Аминев Р.Н. Система правовых запретов в уголовном процессе


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Аминев Р.Н. Система правовых запретов в уголовном процессе
// Актуальные вопросы уголовного процесса современной России:
Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003.

К оглавлению сборника

 

Р.Н. Аминев - аспирант кафедры уголовного права и процесса Института права БашГУ (г.Уфа)

СИСТЕМА ПРАВОВЫХ ЗАПРЕТОВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Известно, что система в праве - это объективное объединение (соединение) по содержательным признакам определенных правовых частей в структурно упорядоченное целостное единство, обладающее относительной самостоятельностью, устойчивостью и автономностью функционирования.1 Она присуща и правовым запретам, в том числе содержащимся в уголовно-процессуальном праве.

Сущность этих правовых средств заключается в том, что они запрещают определенное действие, указывают на юридическую невозможность какого-либо конкретного поведения. Обычно они выражаются словами "не вправе", "не может", "не может быть", "не допускается", "запрещается".

Запрет может иметь и косвенное выражение. Например, положение о том, что "мера пресечения, избранная на основании судебного решения, может быть отменена или изменена только судом" (ст. 110 УПК РФ), означает, что органы уголовного преследования не могут принимать какое-то решение в части меры пресечения, избранной судом. Принцип презумпции невиновности предполагает запрет считать обвиняемого виновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст. 14 УПК).

В законодательстве, регулирующем уголовный процесс, имеется множество запретов, касающихся различных сфер уголовно-процессуальной деятельности. По источникам данной отрасли права они могут быть подразделены на международно-правовые, конституционные и непосредственно процессуальные.

Так, во Всеобщей декларации прав человека к уголовному процессу имеют отношение такие, к примеру, запреты, как: "Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию" (ст. 5); "Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или наказанию" (ст. 9); "Никто не может быть осужден за преступление на основании совершения какого-либо деяния или за бездействие, которые во время их совершения не составляли преступления по национальным законам или по международному праву". Не может также назначаться наказание более тяжкое, нежели то, которое могло быть назначено в то время, когда преступление было совершено (ст. 11); "Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию…" (ст. 12)2 и др.

Аналогичные нормы имеются в Конституции РФ (ст. 19, 21, 22, 24, 25, 35, 47, 49, 50, 54), которые, обладая свойством высшей юридической силы, получили развитие и конкретизацию в УПК. Однако в нем закреплены и запреты, имеющие иное содержание. Их круг весьма широк.

Для подтверждения, насколько они многообразны, можно назвать: недопущение применения закона, противоречащего УПК (ст. 7); запрет признания виновным в совершении преступления и применения уголовного закона иначе как по приговору суда и в порядке, установленном УПК, лишения права подсудимого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено УПК (ст. 8); запрет возложения функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела на один и тот же орган (ст. 15); недопустимость споров о подсудности (ст. 36); недопустимость отказа адвоката от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (ст. 49); недопустимость участия в уголовном процессе лиц, подлежащих отводу (ст. 62); недопустимость доказательств, полученных с нарушением УПК (ст. 75); запрет продления срока содержания под стражей свыше 18 месяцев (ст. 109); запрет проведения следственных действий в ночное время (ст. 164); недопустимость составления приговора на предположениях (ст. 302) и ограничения продолжительности последнего слова подсудимого определенным временем (ст. 293) и т.д.

Регулятивная их функция выражается в юридических обязанностях пассивного содержания, т.е. в обязанностях воздерживаться от совершения действий известного рода. Так, ч. 4 ст. 57 УПК через понятие "не вправе" обязывает эксперта не вести переговоры с участниками уголовного процесса по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы, без ведома следователя или суда; самостоятельно не собирать материалы для экспертного исследования; не разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта; не давать заведомо ложное заключение. Говоря иначе, требует воздержаться от этих действий, если нет законных условий для их совершения.

Уголовно-процессуальным запретам характерно все то, что свойственно юридическим обязанностям вообще (принципиальная однозначность, императивная категоричность, непререкаемость, обеспечение действенными юридическими механизмами). Вместе с тем своеобразие их содержания, выраженное в пассивном поведении, т.е. в бездействии тех или иных лиц по данному кругу вопросов, ставит запреты в особое положение. Это предопределяет особенности многих юридических средств и механизмов, призванных проводить в жизнь запреты.

Так, запрет использования доказательств, полученных с нарушением закона (ст. 75, 88 УПК) обеспечивается указанием об отмене приговора в случае его обоснования недопустимыми доказательствами (п. 9 ч. 2 ст. 381). Если имели место фальсификация доказательств, принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний или эксперта к даче заключения, а также незаконное освобождение от уголовной ответственности, привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности и вынесение заведомо неправосудных судебных актов, в отношении виновных лиц установлена уголовная ответственность (ст. 239, 300, 302, 303, 305 УК РФ). Предусмотренные ст. 42, 44, 54, 56 - 60 УПК и передаваемые через понятие "не вправе" обязанности потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика, понятого относительно явки по вызову, дачи показаний, заключения, перевода, неогласка данных предварительного расследования поддерживаются возможностью уголовного наказания соответственно за отказ от дачи показаний, заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод, подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу, разглашение данных предварительного расследования (ст. 307 - 310 УК РФ). Недопустимость задержания и заключения лица под стражу при отсутствии законных оснований также подкрепляется установлением уголовной ответственности за заведомо незаконное применение этих мер принуждения (ст. 301 УК РФ). Положения, указанные в приведенных статьях УК РФ, в свою очередь, сами выступают запретами уголовного судопроизводства.

Из изложенного видно, что нормы-запреты занимают значительное место в системе гарантий прав и обязанностей субъектов уголовного процесса, законности и обоснованности их действий.

Литература и примечания

1. См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М.: Юрид. лит. 1982. С. 240 - 242.

2. Международные акты о правах человека: Сборник документов. М.: Норма. 1998. С. 40 - 41.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz