Пакутин В.Д. ПРЕВЫШЕНИЕ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ СТРАН ДАЛЬНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ)



kalinovsky-k.narod.ru
Главная | Публикации | Студентам | Библиотека | Гостевая | Форум | Ссылки | Законы | Почта |


Проблемы совершенствования и применения законодательства о борьбе с преступностью:
Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 95-летию Башкирского государственного университета. Часть I. - Уфа: РИО БашГУ, 2004.

CОДЕРЖАНИЕ

Пакутин В.Д., канд. юрид. наук, доцент Института права БашГУ

ПРЕВЫШЕНИЕ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ СТРАН ДАЛЬНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ)

Решение вопроса о пределах необходимой обороны в законодательстве стран дальнего зарубежья представляет значительный интерес как для российского законодателя, так и для юристов нашей страны, изучающих иностранное уголовное право. Некоторые аспекты этого решения, возможно, следует иметь в виду при совершенствовании нормы о необходимой обороне в ст. 37 УК Российской Федерации.1

Обратимся к регламентации пределов необходимой обороны в англо-саксонской и романо-германской системах права.

Англо-саксонская система права

I. Английское уголовное право не знает термина "необходимая оборона". В капитальном исследовании по уголовному праву Англии профессор К.С. Кенни в числе обстоятельств, исключающих преступность деяния, необходимая оборона не называется, но при анализе убийства и телесных повреждений речь по сути дела идет о ней, правда, именуемой "самозащитой".2 Не употребляя термин "превышение защиты", автор вместе с тем считает правомерной самозащиту только тогда, когда принятые меры "… соразмерны целям отражения опасности".3 Судя по тексту работы, Кенни исключает правомерность обороны, если имеет место резкое несоответствие средств защиты и средств нападения, если охраняемое благо защищается способами, которые в данной ситуации были чрезмерными и т.д.4 Свои рассуждения он иллюстрирует соответствующими примерами из судебной практики, но не дает общих рекомендаций по определению соразмерности или несоразмерности защиты от нападения. Нужно отметить, что почти все сказанное им в принципе поддерживается в доктрине российского уголовного права.5 Больше того, мнение Кенни о том, что при нападении, опасном для жизни, обороняющийся "… может безнаказанно даже убить нападающего"6 нашло отражение и в последней редакции ст. 37 УК РФ.7 Вместе с тем не все рекомендации ученого следует принимать как руководство к действию в современных условиях, например, о недопустимости использовать нож для обороны, "если нападающий вооружен только ремнем".8 В конечном счете вопрос о правомерности применения ножа в данных условиях зависит от многих обстоятельств: индивидуальных свойств ремня, физических возможностей нападающего и обороняющегося, намерений нападавшего, места, времени нападения и т.д.

Повидимому, Кенни к превышению пределов необходимой обороны относил и так называемую "запоздалую" оборону - защиту от опасности, которая миновала,9 но суть ее, к сожалению, не раскрывается. По мнению проф. Макса Грюнхут (Оксфорд) мера допустимой обороны "… определяется по объективному критерию: важно, как поступил бы разумный человек в том положении, в каком находится обороняющийся".10 Разумеется, этот критерий весьма неопределенный и его можно толковать по всякому со всеми вытекающими отсюда последствиями.

При превышении обороняющийся подлежит ответственности, но за менее тяжкий состав преступления.11

Вопросы "правомерной самозащиты" (необходимой обороны) до 1967г. в Англии решались на основе общего права. В июле 1967г. вступил в силу "Закон об уголовном праве" (ст. 3), где говорилось о возможности использования силы "в обстоятельствах предупреждения преступления, либо при производстве законного ареста правонарушителя или подозреваемого, либо во время оказания помощи такому аресту".12

Закон заменил, но не отменил нормы общего права, регулирующие оправданное использование силы в указанных в ст. 3 случаях, не дав им необходимого пояснения. Не комментируют этот закон в части использования "допустимой силы" и Н.А. Голованова,13 А.А. Малиновский14 - авторы работ по зарубежному уголовному праву.

В работе выдающегося советского ученого Н.Н. Полянского о необходимой обороне в Англии не сказано ни слова.15 Таким образом в английском уголовном праве не выработаны сколь-нибудь четкие правила, определяющие границы, за которыми необходимая оборона считается превышенной. Правоприменители решают там вопрос о ее превышении на основе судебного прецедента, который, в отличие от России, является источником уголовного права. Кстати сказать, читатели интересной работы К. Кенни видят, что все его рассуждения о необходимой обороне ("защите", "самозащите") построены именно на анализе конкретных уголовных дел, рассмотренных в разное время судами Англии. В этом смысле российский законодатель навряд ли сможет использовать английское право для совершенствования статьи УК РФ о необходимой обороне.

II. В уголовном праве США вопросы необходимой обороны регламентируются более обстоятельно, чем в Англии, но термин "необходимая оборона" там также отсутствует, в законодательстве употребляется слово "защита" (см., например, ст. 35. & 35.15 УК штата Нью-Йорк).16 Сам институт необходимой обороны в федеральном законодательстве не предусмотрен и вопросы, связанные с ним, решаются в законодательстве штатов и в Примерном Уголовном кодексе США 1962г., оказавшем серьезное влияние на реформирование всего уголовного права США. В нем содержится раздел третий, названный "Общие принципы признания поведения правомерным", где подробно излагаются некоторые виды обстоятельств, исключающих преступность деяния, в частности, необходимая оборона ("защита"). Примерный УК различает несколько видов защиты: а) применение насилия при самозащите (ст. 3.04); применение насилия для защиты других лиц (ст. 3.05); применение насилия для защиты имущества (ст. 3.06); применение насилия при исполнении закона (ст. 3.07) и др.17

Заслуживающим внимания является заголовок раздела - он содержит четкое указание на правовую природу необходимой обороны и некоторых других обстоятельств: они отнесены к правомерным деяниям, что более точно, чем в главе 8-й УК РФ, раскрывает их социально-правовую природу.18 Вместе с тем примерный УК США ни в одной из названных статей не употребляет термин "превышение пределов защиты", не указывает на юридические последствия защиты, которые следуют, если защищающийся нарушил какие-либо условия, содержащиеся в упомянутых статьях кодекса. В части 2-й кодекса (определение отдельных преступлений), в отличие от особенной части УК РФ, нет специальных норм об ответственности за убийство или причинение вреда здоровью человека вследствии превышения пределов защиты. Правда, в ст. 7.01 - "Критерии, обосновывающие невынесение приговора к тюремному заключению и направление подсудимого на испытание" указано, что основаниями, благоприятствующими не вынесению приговора к тюремному заключению, является то, что подсудимый действовал под влиянием серьезной провокации (противоправного поведения потерпевшего).

Ничего не сказано о превышении защиты и в УК штата Нью-Йорк (вступил в силу в 1967г.). Что же касается видов защиты, в этом УК, то они почти те же самые, что и в Примерном УК США (см. ст. 30. & 35. 15-25).

В соответствии с Примерным УК США, УК штата Нью-Йорк и УК некоторых других штатов защита выступает в виде самозащиты (ст. 3.04. Примерного УК), защиты других лиц (ст. 3.05. этого же УК), защиты имущества (там же, ст. 3.06.). Надо отметить, что условия защиты в упомянутых статьях прописаны довольно обстоятельно, но, к сожалению, мы не находим в них указаний на юридические последствия нарушения таковых. Возможно, именно по этой причине, как уже говорилось, нет освещения проблемы превышения пределов необходимой обороны в англоамериканском уголовном праве в трудах российских ученых.

Анализ уголовного законодательства США, в частности Примерного УК США, УК штата Нью-Йорк позволяет думать, что превышение пределов необходимой обороны ("защиты") хотя и не предусмотрено прямо в этих актах, но все-таки предполагается, но в виде общих положений, характеризующих некоторые преступления. Рассмотрим, в частности, наиболее типичные из них. Так, Свод законов США в разделе 18 "Преступления и уголовный процесс" (& 1111 и & 1112) предусматривает ответственность за тяжкое и простое убийство.19 Характерным для тяжкого убийства является "неправомерное лишение жизни человека со злым предумышлением", а для простого - "без злого умысла".20 Весьма вероятно, что разновидностью простого убийства может быть убийство в ссоре или в состоянии сильного душевного волнения (п. "а" & 1112) в ситуациях, когда присутствовали элементы защиты (необходимой обороны).

В Примерном УК США (ст. 210.3) простое убийство характеризуется опрометчивостью виновного или его крайним психическим или эмоциональным смятением, для которого есть разумное объяснение. В разделе 3. "Общие принципы признания поведения правомерным" определены условия, при которых действия лица, применяющего насилие для защиты личных, общественных или государственных интересов, должны признаваться законными.

В УК штата Нью-Йорк условия, определяющие правомерность причинения вреда правоохраняемым благам, определены в разделе "С" - Защиты" (ст. 35 "… Защиты, связанные с оправдывающими обстоятельствами"). В нем регламентируется правомерное применение физической силы вообще (& 35.10); применение физической силы для защиты лица (& 35.15); применение физической силы для защиты помещения и любой недвижимости, а также для защиты лица в ходе совершения берглэри (& 35.20); применение физической силы для предотвращения или пресечения кражи либо причинения уголовно-наказуемого ущерба (& 35.25) и некоторые другие. Весьма вероятно, что нарушение условий защиты (необходимой обороны) в названных нормативных актах, рассматривается правоохранительными и судебными органами США примерно так же, как и Российской Федерации, т.е. наказуемость лишения жизни или причинения тяжкого вреда значительно ниже,21 чем, например, квалифицированного убийства или тяжкого телесного повреждения, исключающих условия защиты, но, к сожалению, точной юридической оценки превышения защиты там не содержится.

Кстати, убийство нападавшего или причинение ему тяжкого вреда здоровью (применение "смертоносной силы")22 возможно только в строго определенных в законе случаях (раздел "С", & 35.15): если при защите лицо разумно полагает, что нападавший применяет или вот-вот начнет применять смертельную физическую силу, но при условии, что обороняющийся знает, что отступив, он может с полной безопасностью для себя и других избежать необходимости ее применения. Однако, при защите лицо не обязано отступать, если он находится в своем жилище и не является первоначальным агрессором; или является служащим полиции и выполняет свои функции при производстве ареста или для предотвращения побега из-под стражи; или пресекает попытку совершить похищение человека, изнасилование или насильственное извращенное половое сношение, ограбление; или совершает или пытается совершать берглэри.23 Смертельная физическая сила может быть применена и для пресечения совершения или попытки совершить поджог (& 35.20 УК штата Нью-Йорк).

Таким образом, законодательство США позволяет более эффективно защищаться от некоторых опасных преступлений, нежели ст. 37 УК РФ в редакции от 14 марта 2002г. В частности, она запрещает применять "смертельное насилие", пользуясь терминологией уголовного права США, защищаясь от попытки изнасилования, похищения человека, поджога, разбойного нападения и некоторых других деяний, если они не соединены с реальной угрозой для жизни потерпевших. В свете той криминогенной обстановки, которая сложилась в России, это положение закона нуждается в срочной корректировке.

III. К англосаксонской системе относится и законодательство Австралии. В УК Австралии24 в части 2.3., называемой "Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность", имеется раздел 7-10, где по различным основаниям выделяется четыре группы таких обстоятельств, и среди них необходимая оборона (10.4), однако, этот термин не употребляется, его заменяет слово "самозащита". В отличие от США самозащита, исключая уголовную ответственность обороняющегося, не признается правомерной: в ст. 10.4. ч. 4 сказано: "Поведение не считается правомерным только вследствии того, что лицо, совершившее его (т.е. самозащиту - В.П.) не подлежит уголовной ответственности за него". Этот вывод вытекает и из ч. 1 ст. 10.4., где содержится следующая формулировка: "Лицо не несет уголовной ответственности за преступление, если он или она совершают деяние, составляющее преступление, в условиях самозащиты". Следуя строгому (буквальному) толкованию этой статьи, можно сделать вывод, что деяние в условиях самозащиты в принципе признается преступным, но не подлежит уголовной ответственности, что в принципе расходится с решением этого вопроса в доктрине и законодательстве российского уголовного права. Сразу же отметим, что австралийское уголовное право также не пользуется понятием превышения самозащиты (необходимой обороны), но условия самозащиты описывает достаточно подробно. Она, самозащита, имеет место в случаях: а) если лицо, защищая правоохраняемые интересы, причиняет определенный вред тому, кто посягает на эти интересы (жизнь, здоровье, свободу, собственность). В законе, правда не указаны жизнь и здоровье, но, полагаем, они охватываются формулой "для защиты себя или другого лица" (ч. 2, п. "а" ст. 10.4 УК); б) если лицо понимает, что находится в состоянии защиты и преследует именно цель оградить от посягательства перечисленные в ст. 10.4 блага. К сожалению, из текста статьи не ясно, возможна ли защита только от преступного посягательства или же она возможна и от иных деяний. Статья запрещает применять защиту от правомерных деяний (ч. 4 п. "а", "б" ст. 10.4.), но неправомерными являются любые правонарушения, включая преступления.

Не очень ясен и объем вреда, который может быть причинен при самозащите. По-видимому, закон допускает причинение любого вреда посягавшему на жизнь и здоровье лица, находящегося в условиях защиты, кроме случаев при защите собственности, или для предотвращения преступного нарушения границ владения любым земельным участком или помещением, или для удаления лица, которое совершает преступное нарушение границ владения (ч. 3 пп. а, в, с ст. 10.4. УК), разумеется, если перечисленные деяния не сопряжены с опасностью для жизни и здоровья обороняющегося.

Как квалифицировать убийство или причинение серьезного вреда посягавшему, если были нарушены условия защиты, перечисленные в ст. 10.4 УК, закон ответа не дает. Вероятно, искать эти ответы следует в уголовных кодексах штатов Австралии или ее союзной территории (Северная Территория), где действуют собственные уголовные кодексы, или в прецедентном праве, действующем в других трех штатах и Столичной союзной территории.25

Резюме: 1) В англосаксонской системе права нет термина "необходимая оборона", он заменяется словом "защита". В Англии институт защиты (необходимой обороны) регулируется как общим, так и статутным правом, в США - в основном УК штатов;

2) Ни английское, ни американское законодательство не содержат специальных норм о превышении пределов защиты и, судя по всему, такое превышение при лишении жизни или причинении тяжкого вреда здоровью рассматриваются как менее опасные преступления.

3) И в Англии и в США есть такие виды тяжких преступлений защита от которых возможна путем причинения любого вреда посягающему (похищение человека,, изнасилование, поджог, разбойное нападение, берглэри). В России защита от этих преступлений путем лишения жизни посягавшего невозможна, если они на соединены с опасностью для жизни, с чем трудно согласиться.

4) В американском законодательстве (УК штата Нью-Йорк) весьма обстоятельно изложены условия защиты при посягательстве на собственность, жилище, иное имущество. Этот законодательный опыт нуждается в серьезном изучении и, полагаю, заимствовании российским правоустановителем.

Романо-германская система права

I. В уголовном Кодексе Франции 1992 г. институту необходимой обороны посвящены статьи 122-5 и 122-6, расположенные в главе 2, называемой "Основания ненаступления уголовной ответственности или ее смягчения".26 Как видно, УК Франции не проводит четкого различия, как это принято в российском уголовном законодательстве, между обстоятельствами, исключающими преступность деяния (ст. ст. 37-42 УК РФ), и обстоятельствами, являющимися основаниями для освобождения от уголовной ответственности (ст. ст. 75-78 УК РФ). В ст. ст. 122-5 и 122-6 УК Франции не содержится термина "необходимая оборона", взамен его законодатель употребляет словосочетание "правомерная защита". Нет и выражения "превышение пределов защиты", хотя оно имеется в виду и заключается в формуле "явного несоответствия между используемыми средствами защиты и тяжестью посягательства".

Законодатель называет следующие условия правомерной защиты: 1) она возможна только от необоснованного посягательства" (ч. 1. ст. 122.5). К сожалению, в статье не разъясняется, что следует понимать под посягательством, поскольку преступные деяния в зависимости от тяжести согласно ст. 111-11 УК Франции классифицируются на собственно преступления, проступки и нарушения. Из текста закона невозможно также сделать вывод о праве граждан на защиту от посягательств невменяемых и лиц, не достигших возраста уголовной ответственности. Весьма сложным для понимания является и указание на то, что защита возможна лишь от "необоснованного" посягательства. Повидимому, таковым являются неправомерные действия. Поэтому, например, нельзя признать обоснованной защиту от крайней необходимости, защиту от лица, находящегося в состоянии необходимой обороны, защиту от законного ареста и т.д. По мнению Н.Е. Крыловой, судебная практика Франции считает недопустимой защиту от действий представителей власти даже если они не основаны на законе;27

2) защита допустима только от наличного посягательства - этот признак непосредственно назван в законе и, надо полагать, расшифровывается также, как в доктрине российского уголовного права: посягательство неминуемо должно начаться либо началось, но не закончилось. В законе не регламентируется так называемая "несвоевременная" защита, а также мнимая оборона;

3) защита должна осуществляться такими средствами, которые соответствуют тяжести преступного посягательства. Явное несоответствие средств защиты тяжести преступления образует превышение защиты. Здесь уместно обратить внимание на следующее: законодатель делает акцент на два момента превышения защиты. Первый: оно с субъективной стороны предполагает лишь наличие умышленной вины. УК оперирует термином умышленная вина (см., например, отдел 1. - "Об умышленных посягательствах на жизнь", ст. 221-1), "заранее обдуманный умысел" (ст. 221-3). Определение умышленной вины в кодексе не содержится, но исходя из анализа конкретных составов, содержащихся в нем, умысел в принципе понимается так же, как и уголовном законодательстве России. Термин "явно" в ст. 122-5 УК употреблен в смысле именно умысла, а не неосторожной вины (слово неосторожная вина в УК не употребляется и заменяется не очень четким указанием на "неумышленный" характер деяния - ст. 221-6 (отдел II - "О неумышленных посягательствах на жизнь")). Неумышленная вина - это такое психическое отношение лица к деянию, которое характеризуется "оплошностью, неосторожностью, невниманием или небрежностью" (см. ч. 1 ст. 221-6 УК), другими словами, это примерно та же российская неосторожность в двух видах. Следовательно, при превышении пределов защиты лицо понимает, что использует такие средства защиты, которые были неуместны в данной ситуации, например, лишает жизни того, кто посягнул на его собственность. Разумеется, при условии, что такое посягательство не было связано с угрозой для жизни и здоровья. В анализируемой статье прямо указано на недопустимость охраны собственности путем умышленного лишения жизни посягающего. Но термин "явно" может быть понят и как объективный признак, как поступок открытый, совершенно очевидный.28 В доктрине уголовного права Франции эта проблема решается неоднозначно.29

Второй момент: защита не является правомерной, если средства защиты не соответствуют тяжести преступления. Прибегнув к буквальному толкованию закона, мы должны сделать вывод, что вооруженное лицо не имеет права никогда защищаться от невооруженного посягательства, например, с помощью имеющегося ножа отразить нападение преступника с "пудовыми" кулаками и т.д. Наверное, такой вывод был бы неправильным с точки зрения эффективной защиты важных благ личности от опасных преступлений.

В ст. 122-5 УК Франции не содержится ответа на вопрос, как же квалифицировать случаи превышения пределов защиты. В отличие от УК РФ, УК Франции в Особенной части не знает таких составов преступлений как лишение жизни или причинение тяжкого вреда здоровью по этой причине. Не указан этот вид превышения и в числе обстоятельств, влияющих на индивидуализацию наказания (кодекс вообще не содержит специальных норм с перечнем смягчающих или отягчающих обстоятельств.30 В этом смысле УК РФ является более совершенным. Вместе с тем заслуживает внимание ст. 122-6 УК Франции, которая регулирует защиту от преступных посягательств собственности и жилища. Хотя условия защиты там не указаны, но сопоставляя положение ч. 2 ст. 122-5 с названной статьей можно заключить, что защита может быть сопряжена и с причинением серьезного вреда посягающему, кроме лишения его жизни. В УК РФ проблема защиты собственности, жилища (в случае вторжения в него) не решена, хотя российская действительность (в Российской Федерации ежегодно регистрируется почти 3 млн. преступлений, и хищения, особенно кражи, составляют более половины из них) настоятельно диктует принятие специальной нормы о защите собственности путем акта необходимой обороны как это сделал французский законодатель. В ст. 37 УК РФ вопрос о защите собственности, жилища решен слишком в общей форме и это не способствует эффективной борьбе с рядом имущественных преступлений, прежде всего, краж и грабежей.

Итак, общий вывод: 1) УК Франции не пользуется термином необходимая оборона, взамен его употребляется другое словосочетание "правомерная защита".

2) В этом УК мы не увидим и термина "превышение защиты", хотя такое превышение имеется в виду в ст. 122-5 УК. Кодекс не определяет и юридические последствия превышения защиты, как это сделано в УК РФ.

3) Кодекс выделяет специальную статью о защите от посягательств собственности - это очевидное его достоинство. II.

Уголовный кодекс Федеративной республики Германии 1871г. в редакции опубликования от 13 ноября 1998г.31 содержит главу четвертую под заголовком "Необходимая оборона и крайняя необходимость" в которой имеются два параграфа (статьи), посвященные необходимой обороне (& 32-33). Во-первых, в & 32 УК определяется социально-правовая природа необходимой обороны - это "непротивоправное поведение". Как известно, в теории уголовного права России имеются различные взгляды на правовую суть необходимой обороны.32 Думается, в УК ФРГ правовая природа необходимой обороны определена более приемлемо, т.е. в нем речь идет о правомерном поведении. Вряд ли правы те авторы, которые полагают, что такая формулировка закона дает основание считать, что при необходимой обороне есть состав преступления.33 Это мнение противоречит & 11 п. 5 УК ФРГ, поскольку противоправным признается лишь деяние, образующее состав преступления, предусмотренный уголовным законом.

Во-вторых, & 33 УК специально посвящен превышению пределов необходимой обороны, он именно так и называется, однако суть этого понятия в законе не раскрывается, а указывается лишь на правовые последствия ее превышения. Закон звучит так: "Если лицо превышает пределы необходимой обороны из-за замешательства, страха или испуга, то оно не подлежит наказанию". Возникает вопрос: в каких же случаях имеет место превышение пределов необходимой обороны, как будет отвечать то лицо, которое ее превысило помимо названных случаев? Видимо, законодатель полагает, что установление факта превышения это дело правоохранительных органов, и в конечном счете суда. В УК ФРГ, как и в УК Франции, не содержится специальных составов преступлений - лишения жизни или причинения вреда здоровью в результате превышения пределов необходимой обороны. Возможно, на практике такого рода деяния в ФРГ квалифицируются по & 213 "Менее тяжкий случай убийства" или по && причинении вреда здоровью. При этом суд, вероятно, учитывает смягчающие обстоятельства, перечисленные в & 46 УК, но там нет упоминания о нарушении условий правомерной защиты, как это сделано, например, в ст. 61 УК РФ.

Таким образом, УК ФРГ допускает защиту только от противоправных посягательств, являющихся преступными; не упоминает о возможности защиты собственности; не раскрывает сути превышения пределов необходимой обороны; не содержит специальных норм об ответственности за причинение смерти или телесных повреждений в результате превышения пределов необходимой обороны. В этом смысле УК РФ: ст. ст. 37, 108 (убийство при превышении пределов необходимой обороны; 114 (причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны) и ст. 61, ч. 2, п. "ж" (смягчение наказания при нарушении условий правомерности необходимой обороны) более полно и точно регулируют вопросы, связанные с этим институтом, нежели УК ФРГ. III.

В уголовном кодексе Испании 1995г. институт необходимой обороны помещен в главе второй - "Основания освобождения от уголовной ответственности" (ст. 21, ч. 4)34 Характерным для необходимой обороны (в УК этот термин заменен словом "защита") является следующее: 1)

Правовая природа защиты рассматривается лишь как обстоятельство, служащее основанием для освобождения от уголовной ответственности. В этом принципиальное отличие взгляда законодателя Испании на необходимую оборону (защиту) от российского; 2)

Защита допускается как от преступлений, так и проступков, однако, судя по санкциям за проступки (см. ст. 33 ч. 4 УК), она, вероятно, возможна в ограниченных случаях; 3)

Защита допустима только от противоправного нападения, следовательно, закон ее исключает, если нападение исходит от лица, не достигшего возраста уголовной ответственности или признанного невменяемым и т.д.; 4)

Защита возможна лишь от деяния, которое выражается только в нападении, т.е. предполагает активную форму поведения. Как известно, в ст. 37 УК РФ употребляется термин "посягательство". Некоторые авторы видят в посягательстве только нападение,35 другие же включают сюда и бездействие.36 5)

Закон разрешает охранять собственность от посягательств, если она подвергается ими серьезной опасности или неизбежным потерям. Условия выражены через оценочные признаки, содержание которых раскрывается судебной практикой. Достоинством анализируемого закона является и то, что он регулирует защиту жилища или построек от незаконного проникновения или пребывания в них, однако понятие незаконного проникновения не раскрывается. Надо полагать, речь здесь идет о краже (ст.ст. 238-239), грабеже (ст. ст. 240-242), насильственном присвоении недвижимого имущества (ст. 245) и др.; 6)

Защита, используемая для пресечения или предотвращения преступления должна "…соответствовать требованиям разумной необходимости". Содержание этого требования закон не раскрывает, предоставляя это судебной практике. Данное условие весьма сходно с условием защиты, которое установлено в ряде уголовных кодексов США (например, УК штата Нью-Йорк - &&35.05., 35.10, 35.15 и др.), о чем уже было сказано. Как видно из текста ст. 21 УК Испании, в ней так же не употребляется выражение "превышение пределов защиты" и нет специальных норм от ответственности за такое превышение. Правда, ст. 22 УК в числе обстоятельств, смягчающих уголовную ответственность, называет в общей форме основания, "предусмотренные предыдущей главой, когда нет всех необходимых условий для освобождения от уголовной ответственности". Другими словами, ответственность смягчается, если нарушено хотя бы одно из условий, перечисленных в ст. 21 УК, относящихся к правомерности защиты.

В ст. 21 УК Испании имеется важное положение о так называемой "провокации" защиты. Ее наличие в действиях "защищающегося" исключает правомерность защиты. Это условие желательно было бы закрепить и в ст. 37 УК РФ.

Рамки настоящей статьи не позволяют рассмотреть проблему превышения пределов необходимой обороны по уголовному законодательству других стран дальнего зарубежья (Австрии, Италии, Швейцарии и т.д.) - это предмет анализа следующей статьи.

Литература и примечания

  1. Настоящая статья является третьей, посвященной сравнительному исследованию института необходимой обороны в уголовном законодательстве стран дальнего зарубежья: См.: Институт обстоятельств, исключающих преступность деяния, в законодательстве некоторых стран дальнего зарубежья (сравнительный анализ). Межвузовский сборник научных трудов Актуальные вопросы уголовного процесса современной России. Уфа, РИО БашГУ. 2003, с. 108-119; Отдельные аспекты сравнительного анализа законодательства о необходимой обороне некоторых стран дальнего зарубежья. Материалы международной научно-практической конференции 16 - 17 окт. 2003г., Ч. 2., Уфа, РИО БашГУ, 2003, с. 347-351.
  2. Кенни К.С. Основы уголовного права. Под ред. Б.С. Никифорова. М., 1949, с. 52-85, 104 - 119.
  3. Там же, с.112
  4. См. там же, с. 112-114.
  5. См.: Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., Юридич. литер., с. 448.
  6. Кенни К.С. Указ. соч. с. 170.
  7. Федеральный закон "О внесении изменений в статью 37 Уголовного кодекса Российской Федерации". Рос. газета, 2002г., 19 марта.
  8. Кенни К.С. Указ. соч., с. 170.
  9. Там же, с. 169. 1
  10. Современное зарубежное уголовное право. Том третий. Чили, Англия, Греция, Австрия. Под ред. и с предисловием А.А. Пионтковского. М., 1961, с. 282. 1
  11. Там же, с. 283. 1
  12. Уголовное законодательство зарубежных стран. (Англии, США, Франции, Германии, Японии). Сборник законодательных материалов/ Под ред. И.Д. Козочкина. - М.: Издательство "Зерцало", 1999, с. 15. 1
  13. См.: Уголовное право зарубежных государств. Общая часть: Учебное пособие/ Под ред. и с предисл. И.Д. Козочкина. - М., 2003, с. 53. 1
  14. См.: Малиновский А.А. Сравнительное правоведение в сфере уголовного права, М., 2002, с. 120. 1
  15. См.: Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд Англии. Изд-е 2-е. М., 1969, с. 86-89. 1
  16. См.: Уголовное право Соединенных штатов Америки.: сборник нормативных актов/ Сост., отв. ред. И.Д. Козочкин. - М., 1985, с. 90. 1
  17. Примерный уголовный кодекс (США). Официальный проект Института американского права. Под редакцией и с предисловием Б.С. Никифорова. М., 1969, с. 63-80. 1
  18. В доктрине российского уголовного права этот вопрос носит дискуссионный характер. См., например, Ю.В. Баулин. - Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков, 1991; Н.Г. Иванов - Модельный уголовный кодекс: Общая часть. Опус. №1. Монография - М.: 2003. 1
  19. Уголовное право США: Сборник нормативных актов. М.: Изд-во. УДН, 1985, с. 47. 2
  20. Там же. С. 47. 2
  21. Сравните санкции в & 125.20 (простое убийство первой степени) и & 125.25, 125.27 (тяжкое убийство) в УК штата Нью-Йорк. 2
  22. "Смертоносная сила" определяется в разделе "А" (ст. 10, & 10.09 п. 11) УК штата Нью-Йорк. 2
  23. Берглэри - преступное проникновение в помещение (раздел 1, & 140. 20; & 140.25; & 140.30 УК штата Нью-Йорк. 2
  24. См.: Уголовный кодекс Австралии 1995г. СПб: Изд-во "Юридический центр Пресс, 2002. - 388с. 2
  25. См. подробно: Предисловие к УК Австралии 1995г., авторы И.Д. Козочкин и Е.Н. Трикоз, с. 10-11. 2
  26. Уголовный кодекс Франции/ перевод с французского Н.Е. Крыловой. - СПб: Изд-во "Юридический центр Пресс". 2002. - 650 с. 2
  27. Крылова Н.Е. Уголовное право Франции. Уголовное право зарубежных государств. Общая часть: Учебное пособие/ Под ред. и с предис. И.Д. Козочкина - М.: Омега - Л., 2003, с. 320. 2
  28. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Изд-во "Советская энциклопедия", 1973, с. 839. 2
  29. См.: Уголовное право зарубежных стран. Общая часть. - М.: 2003, с. 322-323. 3
  30. Мы не находим ответа на поставленный вопрос и в упомянутых ранее исследованиях Крыловой Н.Е. и Малиновского А.А. 3
  31. Уголовный кодекс ФРГ/ пер. с нем. - М.: ИКД "Зерцало - М" 2001 - 208. 3
  32. См., например: курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. Учебник для вузов. Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002, с. 455 и сл.; Курс российского уголовного права. Общая часть./ под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. - М.: Спарк, 2001, с. 413 и сл. 3
  33. Н.Ф. Кузнецова, Л. Велцель. Уголовное право. ФРГ. М.: Изд-во МГУ 1980, с. 105. 3
  34. Уголовный кодекс Испании. Под ред. и с предисл. Н.Ф. Кузнецовой и Ф.М. Решетникова. - М.: Изд-во Зерцало, 1998. - 218 с. 3
  35. См.: Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов. Под ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамовой. - М.: Издат-ая группа ИНФРА. М - НОРМА, 1997, с. 264. 3
  36. См., например: С.Ф. Милюков Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. Монография. Санкт-Петербург. 2000. с. 106-107.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru










Rambler's Top100
Hosted by uCoz