Еникеев З.Д. ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ПРЕСТУПНОСТИ - ЗАДАЧА ПЕРВОСТЕПЕННОЙ ВАЖНОСТИ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Проблемы противодействия преступности в современных условиях:
Материалы международной научно-практической конференции 16-17 октября 2003г. Часть I.- Уфа: РИО БашГУ, 2003. - 280с.

Еникеев З.Д. - д-р юрид. наук, профессор, зав. кафедрой уголовного права и процесса Института права БашГУ г. Уфа

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ПРЕСТУПНОСТИ - ЗАДАЧА ПЕРВОСТЕПЕННОЙ ВАЖНОСТИ

В условиях сегодняшнего дня борьба против преступности - весьма сложная и довольно острая проблема не только в национальном, но и в международном масштабе, так как это социальное зло приобрело глобальный характер и практически во всех странах мира становится препятствием осуществлению принципов цивилизованного жизнеустройства.

На рубеже ХХI века преступность в России достигла трехмиллионной величины. Правда, в 2002 году зарегистрировано 2526,3 преступлений, что на 14,9 % меньше, чем за 2001 год. Однако высока латентность современного криминала: фактически по экспертным оценкам в стране совершается 15-20 млн. преступлений. Если не будут приняты эффективные программно-плановые меры антикриминальной направленности, преступность может превратиться в социальную чуму третьего тысячелетия.1

Накатившийся на российское общество всплеск криминала ныне таков, что он стал реальной угрозой национальной безопасности Отечества, продолжает оказывать мощное отрицательное влияние на все сферы жизнедеятельности общества и государства, подрывает их социально-экономические и политические устои, вызывает рост недоверия людей в способность государства эффективно обеспечить их защиту от противоправных посягательств.

Такое тревожное состояние криминогенной обстановки, сложившееся за последние годы, обусловило выработку Концепции национальной безопасности Российской Федерации, наметившей важнейшие задачи в области борьбы с преступностью. В их числе были названы: выявление, устранение и предупреждение причин и условий, порождающих преступность; усиление роли государства как гаранта безопасности личности и общества, создание необходимой для этого правовой базы и механизма её применения; укрепление системы правоохранительных органов, создание условий для их эффективной деятельности; привлечение государственных органов в пределах их компетенции к деятельности по предупреждению противоправных деяний; обеспечение неотвратимости ответственности за содеянное; опора на поддержку общества и т.д.2

В свете указанных концептуальных задач возникает вопрос - как они выполняются в реальной жизни, действительно ли усилена роль государства в этом архиважном деле, почему не удается добиться существенных сдвигов в обуздании преступности и в её структуре продолжают доминировать тяжкие и особо тяжкие преступления (их доля колеблется в пределах 60-63 %). Ответ на этот вопрос можно найти в официальных источниках, популярных изданиях и результатах научных исследований.

Обратимся прежде всего к общественному мнению, поскольку оно является институтом демократии и выполняет функцию социального контроля.3 Органами государственной власти и правоохранительной системы хотя и принимаются определенные меры по укреплению правопорядка и законности в стране, но общественная оценка роли государства в сдерживании криминала очень огорчительна. Так, по данным В.П. Бахина и Н.С. Карпова из опрошенных в России лиц на вопрос "Как Вы оцениваете деятельность государства по борьбе с преступностью" положительно оценили всего 2,5% граждан, удовлетворительно - 19,9%, неудовлетворительно - 43,7% и крайне негативно - 33,9%. К тому же в числе основных недостатков в антикриминальной деятельности они указывают: отсутствие целенаправленной и предметной деятельности государственных органов в этом деле - 51,2% опрошенных, коррумпированность государственных структур с преступностью - 92,4%, низкий уровень материально-технического обеспечения деятельности правоохранительных органов - 74,6% ответивших на данный вопрос граждан. А главной причиной недостатков называют: отсутствие целенаправленной и предметной деятельности государственных органов по борьбе с указанным злом - 75,5% опрошенных; коррумпированность государственных структур - 63,8%, низкий уровень материально-технического обеспечения правоохранительных органов - 56,9% опрошенных.4

Очевидно, нет необходимости особо комментировать эти показатели. Они не противоречат той констатации, которая дается в Рекомендациях по результатам "круглого стола" на тему "О состоянии борьбы с преступностью и мерах по укреплению правопорядка и законности в Российской Федерации", одобренных постановлением Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 26 июля 2000г. В частности, причина обострения криминогенной ситуации в них объясняется отсутствием целостного механизма контроля государства и общества за исполнением законов и реальных рычагов воздействия на преступность, невыполнением большинства предложений Совета Федерации, изложенных в его постановлениях от 24 сентября 1997г. и от 4 сентября 1998г. по вопросам усиления борьбы с преступностью и укрепления правопорядка. Выражена также озабоченность тем, что организованная преступность укрепляет свои позиции в органах государственной власти, чиновники и руководители различных рангов откровенно и беззастенчиво используют свое служебное положение в корыстных интересах.5

В данных Рекомендациях предлагалось принять целый комплекс общегосударственных мер по повышению эффективности противодействия преступности, упрочению правопорядка и законности в стране, в том числе: представление Правительством РФ на утверждение Президенту РФ проекта Основ государственной политики в области борьбы с преступностью, разработанного правоохранительными органами в 1999 году; завершение разработки проекта программы возвращения из-за рубежа незаконно вывезенных валютных средств; ускорение принятия федеральных законов "О государственной системе профилактики правонарушений", "О государственном финансовом контроле", "Об основах государственной системы предупреждения преступлений"; доработка и принятие законов "О военной полиции", "О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству" и "Об участии граждан Российской Федерации в обеспечении правопорядка" (их проекты были разработаны ещё много лет тому назад). Однако, несмотря на прогрессирующую криминализацию общества, эти остро необходимые законы, выступающие неотъемлемым условием выполнения задач борьбы с преступностью, до сих пор не приняты.

Более того, когда Президент РФ (Б.Н. Ельцин в то время) первый раз отклонил проект закона об участии граждан в обеспечении правопорядка как противоречащий Конституции РФ и ряду федеральных законов, в "Российской газете" за 12 марта 1998 года был опубликован материал "Народный дружинник криминал не остановит". В нем утверждалось, что принятие этого закона приведет к размыванию функций, задач, полномочий и ответственности органов государственной власти и общественных объединений. Понятно, что такое отношение к данному законопроекту и подобные публикации не настраивают общественность на борьбу с преступными посягательствами. Глубоко заблуждается тот, кто думает, что сдерживать бурный натиск преступности, минимизировать её интенсивность можно одними лишь силами правоохранительных органов. Нигде, никогда, ни в одной стране мира и ни в какой цивилизации этого сделать не удавалось без подключения потенциала самого общества, всего народа.

Отсюда следует всегда помнить и руководствоваться аксиоматичными положениями о том, что "преследование преступлений касается всего общества",6 и что добиться успеха в этом деле можно лишь в том случае, "если сама народная масса помогает"7 или "решение этой задачи невозможно без серьезной государственной поддержки, широкого привлечения негосударственных структур, общественных объединений и граждан".8 Необходимо не только документально признавать и заявлять, что "борьба с преступностью и коррупцией получит должный эффект тогда, когда мощь государства будет подкреплена активной поддержкой его граждан"9 или что-то иное подобное, а воплощать эти идеи в реальность.

Неоправданное затягивание с принятием закона о государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству (этот законопроект был разработан ещё в 1992 году, но встретил яростное лоббистское сопротивление со стороны определенных кругов), послужило одной из причин пассивности населения на правоохранительном поприще. Об этом свидетельствуют многочисленные случаи отказа или уклонения граждан от участия в антикриминальной деятельности и стремительного роста лжесвидетельства по уголовным делам. По данным ВНИИ МВД России, 60% граждан, ставших жертвами преступлений, не обращаются в милицию, в том числе по причине боязни и недоверия. Не случайно 34,8% из 40 тыс. человек на вопрос об их действиях в случае, если они станут свидетелями преступления, ответили, что в правоохранительные органы о случившемся не сообщат.10

В условиях глубокого кризиса противостояния криминалитету, законы, правоохранительного толка должны быть способными обеспечить предупреждение, пресечение, выявление, раскрытие преступлений, изобличение и привлечение к законной ответственности виновных в их совершении лиц. По природе своей закон должен быть высшим разумом, за что ещё в древности ратовал Цицерон.11 По этому поводу уместно напомнить слова К. Маркса о том, что "мудрый законодатель предупредит преступление, чтобы не быть вынужденным наказывать за него".12

Как известно, УПК, как и УК и УИК, относится к законодательству о борьбе с преступностью. Соответственно общество, правоохранительные органы, все честные граждане вправе были ждать, что в лице нового УПК РФ они получат закон, обладающий оптимальным совершенством, свойствами высокой социальной ценности и эффективности, справедливый, правильно и предельно полно отражающий объективные потребности времени, ибо любой закон должен отвечать этим требованиям. Тем не менее, УПК РФ оказался драматичным, ослабившим правовые возможности органов уголовного преследования в деле борьбы с преступностью и благоприятствующим уходу преступников от ответственности.13

В нем столько пробелов и недоразумений, что описать их в рамках одного выступления или статьи немыслимо. Но чтобы показать ущербность этого закона для интересов контроля над преступностью, отметим лишь некоторые моменты.

В УПК РФ отсутствуют такие регулятивы, ориентиры, информационные, программирующие, организующе-направляющие факторы уголовно-процессуальной деятельности или парадигмы "борьба с преступностью", как: задачи уголовного судопроизводства, предупреждение и раскрытие преступлений, установление истины, всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела. Они служат маяком, отправным началом осуществления этой весьма важной государственной деятельности. Исключение из УПК этих понятий и иные его просчеты создали барьеры, препятствующие полноценной реализации уголовно-правовых принципов вины, справедливости, гуманизма и неотвратимости уголовной ответственности, а также целей наказания (ст.4-8, 11, 12, 19, 20, 24, 43 УК РФ).

В частности, быстрому, полному раскрытию преступлений и изобличению их виновников мешает ограничение нынешним УПК РФ возможностей на этой стезе органов предварительного расследования и прокурорского надзора, которыми они обладали по прежнему УПК РСФСР. Следователи и органы дознания лишены права самостоятельно, без согласия прокурора, возбуждать уголовные дела (ст.146, 156 УПК), что затрудняет своевременное собирание необходимых доказательств и производство для этого неотложных следственных действий. А, как указывается в Рекомендации Комитета Министров Совета Европы от 17 сентября 1987г. относительно упрощения уголовного правосудия, "задержка в раскрытии преступления ведет к дискредитации уголовного права и сказывается на надлежащем отправлении правосудия".14

По УПК РФ суд не правомочен возвращать уголовные дела для производства предварительного расследования и давать органам расследования указания относительно необходимости получения каких-либо дополнительных доказательств. В силу неудачной формулы принципа состязательности роль суда в исследовании обстоятельств дела вообще принижена, так как его активность поставлена в зависимость от волеизъявления сторон. Это противоречит международно-правовому и конституционному принципу независимости судей и подчинения их только закону, а равно требованиям о том, что приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым (ст.297 УПК РФ).

Юридический нонсенс - и то, что прокурор, получив дело в порядке ст. 237 УПК РФ, не может назначить дополнительное расследование при обнаружении обстоятельств, требующих этого, поскольку в течение 5 суток он должен обеспечить устранение допущенных нарушений, препятствующих рассмотрению дела судом, и в этот период дело числится за судом.15

Вызывает удивление, что в УПК в системе принципов уголовного судопроизводства не предусмотрена публичность, представляющая собой государственное начало, основу уголовно-процессуальной деятельности.16 Удивляет потому, что эффективно защищать личность, её права и свободы, публичные интересы можно лишь путем должного сформулирования и практического выполнения соответствующих правовых норм. Думается, именно поэтому в УПК Республики Беларусь (далее - УПК РБ) к числу принципов отнесена публичность уголовного процесса (ст.15), означающая: "1. Государство гарантирует каждому защиту от преступных посягательств. 2. Государственные органы, должностные лица, уполномоченные осуществлять уголовное преследование, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры по обнаружению преступлений и выявлению лиц, их совершивших, возбуждению уголовного дела, привлечению виновных к предусмотренной законом ответственности и созданию условий для постановления судом законного, обоснованного и справедливого приговора". Почти такие же предписания содержатся в ст. 27 УПК РБ под названием "Обязанность осуществления уголовного преследования".

Практика показывает, что упомянутые погрешности УПК РФ отрицательно влияют на правоохранительную службу. Свидетельством тому служит то, что в 2002 году ухудшилась раскрываемость преступлений, особенно тяжких, прежде всего убийств: 7158 из них остались нераскрытыми. Сотни тысяч преступников ушли от правосудия.17 Вместе с тем, в какой-то мере они дали толчок для процветания в системе уголовной юстиции нарушений и коррупции,18 являющихся антиподами истины и справедливости в уголовном процессе.

Отсутствие на уровне России надлежаще организованной системы профилактики преступности, режима жесткого контроля над нею со стороны государства, усиление её материальной и коррупционной базы в переживаемый период, утрата опоры на население, недооценка роли общественных сил в борьбе с этим злом, серьезные недостатки законодательства, в свою очередь, наводят на мысль об упрочении тенденции самоограничения государства в деле противодействия криминальным процессам. На наш взгляд, эта тенденция отпечаталась на УПК РФ и других законодательных актах. К примеру, если советские конституции закрепляли обязанности граждан быть непримиримыми к антиобщественным поступкам, всемерно соответствовать охране общественного порядка, бороться с хищениями государственного и общественного имущества, бережно относится к народному добру и т.д. (ст. 61, 62, 65 Конституции СССР, ст. 59,60,63 Конституции РСФСР), то в Конституции РФ 1993г. подобные положения не прописаны.

По делам о нераскрытых преступлениях из-за постсоветских законодательных упущений потерпевшие граждане не могут реализовать свое конституционное право на возмещение причиненного преступлением ущерба, хотя в Европейской Конвенции от 24 ноября 1983г. "О возмещении ущерба жертвам насильственных преступлений" и говорится о возмещении государством ущерба пострадавшим в случаях, когда преступник неизвестен.19 Статья 30 Закона РСФСР от 24 декабря 1990г. "О собственности в РСФСР" предусматривала возмещение ущерба в таких случаях по решению суда. Однако Федеральным законом от 30 ноября 1994г. данный закон признан утратившим силу, а ГК РФ не предписывает возмещение за счет казны ущерба в случаях, когда не установлено лицо, совершившее преступление.

К сожалению, такие негативное явления, тормозящие блокирование натиска преступности, происходят и после принятия "Венской декларации о преступности и правосудии: ответы на вызовы ХХ1 века" в апреле 2000г. на Десятом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. В этом документе, имеющем программное значение, подчеркивалась "ответственность каждого государства за введение и поддержание справедливой, ответственной, этичной и эффективной системы уголовного правосудия", направленной на сокращение преступности, более эффективное и действенное обеспечение законности, содействие исцелению жертв, правонарушителей и оздоровлению общин, а также являющейся важным фактором содействия экономическому и социальному развитию и безопасности человека. В других международных документах развитие деятельности по предупреждению преступности считается гражданским долгом и политической обязанностью правительства.20

В период советской власти в политико-правовых документах борьба с правонарушениями считалась общегосударственной и всенародной задачей. Данное положение, обладающее зарядом, нацеливающим и мобилизующим весь соответствующий механизм на претворение её в жизнь, в посланиях Президента РФ Федеральному Собранию РФ 2001-2003 годов почему-то не нашло прямого отражения. Надо полагать, отчасти это является результатом влияния неверных, с нашей точки зрения, теоретических рассуждений некоторых авторов относительно необходимости самоограничения государства в области уголовной юстиции и вульгарности идеи "борьба с преступностью", некорректности и признания её несоответствующей цели защиты личности от произвола.21

Между тем, нельзя согласится с такой позицией. Во-первых, потому, что слово "вульгарность" - это "пошлый, грубый, непристойный, упрощенный до искажения, опошления",22 и поэтому оно неприменимо к понятию "борьба с преступностью", важность и социально-нравственная ценность которого неоспорима. Во-вторых, термин "борьба" означает "деятельность, направленная на преодоление, уничтожение чего-либо", за что-то, с чем-то, против чего-то, в том числе против зла.23 В-третьих, без должной борьбы с преступностью, решительного противоборства этому злу, без раскрытия совершенных преступлений и изобличения преступников невозможно эффективно защищать личность, её права и свободы, интересы общества и государства. Следовательно, борьба с преступностью есть борьба за эти ценности.24 В-четвертых, слово "борьба" применительно к преступности более удачна, так как оно охватывает всю деятельность, направленную против преступности, начиная с её профилактики и кончая применением требуемых мер по конкретным совершенным преступлениям.25 В-пятых, борьба с преступностью - неотъемлемый элемент правоохранительной функции государства, и самоограничение его в этой области пагубно не только для личности, общества, но и самого государства, ибо оно открывает простор для произвола и беззакония. Именно в беззаконии, бессилии, отсутствии власти закона Аристотель и Платон видели гибель государства.26 В-шестых, самоограничение государства в решении проблем борьбы с преступностью не согласуется с адресованным государствам призывом ООН о придании первостепенного значения этим проблемам в контексте прав человека, т.е. международное право не проводит грань между борьбой с преступностью, включающей уголовное преследование, и защитой прав человека.27

Тенденция самоограничения государства расходится с его обязанностями по защите прав и свобод людей и созданию условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. 2, 7 Конституции РФ). И её отголоски серьезно сказываются на реальной жизни этих положений. Председатель Государственной Думы Г.Н. Селезнев, будучи в Уфе и отвечая на вопросы журналистов, сказал: "…Государство ещё далеко не все из декларируемого обеспечивает на практике".28

На чем же зиждятся корни такого состояния бытия названных конституционных установлений? Специалисты, занимающиеся проблемами власти в ключе криминологических проблем, убедительно доказывают заметное ослабление государством рычагов влияния в важнейших сферах жизнедеятельности общества, сильное отставание всех ветвей власти в реагировании на сложную криминальную обстановку в стране, неправомерный демонтаж прежней системы социальной профилактики преступлений, пренебрежительное отношение властных структур, политической и правящей элиты к населению, народу, их масштабную коррумпированность (85% чиновников), криминальность, нахождение этой элиты вне контроля общества и народа, вне контроля закона и многие другие пороки.29 По словам видного ученого - криминолога В.В. Лунеева, "Мгновенный и неоправданный развал Союза со страшными последствиями для народов, попытки его насильственного сохранения, массовые межнациональные кровавые столкновения, разрушение экономического пространства, беспрецедентное расхищение народного достояния, катастрофическое обнищание народа, интенсивная криминализация всех общественных отношений, включая политические, - все это лежит на совести этой части элиты" (говоря об этом, он имел в виду представителей бывшей номенклатуры - партийных, государственных и хозяйственных руководителей, пришедших в новые политические и властные структуры).30 Роспуск СССР совершился, как известно, вопреки воле большинства населения Советского Союза (более 70% граждан высказались было за сохранение СССР).

Шоковая терапия как избранный горе - реформаторами инструмент рыночно - демократических преобразований и сопутствующие криминогенные факторы (критический спад производства, резкое имущественное расслоение граждан, потеря ими сбережений, обесценение текущих доходов, задержки зарплаты, массовые злоупотребления в ходе приватизации, утечка капиталов за рубеж, безработица, обнищание, люмпенизация и маргинализация значительной части россиян, их вынужденная миграция, социальная отчужденность личности и др.) приобрели характер социальных бедствий и породили особый феномен дикой рыночной преступности.31 "Рыночные отношения изначально беременны преступностью", - утверждал И.И. Карпец.32

В видении Б. Буковского, "рыночная экономика означает не что иное, как коррупцию".33 При рыночной стихии активно идет переоценка прежних нравственных ценностей и ориентация сознания народа на признание власти материального, денег как единственной ценности в виде призыва "Обогащаться любыми средствами!", оценки человеческой личности и её жизни только с позиции материальных показателей.

Ужасающую суть этой стихии академик В.Н. Кудрявцев раскрыл так: "Деньги, богатство стали определять положение в обществе, а коль скоро они доступны не всем, возникают состояние фрустрации, чувство утраты жизненных перспектив и, как следствие, агрессивное поведение либо замещение недоступных целей путем пьянства, наркотиков, вандализма".34 Безысходность же нищих, голодных, обездоленных людей - причина многих преступлений.

От людей, должностных лиц любого ранга, впитавших в себя и гипертрофированную целевую жизненную установку на обогащение и обладание властью любой ценой, не могут исходить эффективные и научно-обоснованные решения проблем воздействия на преступность. Находящаяся под влиянием олигархов, криминализированная, преступная власть35 не заинтересована в организации требуемого контроля государства и общества над некоторыми сферами деятельности, особенно экономической. В корыстных целях она идет на любые нарушения, махинации и прочие незаконные действия. Именно сказанным объясняется все ещё продолжающийся и нередко сопровождающийся убийствами ожесточенный раздел, передел власти и собственности. При этом попираются фундаментальные правовые нормы и институты. А накопленный таким путем криминальный капитал диктует условия власти,36 почему и периодически разрабатываемые и утверждаемые программы по усилению борьбы с преступностью ресурсно подкрепляются ничтожно. К примеру, такая программа была профинансирована в 1997-1998гг. на уровне 2 процентов.37

Говорят: "власть портит человека". По этому поводу Шарль Монтескье писал: "… Известно уже по опыту веков, что всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею, и он идет в этом направлении, пока не достигнет положенного ему предела".38 Эти слова актуальны и сегодня, поскольку по данным Института философии РАН 70% россиян не чувствуют себя защищенными от произвола чиновников, 80% - от преступности, 73% - от бедности.39

Правовой нигилизм, дефицит справедливости у власти, политические дрязги, чиновничий беспредел - неизбежные предпосылки утраты доверия народа к власти, вместе с тем напряженного состояния преступности, в том числе массового разграбления народного достояния на сотни миллиардов рублей. В силу этих причин в стране, как правило, безнаказанно действует "черная технология" перевода принадлежащих народу ценностей в частные руки нечестных людей, в том числе власть имущих высокого ранга. Странно, что российскую нефть и некоторые другие её природные ресурсы добывают и продают частные компании, бесконтрольно и беззастенчиво взвинчивающие цены, а государство оказалось в числе покупателей. Не потому ли в стране существуют подпольные нефтеперабатывающие заводы и организованно крадутся дорогостоящие леса в больших масштабах, причем с помощью или под прикрытием государственных структур. Возмутительно, что создана возможность приватизировать общенародные богатства без согласия и в нарушение интересов наций и народов, проживающих на соответствующих территориях.40

Напомним в этой связи положение Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1962г. "Неотъемлемый суверенитет над естественными ресурсами" о том, что: "Разведка и эксплуатация таких ресурсов и распоряжение ими, так же как и ввоз требуемого для этих целей иностранного капитала, должны производиться в соответствии с правилами и условиями, которые народы и нации по своему свободно принятому решению считают необходимыми или желательными для разрешения, ограничения или запрещения таких видов деятельности" (курсив наш - З.Е.). 41

Россия - страна, богатая природными ресурсами. Они служат одними из средств существования и роста благосостояния населения, которых не может быть лишен ни один народ (ч.2 ст.1 Международных пактов об экономических, социальных и культурны правах и о гражданских и политических правах).42 К тому же в соответствии со Всеобщей декларацией ООН от 17 декабря 1974 г. о ликвидации голода и недоедания и Венской декларацией о преступности и правосудии российское государство обязано создать условия, способствующие искоренению нищеты, голода и недоедания.43 Но несмотря на это и то, что согласно ст.9 Конституции РФ земля и другие природные ресурсы должны использоваться и охраняться в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, экономически, духовно и нравственно сильное общество в подавляющей своей массе превратилось в бедное, слабое, с низким уровнем жизни, и пока остается таковым. В подтверждение этого отметим, что в стране 69,6% семей с детьми находятся в состоянии крайней бедности.44 Богатство, роскошь одних и бедность, нищета других, присущие сегодняшней нашей экономике, - это крайне полюсовые явления, инициирующие преступность.

На совести власти и то, что кроме "дикого рынка", "дикого капитализма", обнищающего основную часть населения, обществу навязывается "дикая мораль", псевдокультура, сопряженная также преступностью. В центральном телевидении в систему вошел регулярный показ сцен жестокости, насилия, преступлений на почве свободной любви, семейных дрязг, разврата, разводов и т.д. Такие часто безнаказанно демонстрируемые передачи привели к выводу: "Поток насилия, щедро льющийся с экранов, стал частью воспитания молодых людей. Они зомбируются на насилие, сами того не сознавая. Более того, потребность в агрессивных действиях фактически целенаправленно формируется".45 Воспевание подобной "грязной" морали и культуры средствами массовой информации, а нередко и деятелями культуры, действительно разлагающе влияет на молодежь и приводит к криминальным последствиям.46 Это есть посягательство на информационную и национальную безопасность России.

В литературе, осуждающей распространение информации криминального толка, есть мнение, что "проект модернизации сознания с самого начала имел криминогенную направленность, указывающую на то, что власть избрала путь криминализации не случайно, а вполне осознанно".47 Так ли это в действительности - трудно рассудить. Тем не менее, есть основание предъявить претензию к власти. И вот почему.

Доктрина информационной безопасности Российской Федерации (утверждена Президентом РФ 9 сентября 2000г.), значение которой для жизни страны трудно переоценить, требует повышения эффективности использования информационной инфраструктуры не для воспроизводства социальной патологии, а в интересах общественного развития, консолидации российского общества, духовного возрождения многонационального народа России, обеспечения прав и интересов личности, упрочения демократии, создания правового, социального государства. Поэтому запрещается распространение информации, направленной на девальвацию и снижение духовного, нравственного и творческого потенциала населения России, пропаганду образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, принятым в российском обществе.48

Как видно из Концепции национальной безопасности Российской Федерации, обеспечение защиты культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, сохранение культурного достояния всех народов России, формирование политики в области духовного и нравственного воспитания населения, введение запрета на использование эфирного времени в электронных средствах массовой информации для проката программ, пропагандирующих насилие, эксплуатирующих низменные проявления, - все это предмет заботы государства, власти. Благо, что Федеральный закон от 24 июля 1998г. "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" обязывает органы государственной власти принимать меры по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе от национальной, классовой, социальной нетерпимости, от рекламы и алкогольной продукции и табачных изделий, от пропаганды социального, национального и религиозного неравенства, а также от распространения печатной продукции, аудио - и видеопродукции, пропагандирующей насилие и жестокость, порнографию, наркоманию, токсикоманию, антиобщественное поведение (ст. 14).49

Сегодня немало проблем, обусловленных всеми этими негативными явлениями. Поэтому вполне обоснованно, причем многократно поднимался в печати и научных исследованиях вопрос о наведении порядка в телепередачах. К сожалению, власть и здесь проявляет слабость, демонстрация сюжетов криминальной и аморальной направленности все ещё решительно не пресекается. Более того, как указывал мер Москвы Ю. Лужков, "государство финансирует сериалы, в которых героизируются современные российские гангстеры".50

Причины и условия "эпидемии" преступности, связанные с пороками власти, описанными не ограничиваются, их гораздо больше. Но то, что изложено здесь, достаточно для вывода о том, что состояние нейтрализации преступных усилий криминалитета главным образом зависит от государства, власти. Государство - основной субъект борьбы с преступностью, но оно достигнет успехов в этой борьбе только при условии поддержки её широкой народной массой, сознательными, здравомыслящими гражданами. Для этого прежде всего сама власть должна очиститься от "грязи", укрепляться честными, порядочными, неподкупными, интеллигентными, компетентными, высококвалифицированными кадрами. Тогда и доверие народа к власти вернется. А когда в её сознании и действиях царит личное обогащение любым путем, и для этого она сращена с криминальным миром, это обстоятельство выступает сильным тормозом в деле противодействия преступности. Видимо, поэтому на Десятом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями указывалось: "Деятельность по предупреждению преступности и обеспечению безопасности должна строиться с учетом демократических ценностей и процессов. Для того, чтобы правоохранительные и публичные административные органы пользовались доверием со стороны общества, получали от него поддержку и встречали сотрудничество в деле обеспечения эффективного предупреждения преступности, необходимо искоренить коррупционные и антидемократические элементы в деятельности таких органов".51

Схожая с этим, но более критичная, жесткая позиция высказана в Послании Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию РФ (2000г.). Она выражена в словах: "диктату теневой экономики и "серых" схем, разгулу коррупции и массовому оттоку капитала за рубеж во многом способствовало само государство"; "нерешительность власти и слабость государства"; "вакуум" власти привел к перехвату государственных функций частными корпорациями и кланами"; "корни многих наших неудач - в неразвитости гражданского общества и в неумении власти говорить с ним и сотрудничать"; "буква закона и реальная жизнь подчас далеки друг от друга"; "сильное государство немыслимо без уважения к правам и свободам человека"; "основными препятствиями экономического роста являются высокие налоги, произвол чиновников, разгул криминала"; "утвердилась государственная ложь"; "без согласованной работы с региональными и местными властями федеральные органы власти ничего не добьются" и т.д.52

Нынешняя действительность России подтверждает все это. Отсюда вполне резонен поддерживаемый академиком РАН В.Н. Кудрявцевым тезис профессора В.В. Лунеева: "Пока политическая и правящая элита не на словах, а на деле не осознает, что борьбу с преступностью следует начать с самого себя, трудно рассчитывать на какой-либо успех криминологического и уголовно-правового контроля".53

Имея в виду, что противодействие криминалу есть благородная цель и незаменимый способ защиты людей, их прав, свобод и законных интересов от преступных посягательств, и что "государство несет основную ответственность и обязанность защищать, поощрять и осуществлять все права человека и основные свободы" (ст. 2 Генеральной Ассамблеей ООН от 9 декабря 1998г. Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы),54 пора разработать и ввести в действие надежную, эффективную государственную стратегию борьбы с преступностью, предусмотрев осуществление неотложных и действенных мер по проведению в жизнь всех стандартов и норм ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. При этом следует взять на вооружение конструктивные выводы, предложения и рекомендации науки, учитывающие изменившиеся условия современности. Государство должно прислушиваться к голосу разума, ученых, предлагающих рациональные идеи. Это его обязанность, прописанная в Декларации Генеральной Ассамблеи ООН об использовании научно-технического прогресса в интересах мира и на благо человечества (принята 10 ноября 1975 г.).55

Сегодняшнее неудовлетворительное состояние борьбы против преступности несовместимо с принципами правового государства, заявленного в Конституции РФ. Поэтому оно нетерпимо и требует от власти, различных государственных институтов, общественности стать постоянной, прочной и непреодолимой антикриминальной преградой, содействующей экономическому и социальному развитию, обеспечению общественной безопасности и прав человека. Именно поэтому предупреждению преступности и борьбе с ней должно быть уделено первоочередное внимание. Такова международно-правовая установка, обращенная к странам всей планеты.56

Литература и примечания

1. Об этом см.: Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. М.: Норма. 1999. С. 462-480; Криминогенная ситуация в России на рубеже ХХI века /Под общ. ред. А.И. Гурова: ВНИИ МВД России. 2000. С.3, 43-71; Исиченко А.П. Оперативно-розыскная криминология. М.: Инфра. 2001. С. 28; Овчинский В.С. ХХ1 век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М.: Инфра. 2001. С. 11-17; Гриб В.Г. Противодействие организованной преступности. М.: Инфра. 2001. С. 26-40; Рос. юстиция. 2003. № 5. С. 74.

2. См.: Концепция национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. (в ред. его Указа от 10 января 2000 г.) // Рос. газета. 2000. 18 января.

3. См.: Сафаров Р.А. Общественной мнение и государственное управление. М.: Юрид. лит. 1975. С.196-211.

4. См.: Бахин В.П., Карпов Н.С. Некоторые аспекты изучения практики борьбы с преступностью. Киев. 2002. С.7, 61-62.

5. См.: СЗ РФ. 2000. №31. Ст. 3233.

6. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.2. С. 29.

7. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 171.

8. Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1999 - 2000 годы, утвержденная постановлением Правительства РФ от 10 марта 1999 г. № 270 (в ред. его Постановления от 30 декабря 2000 г.) //СЗ РФ. 1999. №12. Ст. 1484; СЗ РФ. 2001. №3. Ст. 238.

9. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 30 марта 1999 г. "Россия на рубеже эпох" (О положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации) //Рос. газета. 1999. 31 марта.

10. Об этих и других подобных данных см.: Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. М.: Экзамен. 2002. С. 9-10; Бахин В.П., Карпов Н.С. Указ. соч. С. 58-60.

11. См. в книге: Нерсесянц В.С. Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства. М.: Норма-Инфра. 1999. С.185.

12. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.1. С.131.

13. Подробно об этом см.: Еникеев З.Д. Задачи и принципы уголовного процесса в свете проблем борьбы с преступностью //Актуальные вопросы уголовного процесса современной России. Межвуз. сб. научных трудов. Уфа: РИО БашГУ. 2003. С.3-17; Он же. Уголовное преследование как гарантия и способ реализации прав потерпевшего //Южно-Уральский юридический вестник. 2003. № 1-2. С. 107-110.

14. Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. М.: Спарк. 1998. С.117.

15. См.: Письмо Верховного Суда РФ от 24 декабря 2002. № 7 общ. - 220 с ответами на вопросы судов по применению УПК РФ.

16. См.: Уголовный процесс. Учебник / Под ред. В.П. Божьева. М.: Спарк. 2002. С. 76-77.

17. См.: Рос. газета. 2003. 13 марта. С.3.

18. См.: Рос. газета. 2003. 7 февраля, 27 марта, 29 апреля, 16, 23, 29 мая, 17, 24-26, 28 июня, 2,15 октября, и многие другие.

19. См.: Международные акты о правах человека. Сборник документов. М.: Норма. 2002. С. 673.

20. См.: Десятый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Сборник документов. М.: Юрлитинформ. 2001. С. 352, 390.

21. См., например: Мизулина Е. Уголовный процесс: концепция самоограничения государства. Тарту. 1991; Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М.: Республика. 1992. С. 19-23; Материалы международной научно-практической конференции, посвященной приятию нового УПК РФ. М. 2002. С. 4. По этому поводу см. также: Криминология - ХХ век. СПб. 2000. С.55.

22. Ожегов С.И., Шведова И.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковик. 1997. С. 108.

23. Ожегов С.И., Шведова И.Ю. Указ. соч. С. 57; Словарь синонимов. Л. 1975. С. 40-41; Словарь синонимов русского языка. Т.1. Л.: Наука. 1970. С. 86.

24. Подробнее об этом см.: Еникеев З.Д. Раскрытие преступления как гарантия реализации прав потерпевшего в уголовном процессе //Проблемы раскрытия преступлений в свете современного уголовно-процессуального законодательства. Екатеринбург: Чароид. 2003. С. 138-142; Он же. Проблемы уголовно-процессуальной защиты прав граждан в современных условиях // Международные и национальные механизмы защиты прав и свобод человека. Уфа. 2003. С. 40-47.

25. См.: Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М.: Наука. 1990.

26. См.: Аристотель. Политика. М. 1911. С. 188-189; Платон. Соч. Т.3. Ч.2. С. 188 - 189.

27. См.: Миланский план действий и приложение к нему "Руководящие принципы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития и нового международного экономического порядка", принятие на 7-м конгрессе ООН в сентябре 1985 г. //Сов. юстиция. 1992. №13-14. С. 38-40; №15-16. С. 35-37.

28. Стасюконис А. Геннадий Селезнев: У вас очень правильная политика //Республика Башкортостан. 2003. 24 мая.

29. См.: Власть: криминологические и правовые проблемы. М. 2000. С. 3-60; Закатнова А. Коррупцию поборют постепенно. 2003. 27 марта.

30. Лунеев В.В. Указ. соч. С. 346-347.

31. См.: Исиченко А.П. Указ.соч. С. 28.

32. Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М. 1992. С.152.

33. Диссиденты в Москве. Дискуссии //Социологические исследования. 1993. №10. С.36.

34. Кудрявцев В.Н. Генезис преступности. Опыт криминологического исследования. М. 1998. С.186.

35. По определению М.Г. Фролова, преступность власти - это вся совокупность преступлений, совершаемых служащими властных структур (См.: Фролов М.Г. Криминальные исследования властных структур России конца ХХ века: обозримые и прогнозируемые // Власть: криминологические и правовые проблемы. М. 2000. С. 58.)

36. См.: Тарасов А. Борьба с коррупцией дошла до края //Известия. 1999. 12 февраля; Сорос Д. В России две беды: ресурсы и олигархи //Рос. газета. 2003. 10 июня. С.3; Ванденко И. Сергей Юшенков: Правительство учитывает интересы "криминальных структур" //Совершенно секретно. 2003. № 5. С.8, и многие другие.

37. См.: Криминология - ХХ век. М. 2000. С.518.

38. Монтескье Ш. Избранные сочинения. М. 1955. С. 289.

39. См.: Республика Башкортостан. 2003. 27 марта. С.3.

40. Обо всем этом см.: Рос. газета. 2002. 5 декабря; 2003. 28 марта, 17, 29, апреля, 13, 15, 29, 30 мая, 3, 4, 6, 10, 11, 17, 24 июня; Деловой вторник. 2003. 13 мая; Аргументы и факты. 2003. №22. С.4; Совершенно секретно. 2003. № 5. С. 8 и многие другие.

41. Международные акты… С. 100.

42. Международные акты… С. 43, 52.

43. Международные акты… С. 357-361.

44. См.: Актуальные проблемы защиты детства. Уфа. 2002. С.135; Десятый Конгресс ООН… С.359.

45. Феликсова Л. Оборотни в погонах //Рос. газета. 2001. 18 июля.

46. См.: Криминология - ХХ век. М. 2000. С. 535; Говорухин С. Великая криминальная революция. М. 1993. С. 75. Шишов Е.Е. Средства массовой информации и правоохранительные органы //Власть: криминологические и правовые проблемы. М. 2000. С.299-300; Рос. газета. 2003. 22, 31 мая, 4, 24 июня; Жукова И. Защитите Софию от котика //Рос. газета. 2003. 4 июня. С.10; Волкова О.П. Простите - и спасете //Рос. газета. 2003. 22 мая. С.7.

47. Клейменов М.П., Клейменов И.М. Механизм криминализации власти //Власть: криминологические и правовые проблемы. М. 2000. С.35-36.

48. См.: Рос. газета. 2000. 28 сентября.

49. См.: СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3802.

50. Лужков Ю. Посторонние?! Не кормите детей чужой духовной пищей //Рос. газета. 2003. 31 мая. С. 1, 3.

51. Десятый Конгресс ООН… С. 390.

52. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. М. 2000. С. 5, 10-11, 16, 23-28 и др.

53. Лунеев В.В. Указ. соч. С. 478 и Предисловие В.Н. Кудрявцева. С.VII.

54. Международные акты… С.131.

55. Международные акты…С. 362-363.

56. Десятый Конгресс ООН… С. 42-49, 72, 75, 141, 171-175, 188, 357-363.

© Еникеев З.Д., 2003г.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz