Васильева Е.Г. Принципы уголовного судопроизводства // Вопросы уголовного процесса в международных актах. Уфа, 2007. Полный текст


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Новости МАСП

 

 

Васильева Е.Г.
Вопросы уголовного процесса в международных актах:
Учебное пособие / Под общ. ред. проф. З.Д. Еникеева. – Уфа: РИО БашГУ, 2007. – 200 с.


К оглавлению

 

ГЛАВА I. ОБЩАЯ ЧАСТЬ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

§ 3. Принципы уголовного судопроизводства

Основные международные документы: 

1. Устав Совета Европы от 5 мая 1949 г.

2. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г.

3. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.

4. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.

5. Европейская Конвенция против пыток или бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания от 10 декабря 1984 г.

6. Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств от 5 ноября 1992 г.

7. Бангалорские принципы поведения судей.

8. Бангкокская декларация «Взаимодействие и ответные меры: стратегические союзы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия от 18 - 25 апреля 2005 г.

9. Венская декларация о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века от 17 апреля 2000 г.

10. Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы. Принята Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1998 г.

11. Декларация о преступности и общественной безопасности. Утверждена Резолюцией 51/60 Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 1996 г.

12. Декларация тысячелетия ООН. Утверждена Резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи ООН от 8 сентября 2000 г.

13. Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г.

14. Документ Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 3 октября 1991 г.

15. Итоговый документ Венской встречи государств-участников СБСЕ от 15 января 1989 г.

16. Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка от 17 декабря 1979 г.

17. Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г.

18. Миланский план действий от 26 августа - 6 сентября 1985 г.

19. Основные принципы и руководящие положения, касающиеся права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области права человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права. Руководство ООН от 25 июля 2005 г.

20. Принципы международного права, признанные Уставом Нюренбергского Трибунала и нашедших выражение в решении этого трибунала, 1950 г.

21. Резолюция 2004/32 Комиссии ООН по правам человека «Целостность судебной системы» от 19 апреля 2004 г.

22. Резолюция 2858 (XXVI) Генеральной Ассамблеи ООН «Права человека при отправлении правосудия» от 20 декабря 1971 г.

23. Резолюция 60/159 Генеральной Ассамблеи ООН «Права человека при отправлении правосудия» от 16 декабря 2005 г.

24. Резолюция 61/39 Генеральной Ассамблеи ООН «Верховенство права на национальном и международном уровнях» от 4 декабря 2006 г.

25. Резолюция № A/RES/60/251 Генеральной Ассамблеи ООН «Совет по правам человека» от 15 марта 2006 г.

26. Резолюция Комиссии ООН по правам человека «О положении правозащитников» от 26 апреля 2000 г.

27. Резолюция Комиссии ООН по правам человека «О пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» от 23 апреля 2002 г.

28. Резолюция Комиссии ООН по правам человека «Об укреплении участия населения, равноправия, социальной справедливости и недискриминации как важнейших основ демократии» от 22 апреля 2002 г.

29. Рекомендация № 1604 (2003) Парламентской Ассамблеи ООН «О роли прокуратуры в демократическом обществе, основанном на верховенстве закона» от 27 мая 2003 г.

30. Рекомендация № R (2000) 19 КМСЕ «О роли прокуратуры в системе уголовного правосудия» от 6 октября 2000 г.

31. Рекомендация № R (2003) 13 КМСЕ «О предоставлении через СМИ информации относительно уголовных процессов» от 10 июля 2003 г.

32. Рекомендация № R (81) 7 КМСЕ «Относительно путей облегчения доступа к правосудию» от 14 мая 1981 г.

33. Рекомендация № R (83) 7 КМСЕ «Об участии общества в осуществлении политики, направленной на борьбу с преступлениями» от 23 июня 1983 г.

34. Рекомендация № R (85) 11 КМСЕ «Относительно положения потерпевшего в рамках уголовного права и уголовного процесса» от 28 июня 1985 г.

35. Рекомендация № R (93) 1 КМСЕ «Об эффективном доступе к праву и правосудию для малообеспеченных слоев населения» от 8 января 1993 г.

36. Рекомендация № R (95) 12 КМСЕ «Относительно управления системой уголовного правосудия» от 11 сентября 1995 г

37. Рекомендация № R (96) 8 КМСЕ «По политике борьбы с преступностью в изменяющейся Европе» от 5 сентября 1996 г.

38. Рекомендация № R (97) 13 КМСЕ «Относительно запугивания свидетелей и прав защиты» от 10 сентября 1997 г.

39. Рекомендация ООН «Относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития» от 14 декабря 1990 г.

40. Римский Статут Международного Уголовного Суда от 17 июля 1998 г.

41. Руководящие принципы, касающихся роли лиц, осуществляющих судебное преследование от 7 сентября 1990 г.

42. Руководящие принципы для предупреждения преступности. Приняты Резолюцией 2002/13 ЭКОСОС ООН от 24 июля 2002 г.

43. Стандартные минимальные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила) от 14 декабря 1990 г.

44. Стандарты независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов. Приняты на конференции МАЮ, Нью-Йорк, сентябрь 1990 г.

45. Резолюция 2006/25 ЭКОСОС ООН «Укрепление законности и реформы институтов уголовного правосудия, в том числе в условиях постконфликтного восстановления» от 27 июля 2006 г.

46. Рекомендация № R (2005) 9 КМСЕ «О защите свидетелей и лиц, сотрудничающих с правосудием» от 20 апреля 2005 г.

Основные положения:

Принцип законности.

Демократия, имеющая представительный и плюралистический характер, влечет за собой обязательство государственных властей соблюдать законы и беспристрастное отправление правосудия. Никто не должен стоять над законом. (Парижская хартия для новой Европы от 21 ноября 1990 г.).

Права человека, верховенство права и демократия взаимосвязаны и подкрепляют друг друга, они относятся к универсальным и неделимым основным ценностям и принципам Организации Объединенных Наций. Важнейшее значение поэтому имеет утверждение принципов верховенства права на национальном и международных уровнях (преамбула Резолюции 61/39 Генеральной Ассамблеи ООН «Верховенство права на национальном и международном уровнях» от 4 декабря 2006 г.). При этом, как подчеркивается в преамбуле Резолюции (2000) 12 КМСЕ «Учреждение Европейской комиссии по эффективности правосудия» от 18 сентября 2002 г., принцип верховенства закона, на котором основываются европейские демократические государства, не может существовать без справедливых, эффективных и доступных судебных систем. Данный принцип может действовать только в условиях, когда граждане имеют возможность пользоваться своими правами и защищать их.

Установление и укрепление законности выступает в качестве одного из важнейших элементов защиты прав человека при отправлении правосудия. Эффективные системы уголовного правосудия могут развиваться только на основе законности, но и законность сама по себе требует защиты с помощью эффективных мер в области уголовного правосудия (преамбула Резолюции 2006/25 ЭКОСОС ООН «Укрепление законности и реформы институтов уголовного правосудия, в том числе в условиях постконфликтного восстановления» от 27 июля 2006 г.).

Особое внимание в области уголовного судопроизводства уделяется соблюдению законности при получении уголовных доказательств. Когда в распоряжение лиц, осуществляющих судебное преследование, поступают улики против подозреваемых, полученные, как это им известно или как они имеют разумные основания считать, с помощью незаконных методов, являющихся грубым нарушением прав человека подозреваемого, особенно связанных с применением пыток или жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания, или других нарушений прав человека, они должны отказаться от использования таких улик против любого лица (ст. 16 Руководящих принципов, касающихся роли лиц, осуществляющих судебное преследование от 7 сентября 1990 г.).

Принцип справедливости.

В Уставе Совета Европы от 5 мая 1949 г. сказано: укрепление мира, основанного на справедливости и международном сотрудничестве, представляет жизненный интерес для сохранения человеческого общества и цивилизации. В Документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г. государства-участники выразили свою убежденность в том, что защита и поощрение прав человека и основных свобод является одной из основополагающих целей правления, и подтвердили, что признание этих прав и свобод является основой свободы, справедливости и мира. Государства отметили, что они преисполнены решимости поддерживать и развивать принципы справедливости, которые составляют основу правого государства. Они считают, что правовое государство означает не просто формальную законность, которая обеспечивает регулярность и последовательность в достижении и поддержании демократического порядка, но и справедливость, основанную на признании и полном принятии высшей ценности человеческой личности и гарантируемую учреждениями, образующими структуры, обеспечивающие ее наиболее полное выражение.

Принцип справедливости – очень емкий принцип. К числу элементов справедливости, которые существенно необходимы для полного выражения достоинства, присущего человеческой личности, и равных и неотъемлемых прав всех людей, относятся следующие: а) обязанность правительства и государственных властей соблюдать конституцию и действовать совместимым с законом образом; б) деятельность правительства и администрации, а также судебных органов осуществляется в соответствии с системой, установленной законом. Уважение такой системы должно быть обеспечено; в) права человека и основные свободы будут гарантироваться законом и соответствовать обязательствам по международному праву; законы, принятые по завершении соответствующей гласной процедуры, и административные положения публикуются, что является условием их применения. Эти тексты будут доступны для всех; все люди равны перед законом и имеют право без какой бы то ни было дискриминации на равную защиту со стороны закона. В этой связи закон запрещает любую дискриминацию и гарантирует всем лицам равную и эффективную защиту от дискриминации по какому бы то ни было признаку; г) каждый человек будет обладать эффективными средствами правовой защиты против административных решений, с тем чтобы гарантировалось уважение основных прав и обеспечивалось ненанесение ущерба правовой системе; д) независимость судей и беспристрастное функционирование государственной судебной службы обеспечиваются; е) независимость адвоката признается и защищается, в частности, в том, что касается условий их приема на работу и практики; ж) нормы, касающиеся уголовного процесса, будут содержать четкое определение компетенции в отношении разбирательства и мер, которые предшествуют и сопровождают такое разбирательство; з) каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо имеет право, с тем чтобы можно было вынести решение относительно законности его ареста или задержания, быть в срочном порядке доставленным судье или другому должностному лицу, уполномоченному законом осуществлять такую функцию; и) каждый человек имеет право при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на справедливое и открытое разбирательство компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона; к) любое лицо, преследуемое в судебном порядке, имеет право защищать себя лично или без промедления через посредство выбранного им самим защитника, или, если это лицо не располагает достаточными средствами для оплаты услуг защитника, на безвозмездное получение таких услуг, когда этого требуют интересы правосудия; л) каждый считается невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону и др. (ст. 5 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г.).

В области уголовного правосудия важнейшим является право лица, обвиняемого в преступлении, на справедливое рассмотрение дела на основе фактов и права (пр. V Принципов международного права, признанных Уставом Нюренбергского Трибунала и нашедших выражение в решении этого трибунала, 1950 г.). Право на справедливое разбирательство независимым и беспристрастным судом в любом уголовном процессе закреплено в ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., подтверждено в Резолюции 2858 (XXVI) Генеральной Ассамблеи ООН «Права человека при отправлении правосудия» от 20 декабря 1971 г. и многих других международных документах.

Принцип истины.

О необходимости установления истины в ходе уголовного судопроизводства говорится в Римском Статуте Международного Уголовного Суда от 17 июля 1998 г. Там, в частности, сказано: прокурор для установления истины проводит расследование с тем, чтобы охватить все факты и доказательства, относящиеся к оценке того, наступает ли уголовная ответственность в соответствии со Статутом, и при этом в равной мере расследует обстоятельства, свидетельствующие как о виновности, так и о невиновности (ст. 54); суд правомочен требовать представления всех доказательств, которые он считает необходимыми для установления истины (ч. 3 ст. 69).

Принцип равенства.

В Декларации тысячелетия ООН от 8 сентября 2000 г. равенство названо в числе фундаментальных ценностей, которые имеют существенно важное значение для международных отношений в XXI веке (ст. 6). Все члены международного сообщества должны, совместно и по отдельности, выполнять свое торжественное обязательство по поощрению и содействию уважения прав человека и основных свобод для всех без какого бы то ни было различия, в том числе по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения (преамбула Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы от 9 декабря 1998 г., Резолюция №A/RES/60/251 Генеральной Ассамблеи ООН «Совет по правам человека» от 15 марта 2006 г.).

Все права человека универсальны, неделимы, взаимозависимы и взаимосвязаны. Международное сообщество должно относиться к правам человека глобально, на справедливой и равной основе, с одинаковым подходом и вниманием. Уважение прав человека и основных свобод без какого бы то ни было различия является основополагающей нормой международного права в области прав человека (Венская декларация о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века от 17 апреля 2000 г.; Резолюция Комиссии ООН по правам человека «Об укреплении участия населения, равноправия, социальной справедливости и недискриминации как важнейших основ демократии» от 22 апреля 2002 г.; ст. 20 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г.).

Все лица равны перед судами и трибуналами (ч. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.). Каждое государство должно обеспечивать всем находящимся в пределах его территории под его юрисдикцией лицам права без какого бы то ни было различия. В этом отношении всякого рода дискриминация должна быть запрещена законом, и закон должен гарантировать всем лицам равную и эффективную защиту против дискриминации по какому бы то ни было признаку (ч. 1 ст. 2, ст. 26 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., ст. 13.7 Итогового документа Венской встречи государств-участников СБСЕ от 15 января 1989 г.).

Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации, выразив убежденность, что даже если система правосудия может считаться беспристрастной и не затронутой расизмом, расовой дискриминацией и ксенофобией, в тех случаях, когда расовая или этническая дискриминация имеет место в рамках отправления и функционирования системы правосудия, она представляет собой особенно серьезное посягательство на законность, принцип равенства перед законом, принцип справедливого судебного разбирательства и право на разбирательство в независимом и беспристрастном суде, затрагивая непосредственно лиц, принадлежащих к группам, которые органы правосудия как раз и призваны защищать, а также считая, что ни одна страна не свободна от проявлений расовой дискриминации в процессе отправлении и функционировании органов уголовного правосудия, к какой бы правовой системе ни относилось применимое право и какой бы – обвинительной, следственной или смешанной – ни была действующая судебная система, сформулировал Общие рекомендации XXXI Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации о предупреждении расовой дискриминации в процессе отправления и функционирования системы уголовного правосудия, 2005 г. Согласно последним к мерам, которые надлежит принять в целях предупреждения расовой дискриминации в отношении жертв расизма, относятся следующие:

В соответствии со статьей 6 Конвенции государства-участники обязаны гарантировать любому лицу, находящемуся под их юрисдикцией, право на эффективную защиту от лиц, виновных в совершении актов расовой дискриминации без какой бы то ни было дискриминации, независимо от того, были эти акты совершены частными лицами или государственными служащими, а также право добиваться справедливого и адекватного возмещения за причиненный вред (ст. 6).

Следует проинструктировать компетентные службы, с тем чтобы жертвам актов расизма оказывался удовлетворительный прием в полицейских участках, чтобы незамедлительно регистрировались жалобы, без задержек проводились эффективные, независимые и беспристрастные расследования (ст. 11).

Государствам-участникам надлежит напомнить прокурорам и работникам прокуратуры о важном значении преследования актов расизма, включая незначительные правонарушения по расистским мотивам, поскольку любое правонарушение, имеющее расистскую мотивировку, подрывает социальную сплоченность и общество в целом (ст. 15).

Государствам-участникам надлежит принять меры к тому, чтобы органы правосудия: а) уделяли надлежащее внимание жертвам, а также их родственникам и свидетелям на протяжении всего разбирательства, позволяя заявителям выступать перед судьями в рамках следствия и в судебных заседаниях, иметь доступ к информации, добиваться очной ставки с выступающими против них свидетелями, оспаривать доказательства и быть осведомленными о ходе разбирательства; b) обращались с жертвами расовой дискриминации без какой бы то ни было дискриминации и предвзятости, уважая их достоинство посредством, в частности, обеспечения того, чтобы слушания, допросы и очные ставки проводились с должным учетом деликатности проблем расизма; с) гарантировали жертвам вынесение судебного решения в разумные сроки; d) предоставляли жертвам справедливое и адекватное возмещение материального и морального вреда, причиненного в результате расовой дискриминации (ст. 19).

К мерам, которые надлежит принять для предупреждения расовой дискриминации в отношении обвиняемых, подвергаемых судебному преследованию, относятся следующие:

Государствам-участникам надлежит принять необходимые меры для недопущения допросов, арестов и обысков лиц, де факто основанных исключительно на их внешности, цвете кожи, облике, принадлежности к расовой или этнической группе или любом "профилировании" ("profiling"), которое порождает в отношении них более серьезные подозрения (ст. 20).

Государствам-участникам необходимо гарантировать всем арестованным лицам, независимо от их расовой, национальной или этнической принадлежности, пользование основными правами на защиту, закрепленными в соответствующих международных договорах о правах человека (в частности, во Всеобщей декларации прав человека и в Международном пакте о гражданских и политических правах), особенно правом не подвергаться произвольному аресту или содержанию под стражей, правом быть информированным о причинах ареста, правом на помощь переводчика и адвоката, правом быть в срочном порядке представленным судье или в орган, уполномоченный по закону выполнять судебные функции, правом на консульскую защиту, которую гарантирует статья 36 Венской Конвенции о консульских сношениях, а в случае беженцев – правом вступать в контакт с Управлением Верховного комиссара по делам беженцев (ст. 23).

Государствам-участникам надлежит обеспечить, чтобы:

a) простая принадлежность к какой-либо расовой или этнической группе или принадлежность к одной из вышеназванных групп не была де-юре или де-факто достаточным основанием для заключения под стражу до суда. Оправданием такого содержания под стражей до суда могут быть лишь предусмотренные законом объективные причины, такие, как опасность, что данное лицо скроется от правосудия, уничтожит доказательства или окажет воздействие на свидетелей, либо опасность серьезного нарушения общественного порядка;

b) требование внесения залога или финансовой гарантии как необходимого условия освобождения из-под стражи до суда применялось с учетом положения лиц, принадлежащих к этим группам, которые зачастую находятся в тяжелом экономическом положении, во избежание того, чтобы это требование приводило к дискриминации таких лиц;

c) гарантии, зачастую требуемые от обвиняемых в качестве условия их пребывания на свободе до суда (постоянное местожительство, легальная работа, прочные семейные связи), оценивались с учетом нестабильности, которая может объясняться их принадлежностью к этим группам, особенно, когда речь идет о женщинах и несовершеннолетних;

d) лица, принадлежащие к этим группам, содержащиеся под стражей до суда, пользовались всеми правами, которые признаются за заключенными под стражу лицами в соответствующих международных нормах, в частности, правами, учитывающими их положение: правом на уважение их религиозных и культурных традиций и традиций в области питания, правом на поддержание связей с семьей, правом на помощь переводчика и, в случае необходимости, правом на консульскую помощь (ст. 26).

В общем плане государствам-участникам надлежит обеспечить лицам, принадлежащим к расовым или этническим группам, в частности, негражданам, включая иммигрантов, беженцев, просителей убежища и лиц без гражданства, рома/цыганам, коренным народам, перемещенному населению, лицам, подвергающимся дискриминации по признаку их родового происхождения, а также другим уязвимым группам, все гарантии справедливого судебного разбирательства и равенства перед законом, которые закреплены в соответствующих международных договорах о правах человека, и, в частности:

1. Право на презумпцию невиновности. Обеспечение этого права подразумевает, что полицейским, судебным и другим государственным органам запрещается публично выражать свое мнение о виновности подследственных до вынесения судебного решения и тем более заранее бросать тень подозрений на членов определенной расовой или этнической группы. Те же органы обязаны принять меры к тому, чтобы средства массовой информации не распространяли сведения, которые могут привести к стигматизации определенных категорий лиц, в частности, принадлежащих к упомянутым группам (ст. 29);

2. Право на помощь адвоката и право на помощь переводчика. Эффективное обеспечение этих прав подразумевает, что государства создают систему предоставления бесплатных услуг адвокатов и переводчиков, а также услуг в виде юридической помощи или консультаций и устного перевода для лиц, принадлежащих к упомянутым группам (ст. 30);

3. Право на разбирательство дела независимым и беспристрастным судом. Государствам-участникам надлежит решительно обеспечивать отсутствие любых расовых или ксенофобных предрассудков со стороны судей, присяжных и других судебных работников. Им надлежит не допускать любого прямого воздействия со стороны групп давления, представителей идеологических и религиозных течений и церквей на функционирование системы правосудия и на решения судей, что может иметь дискриминационные последствия для некоторых групп (ст.ст. 31, 32).

Принцип гласности (открытости).

Каждый имеет право на гласное судебное разбирательство (п. 1 Резолюции 2858 (XXVI) Генеральной Ассамблеи ООН «Права человека при отправлении правосудия» от 20 декабря 1971 г.).

Недостаточно просто осуществлять правосудие, нужно делать это открыто для общества (ст. 3.2. Бангалорских принципов поведения судей). Полная осведомленность о практике всех судов является одним из главных условий справедливого применения закона (преамбула Рекомендации № R (95) 11 КМСЕ «Об отборе, обработке, представлении и архивации судебных решений в правовых информационно-поисковых системах» от 11 сентября 1995 г.). Общественность должна иметь возможность получать через средства массовой информации информацию о деятельности органов судебной власти и полицейских служб. В рамках уголовных процессов, затрагивающих общественные интересы, или других уголовных процессов, привлекших к себе особое внимание общественности, органы судебной власти и полицейские службы должны информировать СМИ об основных проводимых ими действиях, при условии, что это не наносит ущерба тайне следствия и полицейского расследования, и не создает задержек и препятствий ведущемуся судебному разбирательству (пр.пр. 1, 6 Рекомендации № R (2003) 13 КМСЕ «О предоставлении через СМИ информации относительно уголовных процессов» от 10 июля 2003 г., ст. 3 Рекомендации № R (2001) 3 КМСЕ «По распространению судебной и иной юридической информации путем использования новых технологий» от 28 февраля 2001 г.). Ознакомление широкой общественности с целями и процедурами системы уголовного правосудия имеет большое значение в области предупреждения преступности и избежания угрозы со стороны преступного мира (ст. 11 Рекомендации ООН «Относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития» от 14 декабря 1990 г.). Каждый вправе присутствовать на открытых слушаниях, разбирательствах и судебных процессах с целью сформировать свое мнение об их соответствии национальному законодательству и применимым международным обязательствам (п. б ч. 3 ст. 9 Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы от 9 декабря 1998 г.).

В Документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г. подчеркивается, что государства в качестве меры по укреплению доверия должны обеспечивать присутствие наблюдателей, направляемых государствами-участниками, и представителей неправительственных организаций и других заинтересованных лиц на судебных процессах, как это предусматривается в национальном законодательстве и международном праве.

При этом средствам массовой информации и журналистам, присутствующим на судебных разбирательствах предлагается соблюдать следующие требования, изложенные в Декларации КМСЕ «Об условиях информирования через средства массовой информации о слушаниях по уголовным делам» от 10 июля 2003 г.:

- корректно относиться к подозреваемым и обвиняемым как к невиновным, пока их виновность не будет установлена в законном порядке;

- уважать достоинство, безопасность и право на личную жизнь потерпевших, истцов, подозреваемых, обвиняемых, осужденных и свидетелей, а также их семей;

- не публиковать сведения о прежних преступлениях человека, если это не касается интересов общества;

- уделять особое внимание интересам несовершеннолетних и других уязвимых лиц, вовлеченных в судебные разбирательства;

- не препятствовать уголовному расследованию и судебным процедурам.

В ч. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и ст. 6 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г. закреплено: решения суда или приговор выносятся публично, однако все судебное разбирательство или часть его может иметь закрытый характер по соображениям общественного порядка, сохранения государственной тайны, либо когда того требуют интересы подростков или защиты интимных сторон жизни участвующих в деле лиц. В рамках уголовных процессов, особенно с участием присяжных или судей, не являющихся профессиональными юристами, органы судебной власти и полицейские службы должны воздерживаться от обнародования информации, которая может нанести существенный ущерб справедливости судебного разбирательства (пр. 10 Рекомендации № R (2003) 13 КМСЕ «О предоставлении через СМИ информации относительно уголовных процессов» от 10 июля 2003 г.).

Это полностью соответствует принципам, закрепленным в ч. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.: печать и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, – при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия; однако любое судебное постановление по уголовному или гражданскому делу должно быть публичным, за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми.

В информации и политике в отношении связей с общественностью, касающихся расследования и судебного разбирательства преступлений, должна учитываться необходимость защиты потерпевшего от разглашения любых фактов, которые могут неоправданно затронуть частную жизнь или оскорбить достоинство потерпевшего. Если вид преступлений или конкретный статус или личное положение и безопасность потерпевшего обуславливают такую особую защиту, то либо судебное разбирательство до вынесения решения суда должно быть закрытым в камере, либо разглашение или публикация личной информации должны быть ограничены соответствующим образом (ст. 15 Рекомендации № R (85) 11 КМСЕ «Относительно положения потерпевшего в рамках уголовного права и уголовного процесса» от 28 июня 1985 г.).

В любом случае судебные процессы могут быть закрытыми (in camera) лишь при наличии обстоятельств, предписанных законом и соответствующих обязательствам по международному праву и международным обязательствам (Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г.).

Публичность уголовного процесса.

Государство должно проводить незамедлительное и беспристрастное расследование или обеспечивать проведение расследования всякий раз, когда имеются разумные основания полагать, что на любой территории, находящейся под его юрисдикцией, произошло нарушение прав человека и основных свобод (ч. 5 ст. 9 Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы от 9 декабря 1998 г.).

Состязательность уголовного процесса.

В Рекомендации № 1604 (2003) Парламентской Ассамблеи ООН «О роли прокуратуры в демократическом обществе, основанном на верховенстве закона» от 27 мая 2003 г. подчеркивается, что соблюдение принципов демократии и верховенства закона предусматривает реальное разграничение различных полномочий правительств, что особенно важно в отношении, с одной стороны, органов прокуратуры (действующей в качестве административного агента исполнительной или законодательной власти) и с другой – органов судебной власти. Должность лиц, осуществляющих судебное преследование, строго отделяется от выполнения судебных функций (ст. 10 Руководящих принципов, касающихся роли лиц, осуществляющих судебное преследование от 7 сентября 1990 г.).

В Резолюции «О целостности судебной системы» от 19 апреля 2002 г. (п. 6), а также Резолюции 2004/32 «Целостность судебной системы» от 19 апреля 2004 г. (п. 5) Комиссия ООН по правам человека призвала все государства обеспечить принцип равенства состязательных возможностей в рамках своих судебных систем, в частности, путем предоставления лицам, дела которых рассматриваются судом, возможности допрашивать показывающих против них свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос их свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против них. Обеспечение принципа состязательности сторон входит в обязанности не только судей, но и прокуроров (ст. 29 Рекомендации № R (2000) 19 КМСЕ «О роли прокуратуры в системе уголовного правосудия» от 6 октября 2000 г.).

Принцип участия общественности в уголовном процессе.

Отдельные лица, неправительственные организации и группы играют важную роль в деле поощрения и защиты всех прав человека и основных свобод (Резолюция Комиссии ООН по правам человека «О положении правозащитников» от 26 апреля 2000 г.). Поэтому их участие весьма важно во всех государственных процессах, включая уголовное судопроизводство.

Как сказано в ст. 11 Рекомендации № R (96) 8 КМСЕ «По политике борьбы с преступностью в изменяющейся Европе» от 5 сентября 1996 г. и преамбуле Рекомендации № R (83) 7 КМСЕ «Об участии общества в осуществлении политики, направленной на борьбу с преступлениями» от 23 июня 1983 г., ни политика борьбы с преступностью, ни система уголовной юстиции не могут быть эффективными без благожелательного отношения общественности, точнее, без активного участия населения. Особое внимание обеспечению участия широких сил общественности в предупреждении преступности и борьбе с нею уделяется в Бангкокской декларации «Взаимодействие и ответные меры: стратегические союзы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия от 18-25 апреля 2005 г. (ст. 9). В Венской декларации о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века от 17 апреля 2000 г., подчеркивается, что эффективные действия в области предупреждения преступности и уголовного правосудия требуют участия в качестве партнеров и субъектов правительств, национальных, региональных, межрегиональных и международных учреждений, межправительственных и неправительственных организаций и различных сегментов гражданского общества, в том числе средств массовой информации и частного сектора, а также признания их соответствующей роли и вклада (п. 13). Следует активизировать свои усилия по обеспечению как можно более широкого участия общественности в предупреждении преступности и борьбе с ней и в этих целях вести максимально широкую просветительную деятельность среди общественности (п. m Миланского плана действий от 26 августа - 6 сентября 1985 г.). Необходимо содействовать вовлечению всех элементов общества в деятельность по борьбе с опасной транснациональной преступностью и ее предупреждению (ст. 9 Декларации о преступности и общественной безопасности от 12 декабря 1996 г.). Привлечение общественности к активному участию в предупреждении преступности посредством разъяснения необходимости действовать и соответствующих мер, а также ее роли в этой деятельности должно включаться правительствами в общую организацию предупреждения преступности (см.: п. е ст. 17 Руководящих принципов для предупреждения преступности от 24 июля 2002 г.).

Следует делать больший упор на совершенствование отношений с общественностью, особенно на удовлетворение особых потребностей и запросов пользователей системы уголовного правосудия, средств массовой информации, добровольных организаций (например, ассоциаций пострадавших), отдельных граждан и их демократических институтов (ст. 18 Рекомендации № R (95) 12 КМСЕ «Относительно управления системой уголовного правосудия» от 11 сентября 1995 г.).

Потенциал общественности может быть использован и при применении мер принуждения в уголовном процессе. Так, в Стандартных минимальных правилах ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийских правилах) от 14 декабря 1990 г., сказано, что они (Правила) имеют целью обеспечить более активное участие общественности в осуществлении правосудия по уголовным делам, особенно в обращении с правонарушителями, а также содействовать развитию у правонарушителей чувства ответственности перед обществом (п. 1.2).

Уважение чести и достоинства личности.

Никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть подвергнут медицинским или научным опытам без своего свободного согласия (ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.; преамбула Европейской Конвенции против пыток или бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания от 10 декабря 1984 г.; Парижская хартия для новой Европы от 21 ноября 1990 г.; преамбула Резолюции 2858 (XXVI) Генеральной Ассамблеи ООН «Права человека при отправлении правосудия» от 20 декабря 1971 г.; ст. 3 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г., Резолюция Комиссии ООН по правам человека «О пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» от 23 апреля 2002 г., Резолюция 2858 (XXVI) Генеральной Ассамблеи ООН «Права человека при отправлении правосудия» от 20 декабря 1971 г. и др.).

В этой связи государства должны принять эффективные законодательные, административные, судебные и другие меры для предотвращения такой практики и наказания за нее, защищать отдельных лиц от какой-либо психиатрической или иной медицинской практики, которая нарушает права человека и основные свободы и эффективные меры для предотвращения такой практики и наказания за нее. Государствам необходимо систематически рассматривать правила, инструкции, методы и практику ведения допроса, а также условия содержания под стражей и обращения с лицами, подвергшимися какой-либо форме ареста, задержания или тюремного заключения на любой территории под их юрисдикцией, с тем чтобы не допустить каких-либо случаев пыток (ст. 16 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г.). Никакие обстоятельства не могут служить оправданием для пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания (пр. 6 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме от 9 декабря 1988 г.). Ни одно должностное лицо по поддержанию правопорядка не может осуществлять, подстрекать или терпимо относиться к любому действию, представляющему собой пытку или другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания, и ни одно должностное лицо по поддержанию правопорядка не может ссылаться на распоряжения вышестоящих лиц или на исключительные обстоятельства для оправдания пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (ст. 5 Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка от 17 декабря 1979 г. ).

Неприкосновенность личности.

Никто не должен подвергаться произвольному аресту или содержанию под стражей (Парижская хартия для новой Европы. Итоговый документ СБСЕ в Европе от 21 ноября 1990 г.).

Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как в следующих случаях и в соответствии с процедурой, установленной национальным законодательством: а) законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным судом; б) законный арест или задержание лица; в) законное задержание несовершеннолетнего с целью передачи дела на расследование, вынесения решения о наказания или в суд. Каждому арестованному при аресте сообщаются на понятном ему языке причины его ареста. Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, в соответствии с национальным законодательством принадлежит право на разбирательство судом его дела относительно законности его ареста или содержания под стражей. Все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности (ст. 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.).

Лица, подвергшиеся незаконному аресту или содержанию под стражей, имеют право на компенсацию причиненного ущерба в соответствии с национальным законодательством (п. 4 ст. 5 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г.).

Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве.

Такая охрана, согласно положениям ст. 11 УПК РФ, складывается из двух основных положений: обязанность должностных лиц разъяснять все права участников уголовного судопроизводства, чтобы они могли успешно ими воспользоваться, и обеспечение безопасности участников процесса.

Право на информацию о своих правах. Каждый человек имеет право знать, искать, добывать, получать и иметь в своем распоряжении информацию о всех правах человека и основных свободах, включая доступ к информации о том, каким образом обеспечиваются эти права и свободы во внутреннем законодательстве, в судебной или административной системах (п. «а» ст. 6 Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы от 9 декабря 1998 г.). О праве каждого знать свои права и поступать в соответствии с ними упоминается в Парижской хартии для новой Европы от 21 ноября 1990 г., Документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г, Итоговом документе Венской встречи государств-участников СБСЕ от 15 января 1989 г., Документе Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 3 октября 1991 г., Итоговом документе Мадридской встречи представителей государств-участников СБСЕ от 11 ноября 1980 года – 9 сентября 1983 г. и многих других международных актах.

Данному праву корреспондирует обязанность государства, выражающаяся в ответственности за принятие законодательных, судебных, административных или иных надлежащих мер в целях содействия пониманию всеми лицами, находящимися под его юрисдикцией, своих гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав. Такие меры включают, в частности: a) публикацию и широкое распространение национальных законов и положений, а также основных применимых международных документов по правам человека; b) полный и равный доступ к международным документам в области прав человека, включая периодические доклады государства органам, учрежденным на основании международных договоров о правах человека, участником которых оно является, а также краткие отчеты об обсуждениях и официальные доклады этих органов (ст. 14 Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы от 9 декабря 1998 г.).

Обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства. О необходимости обеспечения адекватной защиты лиц, участвующих в процедурах по борьбе с преступностью, говорится в Рекомендации № R (97) 13 КМСЕ «Относительно запугивания свидетелей и прав защиты» от 10 сентября 1997 г., Рекомендации № R (2005) 9 КМСЕ «О защите свидетелей и лиц, сотрудничающих с правосудием» от 20 апреля 2005 г., в ст. 25 Рекомендации № R (96) 8 КМСЕ «По политике борьбы с преступностью в изменяющейся Европе» от 5 сентября 1996 г. и др. международных актах.

Особой охране и защите подлежат такие участники уголовного процесса, как свидетель и потерпевший.

Когда это представляется необходимым, и особенно когда речь идет о борьбе с организованной преступностью, потерпевшему и его семье должна быть обеспечена эффективная защита от запугиваний и возможной мести со стороны преступника (ст. 16 Рекомендации № R (85) 11 КМСЕ «Относительно положения потерпевшего в рамках уголовного права и уголовного процесса» от 28 июня 1985 г.).

Принимая во внимание недопустимость того, чтобы уголовная система правосудия могла бы быть не в состоянии привлечь ответчиков к суду и добиться их осуждения из-за того, что свидетели были отговорены свидетельствовать свободно и правдиво, Комитетом Министров Совета Европы разработаны рекомендации по защите свидетелей от запугивания и иных средств давления. Действия запугивания свидетелей должны быть наказуемы либо как отдельное уголовное преступление, либо как часть преступления с использованием незаконных угроз. Свидетелям должны предоставляться альтернативные методы дачи показаний, которые защищают их от запугивания, устраняя возможность их вступления в прямую конфронтацию с обвиняемым, например, возможность свидетельствовать в отдельной комнате. В случае необходимости должны быть приняты меры по защите свидетелей, дающих показания, включая предотвращение идентификации свидетеля со стороны защиты, например, при использовании экранов, использования маскировки лица или искажения голоса (преамбула, ст.ст. 3, 6, 12 Рекомендации № R (97) 13 КМСЕ «Относительно запугивания свидетелей и прав защиты» от 10 сентября 1997 г.).

Личность свидетелей не должна раскрываться, кроме случаев, когда свидетель дал на то свое предварительное согласие, идентификация свидетеля затрагивает общественные интересы, либо показания уже были даны на открытом заседании. Личность свидетелей ни в коем случае не должна раскрываться, если это угрожает их жизни или безопасности (пр. 16 Рекомендации № R (2003) 13 КМСЕ «О предоставлении через СМИ информации относительно уголовных процессов» от 10 июля 2003 г.).

При этом, гарантируя, что защита имеет адекватную возможность выступить против свидетельских показаний, данных свидетелем, должны рассматриваться следующие меры: использование показаний, данных перед судебными органами до суда, которые могут квалифицироваться как свидетельство в суде, если свидетели не могут предстать перед судом или когда появление в суде могло бы привести к большой и фактической опасности для жизни и безопасности свидетелей, их родственников или других лиц, близких им; раскрытие идентичности свидетелей в последней стадии слушания и (или) выявление определенных деталей; исключение СМИ и (или) публики от всего или части судебного слушания. В соответствии с внутренним законом, анонимность людей, которые могли бы свидетельствовать, является допустимой как исключительная мера. Если гарантия анонимности по просьбе людей временно предоставляется компетентными властями, уголовно-процессуальное законодательство должно предусматривать проверку данной процедуры, чтобы поддержать справедливый баланс между потребностями уголовного процесса и правами защиты. Защита через эту процедуру должна иметь возможность защищаться против анонимности свидетеля, правдивости его сведений и их источника. Анонимность необходимо предоставить, когда компетентные судебные органы находят, что жизни или свободе заинтересованного лица серьезно угрожают или, в случае существования тайного агента, его способности работать в будущем серьезно угрожают. Когда разрешена анонимность, осуждение не должно базироваться исключительно или в решающей степени на свидетельстве таких людей (ст.ст. 9, 10, 11, 13 Рекомендации № R (97) 13 КМСЕ «Относительно запугивания свидетелей и прав защиты» от 10 сентября 1997 г.).

Отдельные гарантии защиты свидетелей, находящихся за границей и вызванных для дачи показаний, содержатся в Рекомендации № R (83) 12 КМСЕ «О средствах защиты свидетелей в соответствии со Статьей 12.1 Европейской Конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам» от 23 сентября 1983 г.

Принцип обеспечения эффективной правовой помощи.

Право доступа к правосудию, закрепленное в соответствующих международных документах по правам человека, составляет важную основу для укрепления законности через отправление правосудия (преамбула Резолюции 60/159 Генеральной Ассамблеи ООН «Права человека при отправлении правосудия» от 16 декабря 2005 г.). Доступ к правосудию должен гарантироваться во всех делах, касающихся гражданских прав и обязанностей, или при рассмотрении любого уголовного обвинения; юридический совет и помощь должны быть всегда доступны, когда этого требуют интересы правосудия (ст. 1 Резолюции (2000) 12 КМСЕ «Учреждение Европейской комиссии по эффективности правосудия» от 18 сентября 2002 г.). В Венской декларации о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века от 17 апреля 2000 г. сказано: «Каждому государству следует создать эффективную систему средств правовой защиты для рассмотрения жалоб в связи с нарушениями прав человека и устранения таких нарушений». Бангкокская декларация «Взаимодействие и ответные меры: стратегические союзы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия» от 18-25 апреля 2005 г. призвала все государства предпринять шаги, в соответствии с их внутренним законодательством, по содействию доступу к правосудию, рассмотреть вопрос о предоставлении юридической помощи тем, кто в ней нуждается, и создать возможности для эффективной защиты их прав в системе уголовного правосудия (п. 18). Государства, если они еще не сделали этого, должны, согласно требованиям международного права, обеспечить соответствие своего национального законодательства их международно-правовым обязательствам посредством принятия надлежащих эффективных законодательных и административных процедур и других соответствующих мер, обеспечивающих на справедливых условиях эффективный и незамедлительный доступ к правосудию (ч. 2 пр. 1 Основных принципов и руководящих положений, касающихся права на правовую защиту и возмещения ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области права человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права от 25 июля 2005 г.).

Любое лицо, чьи права и свободы нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты1 в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве (ст. 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.). Каждый человек имеет право лично или через посредство законно уполномоченного представителя направить жалобу в независимый, беспристрастный и компетентный судебный или иной орган, созданный на основании закона, рассчитывать на ее своевременное рассмотрение этим органом в ходе публичного разбирательства и получить от такого органа, в соответствии с законом, решение, предусматривающее меры по исправлению положения, включая любую надлежащую компенсацию в случае нарушения прав или свобод этого лица, а также право на принудительное исполнение этого решения или постановления без неоправданной задержки (ст. 9 Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы от 9 декабря 1998 г.).

Для этого государство обязано: a) обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективное средство правовой защиты2; b) обеспечить, чтобы право на правовую защиту для любого лица, требующего такой защиты, устанавливалось компетентными судебными, административными или законодательными властями или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства, и развивать возможности судебной защиты; c) обеспечить применение компетентными властями средств правовой защиты, когда они предоставляются (ч. 3 ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.).

В Итоговом Документе Венской встречи государств-участников СБСЕ от 15 января 1989 г. указывается на следующие средства правовой защиты: право лица апеллировать к исполнительным, законодательным, судебным или административным органам; право на справедливое и публичное разбирательство в разумные сроки в независимом и беспристрастном суде, включая право выдвигать юридическую аргументацию и быть представленным адвокатом по своему выбору; право быть быстро и официально уведомленным о решении, принятом по любой апелляции, включая юридические основания, на которых основывалось решение. Эта информация должна предоставляться, как правило, в письменной форме и во всяком случае так, чтобы позволить лицу эффективно воспользоваться другими доступными средствами правовой защиты (п. 13.9).

Особое значение в этом вопросе имеет Рекомендация № R (2004) 6 КМСЕ «Относительно совершенствования внутренних средств правовой защиты» от 12 мая 2004 г. В ней, придавая особое значение статье 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, обращается внимание на следующие аспекты:

1. Европейская Конвенция должна быть неотъемлемой частью внутреннего правопорядка. Основным требованием для существования эффективного средства правовой защиты является то, чтобы конвенционные права гарантировались в национальной правовой системе. В этом контексте тот факт, что в настоящее время Конвенция стала неотъемлемой частью внутренних правопорядков всех государств-участников, является желанным событием. Это событие усовершенствовало процесс внедрения эффективных средств правовой защиты. Этому способствовал также тот факт, что суды и исполнительная власть со все большим уважением относятся к прецедентному праву Европейского Суда по правам человека в применении внутреннего законодательства и сознают свое обязательство по исполнению постановлений Суда по делам, в которых они являются стороной (ст. 7).

2. Существующий опыт свидетельствует о том, что во многих государствах-членах до сих пор есть недостатки относительно допустимости и/или эффективности средств правовой защиты (ст. 12).

Как сказано в Документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г., эффективные средства правовой защиты включают в себя право отдельного лица запрашивать и получать адекватную юридическую помощь. Важно создавать условия, при которых все люди имели бы возможность получения правовой помощи со стороны избранного ими независимого адвоката для защиты (преамбула Стандартов независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов, 1990 г.). Согласно Резолюции (78) 8 КМСЕ «О юридической помощи и консультациях» от 2 марта 1978 г., предоставление юридической помощи должно рассматриваться не как акт милосердия к неимущим, а как обязательство, лежащее на всем обществе в целом. При этом облегчение доступа к юридическим консультациям, помимо юридической помощи, для лиц, находящихся в экономически неблагоприятном положении, способствует устранению препятствий для доступа к правосудию.

В соответствии с указанной Резолюцией, никто не может быть лишен, в силу препятствий экономического характера, возможности использования или защиты своих прав в любых судах. С этой целью любое лицо должно иметь право на необходимую юридическую помощь в судебном разбирательстве. Юридическая помощь должна охватывать все расходы, понесенные лицом, которому она предоставляется, в ходе истребования или защиты своих прав, и в, частности, гонорары адвокатов, пошлины, расходы на экспертизу, возмещение расходов свидетелей и расходы на перевод. Юридическая помощь всегда должна осуществляться лицом, имеющим право практиковать в качестве адвоката в соответствии с юридическими нормами данного государства, как в случаях, когда система юридической помощи предусматривает участие защитника, так и в случаях, когда: а) стороны должны быть представлены таким лицом в судебном органе данного государства в соответствии с законом этого государства; b) орган, правомочный рассматривать просьбу о предоставлении юридической помощи, констатирует, что услуги адвоката необходимы ввиду конкретных обстоятельств рассматриваемого дела. Лицо, которому предоставлена помощь, должно быть, по возможности, свободно в выборе квалифицированного защитника. Ответственность за финансирование юридической помощи должна быть возложена на государство. Государство также должно обеспечивать лицам, находящимся в экономически неблагоприятном положении, возможность получения необходимой юридической консультации по всем вопросам, которые могут затрагивать их права и интересы.

Аналогичные положения закреплены в Основных положениях о роли адвокатов от 7 сентября 1990 г.: должно обеспечиваться, чтобы компетентные власти немедленно информировали каждого человека о его праве пользоваться помощью адвоката по своему выбору при аресте или задержании либо при обвинении его в совершении уголовного преступления (ст. 5). Во всех случаях, когда того требуют интересы правосудия, каждый такой человек, не имеющий адвоката, имеет право на помощь адвоката, опыт и компетентность которого соответствуют характеру правонарушения, назначенного в целях предоставления ему юридической помощи бесплатно, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг адвоката (ст. 6).

На совершенствование существующих систем юридической консультации и правовой помощи применительно к беднейшим слоям населения направлена Рекомендация № R (93) 1 КМСЕ «Об эффективном доступе к праву и правосудию для малообеспеченных слоев населения» от 8 января 1993 г. В ней государствам рекомендовано:

1. Содействовать доступу беднейших слоев населения к закону ("право на защиту со стороны закона") путем:

а) поощрения, там где это необходимо, действий по повышению осведомленности юристов о проблемах беднейших слоев населения;

b) поощрения развития служб юридической консультации для беднейших слоев населения;

с) покрытия стоимости юридических консультаций для беднейших слоев населения посредством оказания юридической помощи, не исключая внесения небольшого взноса лицами, пользующимися такой помощью там, где того требует внутреннее законодательство;

d) поощрения создания, когда это представляется необходимым, консультационных центров в районах проживания бедноты.

2. Содействовать эффективному доступу беднейших слоев населения к внесудебным методам разрешения конфликтов путем:

а) расширения участия неправительственных организаций или добровольных организаций, оказывающих помощь беднейшим слоям населения, в таких квазисудебных формах разрешения конфликтов, как посредничество и примирение;

b) оказания юридической или любых других форм помощи в применении таких методов разрешения конфликтов.

3. Содействовать эффективному доступу беднейших слоев населения к судам, в особенности путем:

а) оказания юридической или любых других форм помощи всем судебным инстанциям (гражданским, уголовным, коммерческим, административным, общественным и т.д.) и всем состязательным или несостязательным процессам независимо от того, в каком качестве выступают заинтересованные лица;

b) оказания юридической помощи беднейшим слоям населения, которые являются лицами без гражданства или иностранцами, и в любом случае, когда они постоянно проживают на территории государства, где должно состояться разбирательство;

с) признания права на помощь соответствующего адвоката, насколько возможно, по выбору обвиняемого, за надлежащее вознаграждение;

d) ограничения круга обстоятельств, при которых компетентные органы могут отказать в юридической помощи, главным образом теми случаями, когда основаниями для отказа являются неприемлемость, явно недостаточные перспективы выиграть дело, или случаями, когда юридическая помощь не является необходимой в интересах правосудия;

е) упрощения процедуры оказания юридической помощи беднейшим слоям населения и рассмотрения вопроса о немедленном предоставлении временной юридической помощи, когда такая возможность имеется;

f) рассмотрения вопроса о создании возможностей для неправительственных организаций или добровольных организаций, оказывающих поддержку беднейшим слоям населения, оказывать помощь в доступе к судам лицам, которые испытывают такую нужду и лишения, что не могут самостоятельно защитить себя.

Комиссия ООН по правам человека в Резолюции «О целостности судебной системы» от 19 апреля 2002 г. настоятельно призвала все государства гарантировать, чтобы все лица, дела которых переданы на рассмотрение судов или трибуналов, находящихся под их юрисдикцией, имели право быть судимыми в их присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного ими самими защитника (п. 4).

Принцип неприкосновенности личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции.

Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции3. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случая, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц (ст. 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.; ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., ст. 9 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г. и др.).

Во избежание любого неправомерного или произвольного вмешательства государства в жизнь индивидуума, что могло бы нанести ущерб любому демократическому обществу, осуществление этого права должно ограничиваться только в случаях, предусмотренных законом и совместимых с международно-признанными стандартами в области прав человека. В частности, государствам необходимо обеспечивать, чтобы обыски и аресты лиц, а также частных помещений и имущества производились лишь в соответствии с такими нормами, которые обеспечены судебной защитой (ст. 24 Документа Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 3 октября 1991 г.).

При предоставлении информации о подозреваемых, обвиняемых или осужденных лицах, либо о других сторонах в уголовном процессе, должно соблюдаться их право на защиту неприкосновенности частной жизни. Особая защита должна быть обеспечена участвующим в процессе несовершеннолетним и другим ограниченно дееспособным лицам, а также потерпевшим, свидетелям и семьям подозреваемых, обвиняемых и осужденных. Во всех случаях особое внимание следует уделять тем пагубным последствиям, которые может иметь для указанных в лиц раскрытие информации, позволяющей идентифицировать их личность (пр. 8 Рекомендации № R (2003) 13 КМСЕ «О предоставлении через СМИ информации относительно уголовных процессов» от 10 июля 2003 г.).

Принцип презумпции невиновности.

Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону (ч. 2 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.; ч. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.; п. 1 Резолюции 2858 (XXVI) Генеральной Ассамблеи ООН «Права человека при отправлении правосудия» от 20 декабря 1971 г.).

Это право особо подчеркивается в Резолюции Комиссии ООН по правам человека «О целостности судебной системы» от 19 апреля 2002 г.: важно, чтобы каждый обвиняемый в уголовном преступлении, имел право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону в ходе гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все необходимые гарантии для защиты (п. 3).

Торжественно подтверждено это право в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 2858 (XXVI) «Права человека при отправлении правосудия» от 20 декабря 1971 г. и многочисленных других документах международного права.

Важность соблюдения процедурных правил при признании лица виновным имеет большое значение и для принципа non bis in idem. Никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны (ч. 7 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.)

Уважение принципа презумпции невиновности – неотъемлемая часть права на справедливое судебное разбирательство. Следовательно, мнения и сведения по продолжающемуся судебному разбирательству могут сообщаться или распространяться через СМИ только в тех случаях, когда это не наносит ущерба презумпции невиновности подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления (пр. 2 Рекомендации № R (2003) 13 КМСЕ «О предоставлении через СМИ информации относительно уголовных процессов» от 10 июля 2003 г.).

Свобода обжалования процессуальных действий и решений.

Как закреплено в п. «а» ч. 3 ст. 9 Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы от 9 декабря 1998 г., каждый человек, индивидуально и совместно с другими, имеет право в связи с нарушениями прав человека и основных свобод в результате политики и действий отдельных должностных лиц и государственных органов подавать жалобы или иные соответствующие обращения в компетентные национальные судебные, административные или законодательные органы или в любой другой компетентный орган, предусмотренный правовой системой государства, которые должны вынести свое решение по данной жалобе без неоправданной задержки.

Язык уголовного судопроизводства.

Каждый обвиняемый имеет право пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке (ч. 3 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., ч. 3 ст. 6 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г.).

Когда одна из сторон процесса не обладает достаточным знанием языка, на котором ведется судопроизводство, государство должно обратить особое внимание на проблему устного и письменного перевода и обеспечить, чтобы неимущие и малоимущие лица не находились в неблагоприятном положении с точки зрения доступа к суду или участия в судебном процессе в силу их неспособности говорить или понимать используемый в суде язык (ст. 6 Рекомендации № R (81) 7 КМСЕ «Относительно путей облегчения доступа к правосудию» от 14 мая 1981 г.).

В силу Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств от 5 ноября 1992 г. в тех судебных округах, где число жителей, пользующихся региональными языками или языками меньшинств, оправдывает указанные ниже меры в соответствии с положением каждого из этих языков и при условии, что предоставляемые возможности не рассматриваются судьей в качестве препятствия для надлежащего отправления правосудия, в производстве по уголовным делам следует:

а) обеспечивать, чтобы в случае просьбы одной из сторон слушание дела в суде велось на региональном языке или языке меньшинства; и/или

б) гарантировать обвиняемому право на пользование его/ее региональным языком или языком меньшинства; и/или

в) обеспечивать, чтобы запросы и свидетельские показания, письменные или устные, не рассматривались как неприемлемые только потому, что они сформулированы на региональном языке или языке меньшинства; и/или

г) оставлять по запросу документы, относящиеся к производству по делу, на соответствующем региональном языке или языке меньшинства, при необходимости прибегая к помощи переводчика без дополнительных расходов со стороны заинтересованных лиц.

Нельзя отказывать в признании юридических документов, составленных в государстве-участнике, только на том основании, что они подготовлены на региональном языке или языке меньшинства; или отказывать в признании подготовленных между сторонами юридических документов, составленных в государстве-участнике, лишь на том основании, что они составлены на региональном языке или языке меньшинства, и обеспечивать возможность ссылки на них перед заинтересованной третьей стороной, не пользующейся этими языками, при условии, что содержание документа доводится до ее сведения ссылающимся на него лицом (лицами) (ст. 9).

Лицо, которое недостаточно хорошо понимает или говорит на языке, используемом властями, ответственными за его арест, задержание или заключение, имеет право на получение как можно скорее на языке, который он понимает, необходимой информации и на получение помощи переводчика, если необходимо бесплатном, в связи с юридическим разбирательством после его ареста (пр. 14 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме от 9 декабря 1988 г.).

Сноски и примечания

1 «Эффективность средства» здесь не зависит от определенности благоприятного результата для заявителя, но предполагает определенное минимальное требование незамедлительности (ст. 1 Рекомендации № R (2004) 6).

2 Обеспечение эффективной правовой защиты и компенсация жертвам нарушений прав человека должны осуществляться исходя из того, что бремя доказывания не должно возлагаться на жертву (ст. 8 Декларации и Программы действий форума тысячелетия «Мы, народы: укрепление Организации Объединенных наций в двадцать первом веке» от 26 мая 2000 г.).

3 В том числе электронных сообщений (ст. 24 Документа Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 3 октября 1991 г.).

 












Юриспруденция Законы

Сделате свой сайт на качественном хостинге. Выбирайте и бронируйте сайту ИМЯ.ru





Rambler's Top100