Дмитриева Л.З. Право потерпевшего на отказ от уголовного правосудия


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Дмитриева Л.З. Право потерпевшего на отказ от уголовного правосудия
// Актуальные вопросы уголовного процесса современной России:
Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003.

К оглавлению сборника

 

Л.З. Дмитриева - прокурор отдела прокуратуры Республики Башкортостан (г.Уфа)

ПРАВО ПОТЕРПЕВШЕГО НА ОТКАЗ ОТ УГОЛОВНОГО ПРАВОСУДИЯ

Как известно, согласно Конституции РФ (ст. 52) и УПК РФ (ст.22, 42) лица, потерпевшие от преступлений, имеют право на участие в уголовном преследовании и судебном разбирательстве уголовных дел. Причем постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 1 ноября 1985 года "О практике применения законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве" (п.1) строгое и последовательное соблюдение этого законодательства признано способствующим установлению истины по делу и постановлению законного, обоснованного и справедливого судебного решения.1

Статья 27 Модельного УПК для государств-участников СНГ (в дальнейшем МУПК) и ст.21 УПК Кыргызской Республики, предусматривая в системе принципов уголовного процесса обеспечение прав пострадавших от преступлений, злоупотреблений властью и судебных ошибок, в его содержание включают даже право потерпевшего требовать возбуждения уголовного дела. Вместе с тем, в числе его прав МУПК прописывает право отзывать жалобу на совершенное в отношении него запрещенное уголовным законом деяние, примириться с подозреваемым и обвиняемым, отказаться от обвинения в любой момент производства по уголовному делу (ст.91,92). Аналогичные права делегирует потерпевшему УПК Республики Беларусь (ст. 50).

В ст.42 УПК РФ, регламентирующей правовое положение потерпевшего, эти его права не названы. Однако в 24-й его статье в качестве одного из оснований отказа в возбуждении уголовного дела упоминается отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению. Заявление потерпевшего, его законного представителя или представителя требуется для возбуждения дел о преступлениях, предусмотренных статьями 115,116,129 частью 1 и 130 УК РФ, т. е. дел частного обвинения, которые подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (ч.2 ст.20, п.2 ч.1 ст.27, ч.1 ст.318 УПК РФ). По делам частного обвинения неявка потерпевшего в суд без уважительных причин также влечет за собой прекращение дела (ч.3 ст. 249, 254 УПК РФ).

Возможность прекращения дел ввиду примирения сторон не ограничивается делами частного обвинения. В силу ст. 25 УПК РФ на основании заявления потерпевшего или его законного представителя может быть прекращено дело в отношении лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование по подозрению или обвинению в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред. Хотя здесь и действуют диспозитивные начала, но в отличие от производства по делам частного обвинения решение о прекращении дела в этих случаях зависит от усмотрения лиц и органов, правомочных принять такое решение с учетом конкретных обстоятельств дела и личности подозреваемого или обвиняемого.

Наличие заявления потерпевшего для возбуждения дела необходимо и по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 ч.1, 136 ч.1, 137 ч.1, 138 ч.1, 139 ч.1, 145, 146 ч.1 и 147 ч.1 УК РФ, которые именуются делами частно-публичного обвинения. Но эти дела прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст.25 УПК РФ (ч.3 ст.20 УПК). Следует при этом оговориться, что дела частно-публичного и частного обвинения могут быть возбуждены и при отсутствии заявления потерпевшего, если преступление, входящее в круг этих дел, совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

УПК РФ потерпевшим считает не только физическое лицо, но и юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации (ст.42). Это расширяет возможности отказа потерпевшего от уголовного правосудия. Так, ст. 23 УПК РФ устанавливает правило, согласно которому уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 201-204 УК РФ, могут быть возбуждены только по заявлению потерпевшего (руководителя организации) или с его согласия, когда эти преступления причинили вред исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинили вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества и государства. Если этих условий нет, при отсутствии волеизъявления руководителя данной организации дело не может быть возбуждено.

Таким образом, потерпевшее от преступлений лицо имеет право отказаться от уголовного правосудия. Это может быть выражено в форме неподачи соответствующего заявления, необходимого для возбуждения дела в предусмотренных законом случаях, а также путем устного (с оформлением протокола) или письменного заявления о примирении, нужного для прекращения дела в вышеупомянутых случаях. В любом случае отказ от правосудия в отношении обидчика допустим только добровольно.

В этой связи возникает вопрос: может ли потерпевший отказаться от уголовного правосудия в отношении обидчика по делам публичного обвинения? Анализ ст.ст. 20-22,42,43,246, 249,292 УПК РФ свидетельствует, что данное лицо вправе участвовать в уголовном преследовании и судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, и возможный его отказ от реализации этого своего права по делам указанной категории не влечет прекращения дела или оправдания подсудимого. Ход и исход дела в таких случаях полностью зависят от органов предварительного расследования, прокурора и суда. Суд может рассматривать дело и при неявке потерпевшего. Закон не обязывает его представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, выступать в судебных прениях и поддерживать обвинение, пользоваться другими своими правами. Его участие в уголовном процессе может заключаться лишь в своевременной явке по вызову дознавателя, следователя, прокурора и суда, даче правдивых показаний и прохождении освидетельствования (ч.5 ст.42, ст. 78, 179, 188, 277 УПК РФ), поскольку он не вправе отказаться от названых следственных действий в предусмотренных законом случаях.

Чем же обусловлено законодательное установление возможности отказа потерпевшего от возбуждения уголовного дела или от дальнейшего продолжения возбужденного уголовного дела, и какова социальная ценность данного правового дозволения? Прежде всего принципом гуманизма уголовного и уголовно-процессуального права, тем, что их нормы предусматривают институт примирения потерпевшего с обвиняемым и возможность освобождения преступника от уголовной ответственности (ст. 76 УК РФ, ст.24.25,319 УПК РФ). Рекомендации Комитета Министров от 28 июня 1985 года "О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса" и от 17 сентября 1987 года "Относительно упрощения уголовного правосудия" поощряют этот институт, указывая на его преимущества: возможность большей реализации права на компенсацию потерпевшему причиненного ему ущерба в объеме, достаточном с точки зрения не лица, совершившего преступление, а самого потерпевшего; расширение возможности и полезность применения общественных и иных внесудебных мер воздействия на правонарушителя за мелкие преступления; целесообразность устранения таким путем задержки в отправлении уголовного правосудия, вызываемой длительностью судопроизводства. В упомянутых документах ставится задача расширения круга дел, возбуждаемых только по просьбе или с согласия пострадавшего, когда интересы общества не преобладают.2

Самостоятельность потерпевших как частных лиц в решении вопроса о привлечении правонарушителя к ответственности оправдана еще и потому, что дела частного обвинения совершаются обычно на личной, бытовой, семейной почве, участниками конфликта выступают члены семьи, родственники, соседи, друзья, знакомые, сослуживцы. Вмешательство государства в разбирательство таких случаев может обострить отношения конфликтующих сторон. А блокирование конфликта посредством примирения их, тем более возмещение вреда (морального и имущественного) потерпевшему, восстановление его интересов, нарушенных в результате преступления, без применения карательных мер, мер принуждения, представляется более значимым социальным эффектом, нежели привлечение виновного к уголовной ответственности и осуждение.

Свобода потерпевшего распоряжаться своим правом отказаться от правосудия, его желание разрешить возникший конфликт без помощи и вмешательства государства - это его законный интерес, по своей ценности стоящий выше, чем публичный интерес по делам о преступлениях, отличающихся невысокой степенью общественной опасности.

Признание законом в качестве основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения дела факта отсутствия заявления потерпевшего по преступлениям, разбираемым в порядке частно-публичного обвинения, можно объяснить приоритетностью прав и свобод личности, спецификой непосредственного объекта преступного посягательства - чести, достоинства, репутации, здоровья человека. Огласка такого преступления при отсутствии волеизъявления самого потерпевшего может оказаться вредным для этих его ценностей, породить дополнительные нравственные страдания данного лица.

Отказ потерпевшего от правосудия содержит также экономический эффект. Он исключает материально-финансовые расходы на судопроизводство, отвлечение потерпевших, свидетелей и других лиц, как возможных участников процесса, от их общественно полезной работы и личных дел, снижает нагрузку соответствующих органов предварительного расследования, прокурорского надзора и суда на разбирательство дел частного и частно-публичного обвинения, тем самым дает им возможность больше внимания уделять организованной преступности, тяжким и особо тяжким преступлениям.

В целях повышения социальной ценности и эффективности, особенно воспитательного аспекта рассматриваемого правового института, есть необходимость дальнейшего его совершенствования. В частности, следует законодательно установить механизм примирения потерпевшего с подозреваемым, обвиняемым. В этом плане мы разделяем точку зрения Е. А. Рубинштейна, предлагающего определить понятие "примирение" как "нравственное раскаяние в совершении противоправного деяния лица, против которого осуществляется уголовное преследование, непосредственно перед потерпевшим и прощение последним его действий, а также достижение между указанными лицами согласия относительно порядка, размера и срока заглаживания вреда".3

Учитывая эффективность действия частных начал в уголовном процессе, желательно развивать их и дальше, устранив при этом рассогласованность между некоторыми уголовно-правовыми и уголовно-процессуальными нормами. Так, если ст. 25 УПК РФ допускает возможность примирения потерпевшего с подозреваемым или обвиняемым по делам о преступлениях небольшой или средней тяжести, в ст. 76 УК РФ говорится только о преступлениях небольшой тяжести. Следовательно, редакцию этой статьи надо привести в соответствие с положениями ст.25 УПК РФ.

Литература и примечания

1. См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М.: Спарк 1996. С.297.

2. См.: Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. М.: Спарк. 1998. С.114-122.

3. Рубинштейн Е. А. Прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим в УПК РФ // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной применению нового УПК РФ. М. 2002. С.165.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz