Васильева Е.Г. 3.1. Гарантии неприкосновенности личности как необходимое условие законности и обоснованности ее ограничения в уголовном процессе


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Васильева Елена Геннадьевна
Проблемы ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе.
Дисс. ... канд. юрид. наук. Уфа: Башкирский государственный университет, 2002. 193 с.

Письмо автору | К оглавлению

 

Глава 3. Гарантии законности и обоснованности ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе

3.1. Гарантии неприкосновенности личности как необходимое условие законности и обоснованности ее ограничения в уголовном процессе

Ограничение неприкосновенности личности в целях достижения задач уголовного судопроизводства - сугубо процессуальная деятельность, осуществляемая исключительно в рамках предусмотренной УПК РФ процессуальной формы. Данная процессуальная форма опирается, прежде всего, на такие категории, как законность и обоснованность.329 Указанные категории являются неотъемлемыми требованиями и при ограничении неприкосновенности личности. Поэтому, прежде чем перейти к рассмотрению гарантий, необходимо определить понятие и содержание законности и обоснованности ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе.

Среди ученых не возникает сомнения в правомерности утверждения о том, что "законность - неотъемлемая черта конституционного правового государства, относящаяся ко всем сферам государственной жизни".330 Общеправовой принцип законности закреплен в п. 2 и 3 ст. 15 Конституции РФ, а применительно к уголовному процессу, кроме того, в ст. 49, 120, 123 и др. и развит в многочисленных нормах уголовно-процессуального права (ст. 7, 10, 37, 125 УПК РФ и др.). Однако само понятие законности в настоящий момент формулируется по разному. Наиболее значительную группу составляют авторы, придерживающиеся понимания законности как правовой регламентации соответствующих общественных отношений и точного неуклонного исполнения установленных государством юридических норм (Н.А. Громов, Ю.В. Францифоров, Н.В. Жогин, Ф.Н. Фаткуллин, М.Е. Токарева)331 и др. В.Н. Кудрявцев, определяя законность через такие категории, как "режим общественной жизни" и "метод государственного руководства", в конечном итоге, также исходит из позиции признания сущностью законности - "издание и неуклонное осуществление законов"332, что позволяет, на наш взгляд, причислить его к вышеназванным авторам. Иную точку зрения, содержащую в себе расширенное понимание законности, высказал В.В. Клочков. Согласно его позиции, законность - это взаимосвязанные требования общества к государству и иным участникам общественных отношений; отражение и выражение этих требований в общественном, в том числе политическом и юридическом сознании и в законодательстве; реализация этих требований в социальной практике - в деятельности участников общественных отношений333.

Понятно, что такое определение законности характеризует ее как общий принцип отношения общества и государства к праву в целом. При уровневом рассмотрении законность, как многогранное правовое понятие, "рассыпается" на более или менее узкие понятия334. Одно из них связано с деятельностью государственных органов, обеспечивающих реализацию и защиту прав личности. В этом смысле, законность действий правоохранительных органов подразумевает надлежащее и эффективное применение ими всех норм права, регулирующих их деятельность.335

В УПК РФ (ст. 7) принцип обозначен, но не раскрывается: акцент сделан, в первую очередь, на запрет суду и органам уголовного преследования применять законы, противоречащие данному кодексу. Между тем, основное содержание законности в другом. На наш взгляд, законность ограничения неприкосновенности личности нужно выводить из принципа законности, данного МУПК (ч. 1 ст. 12): дознаватель, следователь, прокурор, суд, а также иные органы и лица, участвующие в уголовном судопроизводстве, обязаны строго соблюдать положения Конституции, уголовно-процессуального кодекса, других законов, принятых в соответствии с Конституцией, а также иных нормативных актов, соответствующих законам, общепризнанным принципам и нормам международного права.336 Часть 2 ст. 15 Конституции РФ содержит общее требование об обязанности органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, граждан и их объединений соблюдать Конституцию РФ и законы.

С учетом сказанного, можно дать следующее определение: законность ограничения неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве - это точное и неуклонное соблюдение и исполнение норм, регулирующих порядок осуществления мер уголовно-процессуального принуждения органами предварительного расследования, прокуратуры, судом и всеми лицами, участвующими в деле.

С требованием законности ограничения неприкосновенности личности тесно связано требование обоснованности осуществления такой деятельности.

При этом ни одно из них ни в коем случае не должно подменять другое. Если законность (в узком понимании) требует соблюдения рамок закона, то под "обоснованностью" в русском языке понимается, прежде всего, подтвержденность фактами, серьезными доводами, убедительность.337

Таким образом, важнейшей составляющей обоснованности является совокупность "фактов", "сведений", "обстоятельств", "убедительных доводов и т.д., т.е. данных, свидетельствующих о необходимости ограничения неприкосновенности личности338. Указанным данным, на наш взгляд, необходимо придать статус веских оснований (доводов) соразмерный по значимости, со статусом доказательств. С одной стороны, этого требует исключительность права на неприкосновенность личности как конституционного принципа, с другой, такое положение послужит средством защиты от неправомерного или недостаточно обоснованного ограничения. При этом веские доводы - это данные, отвечающие требованиям относимости, допустимости, "которые убедили бы разумного и осторожного человека"339 в безусловной необходимости ограничения неприкосновенности личности. Веские доводы обусловливают необходимость ограничения.

Тем не менее, для категоричного суждения об обоснованности, наличия веских доводов, по нашему мнению, недостаточно. Как отмечалось выше, зачастую происходит столкновение интересов государства и личности, в котором права человека могут иметь большую ценность. Поэтому важным элементом обоснованности ограничения неприкосновенности личности, на наш взгляд, должно явиться обоснование в каждом конкретном случае приоритета интересов государства и общества (в том числе приоритета выполнения задач, стоящих перед уголовным судопроизводством) перед правами конкретного лица.

Таким образом, под обоснованностью ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе следует понимать наличие у компетентного лица веских доводов, свидетельствующих о безусловной необходимости ограничить права лица для достижения задач уголовного судопроизводства, при условии соблюдения приоритетов.

В теории права под гарантиями прав человека и гражданина понимается система условий, средств и способов, обеспечивающих всем и каждому равные правовые возможности для выявления, приобретения и реализации своих прав и свобод.340 На наш взгляд, под правовыми гарантиями законности и обоснованности ограничения неприкосновенности личности следует понимать совокупность условий, средств и способов, установленных нормами международного, конституционного, уголовно-процессуального законодательства и иными законами, а также осуществляемая на их основе процессуальная деятельность, обеспечивающие личности охрану и защиту ее физической, нравственной и психической неприкосновенности, индивидуальной свободы, общей свободы действий и личной безопасности от произвольных посягательств в процессе возбуждения, расследования и рассмотрения уголовного дела.

Законность и обоснованность ограничения неприкосновенности личности во многом зависят от установления и реализации совокупности соответствующих правовых гарантий неприкосновенности личности: международно-правовых, конституционных, уголовно-процессуальных, уголовно-правовых и гражданско-правовых гарантий. В качестве гарантий законности и обоснованности ограничения неприкосновенности личности выступают также прокурорский надзор, ведомственный и судебный контроль, но они, в силу значительного объема, выделены нами в отдельный параграф.

Международно-правовые гарантии. Международное право оказывает в настоящее время все более сильное влияние на развитие национального, внутригосударственного права. Идея примата международного права влечет за собой обязанность государств следовать его демократическим принципам. Статья 15 ч. 4 Конституции РФ гласит: "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора". Статья 17 ч. 1 Конституции РФ дополняет данное положение: "В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права". Таким образом, не может быть законным ограничение неприкосновенности личности, если оно производится вопреки таким принципам и нормам. Конкретными международно-правовыми гарантиями выступают многочисленные нормы права, регламентирующие неприкосновенность личности, которые упоминались нами выше, а также вся урегулированная этими нормами деятельность.

Однако не всегда содержание норм уголовно-процессуального законодательства соответствует содержанию соответствующей норме международного права. Так, например, согласно ст. 5 ч. 2 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждому арестованному незамедлительно сообщаются причины его ареста341. При этом, исходя из грамматического толкования слова "причины", представляется, что под ними понимаются те самые конкретные фактические данные - веские доводы, которые в силу их наличия и вызвали с необходимостью следствие, т.е. применение меры пресечения. В развитие указанной нормы Конвенции, ч. 2 ст. 101 УПК РФ содержит норму о вручении копии постановления или определения о применении меры пресечения лицу, в отношении которого оно вынесено по его просьбе. Несоответствие данного положения норме международного документа прослеживается по двум пунктам. Во-первых, отсутствует императивность, присущая международной норме, о незамедлительности вручения копии постановления, определения. Во-вторых, само по себе ознакомление обвиняемого (подозреваемого) с постановлением, не содержащим непосредственно причины его заключения под стражей342, является нарушением ст. 5 ч. 2 Конвенции, но вполне законно с точки зрения УПК РФ.343 Такая ситуация при ограничении конституционных прав граждан представляется недопустимой. Следователь должен разобраться в каждом уголовном деле, по которому обвиняемому избирается мера пресечения, настолько, чтобы совершенно ответственно и однозначно принять решение о применении этой меры. Все факты, положенные следователем в обоснование необходимости ограничения прав граждан, должны быть отражены в соответствующем постановлении. В противном случае необходимо признавать такое постановление незаконным, а следовательно, не имеющим силы. Закрепление данного положения позволит, во-первых, исключить случаи произвольного ограничения прав граждан, когда это не вызывается действительной необходимостью, во-вторых, повысить ответственность должностных лиц за принимаемые ими решения по применению той или иной меры пресечения и, в-третьих, обеспечить действенный прокурорский надзор за исполнением требований закона (см. п. X Приложения 2).

Конституционные гарантии. В свете расширенного толкования принципа неприкосновенности личности, в качестве конституционных гарантий неприкосновенности личности следует рассматривать ст.ст. 2, 6, 7, 15, 17-25, 41, 42, 45-52, 54, 55, 56, 80, 85, 114 Конституции РФ. Большую роль среди них в обеспечении законности и обоснованности ограничения неприкосновенности личности играют конституционные принципы. Те из них, которые имеют прямое отношение к уголовному судопроизводству, являются в то же время уголовно-процессуальными принципами. Поэтому они, во избежание повторов, будут рассмотрены нами ниже.

Уголовно-процессуальные гарантии. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности представляют собой составную часть гарантий прав личности, единую систему мер и средств, предназначенных для охраны и защиты важнейших прав участников процесса.

Некоторые авторы различают понятие процессуальных гарантий в узком и широком смысле. В широком смысле под процессуальными гарантиями они понимают установленные процессуальным законом средства, которые обеспечивают правильное осуществление по каждому уголовному делу задач правосудия, т.е. гарантии правосудия; в узком смысле - это те установленные законом средства, которыми охраняются и обеспечиваются права и законные интересы участвующих в уголовном процессе лиц, т.е. гарантии личности.344 По мнению других, все процессуальные гарантии способствуют вынесению правильного приговора (и в этом смысле они являются гарантиями правосудия) и поэтому помогают невиновному обвиняемому избежать необоснованного осуждения (и в этом смысле являются гарантиями личности). 345 Несомненно, подавляющее большинство норм уголовно-процессуального права направлено одновременно на защиту как личности, так и правосудия, между тем некоторые нормы отходят от общего правила и защищают интересы либо гражданина, либо правосудия.346

Под гарантиями в уголовном процессе в научной литературе понимаются: а) нормы, предусматривающие уголовно-процессуальные права;347 б) процессуальные обязанности должностных лиц и органов, осуществляющих уголовное судопроизводство;348 в) уголовно-процессуальный режим349 г) установленная законом система средств (правовые нормы, принципы, институты);350 Представляется верной последняя точка зрения.

В качестве процессуальных гарантий прав и законных интересов личности в правовой литературе рассматриваются 1) принципы уголовного процесса; 2) процессуальная форма судопроизводства; 3) закрепленные в законе права и обязанности участников уголовного процесса.351 Рассмотрим подробнее каждую группу гарантий применительно к неприкосновенности личности в уголовном процессе.

1) Концептуальную роль в обеспечении неприкосновенности личности играют назначение и принципы уголовного процесса352. В ч. 1 ст. 6 УПК РФ в качестве одного из назначений уголовного судопроизводства прямо указывается: защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Причем каждый принцип уголовного судопроизводства воплощает такие обязанности лица, производящего дознание, расследование, прокурора, суда, которые в силу своего существа служат особо важными гарантиями прав и законных интересов обвиняемого и других лиц, участвующих в процессе.353 Все уголовно-процессуальные принципы неразрывно связаны между собой и образуют единую систему.

В немалой степени способствует законности и обоснованности ограничения неприкосновенности личности часть 4 ст. 7 УПК РФ, согласно которой все решения суда, судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными, а также требования статьи 9 УПК РФ об уважении чести и достоинства личности, запрете на применение насилия, пыток, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения. Кроме того, наиболее значимыми являются:

Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту. Согласно ст. 48 Конституции РФ, каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Признавая, что необходимость в защитнике может проявиться и в других случаях, Конституционный Суд в своем постановлении установил, что норма статьи 48 (часть 2) Конституции РФ определенно указывает на сущностные признаки, характеризующие фактическое положение лица, как нуждающегося в правовой помощи в силу того, что его конституционные права, прежде всего, на свободу и личную неприкосновенность ограничены, в том числе в связи с уголовным преследованием в целях установления его виновности. 354

Согласно УПК РФ, защитник допускается применительно к обвиняемому с момента предъявления обвинения, а применительно к подозреваемому, только при наличии какого-либо из перечисленных в ч. 3 ст. 49 оснований. Необходимо заметить, что защитник, допущенный к участию в деле для проверки законности и обоснованности применения принудительных мер, фактически наделяется правом оспаривать суть обвинения (подозрения), тогда как лицо, подозреваемое в совершении преступления, к которому принудительные меры (или меры, затрагивающие его права и свободы) не применяются, лишено такой возможности. Такое положение, на наш взгляд, неправомерно. Во-первых, от характера подозрения во многом зависит потенциальный объем последующего ограничения прав и длительность применения такого ограничения. При признании лица подозреваемым, у лиц, осуществляющих уголовное преследование, появляется сама возможность применения принудительных и ограничительных процессуальных мер,355 и участие на этом этапе защитника позволило бы сократить случаи необоснованного их применения. Во-вторых, само подозрение ограничивает права граждан (наносит урон их чести, достоинству), выделяет лицо из числа законопослушных граждан, ставит его особняком. Принцип презумпции невиновности как обязательное составляющее правового государства, должен, как нам представляется, предопределять следующую позицию: нет подозрения (обвинения) - нет защитника, есть подозрение (обвинение) - есть защитник.

Новый УПК РФ значительно расширил допуск защитника к участию в уголовном деле, в т.ч. в случаях осуществления иных мер процессуального принуждения или других процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 5 ч. 3 ст. 49). Однако расплывчатость и неконкретность формулировки "процессуальные действия, затрагивающие права и свободы подозреваемого" осложнит применение данной нормы на практике. Поэтому представляется целесообразным для усиления гарантий неприкосновенности личности установить возможность допуска защитника к делу с момента появления у лица статуса подозреваемого, как это закреплено в ч. 3 ст. 70 УПК РК, в ч. 4 ст. 44 УПК РБ.

Принцип публичности. Немаловажное значение в уголовном процессе занимает вопрос о его соотношении с правом личности на неприкосновенность. Хотя принцип публичности провозглашен как принцип, призванный охранять права и интересы потерпевшего, охранять защищаемые законом общественные интересы от каких бы то ни было посягательств, нельзя сказать, что указанный принцип полностью служит охране права личности на неприкосновенность. При публичном обвинении может нарушаться нравственная неприкосновенность лица, не желающего в силу каких-либо личных причин придавать огласке факт совершения преступления, в котором он явился потерпевшим. Кроме того, оно становится лицом, к которому, как к потерпевшему, может быть применено уголовно-процессуальное принуждение. Тем не менее, мы разделяем мнение о том, что "публичность как принцип уголовного процесса нельзя трактовать как активную защиту государства, общества от преступных посягательств вне зависимости от интересов отдельной личности, ибо невозможно проявлять заботу о благе государства и общества, игнорируя при этом интересы отдельной личности. Публичный интерес - это не только интерес государства и общества в целом, но и интерес личности".356 "…Поскольку интересы личности приоритетны для государства, публичный интерес включает в себя также и защиту интересов личности".357

Принцип презумпции невиновности,358 сущность которого состоит в признании объективного правового положения невиновности лица, до вступления в законную силу вынесенного в отношении него обвинительного приговора359. Важно, что человек, привлеченный в качестве обвиняемого (подозреваемого), остается для общества полноправным гражданином, освобожденным от обязанности претерпевать какие-либо неблагоприятные уголовно-правовые последствия.360 Однако принцип презумпции невиновности в ходе уголовного судопроизводства не препятствует применению к нему (обвиняемому, подозреваемому) мер уголовно-процессуального принуждения. Более того, это правило распространяется и на других участников уголовного процесса, чья виновность под сомнение вообще не ставится, но чьи права могут быть ограничены на основании закона. Такими участниками являются свидетели и потерпевшие.

Ш. Монтескье писал: "если не ограждена невиновность граждан, то не ограждена и свобода".361 Значение рассматриваемого принципа для охраны неприкосновенности личности состоит, прежде всего, в том, что он проводит четкую грань между ограничением прав личности как следствием наступления уголовно-правовой ответственности и ограничением прав личности как следствием необходимости принятия мер, обеспечивающих должное производство по делу362. Принцип презумпции невиновности предполагает, что на свободе до суда должны находиться все обвиняемые, в отношении которых нет оснований для заключения под стражу, даже если им инкриминируется совершение особо тяжких преступлений. Главное, чтобы они не скрылись, не мешали следствию и не совершили нового правонарушения.363

По своей сущности меры уголовно процессуального принуждения отличаются от мер уголовно-правовой ответственности (ст. 53, 54, 56, 57 УК РФ), несмотря на то, что при этом могут быть ограничены сходные права.364

Это разграничение имеет важное практическое и нравственное значение.365

Принцип всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела представляет собой важнейшую гарантию законного и обоснованного ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе. Данный принцип способствует снижению количества судебных и следственных ошибок, влекущих за собой нарушения прав личности. Известно, что при неправильно решенном вопросе о возбуждении уголовного дела, предъявлении обвинения, осуждении лица и т.п., любое ограничение прав личности будет не соответствовать требованиям как законности, так и обоснованности.

Далее, обязанность, адресованная суду, прокурору, органам предварительного следствия о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, касается не только данных, непосредственно относящихся к предъявленному обвинению, но и в той же степени к обстоятельствам, которые ложатся в основу решения вопроса о применении той или иной меры уголовно-процессуального принуждения. При этом учитываются: тяжесть предъявленного обвинения, криминогенность личности обвиняемого (подозреваемого), его возраст, состояние здоровья, семейное положение, наличие или отсутствие постоянного места жительства и работы, поведение на следствии, признание вины, предыдущие судимости и т.д. Тем самым в каждом конкретном случае достигается требование обоснованности и необходимости ограничения неприкосновенности личности того или иного лица.

Принцип осуществления правосудия на началах равенства перед законом и судом. Сущность этого принципа состоит в том, что при рассмотрении уголовных дел в суде закон устанавливает один и тот же процессуальный порядок в отношении всех граждан, независимо от их происхождения, социального, должностного и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств.

Тем не менее, международное право, а также конституционное и уголовно-процессуальное право России предусматривает значительные изъятия из данного общего права. Проведенное Ф.А. Агаевым и В.Н. Галузо исследование норм правовых институтов об иммунитетах и привилегиях показало, что особыми преимуществами и льготами в этой области наделены 187 категорий российских и иностранных граждан в связи с выполнением ими специфических функций в межгосударственных, государственных и общественных отношениях.366

Значение существования определенных привилегий в уголовном процессе велико и обусловливается, прежде всего, обеспечением возможности выполнять указанными лицами надлежащим образом свои обязанности. Ввиду особого назначения иммунитетов в уголовном процессе, они представляют собой дополнительные процессуальные гарантии законности и обоснованности вовлечения указанных граждан в сферу уголовного судопроизводства и применения к ним мер процессуального принуждения, связанного со значительными правоограничениями.

Однако предоставление иммунитета большому кругу лиц, по нашему мнению, вряд ли является оправданным. Так, например, 31 декабря 1999 г. был издан Указ и.о. Президента РФ № 1763 "О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи".367 Согласно пп. д) п. 1 данного Указа, Президент РФ, прекративший исполнение своих полномочий, не мог быть привлечен к уголовной или административной ответственности, задержан, арестован, подвергнут обыску, допросу либо личному досмотру. Сегодня уже действует Федеральный закон от 12 февраля 2001 г. с аналогичным названием.368 Думается, наделение бывшего Президента РФ неприкосновенностью противоречит конституционному (ст. 19 Конституции РФ), и уголовно-правовому (ст. 4 УК РФ) принципу равенства граждан перед законом и судом (к сожалению, УПК РФ не предусмотрел соответствующей правовой нормы).369 Такую точку зрения можно высказать относительно и неприкосновенности и свидетельского иммунитета депутатов, установленного Законом РФ от 8 мая 1994 г. "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ"370 и Законом РФ от 6 октября 1989 г. "Об общих принципах …"371.

2) Среди важнейших факторов обеспечения неприкосновенности личности особое место занимает "надлежащая правовая процедура" (Due Process of Law)372 - процессуальная форма уголовного судопроизводства.373 И.А. Либус отмечает, что процессуальная форма обеспечивает наиболее целесообразный и наиболее эффективный порядок исследования обстоятельств дела и выяснения истины во всех стадиях процесса374. Установленные четкие порядок, основания и условия применения мер, ограничивающих права лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, обеспечивают охрану и защиту неприкосновенности личности от произвольных посягательств.

В плане уголовно-процессуальной формы меры пресечения должны использоваться лишь в строгом соответствии с их целевым назначением, при наличии установленных законом оснований и с соблюдением надлежащей правовой процедуры. Любое отступление от этой формы, игнорирование или нарушение правил УПК, в которых соответствующий порядок закреплен, влечет за собой нарушение гарантированных законом прав и интересов участников процесса.

То значение, которое придается соблюдению процессуальной формы правосудия, обусловливается тем, что она создает для органов следствия, прокуратуры и суда все условия для наиболее правильного и эффективного обеспечения прав личности и правомерности их ограничения.

3) Уголовно-процессуальными гарантиями неприкосновенности личности в большой степени служат соответствующие обязанности лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда, а также права обвиняемого (подозреваемого), права и обязанности защитника, обязанности эксперта, свидетеля, потерпевшего, переводчика и т.д.

Согласно нормам УПК РФ уполномоченные должностные лица в ходе осуществления уголовного судопроизводства обязаны: разрешать вопросы уголовного дела в пределах своей компетенции (ч. 1 ст. 144, ч. 1 ст. 146, ч. 2 ст. 406 и др.); осуществлять свои полномочия беспристрастно, объективно (ст.ст. 66 - 68, п. 1 ч. 5 ст. 327, ст. 332, ч. 5 ст. 340 и др.); мотивировать принимаемые в пределах своей компетенции постановления, определения, приговор (ч. 4 ст. 7, ч. 2 ст. 92, ч. 3 ст. 108, ч. 4 ст. 165, ч. 7 ст. 246, ст. 305, ст. 307 и др.); соблюдать сроки совершения соответствующих процессуальных действий (ч. 1 ст. 10, ст.ст. 92, 109, 121, 124, 129, 162 и др.).

З.Ф. Коврига к уголовно-процессуальным гарантиям относит также установленные законом средства, которыми пресекаются нарушения, восстанавливаются нарушенные права и оказывается воздействие на лиц, допустивших нарушение прав и законных интересов личности.375 Такие гарантии предусмотрены УПК РФ в ст.ст. 34, 37, 117, ч. 5 ст. 146, ст. 409 и др. В свою очередь, лица, вовлеченные в орбиту уголовного судопроизводства, наделяются большим объемом прав, позволяющим им эффективно защищать свои интересы (ст.ст. 11, 42 - 60 УПК и др.).

В системе гарантий законности и обоснованности ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе немаловажное значение имеет деятельность адвокатов.

Как свидетельствует статистика, в 1999 г. в стране насчитывалось 145 коллегий адвокатов и 4878 юридических консультаций, численность адвокатов составляла 43113 чел. В ходе дознания и предварительного следствия за 1999 г. адвокатами было заявлено 451 008 ходатайств, 38% из которых - удовлетворено.376 В течение последних лет в Российской Федерации образовались альтернативные адвокатские организации, которые широко осуществляют правоохранительные функции, в том числе посредством участия адвокатов в уголовном процессе. Также создаются и действуют многочисленные организации юристов и адвокатов, которые не наделены правом заниматься адвокатской практикой, однако их значение в развитии общественного правосознания, выдвижении предложений по улучшению юридической помощи гражданам велико. Обеспечение соблюдения прав подзащитных при применении мер уголовно-процессуального принуждения является одним из вопросов, которому адвокатами придается большое значение.377

Увеличение численности адвокатов позволило бы осуществить такую меру, как круглосуточное дежурство адвокатов в дежурных отделениях РОВД, следственных изоляторах для своевременного участия в уголовном деле. Расширение адвокатского корпуса хотя и увеличит затраты (как и все другие гарантии), тем не менее обеспечит качественную сторону оптимизации процесса ограничения прав граждан.

Уголовно-правовые гарантии. Обеспечивая охрану важнейших общественных отношений и прав, Уголовный кодекс РФ содержит статьи, устанавливающие уголовную ответственность за преступления против жизни, здоровья, против личной свободы, против чести и достоинства, против половой неприкосновенности и половой свободы личности, против личной собственности. Глава 19 УК РФ полностью посвящена преступлениям против конституционных прав и свобод граждан. Важнейшей гарантией для защиты прав и законных интересов личности является уголовная ответственность за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 229 УК РФ), незаконного задержания, заключения под стражу или содержания под стражей (ст. 301 УК РФ), принуждения к даче показаний (ст. 302 УК РФ), фальсификации доказательств (ч. 2 ст. 303 УК РФ), вынесения заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305 УК РФ). Субъектами этих преступлений являются лица, обладающие правом применения уголовно-процессуального принуждения - судьи, прокуроры, следователи, лица, осуществляющие дознание, начальники мест содержания под стражей (в части незаконного содержания под стражей).378

Гражданско-правовые гарантии. Гражданский кодекс РФ содержит гарантии неприкосновенности личности в части обязательств, возникающих из причинения вреда (ст. 1070). Согласно этой статье, гражданско-правовые гарантии включают в себя ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в результате незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, возможность возмещения такого вреда за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.379

По смыслу ст. 12, 15, 16, 150-152 ГК РФ незаконно арестованный и содержащийся под стражей может претендовать на компенсацию морального вреда и возмещение убытков от противоправного применения данной меры пресечения. Постановлением Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре" от 26 апреля 1996 г. разъяснено, что при вынесении оправдательного приговора в соответствии с положениями ст.ст. 1070, 1100 ГК РФ оправданному объясняется его право на возмещение вреда и компенсацию морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности.380 Далее, основания и порядок возмещения ущерба предусмотрены и рядом иных нормативных актов: Положением о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г., Инструкцией по применению этого Положения, ст. 118 ГПК РСФСР. Тем не менее, 91,6% опрошенных нами следователей, дознавателей, прокуроров в воей практике не встречались со случаями возмещения вреда, причиненного незаконным заключением под стражу.

Система гарантий неприкосновенности личности не ограничивается вышеперечисленными принципами и нормами, а представляет собой обширную социально-правовую систему, в которую входят также политические, экономические, социальные, этические и иные гарантии.381 В этой системе правовые средства защиты выступают той необходимой основой, которая непосредственно обеспечивает законность и обоснованность ограничения неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве. В целом, вопрос установления и закрепления в законе гарантий осуществления прав и законных интересов личности не менее значим, чем вопрос установления и законодательного закрепления самих прав и свобод. "Права и свободы личности могут быть действенно ограждаемы от незаконных или произвольных ограничений путем предоставления личности: а) гарантий и б) средств правовой защиты на национальном, региональном и международном уровне".382

Простое провозглашение прогрессивных идей ничего не дает без установления эффективных гарантий, приводящих эти идеи в действие. Только разработка и закрепление в законодательстве разнообразных гарантий дает возможность с высокой степенью законности и эффективности решать стоящие перед уголовным судопроизводством задачи по быстрому и полному расследованию преступлений; позволяет вести речь о построении правового государства, где личность провозглашается высшей ценностью. Исследование данного вопроса должно быть направлено как на дальнейшую разработку и законодательное закрепление гарантий, охраняющих права личности, так и на проблему соблюдения их на практике.

Далее


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz