Нигматуллин Р.В. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ БАЗЫ БОРЬБЫ С МЕЖДУНАРОДНЫМ ТЕРРОРИЗМОМ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Проблемы противодействия преступности в современных условиях:
Материалы международной научно-практической конференции 16-17 октября 2003г. Часть I.- Уфа: РИО БашГУ, 2003. - 280с.

Нигматуллин Р.В. - канд. юрид. наук, доцент, заместитель начальника УЮИ МВД РФ г. Уфа

ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ БАЗЫ БОРЬБЫ С МЕЖДУНАРОДНЫМ ТЕРРОРИЗМОМ

В современных условиях проблема терроризма занимает особое место среди явлений криминальной действительности. Терроризм сегодня угрожает подорвать основы стабильности и мирового правопорядка. Особую обеспокоенность вызывает потенциальная угроза использования террористами для достижения своих целей ядерных, химических, биологических и других материалов.1 Данное обстоятельство настоятельно требует принятия действенных мер по противостоянию и предупреждению террористической деятельности, укрепляющей культ насилия, способствующей усилению чувства неуверенности граждан в собственной безопасности, сеющей страх и апатию.

Современное международное право до настоящего времени не имеет единого подхода к определению терроризма, что вызывает серьезные трудности в объединении усилий государств в борьбе с терроризмом, так как нет единого понимания, против кого и в защиту чего должны быть направлены совместные усилия государств.2

По определению И.И. Карпеца, терроризм - это международная либо внутригосударственная, но имеющая международный (то есть охватывающая два и более государств) характер организационная и иная деятельность, направленная на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и покушения на убийство, нанесения телесных повреждений, применения насилия и захвата людей в качестве заложников с целью получения выкупа, насильственного лишения человека свободы, сопряженного с глумлением над личностью, применением пыток, шантажа и т.д.; терроризм может сопровождаться разрушением и разграблением зданий, жилых помещений и иных объектов.3

По мнению Л.А. Моджорян, "терроризм - это акты насилия, совершаемые отдельными лицами, организациями или правительственными организациями, направленные на устранение нежелательных государственных и политических деятелей и дестабилизацию государственного правопорядка в целях достижения определенных политических результатов".4

Терроризм может быть внутригосударственным или международным. Профессор Л.А. Моджорян рассматривает терроризм как международное преступление, когда: 1) террористический акт совершен за пределами государства, выходцами которого являются террористы; 2) террористический акт направлен против иностранцев, пользующихся международной защитой, их имущества и средств передвижения; 3) подготовка террористического акта ведется в одном государстве, а осуществляется он в другом; 4) совершив террористический акт в одном государстве, террорист укрывается в другом и встает вопрос о его выдаче.5

Ю.М. Колосов и Дж. М. Левитт предлагают несколько иные критерии международного терроризма:

1) в результате террористического акта ущерб причиняется иностранцу;

2) в результате террористического акта причиняется ущерб имуществу иностранца;

3) акт терроризма совершается гражданами одного государства на территории другого или за пределами национальной юрисдикции какого-либо государства;

4) лицо, совершившее террористический акт, укрывается на территории иностранного государства;

5) подготовка террористического акта осуществляется на территории иностранного государства;

6) террористический акт совершается при попустительстве или при содействии органов иностранного государства.6

Интересно, что в законодательстве США, точнее в Своде законов дано два определения международного терроризма: краткое (в титуле 22) и развернутое (в титуле 18). Вот что в нем записано: "Международный терроризм означает - (А) насильственные действия или иные действия, представляющие опасность для человеческой жизни, являющиеся нарушением уголовного законодательства США или иного государства, при условии, что уголовное правонарушение было совершено в пределах юрисдикции США или иного государства; а также (В) действия, совершаемые с целью запугать или принудить гражданское население; или оказывать влияние на политику правительства; а также (С) действия, которые имеют место изначально вне территориальной юрисдикции США или за пределами их национальных границ, но совершаемые преступниками с целью запугать или принудить США или ту страну, где находится преступник, или получить политического убежища".7 То есть и здесь территориальный признак играет главенствующую роль.

История борьбы с терроризмом началась с решений Первого Международного Конгресса уголовного права, состоявшегося в 1926 году в Брюсселе. Их реализацией явилась серия конференций, посвященных проблеме терроризма. Были сделаны попытки выработки понятия международного преступления в целом и терроризма в частности.

Этапным в становлении международного сотрудничества в борьбе с терроризмом стал 1937 год. В Женеве была принята Конвенция о предупреждении и пресечении терроризма. В силу она не вступила, но оказала важное значение на последующую практику. В частности, на характер и содержание принятых значительно позже Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 года и Европейскую конвенцию по борьбе с терроризмом 1977 года.

Первая половина ХХ века в связи с событиями Мировых воин и последующим распадом мирового сообщества на два враждебных лагеря не смогла принести ощутимых результатов в антитеррористической борьбе.

Начиная с конца 60-х годов значительно увеличилось количество террористических актов против официальных представителей государств и международных организаций. Имели место захваты заложников, убийства крупных политических деятелей. Все это способствовало созданию обоснованного общественного мнения об эскалации терроризма в мире. Террористические акты стали совершаться и против обычных граждан. Это потребовало от мирового сообщества усиления сотрудничества по борьбе с этими преступлениями. При ООН в 1973 году был создан Специальный комитет по международному терроризму. По его инициативе Генеральная Ассамблея ООН в 1984 году приняла специальную резолюцию "О недопустимости политики государственного терроризма и любых действий государств, направленных на подрыв общественно-политического строя в других суверенных государствах". Эта резолюция отвергла все концепции, оправдывающие факты международного терроризма.

Усилилась борьба и на региональном уровне. В феврале 1971 года была заключена Вашингтонская конвенция о предотвращении и наказании терроризма, принимающего форму международно значимых преступлений против личности, и связанного с этим вымогательства; в 1977 году - Европейская конвенция по борьбе с терроризмом, в 1987 году - аналогичная Региональная конвенция, заключенная государствами Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК).8

В 1990 году в Гаване состоялся Восьмой Конгресс ООН по предупреждению преступности, который уделил особое внимание, среди прочих проблем, на террористическую деятельность, имеющую транснациональный характер. Таким образом, было обращено внимание на устойчивый международный характер террористической преступности.

События второй половины ХХ века, характеризующиеся всплеском террористической деятельности, привели к созданию международной нормативной базы сотрудничества. На сегодняшний день действуют 12 универсальных международно-правовых актов и 7 региональных соглашений. Эти документы создают полноценную основу для борьбы с преступностью.

В то же время история конца XX -начала XXI веков еще раз подтвердила справедливость утверждения Л.Н. Галенской о том, что центр тяжести в этой борьбе должен находиться во внутригосударственной области, а международная имеет только вспомогательный характер.9

Первоначально проявления терроризма были выделены исследователями в виде следующих конкретных видов:

- авиационный терроризм;

- преступления против лиц, пользующихся международной защитой;

- захват заложников.10

И конвенционный механизм был запущен именно по этим направлениям. Авиационный терроризм в международном праве квалифицируется как незаконный захват воздушных судов и другие незаконные акты против безопасности гражданской авиации. Первым международно-правовым актом, регламентирующим борьбу с преступлениями, совершенными на борту воздушного судна, была Токийская конвенция 1963 года. Конвенция охватывала широкий круг незаконных актов против воздушного транспорта.11

После нескольких террористических актов, совершенных против гражданских самолетов западных стран в сентябре 1970 года, мировое сообщество 16 сентября этого же года заключило в Гааге Конвенцию о борьбе с незаконным захватом воздушных судов. В соответствии со ст. 1 Конвенции преступлением считается незаконное, путем насилия или угрозы применения насилия или путем любой другой формы запугивания, захват воздушного судна или осуществление контроля над ним, либо попытка совершить такие действия, либо соучастие в таком действии.12

По конвенции право уголовного преследования представляется государству, чей самолет угнан в случае выдачи ему преступника, либо государству, на территории которого приземлился самолет.13 Наказанию подлежат и соучастники преступления. Статья 7-ая закрепила норму, ставшую чрезвычайно значимой для всех международно-правовых актов, посвященных борьбе с преступностью: "либо выдай, либо накажи": "…государство, на территории которого оказывается предполагаемый преступник, если оно не выдает его, обязано без каких-либо исключений и независимо от того, совершено ли преступление на его территории, передать дело своим компетентным органам для целей уголовного преследования".14 Это положение должно было обеспечить неотвратимость наказания.

Конвенция предусматривает ответственность и за покушение на совершение преступления. Недостатком этой конвенции является ограничение преступного деяния захватом и угоном воздушного судна, или "хайджекингом".

Этот недостаток был исправлен Монреальской конвенцией. Она была заключена 23 сентября 1971 года и посвящена борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации. Подтвердив принцип "либо выдай, либо накажи", Монреальская конвенция расширила перечень преступных деяний.15

В 1973 году в Риме под эгидой ИКАО проходила международная конференция по воздушному праву. Она должна была разработать нормы об ответственности государств за несоблюдение принципов обеспечения безопасности воздушных сообщений, закрепленных в Гаагской и Монреальской конвенциях. В связи с противодействием СССР такому подходу конференция потерпела неудачу.16

В ответ на это страны семерки в 1978 году договорилась в Бонне о коллективных санкциях в виде полного бойкота воздушных сообщений в отношении тех государств, которые отказывались выполнять правила "либо выдай, либо накажи", предусмотренное Гаагской конвенцией в отношении угонщиков.17 В 1981 году бойкот был применен против Афганистана, против Южно-Африканской республики - его угроза. В конце 80-хх на основании этого неофициального соглашения бойкот был объявлен против Ливии, которая обвинялась в организации террористического акта, повлекшего взрыв бомбы на борту рейса 103 самолета авиакомпании "Пан-Америкэн" в декабре 1988 года, в результате которого погибло более 70 человек.

24 февраля 1988 года Монреальская конвенция была дополнена Протоколом о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию.18

Протокол, в частности, возлагает на любое государство-участника обязательство устанавливать свою юрисдикцию над упомянутыми преступлениями, когда преступник находится на его территории и оно не выдает его.19

Тем не менее, преступления против воздушных судов продолжали совершаться. Пиком для авиации нашей страны стал 1990 год, в течение которого было совершено 33 преступления, из числа которых в 9-ти случаях самолеты были угнаны за пределы нашей страны.20 Всего за период с 1990 по 1994 годы в России произошло в два раза больше террористических актов, связанных с воздушными судами, чем за предшествующие 32 года.21

В юридической литературе, с подачи швейцарского журнала "Интервиа", выделяют три группы преступников, совершающих угоны самолетов.22 Первая - преступники, угоняющие самолеты, угрожая экипажу и пассажирам, заставляют пилотов менять курс, спасаясь от властей, преследующих их за совершение других преступлений, либо спасающихся от других преступников. Сюда же относятся лица, пытающиеся незаконно покинуть страну. Вторая - преступники, совершающие угон самолета с целью получения выкупа. Его могут требовать от какого-либо пассажира либо от государства, организации или учреждения. То есть налицо "обычное" вымогательство. Третья - преступники совершают угон самолета с целью спровоцировать международный конфликт или межгосударственное осложнение.

Начало XXI века ознаменовалось тем, что появилась четвертая группа - это преступники, угоняющие самолеты для совершения террористического акта, заключающегося в уничтожении крупных военно-политических объектов или объектов городской инфраструктуры, сопровождающегося гибелью пассажиров и своей собственной, как это произошло в США 11 сентября 2001 года. В результате атаки двух захваченных террористами самолетов были уничтожены два небоскреба Всемирного торгового центра на Манхэттене в Нью-Йорке. Под обломками погибло около пяти тысяч человек.

70-80-е годы стали десятилетием активной деятельности всякого рода левацких, ультра - правых и националистических группировок, которые средством достижения своих целей избрали захват в качестве заложников лиц, пользующихся международной защитой. Так, были похищены послы США в Гватемале и Бразилии, послы ФРГ в Гватемале, Гаити и Бразилии, в 1975 году группой "Карлоса" в Вене были захвачены 70 человек, в том числе 11 министров стран ОПЕК, в 1978 году в Италии был похищен, а затем убит известный политик Альдо Моро. Эти события вынудили ООН озаботиться обеспечением безопасности дипломатов. Впервые этот вопрос рассматривался на XXII сессии Генеральной Ассамблеи ООН, в соответствии с решениями которой Комиссия международного права подготовила открытую для подписания в 1973 году Конвенцию о предотвращении и наказания преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов.23

Согласно ст. 1 Конвенции, под определением "лицо, пользующееся международной защитой", подразумеваются:

- глава государства, в том числе каждый член коллегиального органа, выполняющего функции главы государства в соответствии с конституцией;

- глава правительства во время его нахождения в иностранном государстве;

- министр иностранных дел в аналогичной ситуации;

- члены семьи любого из названых должностных лиц, сопровождающие его во время пребывания за границей;

- представитель государства или иное должностное лицо, имеющее право на специальную защиту;

- должностное лицо или иной агент межправительственной международной организации;

- проживающие вместе с таким представителем или должностным лицом члены его семьи.24

Конвенция квалифицирует как преднамеренное совершение преступления:

а) убийство, похищение или другое нападение против личности или свободы лица, пользующегося международной защитой;

b) насильственное нападение на официальное помещение, жилое помещение или транспортные средства такого лица, если нападение может угрожать его личности или свободе;

с) угроза любого такого нападения;

d) попытка любого такого нападения;

е) соучастие в таком нападении.25

Каждое государство обязано в своем внутреннем законодательстве квалифицировать указанные деяния как преступления и с учетом их тяжести предусмотреть соответствующие наказание.

В Конвенции содержатся также нормы, регламентирующие действия государств-участников для установления своей юрисдикции над преступлениями.26

Конвенция закрепляет и уже известный нам принцип "либо выдай, либо накажи сам": "если оно (государство - Н.Р.) не выдает его, передает дело без каких-либо исключений и без необоснованной затяжки своим компетентным органам для целей уголовного преследования с соблюдением процедур, установленных законами этого государства".27

О мерах, принимаемых в отношении преступника, государства обязаны безотлагательно сообщить либо непосредственно, либо через Генерального Секретаря Организации Объединенных Наций:

а) государству, на территории которого было совершено преступление;

b) государству или государствам, гражданином которого является предполагаемый преступник, или в случае, если он является апатридом, на территории которого он постоянно проживает;

с) государству или государствам, гражданином которого является заинтересованное лицо, пользующееся международной защитой, или от имени которого оно осуществляло свои функции;

d) всем другим заинтересованным государствам; и

е) межправительственной международной организации, агент или любое должностное лицо которой является соответствующим лицом, пользующимся международной защитой.28

Конвенция предусматривает сотрудничество государств путем принятия всех практические осуществимых мер по предотвращению подготовки в пределах их соответствующих территорий, совершения этих преступлений и в пределах или вне пределов их территории, а также обмена информацией и координацией действий по предотвращению преступлений.29

Статья 10 нацеливает государства-участники на оказание правовой помощи в связи с уголовно-процессуальными действиями, включая предоставление всех имеющихся в их распоряжении доказательств, необходимых для судебного разбирательства.30

О результатах уголовно-процессуальных действий в отношении предполагаемого преступника информируется Генеральный Секретарь Организации Объединенных Наций, который направляет данную информацию другим государствам-участникам.

Хотелось бы обратить внимание на следующее обстоятельство: п.3 ст.2 обязывает государства принимать "все надлежащие меры для предотвращения других посягательств на личность, свободу и достоинство лица, пользующегося международной защитой". Бельгийский юрист И. Салмон считает, что применение на практике концепции "надлежащих мер" представляет собой весьма деликатное дело, так как толкование этой концепции затруднительно, а ни одно из государств не имеет единоличного права на это, арбитраж же конвенциями не предусмотрен. Эту точку зрения поддерживает и Ю.Г. Демин.31

Позволим себе не совсем согласиться с этими взглядами. Ценность Конвенции 1973 года, среди прочего, как раз и заключается в том, что в соответствии со ст.13 любой спор между двумя или более государствами-участниками, касающийся толкования или применения Конвенции, который не урегулирован путем переговоров, передается, по просьбе одного из них, на арбитраж, или в Международный Суд.32

В конце ХХ века получил широкое распространение как в международном масштабе, так и в нашей стране захват заложников. Но здесь надо иметь в виду различие между захватом заложников и аналогичным преступлением международного характера. Захват заложников будет уголовным преступлением международного характера, если:

1) преступники и их жертвы являются гражданами одного и того же государства или разных государств, но преступление совершено за их пределами;

2) заложниками являются лица, пользующиеся международной защитой;

3) готовилось это преступление в одном государстве, а совершено в другом;

4) преступники укрываются в другом государстве и встает вопрос о их выдаче.

17 декабря 1979 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Международную конвенцию о борьбе с захватом заложников. Преступлением является захват или удержание лиц, сопровождаемые угрозой убийства, нанесения повреждений или дальнейшего удержания таких лиц (заложников) для того, чтобы заставить третью сторону совершить любой акт или воздержаться от такового.

В ст.1 Конвенции также подчеркивается, что преступником является любое лицо, которое совершает или пытается совершить акт захвата заложников, а также принимающее участие в ином качестве в совершении акта (например, пособник).

Государства-участники Конвенции предусматривают в национальном законодательстве наказания за это как за преступление тяжкого характера.

Государство-участник, на территории которого удерживается заложник, "принимает меры, которые оно считает целесообразным, для облегчения положения заложника, в частности, обеспечения его освобождения.33

Государства-участники обязываются также сотрудничать в предотвращении захвата заложников путем принятия всех осуществимых мер, обмена информацией и координации принятия административных и других соответствующих мер.34

Ст.5 Конвенции закрепляет уже известный нам принцип "либо выдай, либо накажи сам".35

В то же время, как справедливо отмечают Ю.М. Колосов и Дж. М. Левитт, данная конвенция несколько иначе решила ряд спорных моментов:

- во-первых, в соответствии со ст.12, конвенция не применяется к акту захвата заложников, совершенному в ходе вооруженных конфликтов, как они определены в Женевских конвенциях 1949 года и Протоколах к ним, включая вооруженные конфликты, когда народы, осуществляя свое право на самоопределение, ведут борьбу против колониального господства, иностранной оккупации и расистских режимов;

- во-вторых, ст.14 запрещает толкование конвенции, как оправдывающей нарушения территориальной целостности или политической независимости какого-либо государства вопреки Уставу ООН;

- в-третьих, ст.9 запрещает государству удовлетворять просьбу о выдаче, если имеются веские основания считать, что просьба о выдаче была направлена с целью преследования или наказания лица по причинам, связанным с его расовой, религиозной, национальной или этнической принадлежностью, или политическими взглядами.36

Разделяя это мнение, хотелось бы обратить внимание на иную точку зрения, бытующую у американских юристов. Так, Пол Б. Стифан III считает, что ст.14 "оставляет нерешенным вопрос о том, является ли нарушением Устава ООН или других норм международного права вмешательство, предпринятое с целью освобождения заложников, удерживаемых другим государством".37

Террористическая уголовная деятельность сегодня представляет собой действия, направленные против жизни как конкретного лица, так и против жизни неопределенного количества людей, которое выражается в насилии либо угрозе его применения.38 В этих целях может осуществляться и разрушение каких-либо объектов. События последних десятилетий дают основания для вывода, что все чаще в целях устрашения террористы совершают свои преступные деяния в отношении обычных граждан. Нередки случаи, когда преступления совершаются против граждан другого государства, как правило, туристов. Это характерно для террористических группировок, действующих на Ближнем Востоке. Таким образом, существенными признаками терроризма, характеризующими его как создающее постоянную угрозу миру и безопасности во всем мире, являются систематический характер и неизбирательное действие.39 А такое действие, как правило, осуществляется при помощи взрывчатых веществ, которыми начиняют припаркованные в людных местах автомобили.

Именно поэтому мировое сообщество вынуждено было сформировать более широкий подход к борьбе с этим видом преступности. В 1990 году в Монреале была принята Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения. Она создала условия для раскрытия любых террористических акций, совершаемых с использованием взрывчатых веществ.

90-е годы ХХ столетия продемонстрировали усложнение международной уголовной преступности, превращение ее в транснациональную организованную преступность. Не случайно, Генеральная Ассамблея ООН в 1994 году, принимая Декларацию о мерах по ликвидации международного терроризма, выразила убежденность в целесообразности более тесной координации и сотрудничества между государствами в борьбе с преступлениями, связанными с терроризмом, включая оборот наркотиков, незаконную торговлю оружием, "отмывание денег" и контрабанду ядерных и других потенциально смертоносных материалов.

Террористические акты с применением взрывных устройств приобрели все более широкие масштабы. Ответом на это стало принятие в 1998 году Генеральной Ассамблеей ООН Международной конвенции по борьбе с бомбовым терроризмом.40

Сутью этой конвенции является принятие договаривающимися государствами обязательства привлекать к ответственности лиц, виновных в бомбовом терроризме, если оно не экстрадирует их в другое государство, которое обратилось с запросом о выдаче.

Упомянутая выше Декларация Генеральной Ассамблеи ООН 1994 года предлагала также провести обзор сферы применения существующих международно-правовых положений о предупреждении, пресечении и ликвидации терроризма во всех его формах и проявлениях с целью обеспечить наличие всеобъемлющих правовых рамок, включая все аспекты этого вопроса.

Задача ликвидации терроризма потребовала и смещения акцента в борьбе: с пресечением отдельных террористических преступлений на пресечение самой террористической деятельности. Определяющим условием последней является серьезная, регулярная финансовая подпитка, позволяющая развивать материальную и людскую составляющие.

Важность проблемы, предполагающей затрагивание таких сторон жизни государств, как экономическая безопасность, право собственности, банковская тайна, и в целом внешняя и внутренняя экономическая политика потребовали серьезной работы со стороны государств мира. Она завершилась принятием в декабре 1999 года Генеральной Ассамблеей ООН Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма.

Согласно ст.8 Конвенции каждое государство принимает в соответствии с принципами своего внутреннего права необходимые меры для того, что определить, обнаружить, заблокировать или арестовать любые средства, используемые или выделенные в целях совершения преступлений, входящих в сферу действия Конвенции, а также средства, полученные в результате таких преступлений, для целей возможной конфискации.41

Степень ответственности государств и намерения серьезно сотрудничать выражается в их готовности принятия всех практически осуществимых мер, в частности, путем изменения, при необходимости, их внутреннего законодательства для воспрепятствования или противодействия подготовке в пределах их соответствующих территорий к совершению преступлений на их территории или за ее пределами.

Теракты в США 11 сентября 2001 года потрясли весь мир и потребовали быстрых и адекватных действий со стороны мирового сообщества.

Правовой основой деятельности антитеррористической коалиции, наряду с принятыми ранее международно-правовыми актами, явились резолюции Совета Безопасности ООН. Уже на следующий день - 12 декабря Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1368, которая "недвусмысленно осуждает самым жестким образом ужасающие теракты" в Нью-Йорке, Вашингтоне и Пенсильвании и призывает "все государства срочно вместе работать над тем, чтобы предать суду исполнителей, организаторов и спонсоров" этих атак.42

28 сентября 2001 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1373 о комплексе мер по борьбе с терроризмом, особенно по пресечению финансовой поддержки террористической деятельности. Резолюция обязывает государства-члены принять меры против террористов в рамках ранее принять многосторонних и двусторонних механизмов и соглашений.

В частности, резолюция требует от государств ввести уголовную ответственность за умышленное представление или сбор средств для совершения террористических актов, заморозить финансовые средства и активы террористов и их сторонников, запретить другим лицам представлять финансовые средства террористам, не представлять им убежище, оказывать друг другу всемерное содействие в связи с уголовными расследованиями или уголовным преследованием.43

Этой резолюцией был учрежден Комитет Совета Безопасности ООН по борьбе с терроризмом (Антитеррористический комитет - АТК), который должен взять на себя роль координирующего механизма, механизма мониторинга, а также роль стимулятора и катализатора более активных действий стран-участников ООН в борьбе с терроризмом. Комитет сформирован из представителей 15 стран, входящих в Совет Безопасности ООН на данный момент: пять постоянных членов и 10 непостоянных: Колумбия, Ирландия, Маврикий, Норвегия, Сингапур, Болгария, Камерун, Гвинея, Мексика и Сирия. Комитет разделен на три подкомитета.

12 ноября 2001 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1377 о глобальных усилиях по борьбе с терроризмом. Она призывает все государства предпринять срочные шаги для полного осуществления резолюции 1373 и оказывать друг другу содействие в этом. Контртеррористическому комитету предлагается изучить возможные пути оказания государствам помощи.44

Оценивая в целом тенденции развития международно-правового сотрудничества в борьбе с терроризмом, можно отметить, что оно шло в направлении фиксации новых террористических вызовов и определении ответственности за них.

Мировое сообщество пришло к пониманию внеклассовости терроризма, его опасности для всего человечества, к пониманию необходимости искоренения условий и возможностей террористической деятельности.

Однако до окончательного решения проблемы еще далеко. Важно то, что ООН видит перспективу. В числе первоочередных задач выдвигается укрепление существующей нормативно-правовой базы, в частности, через присоединение всех государств-членов к существующим 12 контртеррористическим международно-правовым документам и к Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 года и 3 Протоколам к ней, а также создание механизма контроля их выполнения.45

Литература и примечания

1. Змеевский А.В. Предотвращение международного терроризма и контроль над ним / Международное право и международная безопасность: военная и политическая области. Диалог советских и американских экспертов. - М., 1991. С.336.

2. Как отмечает А.В. Змеевский, "не удается найти общеприемлемого определения терроризма, однако все понимают, что подразумевается под этим феноменом". Указ. соч. С.340.

3. Карпец И.И. Преступления международного характера. - М., 1979. С.98.

4. Моджорян Л.А. Терроризм: правда и вымысел. - М., 1986. С.239.

5. Моджорян Л.А. К вопросу о сотрудничестве государств в борьбе с международным терроризмом// Советское государство и право. 1990. №3. С.122.

6. Колосов Ю.М., Левитт Дж. М. Международное сотрудничество в борьбе с терроризмом/ Вне конфронтации. Международное право в период после холодной войны: Сборник статей. - М., 1996. С.156.

7. United States Code. 1994 Edition, title 18. 3231, W. 1995.

8. Горбунов Ю.С. Международно-правовое регулирование борьбы с захватом заложников //Московский журнал международного права.1993. №3. С.29.

9. Галенская Л.Н. Международная борьба с преступностью. - М., 1972. С.150.

10. См.: Колосов Ю.М., Левитт Дж. М. Указ. соч. С.163-166.

11. См.: Змеевский А.В. Указ. соч. С.352-353.

12. Действующее международное право. В 3-х томах. Т.3. - М., 1997. С.577.

13. Там же. С.577.

14. Там же. С.577.

15. Там же. С.579.

16. Колосов Ю.М., Левитт Дж. М. Указ. соч. С.173-174.

17. Там же. С.174.

18. Действующее международное право. В 3-х томах. Т.3. - М., 1997. С.584-585.

19. Там же. С.585.

20. Российская газета, 18 ноября, 1994 г.

21. НЦБ Интерпола в РФ. Информационный бюллетень. 1994. №6-7. С.5.

22. См.: Международное уголовное право. - М., 1999. С.149-150; Панов В.П. Указ. соч. С.26-27.

23. Демин Ю.Г. Статус дипломатических представительств и их персонала: Учебное пособие. - М., 1995. С.104.

24. Действующее международное право. Т.3. - М., 1997. С.18.

25. Там же. С.18-19.

26. Там же. С.19.

27. Там же. С.20.

28. Там же. С.20.

29. Там же. С.19.

30. Там же. С.21.

31. Демин Ю.Г. Указ. соч. С.105.

32. Действующее международное право. Т.3. - М., 1997. С.22.

33. Там же. С.24.

34. Там же. С.24-25.

35. Там же. С.25.

36. Колосов Ю.М., Левитт Дж. М. Указ. соч. С.167-168.

37. Международное право и международная безопасность: военная и политическая области. Диалог советских и американских экспертов. - М., 1991. С.369-370.

38. Блищенко И.П. и др. Международное уголовное право. М., 1995. С.112.

39. См. подробнее: Моджорян Л.А. Указ. соч., С.117-120.

40. Док. ООН. А/RES/ 52/164.

41. Док. ООН. А/54/615.

42. Док. ООН. S/RES/1368(2001).

43. Док. ООН. S/RES/1373(2001).

44. Док. ООН. S/RES/1377(2001).

45. Док. ООН. А/57/150.

© Нигматуллин Р.В., 2003г.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz