Сардаров Э.Ш. К вопросу о предмете незаконной порубки деревьев и кустарников (ст.260 УК РФ)


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Сардаров Э.Ш. К вопросу о предмете незаконной порубки деревьев и кустарников (ст.260 УК РФ)
// Актуальные вопросы уголовного процесса современной России:
Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003.

К оглавлению сборника

 

Э.Ш. Сардаров - аспирант кафедры уголовного права и процесса Института права БашГУ (г.Уфа)

К ВОПРОСУ О ПРЕДМЕТЕ НЕЗАКОННОЙ ПОРУБКИ ДЕРЕВЬЕВ И КУСТАРНИКОВ (ст.260 УК РФ)

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. расширил предмет незаконной порубки деревьев и кустарников (ст.260) по сравнению с УК РСФСР (ст.169) за счет включения в него с одной стороны, деревьев, кустарников и лиан, как входящих, так и не входящих в лесной фонд, с другой, деревьев, кустарников и лиан, запрещенных к порубке.

Анализ предмета незаконной порубки целесообразно начинать с обращения к естественнонаучным терминам, ибо законодатель при формулировании уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления против природы, не может не учитывать достижения естественных наук. Растительность в природе выступает в различных жизненных формах, представляющих собой комплекс морфологических признаков, отражающих приспособленность вида к условиям среды. Различают следующие жизненные формы: фанерофиты, хамефиты, гемекритофиты (почки у поверхности почвы), критофиты (почки в земле), терофиты (зимуют в стадии семян).1 К фанерофитам относятся растения, у которых почки возобновления, продолжающие рост после неблагоприятного времени года, находятся высоко над землей (деревья, кустарники, деревянистые многолетние лианы).2 Дерево представляет собой жизненную форму растений с сохраняющимся на всю жизнь многолетним одревесненным главным стеблем (стволом) и ветвями, образующими крону.3 Кустарники же это - многолетние деревянистые растения, ветвящиеся у самой поверхности и не имеющие во взрослом состоянии главного ствола, высотой до 6 метров. Продолжительность жизни побега 10-20 лет, иногда больше. Образуют различные кустарниковые сообщества (ивняки, ерники и др.).4 Лианы - внеярусное ползучее и вьющееся растение. Лианы поднимаются, цепляясь за опору и обвиваясь вокруг нее или прикрепляясь к ней корнями. К лианам относятся - ваниль, плющ, актинидия, вьюнок, хмель и др.5 Таковы в кратком виде морфологические признаки предмета незаконной порубки. Однако, обращает на себя внимание то, что в биологии различают также такое растение как кустарничек, представляющий собой одну из жизненных форм многолетних одревесневающих растений, которые отличаются от кустарников меньшей продолжительностью жизни побега (5-10 лет) и размерами (высота до 60 см.). Распространены в высокогорьях, тундрах (береза, ива, вересковые), а также в хвойных лесах и на сфанговых болотах (клюква, голубика).6 Возникает вопрос: имеет ли ст. 260 УК РФ предметом уголовно-правовой охраны кустарнички. В пользу того, что кустарнички не включаются в предмет незаконной порубки говорят следующие аргументы: 1) в ст. 260 УК отсутствует прямое указание на кустарнички; 2)сравнительно небольшая продолжительность жизни побега свидетельствует о незначительности ущерба, причиняемого окружающей среде их порубкой, т.к. восстановление возможно в короткие сроки. Но можно привести доводы и о необходимости уголовно-правовой охраны кустарничков, наряду с кустарниками: 1) кустарнички характерны для местностей с суровыми климатическими условиями и их незаконная порубка несет не меньшую общественную опасность, чем порубка полноценных кустарников, произрастающих в более благоприятных условиях; 2) в Таксах для исчисления размера взысканий за ущерб, причиненный лесному фонду и не входящих в лесной фонд лесам, нарушением лесного законодательства (утв. постановлением Правительства РФ от 21 мая 2001 г.)7 размеры взысканий за незаконную порубку кустарника и кустарничка одинаковы. Представляется, что в предмет ст. 260 УК РФ следует включить и кустарнички, поскольку, на наш взгляд, степень общественной опасности незаконной порубки кустарничков не ниже, чем при порубке кустарников.

В период действия УК РСФСР 1960 г. большие затруднения в теории и на практике вызывала квалификация случаев незаконной порубки деревьев и кустарников, не входивших в лесной фонд. Пленум Верховного суда СССР в п.8 постановления от 7 июля 1983 г. "О практике применения судами законодательства об охране природы" вынужден был рекомендовать судам квалифицировать действия лиц, виновных в незаконной порубке защитных или озеленительных древесно-кустарниковых насаждений, не входящих в государственный лесной фонд (например, в городах и других населенных пунктах, на полосах отвода железных, автомобильных дорог и каналов) по ст. 169 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.8 Т.е. Пленум Верховного суда фактически обратился к аналогии, что вызвало справедливую критику у отдельных авторов.9

Законодатель, учтя в некоторой мере критические замечания, выработанные уголовно-правовой наукой, в ст. 260 УК РФ 1996 г., как уже отмечалось, предусмотрел уголовную ответственность за незаконную порубку деревьев, кустарников и лиан так же не входящих в лесной фонд.

Анализ ст.ст. 10, 11 Лесного кодекса РФ показывает, что законодатель под деревьями, кустарниками и лианами, не входящими в лесной фонд, понимает, с одной стороны, леса, не входящие в лесной фонд, с другой стороны, древесно-кустарниковую растительность, расположенную на землях сельскохозяйственного назначения, транспорта, населенных пунктов (за исключением городских лесов) и на землях иных категорий. Вместе с тем, в п.11 Постановления Пленума Верховного Суда от 5 ноября 1998 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения" указывается, что предметом экологического преступления не являются деревья и кустарники, произрастающие на землях сельскохозяйственного назначения, за исключением лесозащитных насаждений, на приусадебных дачных и садовых участках.10 Такую же позицию безоговорочно принимают некоторые авторы.11 Возникает вопрос о правомерности такого ограничительного толкования предмета ст.260 УК РФ Пленумом ВС РФ.

Для того чтобы ответить на данный вопрос необходимо произвести разграничение предмета незаконной порубки и предмета хищений. В уголовно-правовой литературе является общепризнанным утверждение, что имущество в качестве предмета хищения должно обладать тремя признаками:

1) физический - предмет хищения материален, т.е. является частью материального мира, обладает признаком вещи;

2) экономический - наличие у имущества потребительской и меновой стоимости, т.е. оно должно иметь определенную ценность и аккумулировать человеческий труд;

3) юридический - предметом хищения может быть чужое имущество.12

Разграничение предмета экологических преступлений, в том числе незаконной порубки деревьев и кустарников, и предмета преступлений против собственности большинство авторов проводят по экономическому признаку, т.е. в зависимости от наличия у имущества как предмета хищения качества меновой стоимости в уголовно-правовом понимании (вложение человеческого труда и обособление от естественной среды обитания) и отсутствие такового у предметов экологических преступлений (они находятся в естественной состоянии, выступая органической частью естественной природной среды).13 Таким образом, природное богатство, чтобы выступать предметом хищения, должно не только овеществлять приложенный к нему общественно необходимый труд, но именно им быть в той или иной форме обособленным и выделенным из природной среды материальным объектом. Указание на обособление и выделение из природной среды является важным в силу того, что осуществление ухода за насаждениями в поселениях, лесовосстановительные работы, искусственные лесопосадки также связаны с приложением определенного труда, произведением расходов, но однако в результате этих действий не происходит их изъятие из естественной среды.

Другие ученые приходят к выводу, что предметами хищения следует считать вещи, которые образуют инфраструктуру земельного участка, как то: поверхностный почвенный слой, лес и растения.14 Думается, что подобная точка зрения будет признана верной только при случае выполнения вышеуказанных критериев. Потому, что законодательство устанавливает те или иные формы собственности также и на деревья и кустарники, входящие в лесной фонд. И квалификация как преступлений против собственности всех случаев посягательств на деревья и кустарники, находящиеся в частной собственности, привело бы к искажению подлинного характера общественной опасности экологических преступлений, подмене основного объекта.

Третьи же авторы считают, что деление вещей на природные богатства и продукты труда утрачивают свое прежнее значение, а затраты труда перестают выступать в роли основного критерия разграничения имущественных и экологических правонарушений. В уголовном праве вложенный в вещь труд становится дополнительным критерием разграничения указанных посягательств, основным выступает оборотоспособность вещей, т.е. способность вещественных благ быть объектом разных форм собственности, свободно отчуждаться и приобретаться субъектами имущественных отношений.15

Эта точка зрения безусловно заслуживает пристального внимания, так как примерно к такому же выводу приводит анализ ч.2 ст.40 Земельного кодекса РФ и ст. 20 Лесного кодекса РФ. В соответствии с указанными нормами собственник земельного участка имеет право собственности на расположенные на земельном участке многолетние насаждения, за исключением случаев, установленных Лесным кодексом Российской Федерации. Владение, пользование и распоряжение древесно-кустарниковой растительностью, расположенной на территории земельного участка, осуществляются собственником в соответствии с требованиями лесного законодательства Российской Федерации и законодательства Российской Федерации о растительном мире. Древесно-кустарниковая растительность, которая появилась в результате хозяйственной деятельности или естественным образом на земельном участке после передачи его в собственность гражданину или юридическому лицу, является его собственностью, которой он владеет, пользуется и распоряжается по своему усмотрению. Т.е. законодатель устанавливает различные правовые режимы для древесно-кустарниковой растительности, произрастающей на земельном участке. И этот правовой режим, безусловно, влияет на квалификацию посягательств на указанные объекты. Однако, придавать этому критерию главную роль все таки не следует. Представляется, что для правильного разграничения предмета незаконной порубки и предмета хищений следует учитывать не только совокупность таких критериев как вложение труда, обособление от естественной среды, свободный оборот, но также исходить и из функций, выполняемых насаждениями на земельном участке. Как справедливо отмечает В.Д.Пакутин, все посадки деревьев и кустарников в населенных пунктах преследуют главным образом цель обеспечения человеку благоприятной естественной среды и, следовательно, их уничтожение, повреждение, рубка есть, прежде всего, причинение вреда именно природоохранительному интересу.16 При этом деревья и кустарники на земельном участке могут специально разводиться людьми с использованием биологических сил природы в качестве товарной продукции либо в целях получения плодов и ягод. В указанном случае деревья и кустарники находятся в процессе товарного производства и, соответственно, могут выступать в качестве имущества, а их уничтожение, порубка, выкапывание в целях завладения будет квалифицироваться по соответствующим составам, предусматривающим ответственность за преступления против собственности.

В свете изложенного можно констатировать, что определить во многих случаях является ли дерево или кустарник предметом незаконной порубки или предметом хищения проблематично. В этой связи, на наш взгляд, является актуальным предложение некоторых авторов предусмотреть специальную норму, предусматривающую ответственность за порубку, повреждение, уничтожение деревонасаждений, являющихся объектами собственности, и поместить его среди преступлений против окружающей среды.17

В ч.1 ст.260 УК РФ в качестве предмета незаконной порубки предусмотрены деревья, кустарники и лианы, запрещенные к порубке. Однако в уголовно-правовой литературе недостаточно места уделяется раскрытию данной категории при анализе предмета незаконной порубки. Отдельные породы деревьев, кустарников и лиан, запрещенных к порубке, предусмотрены Правилами отпуска древесины на корню в лесах Российской Федерации (утв. Постановлением Правительства РФ от 1 июня 1998 г.).18 Так запрещается назначать в рубку и не подлежат рубке каштан, платан, яблоня, магнолия, дуб курчавый и др. Представляется, что в рассматриваемый вид предмета незаконной порубки входят также деревья, кустарники и лианы, занесенные в Красные книги различных уровней: стран участников-СНГ, Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также предусмотренные международными договорами. В Республике Башкортостан Красная книга учреждена Постановлением Кабинета Министров Республики Башкортостан от 11.09.2001 г. Так в списке редких растений, занесенных в Красную книгу РБ, указаны ива деревцевидная, ива Старке, полынь солянковидная, яблоня лесная и др. Порубка отдельных видов деревьев и кустарников может быть запрещена также специальными нормативно-правовыми актами субъекта Российской Федерации. Так в Приморском крае принят специальный закон "О ценных и редких видах деревьев, кустарников и лиан, не подлежащих рубке на территории Приморского края".

Таким образом, для квалификации незаконной порубки как порубки деревьев, кустарников и лиан, запрещенных к порубке, необходимо, чтобы указанные породы были прямо указанны хотя бы в одном из следующих документов: Красных книгах различных уровней, правилах отпуска древесины на корню или правилах рубок, иных нормативных актах органов государственной власти субъектов Российской Федерации либо были запрещены к порубке в пределах отдельного лесного хозяйства в лесовосстановительных целях.

В уголовном законодательстве стран СНГ и Прибалтики вопрос формулировки предмета незаконной порубки решен по разному. В ст. 291 УК Республики Казахстан уголовная ответственность предусматривается только за незаконную порубку деревьев и кустарников в лесах всех групп, а также деревьев и кустарников, не входящих в лесной фонд или запрещенных к порубке.19 Отсутствие указания на лианы видимо, связано с тем, что они не характерны для климата Казахстана. УК Республики Беларусь говорит только о деревьях и кустарниках в лесах первой группы и не входящих в лесной фонд защитных и озеленительных насаждениях.20 УК Республики Узбекистан устанавливает ответственность за незаконную порубку леса или других насаждений.21 УК Эстонской Республики говорит о незаконной порубке леса и группы деревьев или кустарников.22 Представляется, что подобная формулировка предмета незаконной порубки не позволяет в полной мере осуществлять охрану древесно-кустарниковой растительности, так как выводит из под уголовно-правовой охраны деревья и кустарники, растущие обособленно. Думается, что такой пробел связан с тем, что в Эстонии до сих пор не принят новый уголовный кодекс, а действующая редакция сохранила недостатки, бывшие предметом споров в советский период развития уголовного законодательства. На наш взгляд, наиболее приемлемым является формулировка предмета самовольной порубки и повреждения деревьев в УК Латвийской Республики, который в ст.109 предусматривает ответственность за порубку деревьев в чужом лесу или на другом чужом земельном участке (ч.1), а также за порубку, уничтожение или повреждение деревьев или других насаждений на особо охраняемых государством природной территории или объекте, в парке, на дендрологическом объекте, на земельной или водной защитной полосе, в городской зеленой зоне или в других защитных полосах или зонах.23 Законодатель справедливо включил в данную статью порубку деревьев на чужом участке, тем самым обозначив, что, несмотря на то, что в какой то степени этим преступлением причиняется вред отношениям собственности, экологический интерес в сохранении деревьев как компонента благоприятной окружающей среды является приоритетным.

Литература и примечания

1. См.: Миркин Б.М., Наумова Л.Г., Соломещ А.И. Современная наука о растительности: Учебник. - М.: Логос, 2001. С.8.

2. См.: Реймерс Н.Ф. Краткий словарь биологических терминов: Кн. для учителя.-2-е изд.-М.: Просвещение. 1995. С.316.

3. Там же. С.103.

4. Там же. С.170.

5. Там же. С.173.

6. Там же. С.170.

7. СЗ РФ. 2001. №22. Ст.2236.

8. См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Изд-во "Спарк", 1997. С.193.

9. См.: Пакутин В.Д. Совершенствование уголовно-правовой защиты древесно-кустарниковых насаждений в городах и других населенных пунктах // Межвузовский сборник. Уфа: Изд-во БашГУ, 1987. С.123.

10. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №1.

11. См.: Лопашенко Н.А. Экологические преступления: Комментарий к главе 26 УК РФ. - СПб.: Изд-во "Юридический центр Пресс", 2002. С.222.

12. См., например: Курс уголовного права. Особенная часть. Том 3. Учебник для вузов. Под. ред. д-ра юрид. наук, проф. Г.Н.Борзенкова и д-ра юрид. наук, проф. В.С.Комиссарова. - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. С.410.

13. См.: Фролов М.В. Имущество как предмет хищения: единство и дифференциация гражданско-правового и уголовно-правового моментов понятия. - Автореф. дис. на соискание ученой степени канд.юрид.наук. - Екатернбург-2002. С.23; Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. Н.И.Ветрова и д-ра юрид. наук, проф. Ю.И.Ляпунова - М.: Новый Юрист, 1998. С.214.

14. См. Мальцев В. Понятие хищения //Российская юстиция. - 1995. №4. С.35.

15. См.: Безверхов А.Г. Имущественные преступления. - Автореф. на соискание учен. степени д-ра юрид. наук. - Ижевск, 2002. С.32-33.

16. См.: Пакутин В.Д. Уголовноправовая охрана внешней природной среды (Объект и система преступлений). Учебное пособие. 1977. С.50.

17. См.: Пакутин В.Д. Уголовно-правовая охрана внешней среды и природных ресурсов в СССР (Квалификация отдельных преступлений). Учебное пособие. Уфа, 1976. С.60.

18. СЗ РФ. 1998.-№23.-Ст.2553.

19. Уголовный кодекс Республики Казахстан / Предисловие министра юстиции Республик Казахстан, д-ра юрид. наук, проф. И.И.Рогова - СПб.: Изд-во "Юридический центр Пресс", 2001. С.321-322.

20. Уголовный кодекс Республики Беларусь / Обзорная статья А.В.Баркова. Мн.: Амалфея, 2001. С.193.

21. Уголовный кодекс Республики Узбекистан (с изменениями и дополнениями на 15 июля 2001 г.). СПб.: Изд-во "Юридический центр Пресс", 2001. С.223.

22. Уголовный кодекс Эстонской республики / Науч. ред. и перевод с эстонского В.В.Запевалова - СПб.: Изд-во "Юридический центр Пресс", 2001. С.160.

23. Уголовный кодекс Латвийской республики / Науч. ред. и вступ. статья А.И.Лукашова и Э.А.Саркисовой. Перевод с латышского А.И.Лукашова. - СПб.: Изд-во "Юридический центр Пресс", 2001. С.137-138.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz