Васильева Е.Г. Принцип неприкосновенности личности в уголовном процессе


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Васильева Е.Г. Принцип неприкосновенности личности в уголовном процессе
// Актуальные вопросы уголовного процесса современной России:
Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003.

К оглавлению сборника

 

Е.Г. Васильева - канд. юрид. наук, ассистент кафедры уголовного права и процесса Института права БашГУ (г.Уфа)

ПРИНЦИП НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Конституция РФ провозгласила: "Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность" (ч.1 ст.22). При уяснении данной конструкции, сразу возникает вопрос: каково же соотношение понятий "свобода" и "неприкосновенность"? Представляется, что, прежде всего, необходимо разграничить такие понятия, как "личная свобода" и "свобода личности". Первое, по нашему мнению, означает свободу моральную, нравственную и физическую, второе - более широкое - общую свободу, включая возможность проявления субъектом своей воли на основе осознания законов общества. Учитывая же месторасположение указанной статьи в Конституции РФ, а также совокупность содержащихся в ней норм, можно прийти к выводу, что она (статья) оперирует более узким понятием, т.е. "личной свободой".1 Проблематика нашей статьи, помимо "личной свободы" и "свободы личности", требует введения еще более узкого понятия - понятия "индивидуальной свободы".2 Под последней, в нашем случае, мы понимаем возможность человека по своему усмотрению определять место пребывания, свободу передвижения, право на отсутствие наблюдения или охраны.

Рассмотрим теперь соотношение неприкосновенности личности и личной свободы. Данные понятия не являются ни тождественными, ни взаимосодержащими.3 В философии существует концепция о существовании двойной, так называемой, "позитивной" и "негативной" свободы. Первая предполагает свободу, дозволяющую что-либо, вторая - свободу от принуждения.4 В аспекте этой концепции право на личную свободу может рассматриваться как право на такое состояние, при котором человек может распоряжаться собой, своим телом, психикой, нравственностью, безопасностью по своему усмотрению, в рамках, ограниченных лишь правами других лиц, а неприкосновенность личности - как право на такое состояние, при котором не допускается стеснение моральной, нравственной, физической и иной целостности5 человека путем принуждения со стороны государства, должностных лиц, остальных граждан. Личная свобода и неприкосновенность личности, таким образом, - двуединая основа психофизической целостности и автономии личности.

Человек в обществе ограничен определенными рамками. Внешние границы рамки (неприкосновенность личности) защищают его от вторжения общества, государства, других людей в его свободное состояние, внутренние границы (личная свобода) - напротив, не позволяют человеку распоряжаться своими правами в ущерб остальным. Неприкосновенность личности охватывает лишь сферу деятельности общества (отдельного его индивидуума, группы индивидуумов) в отношении конкретного лица, а не его собственную деятельность. Неприкосновенность личности охватывает многие права: право на жизнь, право на здоровье, право не подвергаться пыткам и т.д. Но не подменяет их, а означает запрет какого бы то ни было внешнего влияния на них без собственной (личности) на то воли (разрешения), т.е. своеобразную "охранительную оболочку". В этом смысл неприкосновенности личности. Понятие личной свободы, как второе составляющее автономии личности - наоборот, определяется его деятельностью, и не охватывает деятельности "извне". Человек постоянно находится в контакте с иными людьми, механизмами, силами природы и т.д. Этот контакт не проходит для него бесследно: человек постоянно испытывает на себе их влияние (физическое, психическое и пр.). Признание возможным некой "абсолютной" неприкосновенности и ее добровольного ограничения привело бы к выводу о практической невозможности реальной, сколько-нибудь продолжительной неприкосновенности, это понятие стало бы аморфным.

Итак, пока человек существует и действует в соответствии с собственной волей, без принуждения, он неприкосновенен. Но как только воздействие на него осуществляется принудительно (помимо его воли), неприкосновенность ограничивается (если принуждение правомерно), либо нарушается (если принуждение неправомерно).

Отсутствие законодательного определения неприкосновенности личности закономерно породило противоречивые позиции по данному вопросу. Их анализ позволил выявить следующее:

1. Существуют две отправные точки зрения по проблеме определения неприкосновенности личности - узкое и широкое толкование данного принципа. А) При узком толковании под неприкосновенностью личности понимают такое построение и осуществление уголовного судопроизводства, при котором никто не может быть подвергнут аресту иначе, как на основании судебного решения или с санкции прокурора.6 Причиной образования подобных суждений явилось как отсутствие четкого законодательного определения признаков неприкосновенности личности,7 так и прослеживающаяся в большинстве международных актах тенденция соседства данного принципа с правом каждого на защиту от произвольных арестов. Именно в узком понимании дает свое определение и Конституционный Суд РФ: "конституционное право на свободу и личную неприкосновенность означает, что человек не может быть лишен свободы и заключен под стражу по произволу власти".8

Б) При широком толковании происходит отход от рассмотренной выше позиции в сторону расширения предполагаемого объема неприкосновенности личности. На наш взгляд, именно такое понимание отвечает сегодняшним требованиям. Когда комитету по правам человека по делу "Э. Делгадо Паэс против Колумбии" (№195\1985)9 пришлось столкнуться с проблемой толкования термина "личная неприкосновенность", он после тщательного обсуждения вопроса, взвешивая все "про" и "контра", принял консенсусом широкое толкование этого термина.10 Согласно ч.1 ст.55 Конституции РФ перечисление в ней основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина.11 В.М. Корнуков по этому поводу справедливо заметил: "возможность ограничения неприкосновенности личности сопряжена как с производством ареста, так и с применением других мер процессуального принуждения. Но поскольку арест из всех возможных принудительных действий более всего стесняет личную свободу, Конституция и соответствующие нормативные акты уголовно-процессуального права, закрепляя принцип неприкосновенности личности, формулируют условия ограничения личной свободы только при его применении... Условия же применения других принудительных мер, стесняющих личную свободу, находят свое выражение непосредственно в нормах, предусматривающих применение этих мер".12

2. Все ученые, разделяющие вторую позицию, сходятся на том, что неприкосновенность личности представляет собой сложное понятие, образующееся из системы базовых составляющих. При ответе на вопрос - что же конкретно охватывается этим общим понятием - такого единодушия нет. Прежде всего, это можно объяснить отсутствием единого употребления терминов в нормативных актах различного уровня. Встречаются, например, такие сочетания (противопоставления) прав и свобод: "право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность",13 "право на свободу и личную неприкосновенность",14 "право на жизнь и личную неприкосновенность",15 "физическое и психическое здоровье и неприкосновенность лиц",16 "посягательство на жизнь, физическую неприкосновенность или свободу лиц",17 "право на личную свободу и безопасность",18 "право на жизнь, на физическую и моральную неприкосновенность… на свободу и безопасность".19

Среди базовых составляющих общего принципа неприкосновенности личности, поэтому называют: физическую (телесную) неприкосновенность (И.Л. Петрухин,20 З.Д. Еникеев,21 В.А. Патюлин,22 Р.Х. Ильясов,23 Н.Н. Короткий,24 В.М. Корнуков,25 Ю.И. Стецовский,26 О.Е. Кутафин,27 Е.А. Лукашева28), психическую неприкосновенность (И.Л. Петрухин, З.Д. Еникеев, Е.А. Лукашева), нравственную неприкосновенность - честь и достоинство (И.Л. Петрухин, З.Д. Еникеев, В.А. Патюлин, Н.Н. Короткий, О.Е. Кутафин, Е.А. Лукашева), духовную неприкосновенность (Ю.И. Стецовский, О.Е. Кутафин), половую неприкосновенность (И.Л. Петрухин), индивидуальную личную свободу (И.Л. Петрухин, З.Д. Еникеев, В.А. Патюлин, Р.Х. Ильясов, Н.Н. Короткий), личную безопасность (И.Л. Петрухин, З.Д. Еникеев, О.Е. Кутафин, В.А. Патюлин, А.М. Баранов и П.Г. Марфицин29), право свободного передвижения и выбора занятий (В.М. Корнуков), отсутствие контроля (Ю.И. Стецовский), возможность свободно располагать собой (В.А. Патюлин, Р.Х. Ильясов, Ю.И. Стецовский, Е.А. Лукашева).

Некоторые из указанных компонентов включают в себя другие, что осложняет уяснение содержания и структуры неприкосновенности личности. Так, физическая неприкосновенность включает в себя наряду с телесной, также половую неприкосновенность; психическая - духовную ("дух" - сознание, мышление, психические способности"30), индивидуальная свобода - право свободного передвижения. Право выбора занятий и возможность располагать собой - слишком емкие понятия, не имеющее конкретного содержания: сюда можно отнести и свободу передвижения, и право избирать и быть избранным и т.д. и т.п.

Поэтому, на наш взгляд, изложить структуру (вычленить базовые компоненты) можно следующим образом: 1) Физическая неприкосновенность (предполагает защиту от насилия, опасного для жизни и здоровья, насилия, не опасного для жизни и здоровья,31 охрану половой свободы); 2) Нравственная неприкосновенность (защита чести и достоинства личности); 3) Психическая неприкосновенность (защита нормального течения психических процессов); 4) Индивидуальная свобода (защита права по своему усмотрению определять место пребывания, свободу передвижения, право на отсутствие наблюдения или охраны); 5) Общая свобода действий (защита действий, не охватываемых формализованным правом); 6) Личная безопасность (обеспечение отсутствия угрозы причинения вреда).

3. В зависимости от того, что авторы выдвигают на первый план при конкретном формулировании понятия, под неприкосновенностью личности понимается: 1) Совокупность базовых составляющих, как таковых (Ю.И. Стецовский, Р.Х. Ильясов, Е.А. Лукашева) - по нашему мнению, такое определение не указывает на взаимосвязь, общность входящих в неприкосновенность личности элементов. 2) Определенное состояние правопорядка и положение человека в обществе (Н.Н. Короткий) 3) Определенное построение и осуществление уголовного судопроизводства, порядок производства по уголовным делам (С.В. Долгоруков, Ю.Д. Лившиц32). 4) Совокупность гарантий и средств обеспечения (В.М. Корнуков, В.А. Патюлин) - в данном случае, как и в двух предыдущих, происходит отрыв понятия неприкосновенности личности от самого человека, его прав. 5) Гарантированная государством личная безопасность и свобода гражданина (И.Л. Петрухин, З.Д. Еникеев) - при таком определении "свободу" следует рассматривать как понятие, охватывающее все остальные элементы неприкосновенности личности, за исключением личной безопасности. 6) Право на защиту от противоправных посягательств на личную безопасность (О.Е. Кутафин, А.М. Баранов, П.Г. Марфицин) - на наш взгляд, право на защиту - это не право "на постоянное обладание", получается, пока посягательств нет, а следовательно, и нет защиты, то и нет реализации неприкосновенности личности. Поэтому мы придерживаемся, как уже отмечали выше, того мнения, согласно которому под правом на неприкосновенность личности понимается определенное, гарантированное государством, состояние человека.

4. Подобно ученым-процессуалистам, практические работники также не имеют общего мнения о том, что же понимается под неприкосновенностью личности. По данным, полученным нами в ходе опроса 261 работника дознания, следователя, прокурора, 33% из них придерживается мнения, что под неприкосновенностью личности необходимо понимать недопустимость в процессе осуществления уголовного судопроизводства противоправных посягательств от кого бы то ни было на личную безопасность гражданина, его свободу, жизнь, здоровье, честь и достоинство. Как право на индивидуальную свободу неприкосновенность личности понимают 13,8% опрошенных; 24,5% - в соответствии с частью 2 ст.22 Конституции РФ (т.е. как право не подвергаться произвольному задержанию, аресту или заключению под стражу); 28,7% от общего числа опрошенных рассматривают неприкосновенность личности как право каждого на защиту от всякого посягательства на личную безопасность гражданина, его права и свободы.

5. Характерно мнение опрошенных нами 107 осужденных к лишению свободы, т.е. лиц, чья неприкосновенность уже подверглась определенным ограничениям. В их числе 14% вообще не знают о существовании такого права. Другие формулируют его различно: как охрану личности законом и государством (19,7%), как право на свободу (17,4%), как право ни в чем не быть ограниченным (8,7%), как презумпцию невиновности (5,4%). Встречаются и такие ответы, как, например, "все должны меня уважать", "нельзя меня трогать руками", "надеюсь, что она есть" и т.п. Таким образом, никто из опрошенных нами осужденных не осведомлен в полной мере о праве на неприкосновенность личности.

Опираясь на изложенные выше результаты анализа, мы пришли к выводу, что наиболее обоснованным является определение права на неприкосновенность личности, данное И.Л. Петрухиным: это гарантированная государством личная безопасность и свобода гражданина, как и любого человека вообще, состоящая в недопущении, пресечении и наказуемости посягательств на физическую, нравственную, психическую неприкосновенность и личную безопасность.33 Такое определение выгодно отличается от других тем, что содержит в себе перечень базовых составляющих (соответственно определяется и структура неприкосновенности личности), и обращает внимание на наличие гарантий, обеспечиваемых государством. Однако хотелось бы отметить и некоторые недостатки данного определения.

Во-первых, согласно логическому правилу, определение не должно "заключать в себе круга".34 В рассматриваемом определении присутствует нарушение разновидности этого правила: определяющие понятия "личная безопасность" и "неприкосновенность" являются повторением определяемых.

Во-вторых, И.Л. Петрухин понимает под личной безопасностью пресечение и недопущение посягательств на индивидуальную свободу человека, выражающуюся в предоставленной ему возможности располагать собой и по своему усмотрению определять место пребывания, не находиться под наблюдением или охраной.35 На наш взгляд, индивидуальная свобода, предполагающая указанные выше возможности, не совпадает по значению с личной безопасностью и является самостоятельным элементом расширенного понятия неприкосновенности личности. Исходя из семантического значения слова безопасность ("вне опасности"), а также из определений, данных словарем русского языка, "безопасность - положение, при котором не угрожает опасность", "опасность - способность вызвать, причинить вред, несчастье; угроза чего-нибудь опасного" мы пришли к выводу, что словосочетание "личная безопасность" предполагает, прежде всего, отсутствие угрозы причинения вреда личности. Т.е. акцент ставится не на какую-либо конкретизацию возможного вреда, а на отсутствие угрозы его причинения. От базового элемента "психическая неприкосновенность" личная безопасность отличается тем, что при ней возникает угроза без какой-либо связи с деятельностью человека - "угроза без заставления" (сделать или воздержатся от каких-либо действий), тогда как психическая неприкосновенность связывается с "угрозой для заставления".

В-третьих, исследуя базовые компоненты неприкосновенности личности, имеет смысл отметить также и такую категорию, как "общая свобода действий". Несмотря на то, что осуществление формальных основных прав исторически находится под особой защитой, концепция правового государства требует охраны всех выражений свободы действий вне зависимости от того, закреплены они формально или нет. Поэтому общая свобода действий, проявляющаяся лишь тогда, когда формализованные права не охватывают возможные поступки, также подлежит защите государством.

В-четвертых, большинство процессуалистов справедливо исходят из того положения, согласно которому право на неприкосновенность личности может быть правомерно ограничено. Если же признать, что это право (через свободу и безопасность) состоит в ограждении и защите от посягательств, то его ограничение будет означать допуск таких посягательств, хотя бы и в исключительных случаях. Выход из этой ситуации может быть двояким: либо отнести такое определение к принципу неприкосновенности личности, либо расширить понятие "посягательство" в аспекте определения неприкосновенности личности. То есть исходить не из общепринятого его толкования, как активного, преднамеренного и прямо направленного на незаконное ущемление охраняемого блага действие со стороны государственных органов и должностных лиц, а из более широкого определения данного термина, сформулированного в правовой литературе: "в качестве посягательства следует расценивать любое обусловленное волей поведение - действие или отказ от действия со стороны государственных органов, которые имеют своим следствием прогнозируемое нарушение охраняемого блага… как посягательство следует рассматривать и законные ограничения возможности действия, являющиеся первичными по отношению к действию направленной полицейской или уголовно-правовой меры".36

Принципы (от лат. principium - начало, основа) права, согласно их традиционному пониманию, представляют собой руководящие идеи, его сущность и назначение в обществе. Это наиболее общие нормы, которые действуют во всей сфере правового регулирования и распространяются на всех субъектов.37 Принцип, как ведущая идея, как исходное положение, характеризующее содержание той или иной отрасли права (в нашем случае это уголовное судопроизводство), не может быть ограничен. Не каждый уголовно-процессуальный принцип проявляется одинаково на каждой стадии уголовного судопроизводства, но там, где возникают отношения, которые должны быть им урегулированы, он не подлежит никаким ограничениям. Конституция РФ своими положениями допускает ограничение прав (ч.3 ст.55), но не принципов.

С учетом изложенного, мы полагаем, что принцип неприкосновенности личности может рассматриваться как недопустимость (запрещение) любого противоправного посягательства на физическую, нравственную и психическую целостность, индивидуальную свободу, общую свободу действий и личную безопасность при осуществлении уголовного судопроизводства. Право на неприкосновенность личности - это такое гарантированное государством состояние человека, при котором его психофизическая целостность и автономия личности свободны от принуждения. Согласно части 3 ст. 55 Конституции РФ, такое право может быть правомерно ограничено.

Литература и примечания

1. См. об этом: Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М. 1999. С. 251. 2.

Употребляя термины "свобода личности", "личная свобода" и "индивидуальная свобода", мы не претендуем на исключительность, точность их конкретного определения, пользуясь ими лишь в силу необходимости разграничения различных уровней и сфер свободы личности для нашего исследования. Об ином понимании этих понятий см., например: Джон Стюарт Милль. О свободе. С-Пб. 1906. 3.

Имеются и иные точки зрения на этот счет. Так, Федеральная Конституция Швейцарской Конфедерации в ст. 10 ч. 2 закрепила положение, согласно которому каждый человек имеет право на личную свободу, в частности (курсив наш - Е.В) на физическую и психическую неприкосновенность и на свободу передвижения (См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 228). 4.

См.: Peter M.R. Stirk and David Weigall. An Introduction to Political ideas. London. 1995. 5.

Конституция Федеративной Республики Бразилия гарантирует право заключенного на уважение его физической и моральной неприкосновенности (ст.5 п.XLIX). При этом слово "неприкосновенность" выражается через бразильское "Integridade", что буквально означает "целость, целостность, неприкосновенность, полнота" (См.: Конституции зарубежных государств. М. 2000. С. 410). 6.

См., например: Новый энциклопедический словарь. М. 2001. С. 800; Долгоруков С.В. Принцип неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве. Дисс. … канд. юрид. наук. М. 1985. С. 52; Уголовно-процессуальное право РФ. Отв. ред. П.А. Лупинская. М. 2000. С. 127; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М. 1968. Т.1. С.59; Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. М. 1997. С.26 и др. 7.

См.: Международные акты. М. 2000. С. 40, 56, 540; СЗ РФ 1999. № 13. Ст. 1489 и др. 8.

Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ст. 220-1 и ст. 220-2 УПК РСФСР в связи с жалобой В.А. Аветяна от 3 мая 1995 г. // Рос. газета. 1995. 12 мая. 9.

См.: ООН. Доклад Комитета по правам человека. 45-ая сессия. Нью-Йорк. 1990. 10.

Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М. 1991. С. 158. 11.

Лучшим образом эту мысль выразил Международный пакт о гражданских и политических правах: "никакое ограничение или умаление каких бы то ни было основных прав человека не допускается под тем предлогом, что в указанном Пакте не признаются такие права или что в нем они признаются в меньшей мере" (ч. 2 ст. 5) (См.: Межд. акты. М. 2000. С. 55). 12.

См.: Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов. 1978. С. 39. 13.

Ст.3 Всеобщей декларации прав человека (См.: Межд. акты. М. 2000. С. 40). 14.

Ст.9 Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст. 16 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей (См.: Межд. акты. М. 2000. С.56, 365). 15.

Ст. 5 Декларации о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают (См.: Межд. акты. М. 2000. С. 407); Ст.2 п.2 Основного Закона ФРГ (См.: Конституции зарубежных государств. М. 2000. С.68). 16.

Ст.11 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям, касающегося защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (См.: Межд. акты. М. 2000. С. 469). 17.

Ст.1 Европейской конвенции о пресечении терроризма (См.: Межд. акты. М. 2000. С. 603). 18.

Ст.7 Американской конвенции о правах человека (См.: Межд. акты. М. 2000. С. 722). 19.

Ст.15, ч.1 ст.17 Конституции Королевства Испания (См.: Конституции зарубежных государств М. 2000. С. 175 - 176). 20.

См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985. С.35. 21.

См.: Еникеев З.Д. Проблема усиления гарантий неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве // Рос. юридический журнал. 1997. № 3. С. 68 - 74. 22.

См.: Патюлин В.А. Неприкосновенность личности как правовой институт // Советское государство и право. 1973. № 11. С. 18. 23.

См.: Ильясов Р.Х. Судебная практика Верховного Суда РФ в обеспечении прав личности в уголовном процессе. Дисс. … канд. юрид. наук. М. 1998. С. 55. 24.

См.: Короткий Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. М. 1981. С.14. 25.

См.: Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов. 1978. С. 39. 26.

См.: Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность. М. 1999. С.101. 27.

См.: Юридический словарь. М. 1987. С. 249. 28.

См.: Права человека. Учебник для вузов. Отв. ред. Е.А. Лукашева. М. 1999. С.145. 29.

См.: Баранов А.М., Марфицин П.Г. Словарь основных уголовно-процессуальных понятий и терминов // Ресурс: http: // lawtech.agava.ru/pub/buppdic/g0000125.htm 30.

См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М. 1985. С.157. 31.

О том, что следует понимать под насилием, опасным и не опасным для жизни и здоровья, см.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о грабеже и разбое" // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961 - 1996. М. 1997. С.205. 32.

Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М. 1964. С.74. 33.

См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985. С.35. 34.

См.: Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. М. 2001. С.51. 35.

См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985. С.35. 36.

См.: Лейбо Ю.И., Толстопятенко Г.П., Экштайн К.А. Научно-практический комментарий к гл. 2 Конституции РФ "Права и свободы человека и гражданина". М. 2000. С. 41. 37.

См.: Теория государства и права. Под ред. В.М. Корельского. М. 1998. С. 237.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz