Уренева О.В. Принцип состязательности сторон и оглашение в судебном заседании показаний лиц, данных при производстве предварительного расследования


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Уренева О.В.
Принцип состязательности сторон и оглашение в судебном заседании показаний лиц, данных при производстве предварительного расследования или ранее данных в судебном заседании
// Российский судья. 2003. № 3.



   

          Уренева О.В.,  судья Еткульского  районного  суда  Челябинской

      области.



   

          Глава 2  Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

      провозглашает принципы уголовного судопроизводства, которые должны

      быть реализованы путем применения других норм этого Кодекса.

          В статье 15  УПК  РФ  провозглашен  такой  принцип  уголовного

      судопроизводства, как состязательность сторон.

          В соответствии с  этим  принципом  уголовное  судопроизводство

      осуществляется на основе состязательности сторон,  суд не является

      органом  уголовного  преследования,  не   выступает   на   стороне

      обвинения  или  стороне защиты,  а создает необходимые условия для

      исполнения   сторонами   их    процессуальных    обязанностей    и

      осуществления предоставленных им прав,  при этом стороны обвинения

      и защиты равноправны перед судом.

          Способствуют ли реализации  принципа  состязательности  сторон

      нормы УПК, предусматривающие возможность предоставления стороной в

      качестве доказательства по конкретному уголовному  делу  показаний

      лиц, допрошенных в ходе предварительного расследования, или данных

      ранее в судебном заседании, в том числе и в случае отсутствия этих

      лиц в судебном заседании?

          Так, в   ч.   1  ст.  281  УПК  РФ  законодатель  предусмотрел

      возможность оглашения показаний потерпевшего  и  свидетеля,  ранее

      данных  при производстве предварительного расследования или в ходе

      судебного разбирательства,  а также  демонстрацию  фотографических

      негативов  и  снимков,  диапозитивов,  сделанных  в ходе допросов,

      воспроизведение аудио- и (или)  видеозаписи,  киносъемки  допросов

      (далее  -  приложений  к  допросу)  с  согласия сторон в следующих

      случаях:  наличия существенных противоречий  между  ранее  данными

      показаниями  и  показаниями,  данными  в  суде;  неявки в судебное

      заседание свидетеля или потерпевшего.

          В ч.  2 ст.  281 УПК РФ закреплено положение, в соответствии с

      которым  в  случае  заявленного  в  суде  отказа  потерпевшего или

      свидетеля  от  дачи  показаний  их  показания,   данные   в   ходе

      предварительного расследования, если они получены в соответствии с

      требованиями части второй статьи 11 УПК РФ,  подлежат оглашению  и

      могут использоваться как доказательства.

          В соответствии  с  принципом  охраны  прав и свобод человека и

      гражданина в  уголовном  судопроизводстве  (ст.  11  УПК)  законом

      возложена обязанность на дознавателя, следователя, прокурора и суд

      при  согласии  лиц,  обладающих  свидетельским  иммунитетом,  дать

      показания,  предупредить  этих  лиц о том,  что их показания могут

      использоваться  в  качестве  доказательств  в   ходе   дальнейшего

      производства по уголовному делу.

          В п. 3 ч. 2 ст. 42 и п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК указывается на право

      свидетелей   и  потерпевших  отказаться  свидетельствовать  против

      самого себя,  своего супруга  (своей  супруги)  и  других  близких

      родственников,  в  этих  же нормах указано,  что при согласии дать

      показания эти  лица  должны  быть  предупреждены  о  том,  что  их

      показания  могут  быть  использованы  в  качестве доказательств по

      уголовному делу,  в том числе и в случае их последующего отказа от

      этих показаний.

          В соответствии   с   требованием   статьи  276  УПК  оглашение

      показаний подсудимого,  данных при  производстве  предварительного

      расследования,  а  также  воспроизведение  приложенных к протоколу

      допроса   материалов   допускаются:   при   наличии   существенных

      противоречий   между   показаниями,   данными  подсудимым  в  ходе

      предварительного расследования и в суде,  за исключением  случаев,

      предусмотренных  пунктом  1 части второй статьи 75 УПК (показания,

      данные в отсутствие защитника и не подтвержденные в суде), и когда

      уголовное   дело   рассматривается   в  отсутствие  подсудимого  в

      соответствии с частью четвертой статьи 247 УПК.

          Но обратимся к части первой статьи 240 УПК РФ,  где в качестве

      условия  судебного  разбирательства предусмотрено,  что в судебном

      разбирательстве все доказательства  по  уголовному  делу  подлежат

      непосредственному    исследованию:   суд   заслушивает   показания

      подсудимого,   потерпевшего,   свидетеля,   заключение   эксперта,

      осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные

      документы,  производит другие судебные  действия  по  исследованию

      доказательств.

          Учитывая, что оглашение  показаний,  данных  при  производстве

      предварительного    расследования,   противоречит   вышеизложенным

      условиям судебного разбирательства,  законодатель в  части  второй

      статьи   240  УПК  особо  оговорил,  что  отступление  от  условия

      непосредственности - оглашение показаний,  данных при производстве

      предварительного   расследования,   возможно   лишь   в   случаях,

      предусмотренных статьями 276 и 281 УПК РФ.

          Полагаю, что отступление от непосредственности исследования  в

      части  возможности  оглашения  показаний  лиц,  даже в указанных в

      законе случаях,  а  в  последующем  возможность  использовать  эти

      показания    в    качестве    доказательств    нарушает    принцип

      состязательности сторон,  в том  числе  равноправие  сторон  перед

      судом,  так  как  при  этом главным образом нарушается право лица,

      привлекаемого к уголовной ответственности. Так, например, это лицо

      лишено   возможности   само  непосредственно  допросить  свидетеля

      обвинения или потерпевшего.

          В п. d ч. 3 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека

      и  основных  свобод  (статье,  определяющей  содержание  права  на

      справедливое  судебное  разбирательство  и  объем минимальных прав

      обвиняемого)  указывается   на   право   обвиняемого   допрашивать

      показывающих  против него свидетелей или иметь право на то,  чтобы

      эти свидетели были допрошены.

          Пособие Российской    академии    правосудия   "Прецеденты   и

      комментарии  к  статье  6  Европейской  конвенции  о  защите  прав

      человека  и основных свобод",  комментируя содержание этого права,

      указывает на следующее:  "Главный принцип заключается в  том,  что

      обвиняемым  должно  быть  позволено  вызывать  и допрашивать любых

      свидетелей,  чьи показания они считают важными для рассмотрения их

      дела;   они   также  должны  иметь  возможность  допросить  любого

      свидетеля,  вызванного прокурором или на  чьи  показания  прокурор

      полагается"  <*>.  "По  сути  дела,  все  показания,  на основании

      которых  строится  обвинение,  должны  быть  взяты  в  присутствии

      обвиняемого   в   ходе   публичных   слушаний  с  учетом  принципа

      состязательности" <**>.

          --------------------------------

          <*> Прецеденты и комментарии к статье 6 Европейской  конвенции

      о защите прав человека и основных свобод:  Пособие / Н.  Маул,  К.

      Харби,  Л.Б.  Алексеева;  Российская академия правосудия. 2001. С.

      116.

          <**> Там же. С. 116.

   

          Раскрывая этические  аспекты  взаимодействия  судьи и сторон в

      условиях состязательного процесса, Н.В. Радутная следующим образом

      дала  свое  понимание  значению  обеспечения  равноправия сторон в

      исследовании доказательств: "Исследование доказательств в судебном

      заседании  при состязательной форме правосудия проводится с учетом

      особенностей этой формы.  Одним из важных инструментов обеспечения

      равноправия сторон в доказывании, характерном для состязательности

      процесса,  является перекрестный  допрос.  Его  основная  сущность

      состоит   в   том,   что   после   прямого   допроса  подсудимого,

      потерпевшего,  свидетеля,  вызванных  по   инициативе   обвинителя

      (который  исключает  постановку наводящих вопросов),  во встречном

      "перекрестном допросе" другой  стороной  последние  служат  важным

      средством  получения  достоверной  информации  у допрашиваемых лиц

      (кроме случаев пользования  иммунитетом,  предусмотренных  ст.  51

      Конституции РФ)" <*>.

          --------------------------------

          <*> Н.В. Радутная. Этика судьи. М., 2001. С. 68 - 69.

   

          Разрешение в    законе    несколько    упрощенной    процедуры

      представления   доказательств   находится   в    противоречии    с

      общепризнанными   нормами   международного  права,  являющимися  в

      соответствии с ч.  3 ст.  1 УПК составной частью  законодательства

      Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство.

          В связи   с   этим  хочется  особо  подчеркнуть,  что  принцип

      состязательности нарушается не в связи с наличием либо отсутствием

      согласия стороны на оглашение ранее полученных показаний лица, а в

      связи  с  отступлением  от   публичности,   наличием   возможности

      осуждения   лица   на   не   проверенных  непосредственно  в  суде

      доказательствах.

          Нередко в  практике  рассмотрения  уголовных  дел  встречаются

      случаи,  когда лица, допрашиваемые в суде, изменяют свои показания

      относительно данных ими в ходе предварительного следствия  и  даже

      относительно данных ими в предыдущих судебных заседаниях, при этом

      они иногда приводят такие доводы  в  обоснование  изменений  своих

      показаний,  что  суд  обязан  принять их во внимание и признать их

      достоверными. А при оглашении показаний лица в судебном заседании,

      особенно того, которое отсутствует в судебном заседании, ссылка на

      эти  показания  как  на  доказательство  при  вынесении  приговора

      фактически   создает   возможность  осуждения  лица  на  основании

      непроверенных доказательств и,  по сути,  в  какой-то  степени  на

      основе  домыслов  и предположений,  что противоречит ч.  4 ст.  14

      ("Презумпция невиновности").

          Убеждена, что  нормы  УПК  РФ,  предусматривающие  возможность

      оглашения  показаний  лиц,  допрошенных  в  ходе  предварительного

      следствия,  будут пересмотрены и выверены в соответствии с нормами

      международного права и принципами уголовного судопроизводства.

          В настоящее же  время  считаю,  очень  важно  хотя  бы  строго

      соблюдать   вышеприведенные   существующие   нормы  УПК  РФ  и  не

      "расширять"   смысл   норм   уголовно-процессуального   закона   о

      возможности оглашения показаний лиц, ранее допрошенных по делу при

      толковании этих норм и их применении.

          У правоприменителей   стала   преобладать  точка  зрения,  что

      согласие стороны для оглашения показаний свидетелей и  потерпевших

      при   наличии   существенных   противоречий  между  ранее  данными

      показаниями и показаниями,  данными в суде, или в случае их неявки

      в судебное заседание вообще не требуется.

          Аргументируется это тем,  что необходимость  получения  такого

      согласия нарушает принцип состязательности сторон.

          Сторонники этой  точки   зрения   считают,   что   неоглашение

      показаний  свидетеля  или  потерпевшего  при  указанных  в  законе

      случаях  лишает  сторону  (как  правило,  обвинения)   возможности

      представить доказательство.

          Считаю, что это суждение противоречит предписанию закона,  где

      прямо указывается,  что оглашение показаний возможно при  согласии

      сторон.  В  тексте закона не содержится каких-либо ограничений при

      выражении своего согласия либо несогласия той или  иной  стороной.

      Кроме  того,  вряд  ли в указании закона на необходимость согласия

      сторон на оглашение показаний можно усмотреть  нарушение  принципа

      состязательности    сторон,    скорее,   наоборот,   предусмотрено

      абсолютное их равенство согласно ч. 4 ст. 15 УПК РФ.

          Исходя из  вышеизложенного  мне представляется,  что нарушение

      принципа состязательности сторон не в том,  что требуется согласие

      сторон на оглашение показаний,  а в том,  что сторонам позволяется

      ссылаться на показания лица, которое не было допрошено в суде, как

      на доказательство.

          Очень важен вопрос и о возможности оглашения показаний, данных

      ранее в ходе предварительного следствия подозреваемым, обвиняемым,

      а также подсудимым  в  ходе  судебного  заседания,  и  возможности

      использования  этих  показаний  в  качестве  доказательств по делу

      после отказа подсудимого от дачи показаний.

          Некоторые правоприменители  при  решении этого вопроса ставят,

      по существу,  знак равенства между такими понятиями, используемыми

      в  УПК  РФ,  как  "существенное  противоречие"  и  "отказ  от дачи

      показаний",  в случае  отказа  подсудимого  от  дачи  показаний  в

      судебном заседании, хотя это далеко не тождественные понятия.

          Вышеприведенная ст.  276 УПК  РФ  предусматривает  возможность

      оглашения   показаний   подсудимого   при   наличии   существенных

      противоречий  между  показаниями,  данными   подсудимым   в   ходе

      предварительного  следствия  и в суде.  Безусловно,  при отказе от

      дачи  показаний  в  судебном   заседании   подсудимым   невозможно

      установить  какие-либо  противоречия  с  его  показаниями  в  ходе

      предварительного следствия.

          Некоторые сторонники   вышеприведенного   решения   вопроса  о

      возможности   оглашения   показаний   подсудимого,    данных    на

      предварительном  следствии  после  его  отказа  от дачи показаний,

      исходят из того,  что в нормах уголовно-процессуального закона нет

      прямого  запрета  на оглашение таких показаний в указанном случае.

      Но, на мой взгляд, при таком подходе полностью игнорируются нормы,

      предусмотренные  ст.  276 УПК РФ,  которая указывает исчерпывающий

      перечень случаев,  когда возможно оглашение показаний подсудимого,

      данных при производстве предварительного расследования.

          Кроме того, вышеуказанная точка зрения правоприменителей прямо

      противоречит и положениям ч. 2 ст. 1 УПК, в соответствии с которой

      порядок уголовного судопроизводства,  установленный УПК,  является

      обязательным    для    судов,    органов    прокуратуры,   органов

      предварительного  следствия  и  органов  дознания,  а  также  иных

      участников уголовного судопроизводства.

          В данном случае нельзя исходить из упрощенного  суждения:  что

      не запрещено законом, то разрешено.

          При этом  необходимо  отметить,  что на основе конституционной

      нормы,  а именно ст.  51 Конституции РФ, законодатель в нормах УПК

      РФ  наделил подозреваемого правом давать объяснения и показания по

      поводу имеющегося в отношении его подозрения  либо  отказаться  от

      дачи объяснений и показаний (п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК) и обвиняемого -

      возражать против обвинения,  давать  показания  по  предъявленному

      обвинению  либо  отказаться от дачи показаний (п.  3 ч.  4 ст.  47

      УПК).

          Исходя из  смысла  этих  норм  подозреваемый,   обвиняемый   и

      подсудимый вправе в любой момент производства по делу использовать

      свое право не давать показания,  и закон,  при  их  отказе  давать

      показания,  не наделил правоприменителя возможностью в этом случае

      огласить показания,  которые ранее  давало  лицо,  привлекаемое  к

      уголовной ответственности.  В противном же случае нарушается право

      этого лица, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ.

          Здесь необходимо также учесть, что на практике подозреваемый и

      обвиняемый при даче показаний на  предварительном  следствии,  как

      правило,  не  предупреждаются  о том,  что их показания могут быть

      использованы в качестве доказательства,  в том числе  и  в  случае

      последующего  отказа  от дачи показаний.  УПК РФ не требует такого

      предупреждения  этих  лиц,  потому  что   и   не   предусматривает

      возможности   оглашения   показаний   подсудимого,  данных  им  на

      предварительном следствии, в случае его отказа от дачи показаний в

      судебном заседании.

          К тому   же   суждение   о   возможности  оглашения  показаний

      подсудимого,  данных им в ходе предварительного следствия, при его

      отказе  от  дачи  показаний  в  судебном заседании противоречит по

      вышеприведенным доводам ст.  240  УПК  РФ  ("Непосредственность  и

      устность"),  принципу  состязательности  сторон и другим принципам

      уголовного  судопроизводства:  законности  при   производстве   по

      уголовному делу (ст. 7 УПК), презумпции невиновности (ст. 14 УПК),

      обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16),

      свободы оценки доказательств (ст. 17).

          Хочется отметить,  что  законодатель  изначально  отступает от

      равенства сторон перед судом,  предусмотренного ч. 4 ст. 15 УПК РФ

      как необходимое условие состязательности сторон.

          Так, в ст.  276 УПК  РФ,  предусмотрев  возможность  оглашения

      показаний подсудимого, данных в ходе предварительного следствия, в

      случае   существенных   противоречий   его   показаний   в    ходе

      предварительного  следствия  и  в  суде,  законодатель не посчитал

      необходимым получить на  это  согласие  сторон,  в  то  время  как

      показания потерпевшего согласно ст. 281 УПК РФ могут быть оглашены

      в указанных случаях,  в  том  числе  и  при  наличии  существенных

      противоречий,  только с согласия сторон. А также согласно ч. 2 ст.

      281  УПК  РФ  при  отказе  потерпевшего   в   судебном   заседании

      свидетельствовать  против  самого  себя,  своего  супруга и других

      близких родственников исследование его показаний, данных им в ходе

      судебного    следствия,    может    использоваться    в   качестве

      доказательства по делу без согласия на это  другой  стороны,  если

      это  лицо  предупреждалось  при  даче  показаний  о  том,  что его

      показания  могут  быть  в  последующем  использованы  в   качестве

      доказательств по уголовному делу (ч. 2 ст. 11 УПК РФ), в том числе

      и в случае последующего отказа от показаний (п.  3 ч. 2 ст. 42 УПК

      РФ).  При  отказе  же  подсудимого от дачи показаний против самого

      себя в судебном заседании возможность оглашения его  показаний  на

      предварительном следствии вообще УПК РФ не предусмотрена.

          Таким образом,  вышеприведенные  нормы  УПК   РФ   и   примеры

      толкования этих норм правоприменителями вновь подтверждают вывод о

      необходимости   пересмотра   норм   УПК   РФ,    предусматривающих

      возможность   оглашения   показаний   лиц,   данных   ими  в  ходе

      предварительного следствия.

          Полагаю, что  было  бы  логично  вообще  исключить  из  УПК РФ

      возможность оглашения в судебном заседании показаний  лиц,  данных

      при производстве предварительного расследования,  учитывая,  что в

      ходе предварительного расследования  при  допросе  подозреваемого,

      обвиняемого,  потерпевшего, свидетелей, исходя из действующих норм

      УПК РФ, принцип состязательности сторон остается нереализован.

   

 

 




Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz