Прокуратурой Республики Узбекистан); безусловно неопределенные (например, ст. 438 УПК устанавливает, что суд в случае заявления ходатайств обсуждает и разрешает их).

Диспозиция — это правило поведения. В уголовно-процессуальной норме диспозиция выражает правило поведения участников процесса. Так, статья 352 УПК обязывает следователя проводить следственные действия при участии не менее двух понятых.

Санкция — это мера воздействия, которая применяется к нарушителю установленного правила. Большинство уголовно-процессуальных норм не содержат санкций за нарушение установленных правил уголовного судопроизводства. Их соблюдение обеспечивается авторитетом закона, государственной обязанностью дознавателя, следователя, прокурора и суда выполнять надлежащим образом возложенные на них полномочия. Среди имеющихся в уголовно-процессуальном праве санкций за нарушение установленных правил следует различать: карательные, когда предусматривается привлечение к уголовной ответственности (например, ч.5 ст. 68 и ч.3 ст. 72 УПК, ст. 271 УПК); административные, когда предусматривается привлечение к административной ответственности (ст. 272 УПК), процессуальные, когда предусматриваются меры процессуального принуждения (н-р, ст. 261 УПК).

По видам уголовно-процессуальные нормы классифицируются в зависимости от характера правил (степени категоричности требований), которые в них содержатся. Это позволяет различать уголовно-процессуальные нормы: управомочивающие, т.е. содержащие права участника уголовно-процессуальной деятельности (обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту — ст. 24 УПК); обязывающие участника процесса к определенному поведению (суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их наказанию — ст. 321 УПК); представительно-обязывающие, когда возникает двустороннее уголовно-процессуальное отношение — право одного участника процесса и обязанность другого (по просьбе обвиняемого участие защитника обеспечивается следователем и судом — ч. 2 ст. 50 УПК).

§ 4. Действие уголовно-процессуального законодательства

во времени и пространстве, в отношении иностранных

граждан и лиц без гражданства

Уголовно-процессуальные нормы, будучи выражены в форме статей УПК, регулируют общественные отношения в определенных пределах, ограниченных временем и пространством. Границы эти устанавливаются либо путем непосредственного указания в самой норме, либо посредством общих установлений относительно времени действия и территории.

Правовые акты, регулирующие уголовно-процессуальные отношения, как любая объективная реальность, действуют во времени. Причем начало действия определяется моментом их вступления в силу. Установление этого момента - важный элемент как самого уголовно-процессуального законодательства, так и процесса реализации процессуального права, поскольку вступление закона в силу означает, что с этого момента все должностные лица судов, органов прокуратуры, дознания, следствия, адвокатуры, а также граждане обязаны руководствоваться им, что он становится обязательным к исполнению.

В Уголовно-процессуальном кодексе установлено, что производство по уголовным делам ведется в соответствии с законодательством, действующим на момент производства дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства по делу, независимо от места совершения преступления, если иное не установлено договорами и соглашениями, заключенными Республики Узбекистан с другими государствами (ст. 3 УПК).

Действие процессуальных актов в пространстве ограничивается территорией Республики Узбекистан, включая территорию Республики Каракалпакстан, в пределах которой они реализуются. При этом под территорией государства понимается часть земной поверхности в пределах государственных границ, включая внутренние и территориальные воды, воздушное пространство над ними, а также корабли, находящиеся в открытом море, воздушные корабли, находящиеся в воздухе за пределами государства, и территории посольств.

На территории нашей страны уголовно-процессуальные нормы действуют в отношении всех её граждан, должностных лиц, государственных органов, общественных объединений, лиц без гражданства и иностранцев. Закон прямо устанавливает, что производство по делам о преступлениях, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства, ведется на территории Республики Узбекистан в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Республики Узбекистан (ст. 4 УПК).

Если международным договором Республики Узбекистан установлены иные правила, чем те, которые содержатся в национальном уголовно-процессуальном законодательстве, то применяются правила международного договора. Такой же порядок применяется в отношении уголовно-процессуального законодательства Республики Узбекистан, если в международном договоре Узбекистана установлены иные правила, чем предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством нашей страны.

Общее правило о распространении уголовно-процессуального законодательства на всех лиц, пребывающих на территории Республики Узбекистан, имеет исключение, вытекающее из характера регулируемых отношений и международно-правовых соглашений. Так, иностранные граждане, пользующиеся дипломатическим иммунитетом, не могут быть привлечены к уголовной ответственности. Они также не могут быть принудительно вызваны в суд для дачи показаний. Вопрос о неправомерных действиях с их стороны может решаться только дипломатическим путем. Поэтому в части 2 статьи 4 УПК зафиксировано, что в отношении лиц, обладающих иммунитетом, Уголовно-процессуальный кодекс применяется в части, не противоречащей международным договорам и соглашениям, участницей которых является Республика Узбекистан.

§ 5. Порядок сношений судов, прокуроров, следователей с соответствующими учреждениями иностранных государств и исполнение их поручений о производстве процессуальных действий

Выход Республики Узбекистан на международную арену, признание ее в качестве полноправного субъекта международного права, вступление в международные организации, занимающиеся сотрудничеством в борьбе с преступностью, обусловливают необходимость сношений судов, прокуроров, следователей с соответствующими учреждениями иностранных государств. Да и преступность не признает национальных границ, особенно в СНГ, где они продолжают оставаться "прозрачными".

Порядок сношений судов, прокуроров, следователей с соответствующими учреждениями иностранных государств по вопросам выдачи обвиняемых и исполнения поручений о производстве отдельных процессуальных действий определяется законодательством Республики Узбекистан, договорами и соглашениями, заключенными Республики Узбекистан с другими государствами (ст. 5 УПК).

Основными направлениями международного сотрудничества в борьбе с преступностью являются следующие:

а) выдача преступников (экстрадиция) и оказание правовой помощи по уголовным делам;

б) научно-информационное (обмен национальным научным и практическим опытом, обсуждение проблем и проведение совместных исследований);

в) оказание профессионально-технической помощи государствам в их борьбе с уголовной преступностью;

г) договорно-правовая координация борьбы с преступлениями, затрагивающими несколько государств (сотрудничество государств по борьбе с отдельными видами преступлений на основе международных соглашений).

Исходя из указанных основных направлений, сношения судов, прокуроров и следователей с соответствующими учреждениями иностранных государств осуществляется, как правило, в двух формах: в рамках международных органов и организаций (Программа ООН по международному контролю за наркотиками в Узбекистане, Национальное центральное бюро Интерпола в Узбекистане) и на основе международных соглашений. Так, постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан № 073 от 29 ноября 1994 года утверждено Положение о Национальном центральном бюро Интерпола в Республики Узбекистан. В соответствии с ним отделение Интерпола является координационным центром в составе МВД нашей страны по вопросам борьбы с международной преступностью. Оно руководствуется в своей деятельности Конституцией, законами и иными правовыми актами Республики Узбекистан, международными договорами, участниками которых является Узбекистан, Уставом и другими нормативными актами Международной организации уголовной полиции, Положением о Национальном центральном бюро Интерпола в Республике Узбекистан и нормативными актами МВД нашей страны. Национальное центральное бюро Интерпола осуществляет свои функции только по вопросам борьбы с общеуголовной преступностью.

В вопросах исполнения поручений иностранных учреждений о производстве процессуальных действий тесно переплетаются нормы национального законодательства и международного права. Основой такого переплетения должно быть положение о том, что национальная правовая норма, относящаяся к проблемам международного права, может быть и становится международно-правовой нормой только в том случае, если она закреплена в международном договоре или через международную практику приобрела характер международной обычной нормы. С другой стороны, международное право оказывает влияние на внутригосударственное право, восполняя новыми нормами, конкретизируя и расширяя его.

Одной из черт международного сотрудничества в сфере предупреждения преступлений, борьбы с преступностью и обращения с правонарушителями является разработка известного числа международных норм, стандартов, правил, руководящих начал и т.п., зафиксированных в различного рода международных соглашениях и документах, касающихся обеспечения прав человека в связи с борьбой с преступностью.

Во Всеобщей декларации прав человека (1948г.) и особенно в Международном пакте о гражданских и политических правах (1966г.) сформулированы такие давно сложившиеся демократические принципы уголовного судопроизводства как презумпция невиновности и обеспечения компетентными властями средств правовой защиты. Эти средства могут быть предоставлены только в том случае, если исполнение иностранных учреждений о производстве процессуальных действий будет осуществляться судами и следственными органами. В Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, одобренном в 1979 году XXXIV сессией Генеральной Ассамблеи ООН, также отмечается необходимость исполнения национальными судами и следственными органами переданных им поручений иностранных учреждений о производстве отдельных судебных и следственных действий.

Поручения иностранных учреждений о производстве процессуальных действий, названных в статье 6 УПК, должны направляться в Министерство юстиции или в Прокуратуру Республики Узбекистан. Если они поступают непосредственно в суд или в следственные органы, то могут быть исполнены только по согласованию соответственно с Министерством юстиции или Прокуратурой Республики Узбекистан. Иными словами, эти органы дают разрешение на исполнение поручений иностранных учреждений о производстве процессуальных действий.

Исключение закон допускает лишь для Верховного суда Республики Узбекистан, который, являясь её главным судебным органом и олицетворяя судебную власть в системе судов общей юрисдикции, осуществляет контакты с соответствующими учреждениями иностранных государств по вопросам производства процессуальных действий напрямую. Следовательно, Верховному суду не требуется согласовывать исполнение поручения иностранных учреждений с Министерством юстиции или Прокуратурой Республики Узбекистан (ч. 3 ст. 6 УПК).

При исполнении на территории Узбекистана поручений иностранных учреждений производство допроса свидетелей, обвиняемых, экспертов и других лиц, а также обысков, изъятия и передачи вещественных доказательств, составления и пересылки необходимых документов ведется в соответствии с законодательством, действующим на момент их осуществления, независимо от места совершения преступления.

Если по какой-либо причине поручения иностранного учреждения не может быть исполнено, полученные от этих учреждений документы возвращаются через Министерство юстиции или Прокуратуру Республики Узбекистан учреждению, от которого исходило поручение, с указанием причин, воспрепятствовавших его исполнению (ч. 2 ст. 6 УПК).

§ 6. Поручение о возбуждении уголовного дела

При исполнении поручения иностранного учреждения о возбуждении уголовного дела в отношении гражданина Республики Узбекистан речь идет о конкретных преступлениях, наказуемых по национальному уголовному законодательству, и о деятельности правоохранительных органов суверенных государств. Поэтому реализация такого поручения является проблемой деликатной и сложной.

Поручение иностранного учреждения о возбуждении уголовного дела в отношении гражданина Республики Узбекистан, совершившего преступления на территории другого государства и вернувшегося в Республики Узбекистан, рассматривается Прокуратурой Республики Узбекистан, которая проверяет обоснованность требования о возбуждении дела (ч. 1 ст. 7 УПК).

Согласно статье 72 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года каждая договаривающаяся сторона должна по поручению другого договаривающегося государства осуществлять в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против собственных граждан, подозреваемых в том, что они совершили на территории запрашивающей стороны преступление. Если преступление, по которому возбуждено уголовное дело, влечет за собой гражданско-правовые требования лиц, понесших ущерб от преступления, эти требования при наличии их ходатайств о возмещении ущерба рассматриваются в данном деле.

Поручение об осуществлении уголовного преследования должно содержать: наименование запрашивающего учреждения, описание деяния, в связи с которым направлено поручение об осуществлении преследования, точное указание времени и места совершения деяния, текст положения закона запрашивающей страны, на основании которого деяние признается преступлением, а также текст других правовых норм, имеющих существенное значение для производства по делу; фамилию и имя подозреваемого лица, его гражданство, а также другие сведения о его личности; заявление потерпевшего по уголовному делу, возбуждаемого по заявлению потерпевшего, и заявление о возмещении вреда; указание размера ущерба, причиненного преступлением. К поручению прилагаются имеющиеся в распоряжении запрашивающей стороны материалы уголовного преследования, а также доказательства.

В соответствии с УПК, о результатах проверки уведомляется учреждение, приславшее поручение. Если в отношении лица, о котором было поручение, произведено расследование и постановлен приговор, то по вступлении его в законную силу соответствующему учреждению иностранного государства вместе с извещением о состоявшемся решении направляется заверенная копия приговора.

В отношении гражданина иностранного государства, совершившего преступление на территории Республики Узбекистан и выехавшего за её пределы, все собранные органами дознания и предварительного следствия материалы передаются в Прокуратуру Республики Узбекистан, которая решает вопрос о направлении соответствующим учреждениям иностранного государства требования о возбуждении дела (ст. 7 УПК).

При направлении запрашивающему государству возбужденного уголовного дела расследование по этому делу продолжается запрашиваемой страной в соответствии со своим законодательством. Каждый из находящихся в деле документов должен быть заверен гербовой печатью компетентного учреждения юстиции запрашивающего государства. Если обвиняемый в момент направления поручения об осуществлении преследования содержится под стражей на территории запрашивающего государства, он доставляется на территорию запрашиваемой страны.

Запрашиваемая страна обязана уведомить запрашивающее государство об окончательном решении. По просьбе запрашивающего государства могут быть направлены и все материалы уголовного дела для окончательного решения возникающих вопросов.

Если договаривающейся стране было направлено поручение об осуществлении уголовного преследования после вступления в силу приговора или принятием учреждением запрашиваемого государства иного окончательного решения, уголовное дело не может быть возбуждено учреждениями запрашивающей страны, а возбужденное ими дело подлежит прекращению. Каждая из стран при расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел судами учитывает предусмотренные национальным законодательством смягчающие ответственность обстоятельства независимо от того, на чьей территории они возникли. При обвинении одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений, дела о которых подсудны судам двух или более стран, рассматривать их компетентен суд того государства, на территории которого закончено предварительное расследование. В этом случае дело рассматривается по правилам судопроизводства этой страны.

§ 7. Требование о выдаче лица иностранным государством и пределы его ответственности. Отказ о выдаче лица другому государству

В случаях и порядке, предусмотренных международными договорами и соглашениями, Прокуратура Республики Узбекистан обращается к соответствующим учреждениям иностранного государства с требованием о выдаче лица, совершившего преступления на территории Республики Узбекистан, если в отношении него возбуждено уголовное дело или вынесен обвинительный приговор (ч. 1 ст. 7 УПК).

Вопросы о выдаче лица иностранному государству решаются в соответствии с Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года, международными обязательствами и внутренним законодательством. Выдачу лица, совершившего преступление, следует рассматривать как сотрудничество государств в сфере борьбы с преступностью. Для решения вопроса о выдаче нужно требование об этом. Само основание требовать выдачи вытекает из того факта, что требующее государство обладает суверенной властью привлекать к уголовной ответственности и осудить требуемое лицо. Однако государство, фактически, на определенное время лишено возможности осуществить судебную власть по своим законам ввиду отсутствия виновного лица.

Выдача – древнейшая форма взаимной помощи государств в борьбе с преступностью. В эпоху рабовладения особенно значительна была роль выдачи как средства пресечения бегства рабов. Так, договор египетского фараона Рамсеса II с царем хеттов Хаттушилем III предусматривал: «Если кто-либо убежит из Египта и уйдет в страну хеттов, то царь хеттов не будет его задерживать в своей стране, но вернет в страну Рамсеса». Заслуживает быть отмеченным положение Договора об обеспечении если не прав, то безопасности лиц, подлежавших выдаче: «Да не казнят их, да не повредят их глаз, уст и ног». Соответствующие договоры хорошо известны практике городов – государств Древней Греции и Рима.

В средние века тоже заключается немало договоров о выдаче, в основном речь шла о политических преступлениях. Феодальные государства оказывали друг другу помощь в борьбе с противниками власти.

Мусульманские страны не выдавали исповедующих ислам лиц государствам с иной религией.

Существенный поворот в судьбе института выдачи знаменовала Французская революция XVIII в., юридически оформившая право убежища. В Конституции 1793 года говорилось: «Французский народ предоставляет убежище иностранцам, изгнанным из пределов своей родины за преданность свободе. Он отказывает в убежище тиранам» (статья 120). Противники феодального государства являлись естественными союзниками буржуазной Франции. Для понимания провозглашения права убежища весьма знаменателен такой факт. Декрет Национального Конвента от 1 февраля 1793 года об объявлении войны Англии и Голландии обвинял британского короля в том, что «он оказывал покровительство и денежную помощь эмигрантам и даже вождям бунтовщиков, уже сражавшихся против Франции»2.

В XIX в. право убежища получает общее признание и выдача приобретает характер взаимной помощи государств в борьбе с общеуголовной преступностью. В этом духе заключаются договоры и принимаются законы о выдаче. Первым групповым договором был, пожалуй, Амьенский договор 1802 года между Великобританией, Голландией, Испанией и Францией. Первым законом о выдаче стал бельгийский закон 1833 года.

В этот период происходит становление новой характерной черты института выдачи. Он не только служит борьбе государств против преступности, но и обеспечивает некоторые права выдаваемых. Например, утверждаются принцип двойной криминальности, в соответствии с которым деяние, являющееся основанием для выдачи, должно считаться преступлением по праву как выдающего, так и запрашивающего о выдаче государства; принцип специализации или конкретности, в соответствии с которым судить выданное лицо можно лишь за то преступление, за которое оно выдано. Эта черта получила дальнейшее развитие в последующее время.

В целом институт выдачи развивался в соответствии с исторической тенденцией демократизации и защиты прав человека. О росте роли института выдачи в наше время свидетельствует нарастающая активность государств в этой области, принимаются новые законы, заключаются международные договоры, принимаются резолюции международных организаций3.

Особенность выдачи лица, совершившего преступление, заключается именно в том, что наша страна, обратившаяся с просьбой о правовой помощи, оставляет лишь за собой право рассмотрения уголовного дела, назначения и исполнения наказания. Поэтому закон требует в отношении такого лица наличия возбуждения уголовного дела или обвинительного приговора. Выдавая лицо, совершившее преступление, государство, на территории которого скрывается такое лицо, оказывает требующей выдачи Республике Узбекистан правовую помощь в реализации ее законов. Сама по себе задача является не наказанием, а только мерой, способствующей применению наказания, и выдача представляет процесс передачи лица, совершившего преступление, одним государством другому в соответствии с нормами международного права.

Таким образом, под выдачей лица, совершившего преступление, следует понимать основанный на международных договорах и общепризнанных принципах международного права акт правовой помощи, состоящий в передаче обвиняемого или осужденного государством, на территории которого он находится, требующему его передачи государству, на территории которого требуемое лицо совершило преступление или гражданином которого оно является, или государству, потерпевшему от преступления, для привлечения его к уголовной ответственности или для приведения в исполнение приговора.

Выдача предполагает правовое отношение между двумя государствами, выражающееся в форме взаимного соглашения, которое может быть или молчаливое, определяемое по началу взаимности, или письменное, заключаемое в виде договора. При этом любое государство крайне заинтересовано в пресечении преступлений и наказании преступников, которые нарушают территориальные законы. В случае совершения преступником побега на территорию другого государства заинтересованная сторона в состоянии заполучить виновного только лишь при наличии договора о выдаче с тем государством, на территории которого нашел убежище беглый преступник, поскольку только договор устанавливает взаимные обязательства его участников. Именно договоры о выдаче позволяют договаривающимся сторонам требовать выдачи подозреваемого или осужденного от другого государства, в котором он скрывается. Выдача часто имеет место на условиях взаимности. Принципу взаимности следуют некоторые государства в своей практике и законодательстве. При отсутствии договора о выдаче каждое иностранное государство вправе как выдать требуемое лицо, так и отказать в его выдаче. Любая страна вправе решать вопрос о выдаче по своему усмотрению, исходя из своих интересов. Никто не может навязать ему обязательства следовать принципу взаимности. Кроме того, принцип взаимности требует выполнения ряда условий. Если два или более государства осуществляют свои взаимоотношения на основе принципа взаимности, они, как правило, не удовлетворяются обыкновенным равновесием, характеризующим вообще договорное улаживание подобных отношений. В сущности, их целью является нечто большее: соотношение между их противоположными правами и обязанностям должно быть организовано так, чтобы получилась полная взаимная обусловленность: действие одного комплекса прав и обязательств было бы непременно и неразрывно связано с действием противоположного или противоположных комплексов прав и обязательств. Иными словами, отыскивается создание такого положения, при котором одна сторона может осуществлять свои права и обязательства лишь при условии, что другая сторона действует таким же образом. Соблюдение этих требований особенно важно тогда, когда выдача преступников осуществляется в отсутствие договоров о выдаче на основе взаимности.

Существуют и общепризнанные нравственные принципы человечества, на основе которых может происходить выдача лица, совершившего преступление, другому государству. Эти нравственные принципы закреплены во многих международных документах, в том числе в Уставе ООН, Всеобщей декларации прав человека, Декларации ООН о ликвидации всех видов расовой дискриминации, Конвенции о предупреждении геноцида и наказании за него, Пактах о правах человека и в других документах. Нравственные нормы международного сообщества наций становятся императивными и поощряют сотрудничество государств, направленное на развитие уважения к правам и основным свободам для всех людей. Поэтому преследование и требование выдачи лиц, совершивших преступления, в отсутствие договоров о выдаче могут быть основаны на нравственных принципах человечества.

Закон обязывает, чтобы требование о выдаче, как правило, содержало:

1) фамилию, имя, отчество обвиняемого (осужденного), год рождения, сведения о гражданстве, описания его внешности или фотокарточку;

2) изложение фактических обстоятельств совершенного преступления с приведением текста закона, предусматривающего ответственность за это преступление, и указанием санкции;

3) сведения о месте и времени постановления приговора, о вступлении его в законную силу.

К требованию о выдаче лица прилагаются копия приговора либо постановления о привлечении к участию в деле в качестве обвиняемого (ст. 8 УПК). Эти условия облегчают розыск обвиняемого или осужденного, решение вопроса о его выдаче и предупреждают возможность допущения ошибки, а также отказа в выдаче по причине трудностей установления такого лица.

Одним из важных вопросов требования о выдаче лица иностранным государством является проблема определения круга преступлений, влекущих выдачу. В практике межгосударственных отношений сложился принцип, согласно которому государство вправе обратиться с требованием о выдаче не за любое преступление, предусмотренное его уголовным законодательством. Ограничение круга преступлений, влекущих выдачу, было вызвано различием правовых систем, разной оценкой одних и тех же преступных действий, отсутствием единообразия в совокупности наказаний, предусмотренных национальными уголовными законами.

Согласовывая правила выдачи, государства в договорах и конвенциях о выдаче ныне указывают только такие правонарушения, которые являются преступными по законам этих стран. Иными словами, в праве выдачи преступников как в теории, так в практике закрепилась доктрина "двойного вменения", согласно которой лицо может быть выдано только тогда, когда совершенное им деяния является преступлением по законодательству как требующего государства, так и государства, к которому обращено требование о выдаче.

«Двойное вменение" не означает абсолютной тождественности содержания и названия закона, устанавливающего преступность деяния в соответствующих государствах, юридическое название преступления может быть и иным. Достаточно, если действия, содержащие преступление требующим государством составляют преступление в стране, в которой беглец разыскивается для выдачи.

В договорной практике государств сложились следующие способы определения преступлений, влекущих выдачу: а) указание в конвенциях и договорах о выдаче перечня преступлений, влекущих выдачу; б) определения минимума размера наказания преступлений, совершение которых влекут выдачу; в) применение критерия тяжести с указанием перечня преступлений.

Не менее важным вопросом является установление объема уголовного преследования выданного лица. Иногда выданное лицо совершает несколько преступлений, но в соответствии с требованием оно выдается только за одно из них. Другое преступление становится известно требующему выдачи государству гораздо позднее, т. е. после совершения акта выдачи. В связи с этим возникают вопросы: может ли государство, которому было выдано лицо, совершившее преступления осудить и наказать последнего за преступление, за которое оно не было выдано; требуется ли для этого согласие государства, к которому было обращено требование о выдаче.

Выданное лицо может подвергаться наказанию только за преступление, по поводу которого состоялась выдача. Выход за пределы уголовного преследования, разрешенного в процессе выдачи, мог бы привести к произволу в отношении выданного лица, нарушению того принципа, что всякая выдача может осуществляться лишь по соглашению сторон. Неполучение согласия выдавшего лицо государства означало бы ущемление его интересов, неуважение его государственного суверенитета. В этой связи теория и практика пошли по пути признания правила, что осуждение за другое преступление допустимо только в том случае, когда на это дает согласие государство, к которому было обращено требование о выдаче. Это положение вошло в институт выдачи лица, совершившего преступление, как принцип специализации.

Принцип специализации предусматривает три ограничения, которые влияют на полномочия государств в вопросе преследования выданного лица:

а) запрещение преследовать в уголовном порядке за преступление, не предусмотренное в требовании о выдаче.

б) запрещение передавать выданное лицо третьему государству;

в) запрещение лишать всеми другими способами, личной свободы выданного лица за деяния, предшествовавшие выдаче.

Государство, представив требование о выдаче за известное преступление, тем самым молчаливо берет на себя обязательство не преследовать выданное лица за другие преступления, не названные в требовании.

В процессе выдачи во взаимоотношения между собой вступают не отдельные индивиды, а суверенные государства. Обязанность выдачи лиц, совершивших преступления, у государств, как уже подчеркивалось, возникает лишь при наличии договора о выдаче. Государство, удовлетворяя просьбу требующей выдачи страны, дает свое согласие и передает ей лицо независимо от согласия последнего для привлечения к уголовной ответственности только за то преступление, которое было указано в требовании в соответствии с договором о выдаче.

Государство, чье требование было удовлетворено, может выйти за пределы уголовного преследования только в исключительных случаях, указанных сторонами в самом договоре. Поэтому при установлении объема уголовного преследования первостепенное значение играет согласие не самого виновного лица, а государства, в котором оно скрывалось. Согласие государства, выдавшего лицо, совершившего преступление, не требуется лишь в том случае, когда такое лицо после осуждения или наказания за преступление, за совершение которого оно было выдано, имело достаточно времени, чтобы покинуть пределы этого государства или когда вернулось обратно в эту страну. Это положение закреплено во многих договорах о выдаче. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан в статье 9 устанавливает пределы ответственности выданного лица. Так, лицо, выданное Республике Узбекистан иностранным государством не может быть привлечено к уголовной ответственности, подвергнуто наказанию, а также передано третьему государству за преступление, которое было совершено им до выдачи и за которое оно не было выдано, без согласия государства, его выдавшего.

Таким образом, при заключении конвенции и двухсторонних договоров о выдаче закрепление принципа специализации является общепризнанным. Согласно этому принципу лицо может быть осуждено или наказано лишь за то преступление, за которое оно выдано. Для привлечения к уголовной ответственности за иное преступление требуется и согласие выдавшего его государства. Для получения согласия в этих случаях необходимо вновь направить соответствующему государству требование о выдаче.

В выдаче преступников возможны исключения, которые позволяют государствам отказывать в выдаче лиц даже при наличии договоров о выдаче.

В Уголовно-процессуальном кодексе Республики Узбекистан закреплены следующие основания отказа в выдаче лица другому государству. В соответствии со статьей 10 УПК выдача лица другому государству не допускается если:

1) лицо, выдачи которого требуют, является гражданином Республики Узбекистан и иное не предусмотрено договорами и соглашениями, заключенными Республикой Узбекистан с другими государствами;

2) преступление совершено на территории Республики Узбекистан;

3) в отношение лица уже вынесен и вступил в законную силу приговор по обвинению в том же преступлении, за котоpoe требуют его выдачи, или имеется постановление о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;

4) по законодательству Республики Узбекистан дело не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения сроков давности или по иному законному основанию;

5) деяние, послужившее основанием требования о выдаче, по законодательству Республики Узбекистан не является преступлением.

По соглашению сторон могут быть установлены и другие основания для отказа в выдаче преступника.

При отказе в выдаче лица другому государству применяется принцип невыдачи собственных граждан. Практика невыдачи собственных граждан известна институту выдачи с давних пор. В договорной практике политика невыдачи собственных граждан появилась впервые в соглашениях между Францией и Нидерландами в 1736 году, где было констатировано, что, как правило, жители не должны быть оторваны от юрисдикции своих судов. С тех пор принцип невыдачи своих граждан стал применяться в договорной практике многих государств, так как каждый гражданин может быть привлечен к уголовной ответственности по уголовным законам только своего государства. Существование территориальной юрисдикции не оспаривается ни одним из государств в мире.

Основной аргумент невыдачи собственных граждан состоит в том, что, с одной стороны, существует общепризнанный принцип уважения государственного суверенитета, а с другой стороны, - взаимной ответственности личности и государства, которое призвано обеспечить неотчуждаемость прав и свобод человека и самое широкое их использование каждым. Ответственность государства перед личностью заключается не только в обеспечении защиты интересов граждан, когда они нарушены, но и в предоставлении ему возможности реализовать свое право обвиняемого на защиту по закону отечества, перед национальным судом своей страны, уголовные законы которой также предусматривают привлечение его к ответственности за содеянное по принципу гражданства.

Включение принципа невыдачи собственных граждан в договоры о правовой помощи Республики Узбекистан с другими странами не означает, что виновные лица освобождаются от привлечения к уголовной ответственности. В ряде договоров о правовой помощи закреплено, что договаривающаяся сторона обязуется по требованию другой договаривающейся стороны возбуждать в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против своего гражданина, который на территории другой договаривающейся стороны совершил преступление, влекущее выдачу. О результатах уголовного преследования, виновного лица государство обязано сообщить стороне, которая обратилась с требованием о возбуждении уголовного преследования.

В качестве основания отказа в выдаче преступников в договорах и конвенциях приводится совершение преступления на территории стороны, к которой обращено требование. Заинтересованные страны твердо закрепили территориальную юрисдикцию, руководствуясь при этом общепризнанным принципом современного международного права - принципом уважения государственного суверенитета. Следовательно, в случае совершения преступления гражданином одной страны на территории другой, где это лицо было задержано, последняя имеет преимущественное право наказания виновного за нарушения его уголовных законов. Тем самым договаривающиеся стороны признают приоритет территориального действия уголовного закона перед принципом гражданства.

В выдаче преступника отказывается и в тех случаях, когда по законодательству одной из сторон уголовное преследование не может быть возбуждено или не может быть приведен в исполнение приговор вследствие истечения срока давности или по иному законному основанию. Решение вопроса об истечении срока давности должно вытекать из законодательства страны, к которой обращено требование о выдаче. Выдача не производится, если по законодательству одной из сторон истек срок давности в отношении совершенного действия или вынесенного наказания. Но при этом практика при решении вопроса об определении срока давности пошла по пути закрепления в соглашениях нормы, устанавливающей разную силу национальных законодательств по этому поводу обеих сторон или отражающей предпочтение законодательству государства, к которому обращено требование.

Государства при заключении договоров в качестве одного из оснований отказа в выдаче указывают на то обстоятельство, что на территории страны, к которой обращено требование, по тому же преступлению был вынесен приговор или постановление о прекращении преследования по делу. Этот принцип известен в международном уголовном праве и закреплен почти во всех конвенциях и двухсторонних договорах о правовой помощи. В этом проявляется правило, что одно лицо не может два раза отвечать за одно и то же преступление.

В выдаче может быть также отказано в тех случаях, когда требуемым лицом совершено преступление политического характера. Данное исключение из правила тесно связано с представлением права убежища. Если бы выдача преступников применялась ко всем преступлениям, то конституционное закрепление убежища не имело бы никакого значения.

Принцип невыдачи политических преступников не распространяется на лиц, совершивших международные преступления. Последние подлежат безусловной выдаче. В соответствии с Декларацией о территориальном убежище, принятой Генеральной Ассамблей ООН в ее резолюции 2312 (XXII) от 14 декабря 1967 года, на право искать убежище и пользоваться им не может ссылаться лицо, в отношении которого существуют серьезные основания полагать, что оно совершило преступления против мира, за генные преступления и преступления против человечества.

В выдаче также отказывается, если совершенное деяние не является уголовно наказуемым по законам Республики Узбекистан, к которой обращено требование о выдаче, а равно в случаях, если требование предъявлено за совершение деяния, не влекущего выдачу.

Если в выдаче было отказано, то наша республика, к которой обращено требование о выдаче, должна известить об этом другую сторону с указанием причин отказа выдачи. Это положение, как правило, включается в тексты договоров об оказании правовой помощи.

Таким образом, институт выдачи лица содержит общеустановленное правило, исключающее выдачу некоторых категорий лиц, совершивших преступления. Договаривающиеся стороны включают перечень оснований для отказа в выдаче в конвенции и договоры по данному предмету. Этот перечень не является исчерпывающим. Поэтому стороны по взаимному согласию могут указать и иные основания. Тем не менее, общепризнанные основания для отказа в выдаче носят ограниченный характер, так как расширение этих случаев привело бы к тому, что соглашениями о выдаче не была бы достигнута основная цель - передача лиц, совершивших преступления, заинтересованному государству для осуществления правосудия в отношении совершенного преступления или отбывания наказания.

§ 8. Проблемы совершенствования процессуального законодательства в связи с проводимой судебно-правовой реформой

С момента обретения независимости в Республике Узбекистан осуществляется реформа судебной власти, призванная обеспечить верховенство закона, равенство перед ним всех граждан. Были поставлены задачи как укрепление законодательных основ деятельности правоохранительных органов, дальнейшее совершенствование закона о судах, прокуратуре, милиции. Законы Республики Узбекистан «О судах», «О прокуратуре» были пересмотрены и приняты в новой редакции, нормы которых стали еще более демократичными, а также укрепили независимость и самостоятельность судебной власти. Концепцией по реализации приоритетных направлений реформ, разработанной в соответствии с Постановлением Президента Республики Узбекистан И.А.Каримова от 10 марта 2005 года № ПП-24 «О Программе по реализации целей и задач демократизации и обновления общества, реформирования и модернизации страны», предусмотрена подготовка предложений по совершенствованию правовых основ обеспечения законности в деятельности правоохранительных органов, что должно выразиться в форме проектов Законов «Об органах внутренних дел», «Об оперативно-розыскной деятельности». Конечно, актуальным вопросом остается, как подчеркивал в своем выступлении Президент И.А.Каримов, принятие «на всех уровнях государственного и общественного строительства и управления необходимых мер по созданию системы обеспечения безусловного исполнения принятых законов и норм. И в первую очередь это касается тех правоохранительных и контролирующих органов, которые обязаны сами стоять на страже соблюдения законов»4.

Не один раз главой нашей страны отмечалось, что «необходимо привести законодательство республики в соответствие с международными нормами и стандартами в области прав человека»5. Практически большинство норм международного права о правах человека нашло свое отражение в национальном законодательстве. В соответствующей конкретизации в процессуальном праве нуждаются лишь некоторые из них. В частности, вскоре будут внесены изменения и дополнения в УПК в связи с передачей полномочий по выдаче санкции на применение некоторых мер процессуального принуждения: задержание и содержание под стражей. На наш взгляд, необходимо более четко определить порядок и процедуру обжалования таких незаконных действий дознавателей и следователей, как необоснованное задержание или заключение под стражу непосредственно в суде. В целях передачи судам полномочий по выдаче санкций на задержание, заключение под стражу, а также на применение иных мер процессуального принуждения следует провести большую работу. В частности:

1. проанализировать действующее законодательство, правоприменительную практику, проработать другие вопросы, касающиеся применения мер процессуального принуждения, связанные с ограничением конституционных прав и свобод человека, его неприкосновенности;

2. подготовить и внести предложения об организационно кадровом обеспечении судов общей юрисдикции с учетом передачи судам полномочий прокуратуры по задержанию, содержанию под стражей и другим мерам процессуального принуждения;

3. подготовить предложения по внесению изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс, Законы Республики Узбекистан «О судах», «О прокуратуре», регламентирующих процедуру санкционирования заключения под стражу, продления сроков содержания под стражей, а также применения других мер процессуального принуждения.

Рекомендуемая литература

1. Каримов И.А. Узбекистан на пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса, 1997 г. ? ? По пути безопасности и стабильного развития. Т.6. – Т.: Ўзбекистон, 1998. – С. 29-245.

2. Каримов И.А. Жизненный источник приоритета закона и справедливости. Речь на торжественном собрании, посвященном Дню Конституции, 5 декабря 1998 года. ? ? Свое будущее мы строим своими руками. Т.7. – Т.: Ўзбекистон, 1999 г. – С. 245.

3. Каримов И.А. Узбекистан, устремленный в XXI век. Доклад на 14 сессии Олий Мажлиса, 14 апреля 1999 года ? ? Свое будущее мы строим своими руками. Т.7. – Т.: Ўзбекистон, 1999 г. – С. 359-360.

4. Каримов И.А. Наша высшая цель – независимость и процветание Родины, свобода и благополучие народа. Доклад на первой сессии Олий Мажлиса Республики Узбекистан второго созыва. 22 января 2000 г. ? ? Наша высшая цель – независимость и процветание Родины, свобода и благополучие народа. Т.8. –Т.: Ўзбекистон, 2000 г. –С. 334.

5. Каримов И.А. Справедливость - в приоритете закона: докл. на VI сессии Олий Мажлиса Республики Узбекистан второго созыва (29 авг. 2001) ? ? За безопасность и мир надо бороться: Т. 10. – Т.: Ўзбекистон, 2002. – С. 26 – 50.

6. Каримов И.А. Наша главная цель – демократизация и обновление общества, реформирование и модернизация страны. Выступление на совместном заседании Законодательной палаты и Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан, 28 янв. 2005г. ? ? Узбекский народ никогда и ни от кого не будет зависеть. Т.13. – Т.: Ўзбекистон, 2005. – 264 с.

7. Конституция Республики Узбекистан – Т.: Ўзбекистон, 2003. - 38 с.

8. Всеобщая декларация прав человека ? ? Права человека. Основные международные документы: Сб. документов. – М., 1989. – С. 134 – 141.

9. Международный пакт о гражданских и политических правах ? ? Международная защита прав и свобод человека: Сб. документов. – М., 1990. – С. 32 – 53.

10. Международные конвенции по защите прав человека и борьбе с преступностью: Сб. межд.документов / Сост.: Ю.С.Пулатов. - Т.: Шарк, 1995. – 448 с.

11. Закон Республики Узбекистан о внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный, Хозяйственный процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы Республики Узбекистан / / Ведомости Олий Мажлиса Республики Узбекистан – 2001. - № 1-2. – С. 298-335.

12. Закон Республики Узбекистан «О судах» (новая редакция). – Т.: Адолат, 2001. – 136 с.

13. Закон Республики Узбекистан «О прокуратуре» (в новой ред.) от 29 авг. 2001 г. ? ? Нар. слово. – 2001. – 27 окт.

14. Закон Республики Узбекистан «Об адвокатуре» ? ? Ведомости Олий Мажлиса РУз. – 1997. - № 2. – С. 54 – 61.

15. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан. – Т.: Министерство юстиции Республики Узбекистан, 2004 г. (с изменениями и дополнениями на 29 сентября 2004 года). – 632 с.

16. Уголовный кодекс Республики Узбекистан. – Т.: Министерство юстиции Республики Узбекистан, 2004 г. (с изменениями и дополнениями на 29 сентября 2004 года). – 388 с.

17. Указ Президента Республики Узбекистан «О передаче судам права выдачи санкции на заключение под стражу» от 8 авг. 2005 г. ? ? Нар. слово. – 2005. – 9 авг.

18. Постановление Президента Республики Узбекистан И.А.Каримова от 10 марта 2005 года № ПП-24 «О Программе по реализации целей и задач демократизации и обновления общества, реформирования и модернизации страны».

19. Абдумажидов Г.А. // Уголовно-процессуальный кодекс современного Узбекистана. - Маяк Востока. -19 март. -1995.

20. Абдумажидов Г.А. Инсон ?у?у?лари умумжа?он декларацияси ва миллий ?онунчилигимиз. // Ж. ?онун ?имоясида. -2000. -11-12-сон. -Б. 6-8.

21. Абдумажидов Г.А. Конституция ва ?онун ижодкорлиги. // Ж. Ўзбекистон Республикаси Конституциявий судининг Ахборотномаси. -2001. - 5-сон. –Б. 30-35.

22. Абдумажидов Г.А. // Новый Уголовно-процессуальный кодекс суверенного Узбекистана.-Народное слово. -18 сентября. -1995.

23. Абдумажидов Г.А. // Международные нормы и национальное законодательство. - Вечерний Ташкент. -9 декабря. -1998.

24. Никифорова Е.Н. Дифференциация форм уголовного судопроизводства как условие повышения его эффективности. // Ж. Давлат ва ?у?у?.- 2001. - 3 (7)-сон. – С.-13-16.

25. Тухташева У.А. // Законы-разум страны. - Народное слово. -2 декабря. -2003.

Контрольные вопросы

1. Перечислите виды нормативных актов, в которых могут содержаться нормы, образующие уголовно-процессуальное право.

2. Дайте общую характеристику конституционных предписаний, имеющих непосредственное значение для уголовного процесса.

3. Обозначьте основные этапы становлення и развития отечественного уголовно-процессуального законодательства.

4. Какие законы, кроме УПК, имеют значение для регламентации уголовного процесса?

5. Охарактеризуйте наиболее крупные законодательные новеллы, внесенные в УПК в ходе идущей судебной реформы.

6. Какова структура действующего УПК?

7. Дайте понятие следующим терминам: гипотеза, диспозиция и санкция.

8. Каково значение разъяснений Пленума Верховного суда Республики Узбекистан?

9. Действие уголовно-процессуального закона во времени.

10. Действие уголовно-процессуального законодательства в пространстве, в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства.

11. Порядок сношений судов, прокуроров, следователей с соответствующими учреждениями иностранных государств и исполнение их поручений о производстве процессуальных действий.

12. Поручение иностранного учреждения о возбуждении уголовного дела в отношении гражданина Республики Узбекистан.

13. Требование о выдаче лица иностранным государством и пределы его ответственности. Отказ о выдаче лица другому государству.

14. Раскройте сущность доктрины "двойного вменения".

Сноски и примечания

1 Каримов И.А. Узбекистан на пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса, 1997 г. ? ? По пути безопасности и стабильного развития. Т.6. – Т.: Ўзбекистон, 1998. – С. 214.

2 Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVII – XIX вв.- М., 1957. – С. 305.

3 См. подробнее: Лукашук И.И., Наумов А.В. Выдача обвиняемых и осужденных в международном уголовном праве: Учебно-практическое пособие. – М.: Российский Юридический Издательский Дом, 1998. – 160 с.

4 Каримов И.А. Наша высшая цель – независимость и процветание Родины, свобода и благополучие народа. Доклад на первой сессии Олий Мажлиса Республики Узбекистан второго созыва. 22 января 2000 г. ? ? Наша высшая цель – независимость и процветание Родины, свобода и благополучие народа. Т.8. – Т.: Ўзбекистон, 2000 г. – С. 334.

5 Каримов И.А. Важнейшие задачи углубления демократических реформ на современном этапе. Выступление на VI сессии Олий Мажлиса Республики Узбекистан первого созыва, 29 августа 1996 года // Мыслить и работать по – новому требование времени. Т.5. – Т.: Узбекистон, 1997.- С.114.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz