Ссылки и примечания. Васильева Е.Г. Проблемы ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе. Диссертация


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Васильева Елена Геннадьевна
Проблемы ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе.
Дисс. ... канд. юрид. наук. Уфа: Башкирский государственный университет, 2002. 193 с.

Письмо автору | К оглавлению

 

Ссылки и примечания

1 См.: Основные направления исследовательской программы "Пути и формы укрепления российского государства", утвержденные Указом Президента РФ от 29 апреля 1994 г. // Рос. газета. 1994. 6 мая.

2 Постановление Съезда народных депутатов РФ от 14 декабря 1992г. "О состоянии законности, борьбы с преступностью и коррупцией" // Рос. газета. 1992. 17 декабря; Заключение по парламентским слушаниям "Борьба с преступностью и укрепление правопорядка в РФ" одобренное Постановлением Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 8 апреля 1994г. // Рос. газета. 1994. 19 апреля; Заключение по результатам парламентских слушаний "О состоянии борьбы с преступностью и об укреплении правопорядка в РФ в современных условиях", одобренное Постановлением Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 24 сентября 1997г. // Рос. газета. 1997. 19 апреля; Постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 4 сентября 1998 г. "Об информации и.о. Министра внутренних дел РФ и директора ФСБ РФ о криминогенной обстановке в РФ, принимаемых мерах по укреплению законности, пресечению фактов коррупции и проникновения криминальных элементов в органы государственной власти" // Рос. газета. 1998. 10 сентября и др.

3 Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 2000 году // Рос. газета. 2001. 16 мая.

4 См.: Международные акты о правах человека. Сборник документов. М. 2000. С. 37, 39, 53, 79, 82, 88, 328 и др.

5 См.: Рос. газета. 2000. 18 января.

6 Устинов В. Тяжела ты, папка прокурора // Рос. газета. 2000. 12 января. По другим данным в 1999 г. массив преступлений возрос повсеместно и впервые превысил 3 млн. преступлений (3001748 преступлений) (См.: О состоянии и результатах работы органов предварительного следствия в 1999 г. // Информационный бюллетень. МВД РБ. Уфа. 2000. № 11. С. 25).

7 Краткая характеристика состояния преступности в России в 2000 г.// Рос. юстиция. 2001. № 3. С.77.

8 См.: Рос. газ. 2002. 6 февраля.

9 По данным Президента РФ В.В. Путина в 2001 году только убийц ушло от правосудия более 7000 чел. // Аргументы и факты. 2002. февраль. № 7. С. 2.

10 См.: Рос. газета. 1994. 7 июля.

11 Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 2000 году // Рос. газета. 2001. 16 мая.

12 Ямшанов Б. Народ устал от криминала \\ Рос. газета. 2002. 12 февраля. С. 1, 2.

13 См.: Послание Президента РФ Федеральному Собранию Российской Федерации // Рос. газета. 2001. 4 апреля.

14 См.: Идеалы Всеобщей декларации прав человека и современный мир. Уфа. 1999. С. 347 - 348.

15 См. например: Будников Д. Кризис в России: криминальный аспект // Рос. газета 1999. 10 февраля; Бельдюгина Л. Профессора убили. Отвечать - некому // Рос. газета 1999. 3 апреля; Пальчиков П., Романовский В. Презумпция виновности // Рос. газета 2000. 23 сентября; Киринициянов Ю. Полицейские или полицаи? // Рос. газ. 2000. 24 августа; Куликов В. Осколки с улицы разбитых фонарей // Рос. газета 2000. 3 ноября; Павлова Н. Подозреваемым дали четвертый срок? // Аргументы и факты. Башкортостан. 2000. июнь. № 25; Алехин С. Выстрел на Белорусской улице // Рос. газ. 2001. 20 января; Муралов С. Спешка при разделе собственности обернулась незаконным арестом двух студентов // Рос. газета. 2001. 17 мая и многие другие.

16 О чем пишут люди в Кремль // Рос. газета. 2000. 26 января.

17 В дальнейшем УПК РБ.

18 В дальнейшем УПК РК.

19 В дальнейшем УПК РУ.

20 В дальнейшем УПК КР.

21 В дальнейшем МУПК.

22См.: Еникеев З.Д. Свобода личности - высшее благо человечества // Идеалы Всеобщей декларации прав человека и современный мир. Уфа. 1999. С. 58 - 59; Туйков В. Порядок в экономике - порядок в стране // Законность. 1999. № 6. С. 8 - 11; Рах П. Нехватка средств - причина нарушения условий содержания заключенных // Законность. 1999. № 5. С. 27 - 29; Девиация и социальный контроль // Голубева Г.А., Дмитриев А.В. Социология. М. 1999. С. 128 - 137; Углубление социального контроля преступности - одна из предпосылок решения социально-экономических проблем // Государство и право. 1999. № 9. С. 60 - 86 и др.

23 Именно свободу личности, на наш взгляд, имеет в виду Ю.И. Стецовский, когда говорит: свобода это есть "возможность поступать по своей воле, без принуждения, думать и открыто выражать свои мысли, передвигаться и выбирать место жительства, объединяться с другими людьми в общественные организации и т.д. (См.: Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность. М. 1999. С. 12).

24 Это же мнение высказал И.Л. Петрухин: "трактуя ст. 5 Конвенции (о неприкосновенности личности), конечно, неуместно говорить о свободе вообще и социально-экономических и политических свободах в частности" (См.: Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М. 1999. С. 251).

25 Употребляя термины "свобода личности", "личная свобода" и "индивидуальная свобода", мы не претендуем на исключительность, точность их конкретного определения, пользуясь ими лишь в силу необходимости разграничения различных уровней и сфер свободы личности для нашего исследования. Об ином понимании этих понятий см., например: Джон Стюарт Милль. О свободе. С-Пб. 1906.

26 Имеются и иные точки зрения на этот счет. Так, Федеральная Конституция Швейцарской Конфедерации в ст. 10 ч. 2 закрепила положение, согласно которому каждый человек имеет право на личную свободу, в частности (курсив наш - Е.В) на физическую и психическую неприкосновенность и на свободу передвижения (См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 228).

27 См.: Peter M.R. Stirk and David Weigall. An Introduction to Political ideas. Pinter. London. 1995.

28 Конституция Федеративной Республики Бразилия гарантирует право заключенного на уважение его физической и моральной неприкосновенности (ст. 5 п. XLIX). При этом слово "неприкосновенность" выражается через бразильское "Integridade", что буквально означает "целость, целостность, неприкосновенность, полнота" (См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 410).

29 Подробно вопрос ограниченности общей свободы человека будет рассмотрен нами в следующем параграфе.

30 Неприкосновенность личности охватывает многие права: право на жизнь, право на здоровье, право не подвергаться пыткам и т.д. Но не подменяет их, а означает запрет какого бы то ни было внешнего влияния на них без собственной (личности) на то воли (разрешения), т.е. своеобразную "охранительную оболочку". В этом смысл неприкосновенности личности.

31 См., например: Новый энциклопедический словарь. М. 2001. С. 800; Долгоруков С.В. Принцип неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве. Дисс. … канд. юрид. наук. М. 1985. С. 52; Уголовно-процессуальное право РФ. Отв. ред. П.А. Лупинская. М. 2000. С. 127 -128; Водолагин С. Конвенция о правах человека как составная часть правовой системы России // Российская юстиция. 2001. № 8. С. 25; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М. 1968. Т. 1. С. 59; Волженкина В.М. Европейская конвенция о защите прав человека и уголовный процесс. С.-П. 1998. С. 21, 24; Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. М. 1997. С. 26 и др.

32 См., например: ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, ч. 1 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (См.: Международные акты. М. 2000. С. 40, 56, 540), ч. 1 ст. 5 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека (См.: СЗ РФ 1999. № 13. Ст. 1489), ст. 22 Конституции РФ и др.

33 Р.А. Мюллерсон замечает, что приверженцы узкого толкования обосновывают свое мнение следующим: так как вся статья 9 Международного пакта о гражданских и политических правах посвящена свободе от незаконного и произвольного ареста, то и понятие "личная неприкосновенность" относится в этой статье только к неприкосновенности от незаконного и произвольного ареста (См.: Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М. 1991. С. 158).

34 Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ст. 220-1 и ст. 220-2 УПК РСФСР в связи с жалобой В.А. Аветяна от 3 мая 1995 г. // Рос. газета. 1995. 12 мая.

35 Ожегов С.И. Словарь русского языка. М. 1985. С. 611.

36 Конституции буржуазных государств Европы. М. 1957. С. 39.

37 См.: ООН. Доклад Комитета по правам человека. Сорок пятая сессия. Нью-Йорк. 1990.

38 Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М. 1991. С. 158.

39 Лучшим образом эту мысль выразил Международный пакт о гражданских и политических правах: "никакое ограничение или умаление каких бы то ни было основных прав человека не допускается под тем предлогом, что в указанном Пакте не признаются такие права или что в нем они признаются в меньшей мере" (ч. 2 ст. 5) (См.: Международные акты. М. 2000. С. 55).

40 См.: Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов. 1978. С. 39.

41 Ст. 3 Всеобщей декларации прав человека (См.: Международные акты. М. 2000. С. 40).

42 Ст. 9 Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст. 16 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей (См.: Международные акты. М. 2000. С. 56, 365).

43 Ст. 5 Декларации о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают (См.: Международные акты. М. 2000. С. 407); Ст. 2 п. 2 Основного Закона ФРГ (См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 68).

44 Ст. 11 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям, касающегося защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (См.: Международные акты. М. 2000. С. 469).

45 Ст. 1 Европейской конвенции о пресечении терроризма (См.: Международные акты. М. 2000. С. 603).

46 Ст. 7 Американской конвенции о правах человека (См.: Международные акты. М. 2000. С. 722).

47 Ст. 15, ч. 1 ст. 17 Конституции Королевства Испания (См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 175 - 176).

48См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985. С.35.

49 См.: Еникеев З.Д. Проблема усиления гарантий неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве // Рос. юридический журнал. 1997. № 3. С. 68 - 74.

50 См.: Патюлин В.А. Неприкосновенность личности как правовой институт // Советское государство и право. 1973. № 11. С. 18.

51 См.: Ильясов Р.Х. Судебная практика Верховного Суда РФ в обеспечении прав личности в уголовном процессе. Дисс. … канд. юрид. наук. М. 1998. С. 55.

52 См.: Короткий Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. М. 1981. С. 14.

53 См.: Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов. 1978. С. 39.

54 См.: Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность. М. 1999. С. 101.

55 См.: Юридический словарь. М. 1987. С. 249.

56 См.: Права человека. Учебник для вузов. Отв. ред. Е.А. Лукашева. М. 1999. С. 145.

57 См.: Баранов А.М., Марфицин П.Г. Словарь основных уголовно-процессуальных понятий и терминов // Ресурс: http: // lawtech.agava.ru/pub/buppdic/g0000125.htm

58 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М. 1985. С. 157.

59 О том, что следует понимать под насилием, опасным и не опасным для жизни и здоровья, см.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о грабеже и разбое" // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961 - 1996. М. 1997. С. 205.

60 Подробнее о первых трех элементах неприкосновенности личности см.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985. С. 109 - 111.

61 Подробнее о последних трех элементах см. далее по тексту.

62 Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М. 1964. С. 74.

63 См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985. С.35.

64 См.: Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. М. 2001. С. 51.

65 См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985. С. 35. В правовой литературе встречаются и иные определения личной безопасности. Существует, например, такое толкование данного понятия: это совокупность общественных отношений, направленная на защиту жизни, здоровья, чести и достоинства, половой, телесной неприкосновенности и свободы человека и гражданина от противоправных насильственных посягательств, совершенных с применением или попыткой применения насилия, либо с угрозой таковых (ср. с неприкосновенностью личности) (См.: Прудников А.С. Безопасность личности и ее соотношение с другими правовыми категориями // Закон и право. 1999. № 3. С. 42, 43).

66 То есть исходить не из общепринятого его толкования, как активного, преднамеренного и прямо направленного на незаконное ущемление охраняемого блага действие со стороны государственных органов и должностных лиц, а из более широкого определения данного термина, сформулированного в правовой литературе: "в качестве посягательства следует расценивать любое обусловленное волей поведение - действие или отказ от действия со стороны государственных органов, которые имеют своим следствием прогнозируемое нарушение охраняемого блага… как посягательство следует рассматривать и законные ограничения возможности действия, являющиеся первичными по отношению к действию направленной полицейской или уголовно-правовой меры" (См.: Лейбо Ю.И., Толстопятенко Г.П., Экштайн К.А. Научно-практический комментарий к гл. 2 Конституции РФ "Права и свободы человека и гражданина". М. 2000. С. 41).

67 См.: Теория государства и права. Под ред. В.М. Корельского. М. 1998. С. 237.

68 См.: История первобытного общества. Общие вопросы. Проблемы антропосоциогенеза. М. 1983. С. 244, 316.

69 Гольбах П. А. Избранные произведения в 2-х т. М. 1963. Т. 2. С. 339.

70 Монтескье Ш. Избранные произведения. М. 1995. С. 288 - 289.

71 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 12. С. 104.

72 Например, Т. Гоббс считал, что безграничная свобода каждого и всех в естественном состоянии парадоксально оборачивается высшей несвободой, поскольку каждый имеет право на все, включая жизнь другого (См.: Гоббс Т. Изб. произв. М. Т. 2. С. 235). В.М. Корельский рассматривает свободу без границ как своеволие, вседозволенность, беспредел, т.е. отрицание свободы (См.: Теория государства и права. Под ред. В.М. Корельского. М. 1998. С. 57). М.И. Байтин утверждает, что человек действует свободно, когда ведет себя соответственно праву (См.: Байтин М.И. О современном нормативном понимании права // Журнал российского права. 1999. № 1. С. 103). И.А. Ильин также подтверждает мысль об ограниченности подлинной свободы: "Свобода каждого простирается лишь до той границы, от которой начинается свобода других людей. Стремясь установить эти границы, право содействует тому, чтобы в совместной жизни людей воцарился порядок, основанный на свободе" (Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве (фрагменты) // Правоведение. 1992. № 3. С. 96). "Как не может быть абсолютной свободы государства, так и не может быть безграничной свободы каждого: неограниченная свобода приводит к неограниченной деспотии сильнейших и бессовестнейших" (Лейбо Ю.И., Толстопятенко Г.П., Экштайн К.А. Научно-практический комментарий к главе 2 Конституции РФ "Права и свободы человека и гражданина". М. 2000. С. 20). "… Во взаимоотношениях государства и граждан требование "обеспечения личной свободы" не может носить абсолютный характер хотя бы уже потому, что применение мер государственного принуждения, лишение в необходимых случаях свободы гражданина составляет одну из прерогатив государства" (Алексеева Л.Б. Принуждение и ответственность в механизме уголовно-процессуального регулирования // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. М. 1979. С. 156).

73 См.: Международные акты. М. 2000. С. 32.

74 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 115.

75 Гегель. Философия истории. М. 1935. Т. 8. С. 19.

76 Гольбах П.А. Указ. соч. С. 340.

77 О.А. Пучков справедливо отмечает, что любая социальная система выступает серьезным ограничителем свободы личности, регламентируя ее поведение, устанавливая известные пределы активности и самостоятельности (См.: Пучков О.А. Социальная свобода. Теоретико-правовые вопросы сущности. Екатеринбург. 1999. С. 115).

78 Казимирчук В.П. Право и методы его изучения. М. 1965. С. 65.

79 Права человека: история, теория и практика. М. 1995. С. 33.

80 См.: Права человека. Отв. ред. Лукашева Е.А. М. 1999. С. 102.

81 Права человека: история, теория и практика. М. 1995. С. 33 - 34.

82 Ст. 30 ч. 2 "Отношения между обязанностями и правами" Американской конвенции о правах человека закрепляет: права любого человека ограничены правами других лиц, безопасностью всех, а также справедливым требованием всеобщего благосостояния в демократическом обществе (См.: Международные акты. М. 2000. С. 727).

83 Меголатьев А.А. Проблема свободы и ответственности человека // Социально-политический журнал. 1998. № 4. С. 60 - 61.

84 Гольбах П. А. Избранные произведения в 2-х т. М. 1963. Т. 2. С. 339.

85 Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов. 1978. С. 38. См.: Еникеев З.Д. Социальная ценность и эффективность мер уголовно-процессуального пресечения. Уфа. 1979. С. 88.

86 О соотношении прав человека и "пределов невмешательства" государства см.: Златопольский А.А. Некоторые методологические вопросы взаимоотношений личности и государства // Права человека: время трудных решений. М. 1991. С. 170 - 175. См. также: Кудрявцев В.Н., Лукашева Е.А. Новое политическое мышление и право человека // Вопросы философии. 1990. № 6; Витрук Н.В. Права человека: состояние и перспективы развития // Право и власть. М. 1990.

87 Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М. 1991. С. 36.

88 См.: Каминская В.И. Охрана прав и законных интересов граждан в уголовно-процессуальном праве // Советское государство и право. 1968. № 10. С. 32.

89 См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 56.

90 Гольбах П.А. Избранные произведения. М. 1963. Т.2. С. 38.

91 Сироткин С. Эпоха модернизации: права человека и борьба с преступностью // Рос. бюллетень по правам человека. М. 1997. Вып. 9. С. 27.

92 "Ограничения свободы личности должны быть строго соизмеримы с задачей обеспечения и защиты личной безопасности граждан от возможных посягательств на нее преступных элементов и обязательно закреплены в законе во избежание произвольного расширения этих ограничений" (Петрухин И.Л. Человек как социально-правовая ценность // Государство и право. 1999. № 9. С. 85).

93 Еникеев З.Д. Социальная ценность и эффективность мер уголовно-процессуального пресечения. Уфа. 1979. С. 88.

94 См.: Антони У. Бредли. Доклад "Право на свободу и безопасность личности согласно Европейской конвенции по правам человека" // Бюллетень по правам человека. 1998. Вып. 8. С. 156. Обычно лишение свободы квалифицируется в уголовном законодательстве как акт насилия - физического или психического. Однако существуют ситуации, требующие принудительного ограничения свободы и неприкосновенности (См.: Права человека. Учебник для вузов. Отв. ред. Лукашева Е.А. М. 1999. С. 145).

95 Лазарева В.А. Теория и практика судебной защиты в уголовном процессе. Самара. 2000. С. 73.

96 Понятовская Т.Г. Концептуальные основы системы понятий и институтов уголовного и уголовно-процессуального права. Ижевск. 1996. С. 45.

97 См.: Стойко Н.Г. Новое уголовно-процессуальное право России и проект Уголовно-процессуального кодекса РФ // Рос. бюллетень по правам человека. 2000. Вып. 13. С. 85.

98 См.: Англо-русский юридический словарь. М. 1998. С. 251.

99 Зинатуллин З. З. Некоторые аспекты проявления социальной справедливости при охране прав обвиняемого // Социальная справедливость охраны прав обвиняемого. Кемерово. 1989. С. 10 - 11.

100 То, что справедливость включает в себя множество уголовно-процессуальных институтов, в том числе обоснованные решения органов власти, направленные против какого-либо лица, подтверждается положениями, содержащимися в Документе Копенгагенского совещания по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г. (См.: Международные акты. М. 2000. С. 653 - 654).

101 Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. М. 1996. С. 39.

102 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26 ч. 1. С. 393.

103 Конституция РФ: Научно-практический комментарий. М. 1997. С. 170.

104 Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. М. 1996. С. 40.

105 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 197.

106 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 163.

107 Ильин И.А. О сопротивлении злу силою // Путь к очевидности. М. 1993. С. 7 - 133. О нравственном обосновании применения государственного принуждения как с позиций возможного, так и с позиций должного см. также: Лосский Н.О. История русской философии. М. 1991. С. 451 - 452; Соловьев В. Право и нравственность. Очерки прикладной этики // Юридическая библиотека. СПб. 1912. № 4. С. 31; Новгородцев П.И. О задачах современной философии права // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 7. Философия. М. 1992. № 3. С. 71 - 75. Многие труды, посвященные этой проблеме, были вызваны как ответная реакция на философскую концепцию Л.Н. Толстого о "непротивлении злу насилием" (См.: В.И. Ленин. Лев Толстой как зеркало русской революции // Полн. собр. соч. Т. 17. М. 1961. С. 209).

108 Ильин И.А. Указ. соч. С. 9, 28.

109 Под "насилием" в данном случае мы понимаем применение физической силы к другому лицу (См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М. 1985. С. 334). О том, что насилие может быть законным или незаконным, см. цитируемую далее по тексту ч. 2 ст. 2 Европейской конвенции.

110 Защита прав человека и борьба с преступностью. Документы Совета Европы. М. 1998. С. 35.

111 Для того, чтобы применение мер процессуального принуждения соответствовало принципу гуманизма, они должны использоваться только в случаях необходимости, если участники судопроизводства не выполняют возложенных на них обязанностей. Гуманизм применения мер принуждения в уголовном процессе заключается в предоставлении каждому участнику судопроизводства определенной свободы, разумное использование которой позволяет ему избегать применения к нему принудительных мер (См.: Прокофьева С.М. Гуманистические начала уголовного судопроизводства. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. С.-Петербург. 1999. С. 9).

112 Ильин И.А. Указ. соч. С. 19.

113 Weber M. Law in Economy and Society 13 (Rhein and Shils, пер. 1954 г.). P. 13.

114 Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 26 июня 1997 г. № 34 "Об организации работы органов прокуратуры по борьбе с преступностью".

115 Стулин О. Как препятствовать противодействию расследованию // Законность. 2000. № 2. С. 26 - 27. См. также: Колоколов Н. Почему процветает процессуальный саботаж // Юридическая газета. 2000. № 15. С. 2.

116 См. ресурс: http: www.jk.ru/tema/arrest/gavrilov.html

117 При этом Л.В. Лившиц отмечает, что в качестве меры предупреждения и нейтрализации указанного воздействия на практике обычно применяется избрание обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу, которая, при условии обеспечения строгой изоляции, в большинстве случаев позволяет нейтрализовать воздействие, исходящее от данного субъекта или направленное на него (См.: Лившиц Л.В. Проблемы преодоления противодействия расследованию преступлений несовершеннолетних. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Уфа. 1998. С. 18 - 19).

118 Щерба С.П., Зайцев Д.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. М. 1996. С. 3. См. также: Брусницын Л.В. Правовое обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию. М. 1999. В результате опроса 2615 человек выявлено стремление людей избегать "контактов" с правоохранительными органами (если респондент оказался свидетелем преступления), 24,4% респондентов ответили, что постараются "уклониться от дачи показаний" (См.: Латентная преступность: познание, политика, стратегия: Сб. материалов международного семинара. М. 1993. С. 333).

119 Кирюшина О.М. Предварительное расследование уголовных дел о взяточничестве (процессуальные и тактические аспекты). Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М. 1997. С. 17.

120 Капинус Н.И. Меры пресечения в российском уголовном процессе // Следователь. 2001. № 8. С. 22.

121 Капинус Н.И. Указ соч. С. 36.

122 Пучков О.А. Социальная свобода. Теоретико-правовые вопросы сущности. Екатеринбург. 1999. С. 112.

123 Чиркин В.Е. Власть, ненасилие и социальная справедливость // Сов. государство и право. 1991. № 9. С. 103.

124 К сожалению, термин "юридическая природа", несмотря на его широкое использование, в науке оказался формально не определенным (См.: Свердлык Г.А., Страунинг Э.П. Понятие и юридическая природа самозащиты гражданских прав // Государство и право. 1998. № 5. С. 21; Юридическая наука - практике // Вестник МГУ. Серия "Право". 1995. № 6. С. 66; Воеводин Л.Д. Юридическая природа конституционных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина // Юридический статус личности в России. М. 1997. С. 152).

125Даль В. Толковый словарь. М. 1956. С. 647.

126 Нет единого понимания ограничения прав, в том числе неприкосновенности личности и среди опрошенных нами работников правоохранительных органов. Большинство из них понимают под ограничением неприкосновенности личности применение мер принуждения (36%).Остальные ответы представлены нами в табл. 4 Приложения 1.

127 Русско-украинский словарь терминов по теории государства и права. 1993. С. 83.

128 Ф.М. Кудин, например, отмечает, что в основе действия способов принудительно-правового воздействия лежит непосредственное, "тактическое" принуждение к требуемому правом поведению в целях создания четкого и последовательного алгоритма уголовно-процессуальных отношений (См.: Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. Красноярск. 1985. С. 34). Ст. 5 ч. 2 п. Европейской Конвенции предусматривает в качестве законного основания для задержания и ареста лица его отказ выполнить процессуальную обязанность в целях принуждения к исполнению конкретной и специфической правовой обязанности (См.: Международные акты. М. 2000. С. 540). Федеральный Конституционный Суд ФРГ единогласно расценил как оправданную меру арест лица, отказавшегося от дачи показаний, после того, как ему настоятельно и безуспешно было указано на его обязанность исполнить данную процессуальную обязанность (См.: Сборник решений Федерального Конституционного Суда ФРГ. Решение № 76, 363 от 1 октября 1987 г.).

129 Чистякова В.С. Законность и обоснованность применения мер уголовно-процессуального принуждения. М. 1978. С. 25.

130 Каюмов Р.Р. Уголовно-процессуальные средства обеспечения неотвратимости ответственности за преступления. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск. 1994. С. 17.

131 См.: Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву // Государство и право. 1998. № 7. С. 43.

132 См.: Воробьев С.М. Конституционные основы ограничений личных неимущественных прав в деятельности органов внутренних дел. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург.2001. С. 6.

133 См.: Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву // Государство и право. 1998. № 7. С. 43.

134 См.: Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. Саратов. 1994. С. 59. В литературе встречается также мнение, что известное ограничение прав представляют собой дополнительные права лиц, находящихся в определенных условиях: при совершении преступления, при отбытии наказания в виде лишения свободы - это специфические права подследственных, подсудимых, осужденных к лишению свободы и др. (См.: Права личности в социалистическом обществе. М. 1981. С. 101).

135 Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности ст. 220-1 и ст. 220-2 УПК РСФСР в связи с жалобой В.А. Аветяна // Рос. газета. 1995. 12 мая.

136 Алексеева Л.Б. Принуждение и ответственность в механизме уголовно-процессуального регулирования // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. М. 1979. С. 156.

137 Правомерное ограничение прав личности в уголовном процессе необходимо отличать от незаконных действий органов государства и должностных лиц, которые своими действиями неправомерно сужают права того или иного лица, тем самым нарушая закон. В этом случае виновные должностные лица, обладающие в силу занимаемого ими положения правом ограничения прав лиц, вовлеченных в уголовный процесс, несут уголовную ответственность за предусмотренные Уголовным кодексом преступления против правосудия. См. по этому поводу: Чучаев А.И. Преступления против правосудия. Ульяновск. 1997.

138 Закон от 25 декабря 1958 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. № 1. Ст. 15.

139 Некоторые ученые не видят разницы между этими понятиями, практически отождествляя их (См.: например, Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. М. 1976. С. 37 - 39; Уголовный процесс. Под ред. К.Ф. Гуценко. М. 2001. С. 11, 13). О соотношении в уголовном процессе категорий "цель" и "задача" см. также: Томин В.Т. Понятие цели уголовного процесса // Правоведение. 1969. № 4. С. 70; Громов Н.А. Уголовный процесс России. М. 1998. С. 17; Назаренко В. Задачи определяют действия // Уголовное право. 2001. № 2. С. 70.

140 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М. 1985. С. 175, 758.

141 "Назначение" - цель, предназначение (См.: Ожегов С.И. Указ. соч. М. 1985. С. 175, 758).

142 По этому поводу Е. Мизулина справедливо отмечает: даже если согласиться с тем, что обиходно-практический термин "задача", как более доступный для понимания, использовался в ст. 2 УПК РСФСР в качестве синонима философской категории "цель", все равно читающему эту статью трудно было определить, какая же из названных задач является основной в уголовном процессе, что является его causa finalis. Еще труднее приходится практическому работнику, занимающемуся расследованием и разбирательством уголовных дел. Это ему ежедневно предстоит решать вопрос, чему отдать предпочтение: быстрому и полному раскрытию преступления или, скажем, ограждению от ответственности невиновного (См.: Мизулина Е. Концепция самоограничения государства. Ресурс: http://www.epicenter.ru/Persons/

Mizul/ Miz_book.htm).

143 В УПК РСФСР 1960 г. использовался другой оборот русского языка - при помощи наречия "путем". Еще больше запутал ситуацию с определением целей и задач УПК РБ: ч. 1 ст. 2 данного кодекса использует оба указанных оборота.

144 Мизулина Е. Концепция самоограничения государства (См. ресурс: http://www.epicenter.ru/Persons/Mizul/ Miz_book.htm).

145 Исходя из выше обозначенного деления, задачами уголовного судопроизводства на сегодняшний день можно признать: уголовное преследование (УПК РФ), быстрое и полное раскрытие преступлений (УПК РК, УПК РБ), быстрое и полное расследование общественно опасных деяний невменяемых (УПК РБ), изобличение виновных (УПК РК, УПК РБ), назначение справедливого наказания (УПК РФ), обеспечение правильного применения закона (УПК РК, УПК РБ), справедливое судебное разбирательство (УПК РК), отказ от уголовного преследования невиновных, освобождения их от наказания (УПК РФ), реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (УПК РФ, УПК РБ).

146 Такая позиция УПК РУ и УПК КР представляется, на наш взгляд, не совсем оправданной. Упомянутые в данных статьях задачи присущи скорее уголовному процессу. Что касается задач уголовно-процессуального закона, то они точнее сформулированы в ст. 3 МУПК и ст. 2 УПК РБ.

147 Н.М. Колосова отмечает расплывчатость указанной формулировки целей, ради которых можно ограничить права и свободы человека. При этом выход из данной ситуации она видит не в изменении нормы Конституции РФ, а в закреплении более четких понятий в действующем законодательстве (См. Колосова Н.М. Обеспечение конституционности законности // Законность в РФ. М. 1998. С. 30 - 31). Действительно, конкретизация понятий "основы конституционного строя", "оборона страны", "безопасность государства" и др., в смысле указанной статьи, позволила бы избежать неоправданно широкой трактовки закрепленных в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ целей.

148 Комиссия по правам человека и Европейский Суд по правам человека при рассмотрении конкретных дел проводят двойной анализ ситуации. Во-первых они определяют, законна ли сама цель установленного ограничения. Во-вторых, они изучают, являются ли средства, примененные в целях ограничения права или свободы "соразмерными преследуемой законной цели" (См.: Путеводитель по Европейской Конвенции о защите прав человека. Совет Европы. 1994. С. 45 - 49.). Если тяжесть воздействия на охраняемое основным правом благо перевешивает общественный интерес, то ограничение принимает форму несоразмерного. Это означает, что при определенных обстоятельствах государство должно отказаться от преследования законного общественного интереса, так как частный интерес в охраняемом основным правом благе имеет перевес (См.: Лейбо Ю.И., Толстопятенко Г.П., Экштайн К.А. Научно-практический комментарий к главе 2 Конституции РФ "Права и свободы человека и гражданина". М. 2000. С. 49). И.А.Ледях признает принцип соразмерности ограничений права как панацею от злоупотреблений такими ограничениями (См.: Общая теория прав человека. М. 1996. С. 163). Принцип соразмерности ограничения прав имеет и нормативное выражение. В частности, Федеральная Конституция Швейцарской Конфедерации (ст. 36) указывает на то, что любое ограничение кого-либо основного права должно быть пропорционально намеченной цели (См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 232). Таким образом, ограничение неприкосновенности личности должно осуществляться по правилам крайней необходимости.

149 Пределы "применения" ограничения прав и свобод граждан - это продолжительность действий мер уголовно-процессуального принуждения в рамках сроков производства по уголовному делу и в силу обстоятельств, диктующих необходимость сохранения принятых мер. Пределы "интенсивности" ограничения прав и свобод граждан - предельный круг благ, который может быть ограничен в ходе осуществления расследования по делу.

150 "Государственная мера, которая наносит вред охраняемым основными правами благам, не достигая при этом своей цели, есть излишнее и тем самым чрезмерное посягательство" (Лейбо Ю.И., Толстопятенко Г.П., Экштайн К.А. Указ. соч. М. 2000. С. 49).

151 Поэтому не совсем верной, по нашему мнению, является точка зрения Г.М. Даниленко, утверждающего, что "из смысла ст. 15 ( Конституции РФ - Е.Г.) вытекает, что "общепризнанные принципы и нормы международного права" не обладают приоритетом по отношению к противоречащим им внутренним правовым актам" (См.: Конституция РФ: Научно-практический комментарий. М. 1997. С.161).

152См.: Международные акты. М. 2000. С. 43.

153См. Там же. С. 543.

154См. Там же. С. 56.

155См. Там же. С. 208 - 216.

156См. Там же. С. 620 - 623.

157См. Там же. С. 190 - 205.

158См. Там же. С. 284 - 305.

159См. Там же. С. 165 - 167.

160 См. Там же. С. 206 - 207.

161 См. Там же. С. 217 - 225.

162 См.: Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. Приложение № 5. М. 2000. С. 252 - 271.

163 См. там же. С. 592.

164 См.: Защита прав человека и борьба с преступностью. Документы Совета Европы. М. 1998. С.116 - 121.

165 Конвенция ратифицирована Федеральным Собранием (Федеральный Закон от 4 ноября 1995 г.) См.: Собрание законодательства РФ. 1999. № 13. Ст. 1489.

166 Рос. газета. 1992. 6 мая.

167 Рос. газета. 1995. 25 ноября.

168 Рос. газета. 1995. 12 апреля.

169 Рос. газета. 1993. 10 августа.

170 Рос. газета. 1992. 18 августа.

171 Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 7. Ст. 300.

172 Рос. газета. 2001. 5 июня.

173 Собрание законодательства РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.

174 См.: Теория государства и права. Под. ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. М. 1998. С. 133.

175 Алексеев С.С. Теория права. М. 1994. С. 150. См. также: Базылев Б.Т. Юридическая ответственность. Красноярск. 1985. С. 40; Козулин А.И. Правовое принуждение (Правовые начала государственного принуждения в советском обществе): Автореф. дис… канд. юрид. наук. Свердловск. 1986. С. 16; Сарсенов К.М. Государственное принуждение и его реализация в деятельности органов внутренних дел: Автореф. дис. .. канд. юрид. наук. СПб. 1996. С. 12; Евдокимов С.В. Правосстановительные меры. Нижний Новгород. 2001. С. 7 - 14; Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М. 1999. С. 229 - 247; Чистякова В.С. Законность и обоснованность применения мер уголовно-процессуального принуждения. М. 1978. С. 3 - 11 и др.

176 См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 406. Думается, в целях укрепления гарантий законности и обоснованности ограничения неприкосновенности личности имеет смысл закрепления данного положения в Конституции РФ.

177 Об особенностях уголовно-процессуального принуждения см.: Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л. 1976. С. 87 - 88; Чистякова В.С. Законность и обоснованность применения мер уголовно-процессуального принуждения. М. 1978. С. 3 - 11; Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М. 1996. С. 6 - 11 и др.

178 И.Л. Петрухин связывает уголовно-процессуальное принуждение, помимо этого, с принудительным осуществлением права участников уголовного процесса (например, ст. 49 УПК РСФСР, ст. 51 УПК РФ) (См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985. С. 69-75). Представляется, что такое утверждение ведет к чрезмерному расширению данного понятия. Если идти по этому пути, к уголовно-процессуальному принуждению можно было бы отнести также отклонения ходатайств, подаваемых участниками процесса, и вообще все случаи, когда должностные лица осуществляют какие-либо действия вопреки желанию того или иного участника процесса, вплоть до вынесения обвинительного приговора. На наш взгляд, как принуждение могут рассматриваться лишь случаи прямого подавления воли участника, т.е. когда он заставляется сделать либо не сделать какие-либо действия, а не тогда, когда он заставляется смириться с тем, что другие лица, в процессе производства по делу, действуют не так, как ему хотелось бы.

179 Продолжительное время в литературе существовало мнение, что принуждение применяется только по поводу правонарушения. Так, Л.Б. Алексеева отмечает, что правовое принуждение включается в работу механизма правового регулирования только при невыполнении процессуальных обязанностей (Алексеева Л.Б. Курс советского уголовного процесса. Общая часть. Под ред. А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. 1989. М. С. 100). Д.Н. Бахрах указывает, что "разнообразные предупредительные меры, которые осуществляют органы государственного управления в целях охраны общественных и личных интересов вне связи с правонарушениями, находятся за границей принуждения" (Бахрах Д.Н. Административное право. Общая часть. М. 1999. С. 190). См. также: Керимов А.Д. Философские проблемы права. М. 1972. С. 186; Чхиквадзе В.М. Социалистический гуманизм и права человека. М. 1978. С. 131. На сегодняшний день многие ученые приходят к выводу о возможности применения принуждения и в отсутствие правонарушений, что обусловлено, в первую очередь, обеспечением оптимальных условий для выполнения некоторых задач, поставленных перед той или иной отраслью права (См.: Еникеев З.Д. Меры процессуального принуждения в системе средств обеспечения обвинения и защиты. Уфа. 1978. С. 13; Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985. С. 63; Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. М. 1998. С. 8 - 9; Пастушенко Е.Н. Функции административного предупреждения по советскому законодательству: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Саратов. 1996. С. 8). Мы полностью разделяем вторую позицию.

180 Не все ученые-процессуалисты признают существование уголовно-процессуальной ответственности (См., например, Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М. 1962. С. 136 - 140; Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л. 1982. С. 46 и др.). МУПК в ст. 61 ч. 3 употребляет следующее выражение: "ответственность, предусмотренная настоящим Кодексом (выделено нами - Е.В.) и другими законами", однако статьи, непосредственно предусматривающие процессуальную ответственность (удаление из зала лиц, нарушающих порядок, наложения штрафов за уклонение от исполнения обязанности и др.) в нем отсутствуют. Поэтому, кроме упомянутой статьи, в целом, можно сделать вывод об отрицании МУПК уголовно-процессуальной ответственности. Представляется, что вопрос о целесообразности существования подобной ответственности может быть поставлен под сомнение, в силу того, что, по сути, она подменяет административную ответственность. Не останавливаясь на этой проблеме более подробно (т.к. она не входит в задачу нашего исследования), заметим лишь, что, пока УПК РФ содержит нормы, устанавливающие субъектов, основание, порядок и санкции за нарушение процессуальных обязанностей (ст. 117), справедливо, на наш взгляд, утверждать о присутствии ее в российской системе права.

181 И.Л. Петрухин делит объем принуждения в уголовном процессе на три части: меры защиты правопорядка, превентивные меры и юридическая ответственность, обосновывая свою позицию тем фактом, что меры защиты превентивными не являются (См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985. С. 58-67). На наш взгляд, это не всегда так. Любое предупреждение об уголовной ответственности основной своей задачей имеет именно превенцию. Ст. 147 ч. 2 УПК РСФСР 1960 г., кроме того, предусматривала возможность привода обвиняемого без предварительного вызова (также превенция, ибо нарушения еще не произошло и не известно, произошло бы оно или нет).

182 См., например: Игнатов С.Д., Сафин Н.Н. Уголовно-процессуальная ответственность и ее применение. Ижевск. 1988. С. 55; Очередин В.Т. Юридическая природа мер пресечения в уголовном процессе // Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования. Волгоград. 1987. С. 70; Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. Правовые и организационные проблемы. Киев. 1984. С. 169; Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. М. 1998. С. 13; Столмаков А.И. Санкции в уголовном судопроизводстве // Правоведение. 1982. № 3. С. 64 - 65; Жога Е., Полунин С., Громов Н. Карательные санкции в уголовном процессе // Следователь. 1999. № 7. С. 6 - 7; Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л. 1976. С. 90 - 91; Мотовиловкер Я.О. Об институте "привлечение к уголовной ответственности" и содержании уголовно-процессуальной деятельности // Проблемы укрепления социалистической законности и правопорядка. Куйбышев. 1979. С. 76-77 и др.

183 Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. М. 1997. С. 42.

184 В деле по обвинению К. в мошенничестве по ст. 159 УК РФ, к нему была применена мера пресечения в виде подписки о невыезде. После чего К. от следствия скрылся и был объявлен в розыск, мера пресечения изменена на заключение под стражу. В процессе следствия выяснилось, что к совершению данного преступления К. непричастен. Уголовное дело в отношении него было прекращено, а мера пресечения отменена. Если признать, что изменение меры пресечения на более строгую - мера ответственности за уголовно-процессуальное правонарушение, то логично было бы в данном случае после розыска К. заключить его под стражу, т.е. лишить его свободы. Однако УК РФ не предусматривает в качестве преступления нарушение обвиняемым (подозреваемым) меры пресечения. (В случае совершения им в этот период преступления, вопрос о мере пресечения должен решаться в соответствии с данными о новом преступлении). Правонарушение же, как известно, обладает меньшей общественной опасностью, чем преступление. Поэтому нельзя признать, что правонарушение в виде неисполнения меры пресечения в ходе предварительного следствия представляет собой большую общественную опасность, чем совершение преступления, санкция которого не предусматривает лишение свободы. Отсюда следует вывод о том, что заведомо за менее общественно опасное деяние - уголовно-процессуальное правонарушение может быть применена мера более жесткая, чем за совершение им более общественно опасного деяния - преступления, т.е. уголовно-процессуальная ответственность может быть строже уголовно-правовой. А это неприемлемо с точки зрения соблюдения принципов законности, справедливости и гуманизма. Меры пресечения несут совершенно иную смысловую нагрузку, нежели наказание.

185 Причиной для усиления меры пресечения служит не нарушение меры пресечения, как таковое (это нарушение может выступить лишь в качестве обстоятельства, свидетельствующего о большой степени вероятности дальнейшего негативного поведения обвиняемого и только в этом качестве явиться поводом для усиления меры пресечения), а неэффективность в отношении него данной меры для достижения задач судопроизводства. Поэтому, если по материалам дела можно сделать вывод о том, что в дальнейшем первоначально избранная мера будет иметь действие, изменять ее нет необходимости. Более того, применение в этом случае более жесткой меры было бы незаконным, так как это противоречило бы условиям и целям применения указанных мер.

186 По мнению А.Г. Братко, если лицо нарушает правовое ограничение, то юридическая ответственность не наступает, так как ответственность в этом случае несут соответствующие должностные лица, не обеспечившие осуществление ограничения (См.: Братко А.Г. Запреты в советском праве. Саратов. 1979. С. 18).

187 В этом смысле личное поручительство и залог, который вносит иное лицо (не сам обвиняемый или подозреваемый) схожи по последствиям: и там и там при нарушении обвиняемым (подозреваемым) соответствующей меры пресечения лицо отвечает за его действия имуществом, разница лишь в том, что при залоге отсутствует вопрос о доверии к залогодателю и денежная сумма вносится заранее, при личном поручительстве денежная сумма называется "взысканием" и вносится после такого нарушения. Соразмерны и суммы взыскания и залога (см., например: ч. 4 ст. 176 МУПК, ст. ч. 4 ст. 103 УПК РФ).

188 Здесь мы имеем в виду случаи, когда лицо заведомо знало о последующем нарушении обвиняемым своих обязанностей и выступило в качестве поручителя лишь с тем, чтобы к обвиняемому не была применена более строгая мера пресечения.

189 В случае нарушения лицом меры пресечения, на наш взгляд, во-первых, ему должна измениться мера пресечения на более строгую (средство, обеспечивающее возможность успешного расследования дела, но не ответственность), во-вторых, он должен быть привлечен к административной ответственности, как нарушивший (виновно, что подлежит установлению) уголовно-процессуальную обязанность (ст. 165.5 КоАП РСФСР). КоАП РФ не содержит подобной статьи, однако, по нашему мнению, такая норма должна быть в него включена.

190 Этой же системы придерживаются и многие ученые-процессуалисты. См., например: Еникеев З.Д. Меры процессуального принуждения в системе средств обеспечения обвинения и защиты. Уфа. 1978. С. 29; Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Свердловск. 1961. С. 9 - 10; Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л. 1963. С. 79; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М. 1965. С. 256; Капинус Н.И. Меры пресечения в российском уголовном процессе // Следователь. 2001. № 8. С. 25; Уголовный процесс. Под ред. К.Ф. Гуценко. М. 2001. С. 176 и др.

191 В силу того, что подобные нормы играют значительную роль в охране права на неприкосновенность личности, представляется необходимым включить соответствующую главу в УПК РФ (см. п. IV Приложения 2).

192 Эту меру УПК РФ, РБ, РК, КР отнесли к иным мерам уголовно-процессуального принуждения. МУПК и УПК РК считают арест имущества следственным действием. Однако нельзя сказать, что проведение данной меры в первую очередь направлено на получение доказательств: во-первых, она применяется лишь в том случае если имеются достаточные основания полагать, что лицо (в т.ч. обвиняемый, подозреваемый), у которого находится имущество, может скрыть, испортить или издержать имущество (ст. 274 ч. 1 МУПК); во-вторых, решение о наложении ареста уже должно содержать указание на имущество и его стоимость (ст. 274 ч. 3 МУПК). Основной целью наложения ареста на имущество является обеспечение гражданского иска и возможной конфискации имущества (ст. 272 ч. 2 МУПК), т.е. обеспечение исполнения имущественной части приговора; использование протокола данного действия в качестве доказательства (ст. 156 ч. 1 МУПК) - дополнительная, побочная цель.

193 Целями отстранения обвиняемого от должности являются: а) лишение его возможности помешать успешному расследованию дела путем изъятия, уничтожения или фальсификации документов, воздействия на свидетелей, потерпевших, по службе ему подчиненных, и совершения иных неправомерных действий с использованием своего служебного положения; б) воспрепятствования ему продолжать преступную деятельность, связанную с занимаемым положением. З.Д. Еникеев Эффективность мер процессуального принуждения на предварительном следствии // Вопросы эффективности советского уголовного процесса. Казань. 1976. С. 113. Об этом см. также: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс М. 1951. С. 221.

194 Об особенностях дополнительных мер пресечения см. ст. 166 ч. 4 МУПК.

195 Как, например, залог-поручительство в США.

196 Привод не является следственным действием, что не отрицает и сам МУПК (ст. 156 ч. 1).

197 Однако и здесь необходимо сделать два замечания. Во-первых, в упомянутой главе УПК РУ объединил меры ответственности со статьей, посвященной вопросам обеспечения безопасности участников уголовного процесса, которая не имеет прямой связи ни с уголовно-процессуальным принуждением, ни с уголовно-процессуальной ответственностью, в частности. Во-вторых, кодекс не всегда конкретизирует, какую именно в том или ином случае ответственность должны нести участники процесса, употребляя выражение "предусмотренную законом" (к какому именно закону отсылает бланкетная статья 271, не ясно).

198 УПК РФ предусматривает случаи предупреждения об ответственности потерпевшего, свидетеля, специалиста, эксперта, понятого, переводчика за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей (ст. 42 ч. 7, ч. 8, 9 ст. 56, ч. 4 ст. 58, ч. 5, 6 ст. 57, ч. 4 ст. 60, ч. 5 ст. 59), заявителя за заведомо ложный донос (ч. 6 ст. 141); собственника или владельца имущества или совершеннолетнего члена их семьи, у которого оставляется арестованное не изъятое имущество, за отчуждение или порчу этого имущества (ч. 6 ст. 115). МУПК, кроме того, предусматривает вынесение судом или прокурором официального предостережения лицу, от которого исходит угроза насилия или других запрещенных уголовным законом деяний о возможном возложении на него уголовной ответственности (ст. 137 ч. 1 п. 1).

УПК РФ предусматривает подписки: участников уголовного судопроизводства о не разглашении ставших им известными данных предварительного следствия без соответствующего разрешения (ч. 2 ст. 161); присяжных заседателей о неразглашении сведений, составляющих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну (ч. 24 ст. 328). МУПК, кроме того, предусматривает подписки участников следственных и судебных действий о неразглашении сведений, составляющих служебную, коммерческую и иную охраняемую законом тайну (ст. 216 ч. 1); защитников и других представителей о неразглашении составляющих государственную тайну сведений (ст. 215 ч. 5).

? Нередки случаи, когда ограничительные меры осуществляются по прямой просьбе лица, хотя их применение по обстоятельствам дела не вызывается необходимостью, и, в случае возможного последующего отказа, они не будут исполнены принудительно. В такой ситуации права и интересы будут защищены именно при применении данной меры, в противном же случае они могут существенно пострадать, и именно эти соображения вызывают в нем решимость обратиться с подобной просьбой. Примером может послужить просьба лица о проведении судебно-психиатрической экспертизы, обыска, освидетельствования, прослушивании его телефона. (См., например: Гладышев А.А. Обращение в Европейский суд по правам человека - это реально // Адвокат. 2000. № 6. С. 4). Согласно нашим данным, 6,5% следователей, дознавателей и прокуроров в своей практике встречались с ситуациями, когда участник уголовного процесса настаивал на проведении освидетельствования, 0,8% работников правоохранительных органов - на проведении обыска, 6,5% - на проведении экспертизы, 2,7% - на получении образцов для сравнительного исследования.

199 Мнения ученых по поводу того, остаются ли принудительными меры в тех случаях, когда процессуальная обязанность выполняется добровольно, разделились. Одни ученые полагают, что принуждение не теряет объективно принудительного характера, даже если лицо воспринимает принудительную меру как справедливую и стремится добросовестно выполнить обязанности, поскольку психический прессинг всегда заложен в правовой норме (См., например: Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов. 1978. С. 17-18; Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве. М. 1998. С. 12; Элькинд П.С. Сущность уголовно-процессуального права. Л. 1963. С. 81-82; Алексеева Л.Б. Принуждение и ответственность в механизме правового регулирования // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 30. М. 1979. С. 79; Чистякова В.С. Законность и обоснованность применения мер уголовно-процессуального принуждения. М. 1978. С. 5; Куцова Э.Ф. Следственные действия: понятие, обеспечение прав личности при их совершении // Вестник МГУ. Серия 11. "Право". 1991. № 1. С. 4 - 35; Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. Красноярск. 1985. С. 13 и др).

Другую крайнюю точку зрения высказал Томас Гоббс: "Страх и свобода совместимы… Если человек платит свои долги, как это иногда бывает, только из боязни тюрьмы, то и это действие свободного человека, ибо ничто не препятствует этому человеку отказаться платить. Как общее правило, все действия, совершаемые людьми в государствах из-за страха перед законом, являются действиями, от которых совершающие их имеют свободу воздержаться" (См.: Томас Гоббс. Левиафан, или материя, форма и власть государства, церковного и гражданского. Избр. Соч. Т. 2. М. 1964. С 231-234).

Автор настоящего исследования поддерживает точку зрения группы ученых-правоведов, считающих, что принуждение присутствует только тогда, когда авторитета закона и убеждения в необходимости неукоснительного исполнения норм права оказывается

недостаточно (См., например: Михайлов В.А. Меры пресечения в Российском уголовном процессе. М. 1996. С. 7 - 8; Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М. 1999. С. 230; Зинатуллин З.З. Уголовно процессуальное принуждение и его эффективность. Казань. 1981. С. 8; Алексеева Л.Б. Принуждение и ответственность в механизме уголовно-процессуального регулирования // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. М. 1979. С. 157; Капинус Н.И. Меры пресечения в российском уголовном процессе // Следователь. 2001. № 8. С. 25 и др).

200 Шадрин В.С. Процессуальное принуждение и убеждение при производстве следственных действий // Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования. Волгоград. 1987. С. 15.

201 По мнению Н.И. Капинуса, такие меры, как обыск, осмотр, освидетельствование, отобрание образцов для сравнительного исследования нельзя отнести к принудительным, ибо принуждение здесь проявляется не всегда (См.: Капинус Н.И. Меры пресечения в российском уголовном процессе // Следователь. 2001. № 8. С. 25). Но тогда непонятно, куда же отнести то самое редкое применение принуждения? Воля личности подавляется, лицо испытывает более или менее значительный дискомфорт, а мера продолжает оставаться добровольной, т.к. ее "природа и целевое назначение иные, чем у мер уголовно-процессуального принуждения"? Соответствует ли такое утверждение охране прав личности в уголовном процессе? На наш взгляд - нет. Далее, Н.И. Капинус утверждает: отобрание подписки о неразглашении данных предварительного следствия и предупреждение об ответственности за отказ от дачи показаний также не содержат в себе никакого принуждения. Однако нельзя не признать, что такое отобрание и предупреждение осуществляются с целью воздействовать на волю лица, урегулировать определенным образом его поведение. Можно ли сказать, что в этом случае лицо не испытывает психического принуждения? Да, если наблюдается вариант C, нет - если события развиваются по варианту А или B (см. схему на стр. 67). Поэтому утверждать, что рассматриваемые меры также полностью свободны от принуждения, по нашему мнению, было бы неверным.

202 Советский энциклопедический словарь. М. 1987. С. 586.

203 См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М.1985. С. 3.

204 См.: Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М. 1996. С. 9-10.

205 См.: Зиннатуллин З.З. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность. Казань, 1981. С. 12 - 13.

206 См.: Громов Н.А. Уголовный процесс России. М. 1998. С. 184 - 185.

207 См.: Рыжаков А.П. Меры пресечения. М. 1997. С. 5.

208 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М. 1951. С. 221.

209 См.: Давыдов П.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Л. 1953. С. 4.

210 Лившиц Ю.Д. Меры процессуального принуждения в советском уголовном процессе. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М. 1958. С. 5-6.

211 См.: Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов. 1978. С. 25.

212 Уголовный процесс. Под ред. К.Ф. Гуценко. М. 2001. С. 176.

213 См.: Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж. 1975. С. 16-17.

214 Первая и третья группы данной классификации выделяются также и в системе мер уголовно-процессуального принуждения, действующей в Германии (См.: Филимонов Б.А. Основы уголовного процесса Германии. М. 1994. С. 43).

215 Еникеев З.Д. Меры процессуального принуждения в системе средств обеспечения обвинения и защиты. Уфа. 1978. С. 29.

216 Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж. 1975. С. 21.

217 Данная классификация содержит не все меры уголовно-процессуального принуждения, охватывая только те из них, которые так или иначе ограничивают неприкосновенность личности. Поэтому именно эти меры и будут рассмотрены нами в следующих параграфах, причем по схеме, данной в упомянутых УПК: задержание, меры пресечения, иные меры процессуального принуждения. Это предпринимается в целях избежания повторов при их рассмотрении.

218 Более широкое понятие данного института содержится в международном праве - "задержанное лицо" означает любое лицо, лишенное личной свободы не в результате осуждения за совершение правонарушения, а слово "задержание" означает состояние задержанного лица (п. в раздела "Употребление терминов" Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме) (См.: Международные акты. М. 2000. С. 209).

219 Безлепкин Б.Т. Судебно-правовая защита прав и свобод граждан в отношениях с государственными органами и должностными лицами. М. 1997. С. 44.

220 Согласно п. "ж" ст. 9 ФЗ "О Государственной дактилоскопической регистрации в РФ" от 25 июля 1998 г., подозреваемые и обвиняемые подлежат обязательному дактилоскопированию (См.: СЗ РФ. 2001. № 11. Ст. 1002).

221 Мухаметшин Ф.Б. Задержание и допрос подозреваемого. Уфа. 1998. С. 5.

222 Такое положение содержится, например, в ч. 1 ст. 133 УПК РК.

223 В уголовном судопроизводстве Великобритании существует правило, согласно которому частное лицо должно доставить задержанного магистрату (судье) или офицеру "так скоро, как это практически возможно" (См.: Arquile R. Criminal Procedure. London. 1969. Р. 38).

224 Это ограничение объясняется, в первую очередь, трудностями для граждан по квалификации преступлений средней и небольшой тяжести, тогда как тяжкие и особо тяжкие однозначно воспринимаются гражданами как преступления. В Великобритании частные лица могут задерживать только в том случае, если преступление "фактически арестное и не достаточно, если лицо только полагает, что это так" (См.: Arquile R. Criminal Procedure. London. 1969. Р. 37).

225 Интересно, что конституции Японии и Бразилии допускают только одно основание, когда отсутствует приказ, выданный компетентным работником органов юстиции: задержание на месте преступления, так называемое задержание "flagrante delicto" (См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 411, 385). Представляется, что такое положение является демократическим достижением правовой системы данных государств, ибо существенно ограничивает случаи возможного лишения свободы граждан. Тем не менее, для эффективного решения непосредственных задач уголовного судопроизводства, на наш взгляд, необходимо оставить основания, перечисленные в ст. 91 УПК РФ.

226 Подробнее об этом см.: Уголовный процесс // Под ред. К.Ф. Гуценко. М. 2001. С. 179-180.

227 Там, где речь идет о лишении человека свободы, гарантии законности и обоснованности должны быть максимально жесткими. Ст. 5 п. 2 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод требует незамедлительного предъявления обвинения.

228 В зависимость от соблюдения этих условий поставлена возможность задержания в Японии (См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 385).

229 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР // Под общ. ред. В.М. Лебедева. М. 1996. С. 183; Галузо В.Н. Судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии предварительного расследования. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М. 1995. С. 28; Уголовный процесс. Под ред. К.Ф. Гуценко. М. 2001. С. 179.

230 Бекешко С.П., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Минск. 1969. С. 98 - 99. Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов. 1978. С. 89.

231 Зинатуллин З.З. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность. Казань. 1981. С. 88; Мухаметшин Ф.Б. Задержание и допрос подозреваемого. Уфа. 1998. С.15; Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. Казань. 1974. С. 21.

232 Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность. М. 1999. С.140.

233 См.: Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. Красноярск. 1985. С. 117 - 116.

234 См., например: Рощин В. Задержание подозреваемого // Советская милиция. 1966. № 8. С. 78; Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. Кишинев. 1982. С. 67 - 68.

235 Следует отметить, что некоторые авторы не различают мотивы и цели задержания. Так, Короткий Н.Н. указывает, на то, что "всякое задержание должно преследовать определенные цели, т.е. быть мотивированным" (См.: Короткий Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. М. 1981. С. 48 - 49). Из его утверждения следует вывод о том, что если есть цель, то задержание мотивировано. Но в таком случае в постановлении достаточно указать лишь цель задержания, что представляется недостаточным, для подтверждения необходимости применения данного следственного действия.

236 См., например: Ивлиев Г.П. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности при аресте // Вопросы государства и права в период развитого социализма. М. 1984. С. 98; Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. Л. 1984. С. 54; Мухаметшин Ф.Б. Задержание и допрос подозреваемого. Уфа. 1998. С. 15 и др.

237 Например, лицо, желающее получить наследство, решает убить своего родственника. В данной ситуации отчетливо видно, что корыстный мотив лица ставит перед ним цель убийства. При отсутствии мотива цель убийства перед ним не возникла бы.

238 Уголовно-процессуальное право // Под общ. ред. П.А. Лупинской. М. 1997. С. 256.

239 Подробнее понятие "веских доводов" будет рассмотрено нами в параграфе 3.1.

240 Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М. 1999. С. 254.

241 Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М. 2000. С. 15.

242 Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М. 2000. С. 15.

243 Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М. 1999. С. 254.

244 Бойков А.Д. Научный доклад // Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. М. 1995. С. 26. И это не случайно. Так, согласно опросу, проведенному среди сотрудников правоохранительных органов, на вопрос о том, как необходимо вести себя в ситуации задержания преступника, 67% опрошенных не смогло дать ответа, при этом из 33%, давших ответ, только 9% ставили во главу угла правовой аспект, 4% - тактический, остальная же часть опрошенных использовала для ответа общие, аморфные выражения, типа "жестко", "уверенно", "соблюдая личную и общественную безопасность". Таким образом, как отмечают авторы, "… в общей своей массе сотрудники не имеют представления о допустимых условиях и пределах причинения вреда при задержании преступника" (См.: Скорилкина Н., Коломенский П. Значение уголовно-правового института задержания лица, совершившего преступление, в практической деятельности органов внутренних дел // Уголовное право. 2000. № 4. С. 34).

245 Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 2000 году // Рос. газета. 2001. 16 мая; Синельщиков Ю. Насилие к задержанным: реальность и перспективы борьбы // Законность. 2000. № 1. С. 10-13. Такая ситуация прямо противоречит ст. 5 Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, которая гласит: "Ни одно должностное лицо по поддержанию правопорядка не может осуществлять, подстрекать или терпимо относится к любому действию, представляющему собой пытку или другие бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения…" (См.: Международные акты. М. 2000. С. 178).

246 "О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности" \\ Собрание законодательства РФ. 1994. № 8. Ст. 804.

247 Так, в 1995 г. на срок до 30 суток было задержано 20.399 лиц, подозреваемых в совершении различных преступлений, в том числе не относящихся к разряду тяжких. Только каждый второй из них впоследствии бы арестован прокурором. Лишь в отношении каждого третьего задержанного на 30 суток дело было направлено в суд. 1008 лиц было освобождено за неподтверждением подозрения. За четыре месяца 1996 г. на основании данного Указа был задержан уже 6.981 ч., из которых только 2.989 были арестованы впоследствии прокурорами. Лишь в отношении каждого шестого из задержанных на 30 суток дело было направлено в суд, а 211 ч. были освобождены ввиду неподтверждения обвинения (Руднев В. Президент России восстановил действие конституционной нормы // Рос. юстиция. 1997. № 8. С. 1).

248 Рос. газета. 1994. 7 июля.

249По данным Е.В. Гусельниковой, в 1999 г. в отдельных регионах средний показатель обвиняемых, содержавшихся по стражей, составлял от 31,8 до 39,6% (См.: Гусельникова Е.В. Заключение под стажу в системе мер пресечения. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск. 2001. С. 1).

250 По данным В.А. Михайлова, данная мера пресечения применяется в 55 - 70 % случаев (См.: Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М. 1996. С. 75-76).

251 Колоколов Н.Н. Меры пресечения имущественного характера // Рос. юстиция. 1998. № 12. С. 41- 42.

252 Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. Красноярск. 1985. С. 115.

253 Результаты исследования, проведенного В.Н. Галузо, показали, что подписка о невыезде применяется в 85% случаев при вынесении постановления об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу (См.: Галузо В.Н. Судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии предварительного расследования. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М. 1995. С. 21).

254 Пашин С. Практика обжалования в суд арестов // Законность. 1994. № 7. С. 41.

255 В связи с тем, что заключение под стражу настолько серьезно ограничивает неприкосновенность личности, данная мера пресечения засчитывается в срок назначенного судом наказания (ст. 415 УПК РСФСР). "Тюремное заключение, лишая человека свободы, уже само по себе является наказанием" (п. 64 Европейских пенитенциарных правил) (См.: Защита прав человека и борьба с преступностью. Документы Совета Европы. М. 1998. С. 221).

256 Об этом см.: Резолюцию (62) 2 Комитета министров государствам-членам относительно избирательных, гражданских и социальных прав заключенных (См.: Защита прав человека и борьба с преступностью. Документы Совета Европы. М. 1998. С. 206 - 208). Подследственные, содержащиеся в следственных изоляторах, подлежат обязательному профилактическому медицинскому осмотру в целях выявления туберкулеза (См.: Постановление Правительства РФ О реализации ФЗ "О предупреждении распространения туберкулеза в РФ" от 25 декабря 2001 г. № 892 // Рос. газета. 2001 г. 30 декабря).

257 Б.А. Филимонов, исследуя уголовный процесс в Германии, отмечает: "После заключения под стражу начинают действовать факторы физического и психического воздействия, порожденные лишением свободы: изоляция от общества, внезапный разрыв связей с обычной средой, прекращение трудовой деятельности, моральные страдания, связанные с арестом, гнетущая неизвестность исхода дела… обвиняемый в любое время может быть вызван на допрос и допрашиваться сколько угодно, а само нахождение в тюрьме делает его словоохотливым" (См.: Филимонов Б.А. Основы уголовного процесса Германии. М. 1994. С. 48).

258 Хотя при применении мер пресечения конкретно цель превенции не преследуется, однако предупреждение преступности является задачей, присущей всем этапам уголовного судопроизводства.

259 Л.В. Лившиц отмечает, что, попав в следственный изолятор и стремясь адаптироваться в экстремальной ситуации, несовершеннолетние очень быстро обучаются тюремным традициям и нравам, усваивают жаргон, стараются походить на "бывалых" преступников и линию поведения выбирают нередко под воздействием сокамерников. При этом, перенимая опыт преступного мира, они обучаются различным приемам противодействия не только администрации, но и расследованию (См.: Лившиц Л.В. Меры преодоления негативного воздействия на участников уголовного процесса по делам несовершеннолетних // Проблемы предупреждения и пресечения преступности и иных правонарушений молодежи, защиты их прав. Уфа. 2000. С.57).

260 Паулов А. Почему переполнены российские СИЗО // Рос. адвокат. 2000. № 3. С. 3.

261 Пешков М. Мера пресечения - залог // Законность. 1998. № 12. С. 53; Ивлиев Г.П. Основания применения мер процессуального принуждения. Дис. … канд. юр. наук. М. 1986. С. 47.

262 Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность. М. 1999. С. 169. Характерно также мнение начальника Информационно-аналитического управления Следственного комитета МВД РФ Б.Я. Гаврилова: "При рассмотрении уголовных дел в судах, судьями учитывается, помимо других обстоятельств, и избранная на следствии мера пресечения. Если подследственный к моменту судебного разбирательства находился под стражей, то в отношении него, как правило, и приговор бывает более жестким, чем в отношении тех, у кого была отобрана подписка о невыезде" (См. ресурс: Http://www.jk.ru/tema/arrest/gavrilov.html).

263 См.: Международные акты. М. 2000. С. 219.

264 Об этом см. подробнее: Михайлов В.А. Меры пресечения в Российском уголовном процессе. М. 1996. С.34 - 35; Франк Л.В. Задержание и арест подозреваемого. Душанбе. 1963. С. 49. Согласно п. 6.2. ст. 6 Стандартных минимальных правил ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением, на ранних стадиях уголовного судопроизводства по возможности должны использоваться альтернативы предварительному заключению под стражу (См.: Международные акты. М. 2000. С. 219). Подозреваемый же присутствует именно в такой стадии. Поэтому, на наш взгляд, в УПК РФ следует запретить применение заключения под стражу по отношению к подозреваемому, как это рекомендовано в МУПК (ч. 3 ст. 166) (см. п. IX Приложения 2). Применение домашнего ареста к подозреваемому следует оставить по двум причинам: во-первых, органы, ведущие уголовное преследование должны иметь оперативную возможность эффективно предотвратить ненадлежащее поведение подозреваемого и оградить общество от опасного преступника; во-вторых, домашний арест - мера, более мягкая по сравнению с заключением под стражу, что позволяет применить ее к лицу, которому еще не предъявлено обвинение.

265 Об этом см., в частности: Короткий Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. М. 1981. С. 76.

266 Согласно же Правилам ООН, касающимся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, следует всячески стремиться к применению альтернативных мер. В тех случаях, когда такая мера, как превентивное содержание под стражей, все же применяется, суды по делам несовершеннолетних и следственные органы должны уделять первоочередное внимание максимально быстрому рассмотрению дел, с тем, чтобы период содержания под арестом был как можно менее продолжительным (ст. 17) (См.: Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. Приложение № 5. М. 2000. С. 256). Об этом см. также: Международные акты. М. 2000. С. 292.

267 Крашенинников П. Мнение министра // Закон и право. 1998. № 8. С. 4. По данным Б. Ямшанова, этот показатель достигает 600 тыс. человек в год (См.: Ямшанов Б. Семь лет сидеть или семь лет платить? // Рос. газета. 2001. 7 октября).

268 Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М. 2000. С. 15.

269 Еникеев З.Д. Роль уголовно - процессуального закона в обеспечении неприкосновенности личности // Права человека на рубеже XX-XXI в. Материалы научно - практической конференции 15 - 16 мая 1996 г. Уфа. 1997. С. 11.

270 Крашенинников П. Мнение министра // Закон и право. 1998. № 8. С. 4.

271 Состояние законности в Российской Федерации (1998 - 1999 годы). Аналитический доклад под ред. Сухарева А.Я. М. 2000. С. 52 - 53. В последние годы из СИЗО ежегодно освобождают до суда по разным основаниям почти каждого четвертого - до 125 тыс. чел. в год. Эти люди были водворены в СИЗО как бы "на всякий случай" (См.: Крашенинников П. Тюрьма по-русски в ожидании перемен // Рос. газета. 1999. 22 апреля; Ямшанов Б. Семь лет сидеть или семь лет платить? // Рос. газета. 2001. 7 октября). По иным данным - 130 тыс. человек (См.: Куликов В. Прейскурант на свободу // Рос. газета. 2001. 13 апреля). В печати опубликованы данные, когда в результате прокурорской проверки в СИЗО за одну неделю 972 человека было освобождено за отсутствием серьезной обоснованности заключения под стражу (См.: Устинов В. Тяжела ты, папка прокурора // Рос. газета 2000. 12 января).

272 См. ресурс: http: www.jk.ru/tema/arrest/abramkin.html

273 Зубков А. Силовики обманули президента // Рос. вести. 2001. 7 февраля.

274 Воротников В. Тюремные окна без решетки // Рос. вести. 2001. 24 января.

275 Такое правило содержится, например, в ст. 9 французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г. Согласно п. 5 Основных принципов обращения с заключенными, за исключением тех ограничений, необходимость которых явно обусловлена фактом заключения в тюрьму, все заключенные пользуются правами человека и фундаментальными свободами, изложенными во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, Международном пакте о гражданских и политических правах и Факультативном протоколе к нему, а также такими другими правами, которые изложены в других пактах ООН. Подобная норма содержится и в Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (ч. 2 пр. 36) (См.: Международные акты. М. 2000. С. 207, 216).

276 С.А. Пашин характеризует условия содержания задержанных и заключенных под стражу равнозначными пытке (См.: Пашин С.А. К обсуждению проекта нового Уголовно-процессуального кодекса. Предисловие // Рос. бюллетень по правам человека. 2000. Вып. 13. С. 75).

277 Положение в местах лишения свободы признано критическим // Рос. юстиция. 1999. № 2. С. 51.

278 Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ О. Миронова // Рос. газета. 1999. 10 - 11 марта.

279Скуратов Ю.И. В борьбе с преступностью перевал не пройден // Рос. газета. 1998. 10 февраля.

280 Карапетян С. О защите прав подозреваемых и обвиняемых, находящихся под стражей // Законность. 1997. № 10. С. 6.

281 См. например: Юрист. 1995. № 5; Независимая газета. 1997. 4 июля; Рос. юстиция. 1997. № 1. С. 45 - 47; Юридическая газета. 1997. № 4. С. 1 - 2; Законность. 1998. № 12. С. 43 - 46; Рос. газета. 1998. 7 апреля; Рос. вести. 1998. 21 февраля; Закон и право. 1999. № 5. С. 38 - 39; Рос. юстиция. 1999. № 2. С. 51 - 53; Рос. адвокат. 2000. № 10. октябрь. С. 55; Рос. адвокат. 2000. № 3. С. 33 ; Рос. вести. 2001. 24 января.

282 Карапетян С. О защите прав подозреваемых и обвиняемых, находящихся под стражей // Законность. 1997. № 10. С. 6; Гладышев А.А. Обращение в Европейский суд по правам человека - это реально // Адвокат. 2000. Июнь. № 6. С. 4.

283 Права человека: постоянная задача Совета Европы. М. 1996. С. 58.

284 Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ О. Миронова // Рос. газета. 1999. 10 - 11 марта; О соблюдении прав человека и гражданина в РФ в 1996 - 1997 годах. Доклад Комиссии по правам человека при Президенте РФ. М. 1998. С. 35; Борисов Т. Арест по филькиной грамоте // Рос. газета. 2001. 6 апреля.

285 УПК РФ не предусматривает предельный срок содержания под стражей на предварительном следствии, т.к. после его максимального продления до 18 месяцев (1,5 года), он может быть продлен судом до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд (ст. 109 УПК РФ).

286 Стецовский Ю. Конституции вопреки! // Юридический вестник. 1997. № 6. С. 4.

287Савицкий В. Последние новеллы УПК: порядок и сроки содержания под стражей // Рос. юстиция. 1997. № 5. С. 17.

288 См. например: Бельдюгина Л. Моя же милиция меня же и бьет // Рос.газета. 1998. 28 ноября; Куликов В. Прейскурант на свободу // Рос. газета. 2001. 13 апреля; Козлова Н. Выбивание "чистосердечного признания" // Рос. газета. 2001. 3 февраля; Сергеев В. Жестяной чайник или три книги на весах Фемиды // Рос. юстиция. 2000. № 8. С. 61 - 62; Паулов А. Почему переполнены российские СИЗО // Рос. адвокат. 2000. № 3. С. 33.

289 См.: Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 2000 году // Рос. газета. 2001. 16 мая.

290 Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. М. 1906. С. 23.

291 Приказ Генерального прокурора РФ от 18 июня 1997 г. № 31 "Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием".

292 На международном уровне это положение закреплено в пр. 21 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме.

293 Пашин С.А. К обсуждению проекта нового Уголовно-процессуального кодекса. Предисловие // Рос. бюллетень по правам человека. 2000. Вып. 13. С. 75.

294 Пешков М. Мера пресечения - залог (правовой опыт судов США) // Законность. 1998. № 12. С. 52 - 53.

295 По УПК РФ, УПК РБ и УПК РК - подписка о невыезде и надлежащем поведении.

296 Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М. 1964. С. 43.

297 Согласно проведенному нами исследованию, в постановлениях об избрании подписки о невыезде в качестве оснований указываются прямо противоположные требуемым законом обстоятельства: наличие постоянного места жительства (упоминается в качестве основания в 44% постановлений), отсутствие судимости (19,4%), положительная характеристика (18,8%), наличие иждивенцев, в том числе несовершеннолетних детей (11,5%), признание вины и раскаянье (9,1%), регулярная явка по вызовам (8,5%), наличие семьи (3,6%). Среди прочих оснований встречаются также - удостоверение личности обвиняемого, инвалидность, болезнь, наличие возмещения ущерба, явка с повинной, незначительная роль в преступлении, ходатайство с места работы о неприменении заключения под стражу, откровенность на допросе и т.д. Более того, в 2,4% постановлений о назначении подписки о невыезде в качестве оснований значится отсутствие у обвиняемого намерений скрыться, мешать ходу расследования и продолжать преступную деятельность. Далее, в качестве оснований нередко выступают и процессуальные действия прокурора: в 5,4% подписка избирается вследствие отказа прокурора в санкции на арест. При этом фактические данные, свидетельствующие о необходимости применения мер пресечения, вообще не указываются (см. табл. 6 Приложения 1).

298 П. 3 Определения Конституционного Суда РФ по жалобе граждан Лазарева А.В., Руслановой Е.С., и Эрнезакса О.В. на нарушение их конституционных прав рядом положений ст. 201, 202, 218 и 220 УПК РСФСР от 17 февраля 2000 года № 84-0 // СЗ. 2000. № 28. Ст. 2999.

299 Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М. 1989. С. 224. Согласно Стандартным минимальным правилам ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением, меры, которые накладывают какое-либо обязательство на обвиняемого (подозреваемого), требуют его согласия (Международные акты. М. 2000. С. 218).

300 См.: Международные акты. М. 2000. С. 218.

301 См.: Капинус Н.И. Меры пресечения в российском уголовном процессе // Следователь. 2001. № 8. С. 30.

302 Поэтому практики высказываются за более масштабное его применение. См. например: Соловьев Н.Г. Сильному следствию адвокат не помеха // Рос. адвокат. 2000. № 6. С. 7.

303 Конвенция о правах ребенка, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года, предусматривает возможность увеличения данного срока до 19 лет, в случае установления его в соответствующем законодательстве (См.: Международные акты. М. 2000. С. 208).

304 Лицо, осуществляющее присмотр за несовершеннолетним, может быть освобождено от своих обязанностей в силу объективных причин: занятости, болезни, ухудшения взаимоотношений с несовершеннолетним, отъезда на длительный срок, в случае неисполнения им своих обязанностей вследствие переоценки своего влияния на подростка и т. п. Обо всех этих обстоятельствах родители, опекуны, попечители должны немедленно сообщить следователю, который должен решить вопрос либо о замене этих лиц на других, либо о применении к несовершеннолетнему иной меры пресечения.

305 Буряков А. Отдача несовершеннолетнего под присмотр как мера пресечения // Социалистическая законность. 1963. № 3. С. 94.

306 Согласно нашим данным, в 1997-98 гг. достаточно эффективной была сумма залога, составляющая 1-3 млн. рублей. При определении суммы залога необходимо исходить из 1) степени вероятности уклонения подследственного от следствия; 2) тяжести преступления, в котором он обвиняется (подозревается); 3) размера доходов обвиняемого (подозреваемого).

307 См. например: Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М. 1964. С. 72 - 73; Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов. 1978. С. 54. См. также мнение В.И. Козлова, начальника отдела Прокуратуры г. Москвы (См. ресурс: Http://www.jk.ru/tema/arrest/kozlov1.html).

308 См. например: Зиннатуллин З.З. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность. Казань. 1981. С. 82; Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение С. 244; Паулов А. Почему переполнены российские СИЗО // Рос. адвокат. 2000. № 3. С. 33; Соловьев Н.Г. Сильному следствию адвокат не помеха // Рос. адвокат. 2000. № 6. С. 7.

309 Пешков М. Мера пресечения - залог (опыт судов США) // Законность. 1998. № 12. С. 52.

310 Колоколов Н.Н. Меры пресечения имущественного характера // Рос. юстиция.1998. № 12. С. 41 - 42.

311 Причем в большинстве своем применение имущественной меры пресечения оказалось оправданным: в 6 случаях мера пресечения впоследствии не изменялась и дело заканчивалось вынесением обвинительного приговора, в одном случае мера пресечения была изменена, так как обвиняемый не внес сумму залога, в двух случаях мера пресечения была изменена определением суда с учетом таких обстоятельств, как тяжесть и многоэпизодность совершенного преступления, отсутствие постоянного места работы. Лишь в одном случае указанная мера пресечения была нарушена (это составило 10%). Тогда как подписка о невыезде была нарушена в 14,6% случаев.

312 Б.Т. Безлепкин отмечает: "с появлением в России класса состоятельных людей заметную актуальность приобретает… вопрос о залоге, который применяется в качестве меры пресечения. Посвященная залогу ст. 99 УПК в условиях, когда легальное имущественное положение граждан определялось размером зарплаты (пенсии, пособия, стипендии), более тридцати лет применялась крайне редко и приобрела характер нормы, имеющей важное практическое значение, только в последние годы" (См.: Безлепкин Б.Т. Судебно-правовая защита прав и свобод граждан в отношениях с государственными органами и должностными лицами. М. 2000. С. 116 - 117).

313 В 1996 - 1997 годах на содержание осужденных и арестованных поступило лишь 43,3 % денежного содержания, в том числе на питание - 25,7%, на медобслуживание 1,9% (См.: О соблюдении прав человека и гражданина в РФ в 1996 - 1997 годах. Доклад Комиссии по правам человека при Президенте РФ. М. 1998. С. 38).

314 Е.В. Гусельникова, например, возражая против данной меры пресечения, ссылается на анализ применения домашнего ареста в период с 1864 по 1903 гг., а также в 1922 - 1926 гг. (См.: Гусельникова Е.В. Заключение под стажу в системе мер пресечения. Автореф. дис. … канд. юрид. наук Томск. 2001. С. 9). Тем не менее, нельзя не заметить, что, по сравнению с указанными периодами, произошел значительный технический прогресс, позволяющий на сегодняшнем уровне развития науки и техники использовать самые современные достижения в этой области для установления контроля за обвиняемым (подозреваемым), находящимся под домашним арестом. Более того, п. 7 Декларации об использовании научно-технического прогресса в интересах мира и на благо человечества прямо указывает: "Все государства принимают необходимые меры, включая законодательные, в целях обеспечения того, чтобы использование достижений науки и техники способствовало наиболее полному осуществлению прав человека и основных свобод…" (См.: Международные акты. М. 2000. С. 340).

315 Подробнее об этом см.: Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М. 1999. С. 351.

316 Подробно о "психиатрическом терроре" или "репрессивной психиатрии" см.: Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность. М. 2000. С. 282 - 314. См. также: Гладышев А.А. Обращение в Европейский суд по правам человека - это реально // Адвокат. 2000. Июнь. № 6. С. 4; Грачев А. Как один генерал бюджет области спас // Рос. газета 1998. 21 ноября.

УК РФ предусматривает специальную статью 128, устанавливающую уголовную ответственность за незаконное помещение в психиатрический стационар. Об общественной опасности данного преступления свидетельствует санкция этой статьи, предусматривающая лишение свободы на срок до 7 лет.

317 Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М. 1999. С. 379.

318 Безлепкин Б.Т. Судебно-правовая защита прав и свобод граждан в отношениях с государственными органами и должностными лицами. М. 2000. С. 52.

319 Помещение потерпевшего и свидетеля в медицинское учреждение для проведения экспертизы без их согласия возможно только в порядке ст. 29 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее применении": если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает: а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

320 Так, например, М.Ю. Ильичева считает, что следователь не имеет права принуждать обвиняемого (подозреваемого) к получению требуемых образцов для сравнительного исследования (См.: Ильичева М.Ю. Советы задержанным, подозреваемым, обвиняемым. М. 1999. С. 12). По мнению Ю.И. Стецовского, нельзя согласиться с трансформацией права на защиту в обязанность предоставления доказательств, обвиняемый вправе, а не обязан предоставлять доказательства (См.: Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность. М. 2000. С. 216).

321 См.: Российская газета. 2001. 5 июня

322 См., например: Общая теория прав человека. М. 1996. С. 182 - 183; Каминская В.И. Охрана прав и законных интересов граждан в уголовно-процессуальном праве // Советское государство и право. 1968. № 10. С. 32; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М. 1968. Т. 2. С. 126; Зинатуллин З.З Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность. Казань. 1981. С.110; Уголовно-процессуальное право // Под общ. ред. П.А. Лупинской. М. 1997. С.287; Касаткина С. О соотношении публичных и личных интересов в российском уголовном процессе // Уголовное право. 2001. № 3. С 67); Рассейкин Д. Получение образцов для сравнительного исследования // Социалистическая законность. 1963. № 3. С.42 - 43; Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М. 1999. С. 387 и др.

323 Данной точки зрения придерживаются также: Пичкалева Г. Нравственный аспект принудительного освидетельствования потерпевших // Социалистическая законность. 1976. №3. С. 63 - 64; Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР // Под общ. ред. В.М. Лебедева. М. 1996. С. 256; Шадрин В.С. Процессуальное принуждение и убеждение при производстве следственных действий // Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования. Волгоград. 1987. С. 20; Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов. 1978. С.99, 100) и др.

324 УПК РУ (ч. 4 ст. 265), например, в случаях, когда потерпевший и свидетель изобличают подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, могут быть принудительно помещены в медицинское учреждение для проведения экспертизы. Данное положение наглядно иллюстрирует случай, когда закон встает на защиту интересов обвиняемого, признавая их приоритет перед правами и интересами потерпевшего и свидетеля. См. также п. 4 ч. 2 ст. 91 МУПК.

325 К сожалению, в УПК РФ эти положения четко не зафиксированы, что является существенным недостатком в целях охраны прав и свобод участников процесса.

326 Таким образом, применение принуждения должно ставиться в зависимость не от отношения к нему освидетельствуемого (свидетеля или потерпевшего), его чувства стыда и т.д. (этот критерий был предложен И.Л. Петрухиным. См. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно - процессуальное принуждение. М. 1985. С.139), а от того значения, которое имеют результаты освидетельствования для положения обвиняемого (а также для всего хода расследования) и от обоснования приоритетности в каждом конкретном случае прав той или иной стороны процесса.

327 Ситуация, когда интересы потерпевшего и свидетеля приносятся в жертву интересам установления истины, не единична. При отказе от дачи показаний свидетель и потерпевший подлежат уголовной ответственности. Например, потерпевшая по делу об изнасиловании не освобождается от дачи показаний и сообщения интимных подробностей, даже когда рассказ о них вызывает чувство стыдливости. Тем не менее, нельзя сказать, что сведения, полученные из свидетельских показаний, имеют большее доказательственное значение, чем полученные в результате проведения рассматриваемых мер, а ограничение личности при их применении менее жестко, чем при отбытии уголовного наказания по ст. 308 УК РФ.

328 Поэтому, на наш взгляд, позиция А.И. Трусова, утверждающего, что обвиняемый и подозреваемый могут принуждаться к освидетельствованию, отобранию образцов для сравнительного исследования и личному обыску только при особо исключительных условиях, например, при раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений, когда исчерпаны все меры для того, что бы убедить их в необходимости подвергнуться добровольно, а свидетель и потерпевший - ни при каких обстоятельствах, достаточно спорна. (См.: Уголовный процесс. Под ред. К.Ф. Гуценко. М. 2001. С. 178).

329 Авторы теоретической модели уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и РСФСР в ст. 88 "Законность и обоснованность применения мер процессуального принуждения" предусмотрели следующую норму - применение мер процессуального принуждения возможно лишь при наличии оснований и в порядке, установленных законом (См.: Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. М. 1990. С. 86). В широком понимании весь процессуальный порядок, начиная с принципов уголовного процесса и до деталей регулирования отдельных следственных и судебных действий, призван гарантировать законное и обоснованное разрешение каждого уголовного дела (См.: Громов Н.А. Уголовный процесс России. М. 1998. С.21). Об этом более подробно см.: Боннер А.Т. Законность и справедливость в правоприменительной деятельности. М. 1992. С.9 - 32.

330 См.: Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный суд: Учебное пособие для вузов. М. 1997. С.96.

331 См.: Громов Н.А., Францифоров Ю.В. Правоприменительная деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и судов. М. 2000. С. 35; Жогин Н.В. и Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М. 1965. С. 71 - 72; Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М. 2000. С.12.

332 См.: Кудрявцев В.Н. Законность: содержание и современное состояние // Законность в Российской Федерации. М. 1998. С. 4).

333 Клочков В.В. Методология и методика изучения состояния законности // Состояние законности в Российской Федерации (1993 - 1995 годы). М. 1995. С. 9 - 10. См. также: Теория государства и права. М. 1998. С. 437.

334 Ф.М. Кудин, например, обращает внимание на тот факт, что "требование законности в уголовно-процессуальном принуждении (уровневое понятие - Е.В.) приобретает особое значение, ибо принуждение субъектов к выполнению процессуальных обязанностей, к исполнению закона не может быть реализовано любыми, в том числе незаконными, средствами, так как этим подрывалась бы сама идея неуклонного соблюдения и проведения в жизнь закона, идея законности (общее понятие - Е.В.)" (См.: Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. Красноярск. 1985. С.77).

335 Об этом см.: Теория государства и права. М. 1998. С. 436. См. также: Кудрявцев В.Н. Законность: содержание и современное состояние // Законность в РФ. М. 1998. С. 4.

336 Аналогичное понятие законности закрепили УПК КР (ч. 1 ст. 6) и УПК РУ (ч. 1 ст. 11). УПК РК (ч. 1 ст. 10) и УПК РБ (ч. 1 ст. 8), такую обязанность закрепили только за судом и органами уголовного преследования.

337 Ожегов С.И. Словарь русского языка. М. 1985. С.371.

338 Согласно разъяснению Пленума Верховного суда РФ, под обоснованностью заключения под стражу следует понимать наличие в представленных материалах сведений, в том числе о личности содержащегося под стражей, которые подтверждают необходимость применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления ее срока (См: Постановление Пленума от 27 апреля 1993 г. №3 "О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей // Сборник постановлений Пленума Верховного суда РФ. 1961 - 1996 гг. М. 1997. С. 349).

339 Именно так сформулирована достаточность основания для выдачи ордера на арест в американском уголовном процессе (См.: Пешков М.А. Арест и обыск в уголовном процессе США. М., 1998. С.29-30).

340 См.: Теория государства и права. М. 1998. С. 504.

341 См. также: Принцип 12 п. а) Свода принципов защиты лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме.

342 Согласно ч. 4 ст. 7 и ст. 101 УПК РФ в каждом постановлении о применении меры пресечения должны указываться мотивы и основания для принятия такого решения. На практике данное требование закона зачастую игнорируется. Так, согласно нашим исследованиям, при вынесении постановления об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде, основания не указывались в 44,8% случаев, в виде заключения под стражу - в 20,75% (см. Приложение I табл. 6).

343 Интересен тот факт, что в Великобритании, когда в деле C. v. L. обвиняемый был задержан за незаконное обладание определенными товарами при обстоятельствах, определенно дающих ему понять о причинах его задержания, формальное неознакомление его с этими причинами не было признанным незаконным, а арест рассматривался как правомерный (См.: Arquile R. Criminal Procedure. London. 1969. Р. 38). Таким образом, не формальное ознакомление с постановлением об аресте, а предъявление самих причин его осуществления является содержанием права лица знать, за что он арестовывается.

344 См., например: Строгович М.С. Уголовный процесс. М. 1946. С.14; Чельцов М.А. Уголовный процесс. М. 1948. С.177 и др.

345 См., например: Каминская В.И. В чем значение процессуальных гарантий в советском уголовном процессе // Советское государство и право. 1950. № 5. С.53; Либус И. Охрана прав личности в уголовном процессе Ташкент. 1975. С. 46.

346 Представляется, что характерным в данном случае является установленный Конституцией РФ (ст. 123 ч. 3) принцип состязательности, который подразумевает роль суда в качестве арбитра спора, освобожденного от каких бы то ни было обвинительных функций. В таком случае, при недостатке доказательств, собранных стороной обвинения, лицу должен выноситься оправдательный приговор, даже если он действительно совершил преступление. Кроме того, сюда же можно отнести: недопустимость проведения всех следственных действий до возбуждения уголовного дела, предоставление обвиняемому права давать или не давать показания, установление предельного срока обжалования оправдательного приговора, недопустимость поворота к худшему при обжаловании приговора осужденным.

347 Советский уголовный процесс. М. 1980. С. 20.

348 Уголовный процесс. Под ред. Чельцова М.А. М. 1969. С. 18-19.

349 Короткий Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. М. 1981. С.14.

350 Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л. 1963. С. 28; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М. 1968. С. 56; Уголовно - процессуальное право РФ. Под ред. П.А. Лупинской. М. 2000. С. 64.

351 Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. М. 1966. С.178-188; Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М. 1973. С.123-196.

352См. об этом подробнее: Громов Н.А., Францифоров Ю.В. Правоприменительная деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и судов. М. 2000; Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М. 1973. С.123 - 196.

353 Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М. 1973. С. 127, 136.

354 Постановление Конституционного Суда по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова от 27 июня 2000 г. - № 11-П // Рос. газета. 2000. 4 июля.

355 Согласно ст. 100 УПК РФ, в исключительных случаях при наличии оснований к подозреваемому может быть применена мера пресечения; согласно ч. 1 ст. 111 в целях обеспечения порядка производства расследования и судебного разбирательства по уголовным делам, надлежащего исполнения приговора дознаватель, орган дознания, следователь, прокурор или суд вправе применить к подозреваемому иные меры процессуального принуждения: обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество.

356 Громов Н.А., Францифоров Ю.В. Правоприменительная деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и судов. М. 2000. С. 46.

357 Соловьев А. Проблема статуса прокуратуры с позиций обеспечения публичного и личных интересов в уголовном процессе России // Уголовное право. 2000. № 4. С.88.

358 Впервые понятие презумпции невиновности в нашем уголовно-процессуальном праве дал М.С. Строгович (См.: Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. М. 1984). Об этом принципе см. также: Ларин А.М Презумпция невиновности. М. 1982; Мажинян Д.Р. Презумпция невиновности. Ереван. 1989.

359 В силу данного положения даже арестованный не считается виновным (См.: Международные акты. М. 2000. С. 204, 210, 215), подозреваемые и обвиняемые пользуются правами и свободами и несут обязанности, установленные для граждан России с ограничениями, предусмотренными федеральными законами (ст. 6 Федерального Закона РФ от 15 июля 1995 г. "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" // СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2759).

360 Французская декларация подчеркнула связь принципа презумпции невиновности с ограничением неприкосновенности личности, объединив в одной статье два положения: "Всякий человек считается невиновным до тех пор, пока он не будет объявлен виновным; если будет признано необходимым подвергнуть его задержанию, всякая стеснительная мера, не являющаяся необходимой для удержания его под охраной, должна сурово пресекаться законом" (ст. 9) (См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 56).

361 Монтескье Ш. Избранные произведения. М. 1955. С. 318.

362 Если считать применение мер процессуального принуждения началом реализации уголовной ответственности и наказания, то в решении вопроса о виновности центр тяжести неизбежно перемещается с вынесения судом приговора на момент применения мер пресечения, что несовместимо с принципом презумпции невиновности (См.: Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность. М. 1999. С.148). По этому поводу см. также: Жога Е.Ю., Громов Н.А. Арест, как мера пресечения в свете презумпции невиновности // Следователь. 2000. № 6. С. 22-24.

363 См.: Колоколов Н. Правосудие в Канаде: пример успешного решения организационных проблем // Уголовное право. 2001. № 2. С. 84.

364 В юридической литературе встречается и иное мнение: меры пресечения в качестве первоначального элемента включаются в состав уголовной ответственности (См.: Наумов А.В. Применение уголовно-правовых норм. Волгоград. 1973. С. 57-60; Карпец И.И. Индивидуализация наказания в советском уголовном праве. М. 1961. С. 28; Огурцов Н.А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. Рязань. 1976. С. 162-177).

365 Во-первых, различен статус лиц, чьи права подвергаются ограничениям. Обвиняемый (подозреваемый) наделяется правом защищаться от предъявленного обвинения именно потому, что до вступления приговора в законную силу он считается невиновным. С.Н Кожевников справедливо отмечает, что применение мер пресечения не влечет для субъектов состояния "наказанности" (См.: Кожевников С.Н. О принуждении в правоохранительной деятельности Советского государства. С. 124). Согласно принципу 36 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, "задержанное лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении уголовного преступления считается невиновным и имеет право на обращение с ним как с таковым до тех пор, пока его виновность не будет доказана согласно закону в ходе судебного разбирательства, на котором оно располагало всеми гарантиями, необходимыми для своей защиты" (См.: Международные акты. М. 2000. С. 215). Во-вторых, различно назначение указанных ограничений. Если наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений, то собственно уголовно-процессуальное принуждение вызывается необходимостью обеспечить такой порядок расследования уголовного дела, при котором будет скорее и эффективнее достигнута истина, а также будут решены иные задачи уголовного судопроизводства. В-третьих, круг прав, ограничиваемых при применении наказания, шире прав, ограничиваемых в ходе уголовного судопроизводства, а продолжительность их ограничения длительнее.

366 См.: Агаев Ф.А., Галузо В.Н. Иммунитеты в российском уголовном процессе. М. 1998. С. 22, 27. Указанные авторы выделяют в уголовно-процессуальном праве следующие виды иммунитетов: а) дипломатический иммунитет; б) иммунитеты лиц, пользующихся международной защитой; в) депутатский иммунитет; г) должностной иммунитет судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов; д) свидетельский иммунитет; е) иммунитет общественных представителей; ж) иммунитет Президента РФ и иные иммунитеты (лиц, явившихся из-за границы для участия в деле в качестве свидетеля, потерпевшего, гражданского ответчика, их представителей, экспертов).

367 Рос. газета. 2000. 5 января.

368 Рос. газета. 2001. 15 февраля.

369 Об этом см. подробнее: Прошляков А.Д. Указ Президента РФ М1763 от 31 декабря 1999 года: вопросы уголовного и уголовно-процессуального права // Юридический вестник. 2000. № 5. С. 48.

370 Собрание законодательства РФ.1999. № 28. Ст. 3466. См. по этому поводу: Тарасова А.В., Прошляков А.Д. Особый порядок привлечения к уголовной ответственности депутатов Федерального Собрания РФ // Юридический вестник. 2000. № 5.

371 Рос. газета. 1989. 19 октября.

372 В США надлежащей правовой процедурой считается порядок осуществления правосудия по уголовным делам, основанный на совокупности конституционных принципов и устанавливаемых на их основе решений Верховного суда США правил (См.: Пешков М.А. Арест и обыск в уголовном процессе США. М. 1998. С. 8).

373 См. подробнее: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М. 1981; Юридическая процессуальная форма: теория и практика. М. 1976.

374 Либус И.А. Охрана прав личности в уголовном процессе. Ташкент. 1975. С. 46.

375 Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. Воронеж. 1984. С.166.

376 Адвокатура России. Год 1999-й // Рос. адвокат. 2000. № 4. С. 3.

377 См. например: Камаева Э.Р. Роль адвоката в защите прав человека и основных свобод // Всеобщей декларации прав человека 50 лет. Уфа. 2001. С. 68 - 70; Смирнов В., Давлетов А. Когда задержанный становится задержанным // Рос. адвокат. 1998. № 5. С. 30 - 31; Оценка адвокатом обоснованности ареста // Рос. юстиция. 2000. № 4. С. 38; Паулов А. Почему переполнены российские СИЗО // Рос. адвокат. 2000. № 3. С. 32 - 33.

378 О влиянии уголовно-правовых норм на обеспечение законности и обоснованности уголовно-процессуальной деятельности должностных лиц правоохранительных органов свидетельствуют данные Генеральной прокуратуры РФ, согласно которым за девять месяцев 1999 года к уголовной ответственности за совершение должностных преступлений против правосудия привлечено 1150 работников, в том числе за злоупотребление должностными полномочиями - 204, за превышение должностных полномочий - 555, за незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей - 9, за принуждение к даче показаний - 8 работников (См.: Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ О. Миронова // Рос. газета. 1999. 10 - 11 марта).

379 Подробнее об этом см.: Безлепкин Б.Т. Судебно-правовая защита прав и свобод граждан в отношениях с государственными органами и должностными лицами. М. 1997. С.38 - 42. Об этом см. также: Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью (См.: Международные акты. М. 2000. С. 165 - 167).

380 См.: Сборник постановлений Пленума Верховного суда РФ. 1961 - 1996 гг. Москва, 1997. С. 386. См. также: Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положения п. 2 ст. 1070 ГК РФ в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова, и Н.В. Труханова // Рос. газета. 2001. 13 февраля. Такое же положение содержится в Конституции Японии (ст. 40) (См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 386).

381 Рассмотрение этих гарантий не входит в задачу данного исследования.

382 Свобода личности в праве. Исследование по вопросу об обязанностях личности перед обществом и ограничениях прав и свобод человека по ст. 29 Всеобщей декларации прав человека // подготовлено Э.-И. А. Даес. Нью-Йорк. ООН. 1993. С.215.

383 Титов Ю.Н. Проблемы повышения эффективности деятельности прокуратуры по защите прав и свобод человека // Идеалы Всеобщей декларации прав человека и современный мир. Уфа. 1999. С.105. См. также: Халиулин А. Кому мешает прокуратура? // Уголовное право. 2001. № 1. С. 86. Иную точку зрения по поводу эффективности деятельности прокуратуры см.: Пашин. С. Теоретические и практические основания реформы Российской прокуратуры // Уголовное право. 2001. № 1. С. 79.

384 Придавая большое значение данным направлениям в работе органов прокуратуры, защите прав и свобод гражданина и человека, Генеральной прокуратурой РФ было издано несколько правовых актов: Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 18 июня 1997 г. № 31 "Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием", Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 26 июня 1997 г. № 34 "Об организации работы органов прокуратуры по борьбе с преступностью".

385 Демидов И.Ф. Обеспечение прав человека в сфере борьбы с преступностью // Законность в Российской Федерации. М. 1998. С.143.

386 Состояние законности в Российской Федерации (1998 - 1999 годы). Аналитичический доклад под ред. Сухарева А.Я. М. 2000. С. 52 - 53.

387 О состоянии и результатах работы органов предварительного следствия в 1999 г. // Информационный бюллетень. МВД РБ. Уфа. 2000. № 11.

388 Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ О. Миронова // Рос. газета. 1999. 10 - 11 марта.

389 Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 2000 году // Рос. газета. 2001. 16 мая.

390 Прокуратура - на защите интересов государства и гражданина // Законность. 2001. № 3. С. 2 - 4.

391 См.: Рос. газета. 2002. 12 февраля.

392 См.: Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М. 2000. С. 44.

393 См.: Бондаренко Н.И. Полномочия начальника следственного отдела // Учебная, научно-производственная и инновационная деятельность высшей школы в современных условиях. Оренбург. 2001. С. 134.

394 Селезнев М. Ведомственный процессуальный контроль и прокурорский надзор на предварительном следствии // Законность.1999. № 1. С. 13.

395 Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М. 2000. С. 39.

396 В качестве конкретных мер можно назвать следующие: а) ежемесячно заслушивать руководителей следственных подразделений о ходе работы по делам, по которым имеются ходатайства, заявленные в порядке 125 УПК РФ; б) систематически анализировать нарушение сроков производства предварительного расследования, сроков заключения под стражу и сроков на ознакомление участников уголовного процесса с материалами дела; в) выявлять, обобщать и анализировать практику применения мер пресечения, не связанных с лишением подозреваемого (обвиняемого) свободы, доводить положительные результаты такого анализа до всех работников; г) выявлять обобщать, анализировать и предавать широкой огласке среди сотрудников выявленные факты нарушения уголовно-процессуального законодательства, касающегося прав граждан, а также принятые по этим фактам меры.

397 О необходимости решения вопроса повышения штатной численности прокурорского корпуса, оперативных и следственных работников также заявили Президент РФ В.В. Путин (См.: Путин В.В. Быть прокурором в наши дни непросто // Рос. газета 13 января) и Уполномоченный по правам человека в РФ О. Миронов (См.: Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 2000 году // Рос. газета. 2001. 16 мая).

398 Пашин С.А. К обсуждению проекта нового Уголовно-процессуального кодекса. Предисловие // Рос. бюллетень по правам человека. 2000. Вып. 13. С. 75; Сухарев А.Я. Актуальные проблемы законности в условиях реформ и роль прокуратуры в ее обеспечении // Законность в Российской Федерации. М. 1998. С.128; Ростовщиков И.В. Права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел. Волгоград. 1997. С. 183 и др.

399 См.: Соловьев Н. Реформа следственного аппарата: от перераспределения подследственности до модернизации УК // Рос. юстиция. 2000. № 12. С. 2 - 5.

400 О состоянии и результатах работы органов предварительного следствия в 1999 г. // Информационный бюллетень. МВД РБ. Уфа. 2000. № 11. С. 45 - 66.

401 См. ресурс: http: www.jk.ru/tema/arrest/gavrilov.html; Рос. газета. 2002. 14 февраля.

402 См. ресурс: http: www.jk.ru/tema/arrest/gavrilov.html. По данным Н. Соловьева, на 1 января 2000 г. доля следователей с высшим юридическим образованием составила 50,9%; 20% - заочно обучаются в юридических вузах, со стажем работы до 3-х лет - 41,5% сотрудников (См.: Соловьев Н. Реформа следственного аппарата: от перераспределения подследственности до модернизации УК // Рос. юстиция. 2000. № 12. С. 2 - 5).

403 Согласно государственному образовательному стандарту дополнительного профессионального образования (повышение квалификации и переподготовки) федеральных государственных служащих, утвержденному Приказом Государственного комитета РФ по высшему образованию от 25 декабря 1995 г. № 1700, повышение квалификации государственных служащих проводится по мере необходимости, но не реже одного раза в 5 лет. В соответствии в Указом Президента РФ от 3 сентября 1997 г. № 983 "О дополнительных мерах по подготовке государственных служащих", лица, замещающие руководящие должности, должны обязательно повышать квалификацию не реже 1 раза в 3 года. В региональных учебных центрах в 1997 - 98 учебном году повысили квалификацию 710 человек, нуждаются в этом 3295 работников (См.: Козусев А. И прокурор должен учиться // Законность. 1999. № 1. С. 43).

404 Костанов Ю.А. Доработка проекта мало что изменила // Рос. бюллетень по правам человека. 2000. Вып. 13. С. 91.

405 На это обстоятельство обращают внимание также: Синельщиков Ю. Насилие к задержанным: реальность и перспективы борьбы // Законность. 2000. № 1. С. 12; Громов Н.А. Уголовный процесс России. М. 1998. С. 186 и др. Специалисты Центра по правам человека при ООН в своем исследовании по вопросу об ограничениях прав и свобод человека среди факторов, предотвращающих превышение полицией своих полномочий, назвали подготовку полицейских кадров по учебным программам, предусматривающим проблемы гражданских прав и наличие культуры в работе полиции (См.: Свобода личности в праве. Исследование по вопросу об обязанностях личности перед обществом и ограничениях прав и свобод человека по ст. 29 Всеобщей декларации прав человека // подготовлено Э.-И. А. Даес. Нью-Йорк. ООН. 1993. С. 144).

406 Кони А.Ф. Собр. соч. М. 1967. Т. 4. С. 34 - 35.

407 Документом Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ закреплено обязательство государств-участников по включению образования и информации относительно пыток в подготовку работников гражданских и военных правоохранительных органов, медицинского персонала, государственных и других лиц, которые могут иметь дело с содержанием под стражей, ведением допроса или обращением с любым лицом, подвергшимся какой-либо форме ареста, задержания или тюремного заключения (См.: Международные акты. М. 2000. С. 657). "Полицейский должен… получить соответствующий инструктаж по… демократическим свободам, правам человека…" (п. 3 раздела В Декларации о полиции) (См.: Защита прав человека и борьба с преступностью. Документы Совета Европы. М. 1998. С. 79).

408 Только в этом случае будет возможным реальное претворение в жизнь положения Руководящих принципов, касающихся роли лиц, осуществляющих судебное преследование, о том, что эти лица в соответствии с законом исполняют свои обязанности справедливо, последовательно, быстро, уважают и защищают человеческое достоинство и защищают права человека (курсив наш - Е.В.), способствуя тем самым обеспечению надлежащего процесса и бесперебойному функционированию системы уголовного правосудия" (п. 11).

409 Содержится в принятом в 1679 году Акте о лучшем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточений за морями (Habeas Corpus Amendment Act) (См.: Международные акты. М. 2000. С.6). Конституция Бразилии придала институту habeas corpus расширенное значение. Согласно ст. 5 п. LXVIII процедура habeas corpus применяется к любому лицу, в отношении которого была допущена незаконность или злоупотребление властью, кто подвергся насилию или угрозе насилия, или какому-либо принуждению (См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 411).

410 См.: Англо-русский юридический словарь // С.Н. Андрианов, А.С. Берсон, А.С. Никифоров. М. 1998. С. 85, 212, 278.

411 См.: H. Fix, Zamudio 'A brief introduction to the Mexican writ of amparo', California Western International Low Journal, vol. 9, No 2, Spring 1979, pp. 306 - 348.

412 См.: Права человека. Учебник для вузов. Отв. ред. Лукашева Е.А. М. 1999. С. 305.

413 Лазарева В. Теория и практика судебной защиты в уголовном процессе. Самара. 2000. С. 21. Об этом см. также: Громов Н.А., Францифоров Ю.В. Правоприменительная деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и судов. М. 2000. С. 66.

414 Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. Самара. 1999. С. 59 - 60.

415 Такая постановка ситуации, когда суду делегировались функции по применению мер пресечения, ограничивающих индивидуальную свободу личности, а практическая реализация этого положения откладывалась на более или менее продолжительный срок, не нова. Начало было положено в 1992 году, когда в Конституцию РСФСР Верховным Советом РФ было внесено изменение, согласно которому заключение под стражу допускалось только на основании судебного решения. Реализация этого положения откладывалась до создания необходимых организационно-технических условий и принятия соответствующих законодательных актов (См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного совета РФ. 1992. № 20. Ст. 1084). Следующим этапом стало принятие всенародным референдумом в 1993 Конституции РФ (предусматривающей соответствующее положение в ч. 2 ст. 22), заключительные и переходные положения которой в ст. 6 сохраняли, тем не менее, прежний (прокурорский) порядок заключения под стражу впредь до приведения в соответствие уголовно-процессуального законодательства. Попытки привести уголовно-процессуальное законодательство в соответствие с Конституцией РФ предпринимались и до принятия в 2001 году УПК РФ. 5 января 2001 г. Так, Президент РФ В.В. Путин внес в Государственную Думу законопроект о поправках к УПК РСФСР, основная из которых сводилась к тому, чтобы арест лиц, подозреваемых в совершении преступлений, происходил только на основании судебного решения. 19 января 2001 г. данный законопроект Президентом был отозван. Основной причиной отзыва послужило отсутствие необходимого для реализации поправок финансового, технического и организационного обеспечения - понадобится около 10 тыс. персонала и 1,5 млрд. ежегодного финансирования (Текст проекта закона "О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР", внесенного В.В. Путиным, а также текст его последующего отзыва см.: Рос. юстиция. 2001. № 3. С. 11 - 15).

416 См.: Рос. газета. 2002. 21 марта.

417 См., например: Краснов М. От чего независим прокурор // Рос. газета. 2001. 28 апреля; Никаноров Н. Прокурор в домашних тапочках // Рос. газета. 2001. 26 апреля; Поляков С. Это сладкое слово "санкция" // Рос. вести. 2001. 11 апреля; Зубков А. О присяжных, адвокатах и прочих иностранцах // Рос. вести. 2001. 21 марта.

418 См.: Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М. 2000. С. 29.

419 Новый плохой закон опасней плохого старого // Рос. газета. 2001. 27 апреля.

420 См.: Рос. газета 2001. 27 февраля.

421 См., например: Борисов Т. Арест по филькиной грамоте // Рос. газета. 2001. 6 апреля; Куликов В Прейскурант на свободу // Рос. газета. 2001. 13 апреля; Колмогоров В. Судьи тоже подвержены коррупции // Рос. вести. 2001. 21 марта; Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М. 1964. С. 97. П. Мирзоев отмечает: "…С одной стороны, мощный и независимый суд - это хорошо и демократично, с другой - то состояние, в котором он пребывает сейчас, не дает никаких надежд на скорое выздоровление: судьи погрязли в коррупции, все продается и покупается, квалификация такая, что юристов порой просто оторопь берет…". См. ресурс: http://grani.ru/legal_reform/articles/control_justice1/

422 См.: Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ // Рос. газета. 2001. 4 апреля.

423 Дженис М., Кэй Р., Бредли Э. Европейское право в области прав человека (Практика и комментарии). М. 1997. С. 404.

424 За совместное использование возможностей прокуратуры с преимуществами суда в этом вопросе высказывались, в частности: Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М. 2000. С. 29; Еникеев З.Д. Спорные вопросы компетенции прокурора по санкционированию арестов // Компетенция прокуратуры СССР. Свердловск. 1985. С. 83 - 84; Петрухин И.Л. Судебные гарантии прав личности в уголовном процессе // Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. Вып. 8. М. 1992. С. 67 - 68; Корнуков В.М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном судопроизводстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков. 1987. С. 32; Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса. Дисс. докт. юрид. наук в форме научного доклада. М. 1997. С. 69 - 71; Кожевников О.А. Защита прав человека и гражданина российской прокуратурой // Идеалы Всеобщей декларации прав человека и современный мир. Уфа. 1999. С. 271 - 272; Назаренко В. Санкция прокурора или судебное решение // Законность. 2000. № 12. С. 34 - 35; Демидов И.Ф. Обеспечение прав человека в сфере борьбы с преступностью // Законность в Российской Федерации". М. 1998. С. 152; Шалумов М. Судебный контроль и прокурорский надзор: не междоусобица, а взаимодействие // Рос. юстиция. 2001. № 4. С. 15-16; Громов Н.А., Францифоров Ю.В. О соотношении прокурорского надзора и судебного контроля в стадии предварительного расследования // Следователь. 2001. № 3. С.11 и др.

425 Подробнее об этом см.: Селезнев М. Процессуальные вопросы судебной проверки законности и обоснованности арестов // Законность. 1993. № 7. С. 41 - 45; Артемов Н. Сколько раз можно обжаловать арест // Законность. 1994. № 7. С. 34 - 35; Козырев Г. Роль адвоката в судебном контроле за арестами // Рос. юстиция. 1994. № 3. С. 45 - 46; Масленникова Л. Судебный контроль: от Конституции до УПК // Рос. юстиция. 1995. № 8. С. 45 - 46. Руднев В. О судебном аресте // Рос. юстиция. 1995. № 5. С. 43 - 44; Епихин А. Судебный контроль - прогрессивный принцип // Рос. юстиция 1995. № 2. С. 39 - 40; Селезнев М. Арест по решению суда // Рос. юстиция. 1995. № 2. С. 40 - 42; Колоколов Н. Прокурорский надзор и судебный контроль в стадии предварительного расследования // Законность. 1997. № 10. С. 7 - 10. См. также: Солодилов А.В. Судебный контроль за проведением следственных действий и решениями прокурора и органов расследования, ограничивающими конституционные права и свободы граждан в уголовном процессе России. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск. 1999.

426 По данным С. Пашина, жалобы на применение в качестве меры пресечения заключения под стражу удовлетворяются ~22,8% от общего числа поданных (См.: Пашин С. Практика обжалования в суд арестов // Законность. 1994. № 7. С.41). По данным Е.В. Гусельниковой, судами удовлетворяется от 15,1 до 24,9 % заявленных ходатайств об отмене незаконных и необоснованных арестов (См.: Гусельникова Е.В. Заключение под стажу в системе мер пресечения. Автореф. дис. … канд. юрид. наук Томск. 2001. С. 19). По иным данным, суды удовлетворяют около 11% жалоб на арест (См.: Назаренко В. Санкция прокурора или судебное решение // Законность. 2000. № 12. С. 34 - 35).

427 См.: Арест - оружие обоюдоострое // Республика Башкортостан. 2001. 5 апреля.

428 Например, в Республике Татарстан в 1994 г. обжаловал арест каждый 10-й арестованный, удовлетворено же было 23% жалоб. В 2000 г. арест обжаловал каждый пятый арестованный (вдвое больше), а удовлетворено лишь 14% жалоб (См.: Багаутдинов Ф. Состояние и перспективы судебного контроля // Рос. юстиция. 2001. № 3. С. 24 - 26.).

429 Пашин С. Практика обжалования в суд арестов // Законность. 1994. № 7. С.41.

430 Гусельникова Е.В. Заключение под стажу в системе мер пресечения. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск. 2001. С. 19.

431 Право обвиняемого (подозреваемого) подать запрос или жалобу в судебный или другой компетентный независимый орган по вопросам, затрагивающим его личные права в процессе применения мер, не связанных с тюремным заключением, предусмотрено Стандартными минимальными правилами ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила) п. 3.6, 3.7 ст. 3 (См.: Международные акты. М. 2000. С. 218).

432 Подробнее об этом см.: Еникеев З.Д. Проблемы эффективности мер уголовно-процессуального пресечения. Казань. 1982. С.54-56.

433 Хотелось бы отметить некоторую неточность в употреблении терминов в ч. 6 ст. 14 УПК РК. Там говорится о возможности (в случаях, предусмотренных кодексом) "нарушения" неприкосновенности личности. По нашему мнению, в данном контексте более подходит термин "ограничения".

434 Такая позиция представляется не совсем удачной, ибо значимость и приоритетность неприкосновенности личности диктует необходимость выделения, обособления данного принципа в кругу иных прав и свобод граждан.

435 Ученые отмечают: "Достаточно актуальным и проблематичным представляется вопрос участия средств массовой информации в обсуждении результатов предварительного следствия. Запретить СМИ вообще упоминать о совершенных преступлениях невозможно. Это противоречило бы общим принципам гласности, а также Всеобщей декларации прав человека. Вместе с тем, разглашение сведений о лице, совершившем преступление (а порой и о ходе расследования), может существенным образом нарушить права и законные интересы граждан, раскрыть охраняемые законом тайны" См. ресурс: http://lawtech.agava.ru/pub/secret.htm

436 См. например: Козлова Н. За Мавроди пришли ночью // Рос. газета. 2001. 13 января; Электричество и смерть // Рос. газета. 2001. 20 января; Гришина Е., Туровский М. Арестован подозреваемый в организации взрыва на Пушкинской площади // Рос. газета. 2001. 16 мая. С. 1, 5; Баршев В. В Россию на свободу! // Рос. газета. 2001. 18 декабря и др.

437 См.: Защита прав человека и борьба с преступностью. Документы Совета Европы. М. 1998. С. 226.

438 Частная жизнь представляет собой жизнедеятельность человека в особой сфере семейных, бытовых, личных, интимных отношений, не подлежащих контролю со стороны государства, общественных организаций граждан; свободу уединения, размышления, вступления в контакты с другими людьми или воздержание от таких контактов; свободу высказываний и правомерных поступков вне сферы служебных отношений; тайну жилища, дневников, других личных записей, переписки, других почтовых отправлений; тайну усыновления; гарантированную возможность доверить свои личные и семейные тайны священнику, врачу, адвокату, нотариусу без опасения их разглашения (См.: Конституция РФ: Научно-практический комментарий. М. 1997. С. 201).

439 Общественное мнение зачастую глубоко затрагивает личность, ограничивает ее нравственную неприкосновенность и может послужить мерой психического принуждения.

440 См.: Колмогоров В. Судьи тоже подвержены коррупции // Рос. вести. 2001. 21 марта

441 См.: Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 2000 году // Рос. газета. 2001. 16 мая.

442 Подробнее об этом см.: Чучаев А., Дворянсков И. Ответственность за принуждение к противодействию осуществлению правосудия // Законность. 2001. № 4. С. 11 - 14.

443 Часть 2 ст. 13 Конституции Итальянской Республики, например, установила: "Всякое физическое и моральное принуждение в отношении лиц, подвергшихся тем или иным ограничениям свободы, подлежит наказанию" (См.: Конституции зарубежных государств // Сост. Проф. В.В. Малков. М. 2000. С. 134).

444 Здесь под насилием мы понимаем всякое, противоречащее требованиям закона и профессиональной этике следователя (дознавателя) воздействие на участника следственного действия, которое ограничивает или навязывает выбор правильной линии поведения.

445 Данной статьей предполагается охватить не только случаи заключения под стражу, но и случаи задержания по подозрению в преступлении.

446 В правовой литературе высказана и иная точка зрения: если сотрудники милиции будут караться строже, чем любой другой гражданин, совершивший аналогичные действия, то это будет "… явной несправедливостью в отношении лиц, которым в силу особенностей их службы часто приходится, рискуя своей жизнью и здоровьем, задерживать преступников" (См.: Скорилкина Н., Коломенский П. Значение уголовно-правового института задержания лица, совершившего преступление, в практической деятельности органов внутренних дел // Уголовное право. 2000. № 4. С. 35). По нашему мнению, такой подход является спорным. Перед работниками правоохранительных органов на первом месте стоит цель охраны прав граждан, а уж затем по раскрытию преступлений (ст. 6 УПК РФ), поэтому нужно не поощрять их противозаконные методы (в данном случае, смягчая ответственность), а наделять их необходимыми, действенными полномочиями для борьбы с преступностью. Справедливо, когда в законе устанавливаются широкие средства для осуществления задач уголовного судопроизводства, несправедливо - когда те же цели достигаются противоправными путями.

447 Рос. газета. 2001. 5 июня.

448 Срок в 60 дней установлен, например, в ст. 268 УПК РУ.

449 См.: Идеалы Всеобщей декларации прав человека и современный мир. Уфа. 1999. С.347-348.

450 См.: Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ // Рос. газета. 1999. 10-11 марта. Такого же мнения придерживается Комиссия по правам человека при Президенте РФ. По ее мнению, строительство правового государства требует не только совершенствования законодательного процесса в стране, но и глубокого изучения (с помощью квалифицированных преподавателей) прав человека в средней и высшей школе (См.: О соблюдении прав человека и гражданина в РФ в 1996-1997 годах. М., 1998. С. 10). О необходимости ликвидации правовой безграмотности, включении в судебную реформу преподавания права в высших учебных заведениях и в средней школе свидетельствует международное законодательство (См.: ст. 79 Венской декларации и Программы действий // Международные акты. М. 2000. С. 92) и практики (См.: Козлова Н Тяжела ты, судейская мантия // Рос. газета. 2000. 4 апреля).

* Разработка положений данной главы не входит в задачу нашего исследования так как на сегодняшний день УПК РФ не предусматривает мер уголовно-процессуальной ответственности, ограничивающих неприкосновенность личности.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz