Обеспечение права подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) на помощь защитника // Гарантии прав участников уголовного судопроизводства Российской Федерации: Волколуп О.В., Чупилкин Ю.Б.</font>


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

 

Волколуп О.В., Чупилкин Ю.Б.
Гарантии прав участников уголовного судопроизводства Российской Федерации:
Учеб. пособие. 2-е изд., испр. и дополн. Краснодар: Кубанский государственный университет, 2005. - 160 с.

К оглавлению.

5. Обеспечение права на защиту лиц, подвергнутых уголовному преследованию

5.1 Обеспечение права подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) на помощь защитника

В ст. 37 Декларации прав и свобод человека и гражданина записано: "Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, эта помощь оказывается бесплатно. Каждое задержанное, заключенное под стражу или обвиняемое в совершении преступления лицо имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения". Это же правило закреплено и в ст. 48 Конституции РФ.

Необходимость участия адвоката в защите подозреваемого, обвиняемого можно обосновать еще и тем, что предварительное расследование направлено на установление признаков преступления, состава преступления в действиях обвиняемого. В силу этого следователь, насколько бы объективным он ни был при исследовании фактических данных, традиционно большее значение придает фактам, подтверждающим вину подозреваемого, чем смягчающим или оправдывающим его обстоятельствам.

В таких условиях подозреваемый (обвиняемый) не только не может противостоять следователю в анализе доказательств и аргументации своей позиции, но и вследствие различных обстоятельств не способен реально воспользоваться своими правами, и единственным средством защиты прав и законных интересов подозреваемого является помощь постороннего лица, имеющего специальные знания и навыки - защитника.

Это важное право (помощь защитника) долгое время не входило в процессуальный статус тех подозреваемых, которым избиралась любая мера пресечения, не связанная с заключением под стражу. Только в 2000 г. Конституционный С РФ признал не соответствующими Конституции РФ положения ч. 1 ст. 47 УПК РСФСР, которые ограничивали право каждого в досудебных стадиях уголовного судопроизводства пользоваться помощью адвоката (защитника) во всех случаях, когда его права и свободы существенно затрагивали или могли быть существенно затронуты действиями и мерами, связанными с уголовным преследованием.

Федеральным законом от 20 марта 2001 г. законодатель внес дополнения в ст. 47 УПК РСФСР, предусмотрев, что право подозреваемого на защиту в тех случаях, когда лицо задержано или заключено под стражу до предъявления обвинения или в отношении него назначена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, включает в себя и право на помощь защитника (ст. 47 УПК РСФСР), который допускается с момента фактического задержания или объявления ему постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы. В случае, если к лицу, подозреваемому в совершении преступления, применены иные меры процессуального принуждения или его права и свободы затронуты действиями, связанными с его уголовным преследованием, защитник допускается к участию в деле с начала осуществления этих действий. Аналогичные положения содержатся в ст. 49 УПК РФ.

Мы поддерживаем позицию законодателя в том, что право на помощь защитника должно появляться с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления, т. е. с момента физического удержания его работниками правоохранительных органов, и для реализации этого права предлагаем внести изменения в УПК, КоАП, Закон "О милиции" и предусмотреть обязанность лиц, производящих физическое задержание, разъяснить задержанному его права и обеспечить их реализацию.

Согласно ч. 2 ст. 49 УПК РФ в качестве защитников допускаются только адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитников могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

Из нормы статьи не совсем понятно, на каких стадиях уголовного судопроизводства по решению суда могут быть допущены близкие родственники и иные лица совместно с адвокатом.

Некоторые процессуалисты считают, что подобное решение возможно не только в ходе судебного разбирательства, но и на стадии предварительного расследования.

В частности, В. Джатиев полагает, что все защитники должны быть уравнены в правах. И близкие родственники, и законные представители обвиняемого, и другие лица должны допускаться в качестве защитников не только по определению суда и не только в суде, но и по постановлениям дознавателя, следователя и прокурора на стадии предварительного расследования1.

Конституционный Суд РФ в постановлении по делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР от 18 февраля 1997 г., основываясь на ч.1 ст. 48 Конституции РФ, в своем решении ограничился лишь признанием, не противоречащим Конституции, что на стадии предварительного расследования возможно участие в качестве защитника адвоката при предъявлении им ордера юридической консультации. При этом суд отказался рассматривать и разрешать вопрос о конституционности отказа в допуске в качестве защитников других категорий лиц, оказывающих правовую помощь гражданам, посчитав это компетенцией законодателя, поскольку не усмотрел в Конституции каких-либо указаний на критерии, соблюдение которых свидетельствует о должном уровне квалификации лиц, оказывающих гражданам юридическую помощь.

По указанному постановлению ряд судей Конституционного Суда высказали особое мнение о том, что суд "ушел от разрешения вопроса, непосредственно заявленного в жалобе, так как анализ норм Конституции РФ свидетельствует о том, что ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР является неконституционной, поскольку противоречит ст. 8, ч. 2 ст. 45 и ч. 1 ст. 48 Конституции РФ". В частности, была высказана позиция о праве обвиняемого (подозреваемого) обратиться за защитой к любому юристу, а не только к адвокату2.

Мы считаем, что допуск в качестве защитников лиц, не являющихся профессиональными защитниками, на стадии предварительного расследования, не несущих ни нравственной, ни дисциплинарной ответственности за качество выполняемой ими функции, не может гарантировать надежную защиту законных интересов подозреваемых и обвиняемых.

Более того, участие непрофессиональных защитников на стадии предварительного расследования, даже совместно с адвокатом, будет создавать организационные и другие проблемы следствию. Поэтому толкование законодательства по данному вопросу однозначно должно привести к выводу о том, что квалифицированную помощь на предварительном расследовании, связанном с соблюдением его тайны, может оказать только адвокат.

Пленум Верховного Суда РФ, разъясняя ч. 2 ст. 49 УПК РФ, уточнил, что один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, может быть допущено судом в качестве защитника только наряду с адвокатом , принятие отказа от адвоката влечет за собой и прекращение участия в деле этого лица (за исключением производства у мирового судьи)3.

Закрепление в конституционном и уголовно-процессуаль-ном законодательстве права на получение квалифицированной юридической помощи еще не означает его исполнения. В практической деятельности право на помощь адвоката очень часто нарушается, и подозреваемые и обвиняемые в совершении преступления лица не всегда своевременно обеспечиваются помощью адвокатов.

Одна из причин нарушения права на помощь защитника - недостаточная организация работы палат адвокатов. Для решения этой проблемы в литературе предлагалось организовать дежурные юридические консультации в каждом городском районе, количество адвокатов в которых должно устанавливаться с учетом среднего количества задержаний подозреваемых в указанное время в данном районе4.

Между тем организация дежурств в адвокатских коллегиях находится на очень низком уровне. Недостатки в организации работы адвокатских коллегий особенно проявляются в вечернее время и в выходные дни, на эти периоды приходится примерно третья часть задержаний, по которым требуются услуги адвокатов.

Организация работы адвокатских образований для защиты лиц, подвергнутых уголовному или административному преследованию, должна быть настолько четкой, чтобы конституционное право каждого на квалифицированную юридическую помощь могло быть осуществлено беспрепятственно, в кратчайшие сроки с момента волеизъявления лица о необходимости защиты его интересов адвокатом.

Мы считаем, что вопросы, связанные с организацией дежурства адвокатов, должны решаться по согласованию с руководителями органов предварительного расследования. При этом обязательно должно учитываться среднее количество задержаний лиц, производимых в административном и уголовно-процессуальном порядке за день в городе (районе).

Представляется целесообразным в Законе "Об адвокатуре и адвокатской деятельности" закрепить положение о порядке организации работы коллегий адвокатов, обеспечивающем круглосуточную юридическую помощь нуждающимся лицам. С этой целью вопросы, связанные с организацией дежурства адвокатов, должны согласовываться с местными органами предварительного расследования и суда.

Наряду с указанными причинами наибольшее беспокойство вызывает проблема пренебрежительного отношения к исполнению закона, которое имеет место как среди лиц, производящих дознание и предварительное следствие, так и среди адвокатов.

Процессуальный нигилизм нередко выражается в ненадлежащем исполнении своих процессуальных обязанностей по разъяснению права на защиту лицами, производящими дознание и следствие. Имеются случаи, когда подозреваемые и обвиняемые подвергаются психическому давлению со стороны отдельных представителей органов предварительного расследования, которые убеждают их в том, что помощь адвоката им не нужна и лучший адвокат - это следователь.

Избавиться от правового нигилизма можно только путем изменения правосознания сотрудников правоохранительных органов и повышения их профессионального мастерства.

Определенную гарантию права обвиняемого (подозреваемого) на помощь защитника в стадии предварительного расследования содержит п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым доказательствам.

Данная норма обязывает следователей и дознавателей реально обеспечить явку адвоката, в присутствии которого и фиксируется решение подозреваемого, обвиняемого воспользоваться услугами адвоката на предварительном расследовании.

Пленум Верховного Суда разъясняет: "Судам надлежит обеспечивать выполнение требований закона об участии в уголовном судопроизводстве защитника. Его участие обязательно, если подозреваемый или обвиняемый не отказался от него в порядке, установленном статьей 52 УПК РФ. При этом участие в производстве по уголовному делу обвинителя (государственного обвинителя) не является обязательным условием участия в уголовном судопроизводстве защитника, поскольку обвиняемый (подсудимый) вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. В таких случаях суду необходимо выяснить причину отказа от защитника и установить, не был ли такой отказ вынужденным, обусловленным, например, соображениями материального порядка. Отказ от защитника может быть принят судом, если будут выяснены причины отказа от защитника, а его участие в судебном заседании фактически обеспечено судом. При принятии отказа от защитника суду надлежит в определении (постановлении) мотивировать свое решение.

С учетом изложенного вынесение приговора с соблюдением процедур, установленных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, не может рассматриваться как нарушение прав подсудимого на защиту, если отказ от защитника был заявлен в письменном виде или отражен в протоколе соответствующего процессуального действия"5.

Однако даже добросовестное выполнение следователем требований закона по обеспечению права на помощь адвоката не всегда гарантирует обязательное его исполнение и вступление адвоката в дело в течение 24 часов с момента задержания или заключения под стражу лица в качестве подозреваемого.

На практике еще нередки случаи пренебрежительного выполнения своих профессиональных и нравственных обязанностей адвокатами, которые не только своевременно не прибывают для участия в следственных действиях, но и отказываются от защиты по причине отсутствия у потенциального подзащитного средств на оплату юридической помощи.

В ст. 48 Конституции РФ говорится, что в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Данная норма отражается в ч. 5 ст. 50 УПК, где указано: "Если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета".

По вполне понятным причинам, сложившимся в нашем государстве, Правительство не может обеспечить достаточное финансирование юридической помощи бедным и несостоятельным людям. Между тем, как пишет Г. Резник, "доля бесплатных защит по назначению растет: сейчас она составляет в среднем половину, а в ряде регионов достигает 80 % всех уголовных дел"6.

Российская Федерация - не единственное государство, гарантирующее получение бесплатной юридической помощи подозреваемым и обвиняемым по уголовным делам. В США и Германии интересы малообеспеченных и неимущих клиентов защищаются государственным защитником7. Этот защитник может быть и частнопрактикующим адвокатом, но привлеченным к участию в деле по указанию суда. Он может быть адвокатом и муниципальной адвокатуры, т.е. получающим государственное жалование. Разумеется, такая помощь является бесплатной для клиента, но не бесплатной для адвоката. Его труд оплачивается государством либо из казны соответствующей земли, либо за счет федерального бюджета. Если объем уголовного дела значителен, размер гонорара адвоката может быть увеличен. Вопрос о наличии достаточных оснований для оказания бесплатной юридической помощи решается судом.

Попытка заимствования опыта зарубежных стран была предпринята в законопроекте "Об адвокатуре" Минюста РСФСР, в котором предусматривалось введение в России муниципальных адвокатов в качестве служащих Министерства юстиции и получающих от государства зарплату для ведения защиты по делам лиц, освобожденных от оплаты юридической помощи.

Следует отметить, что институт муниципальных адвокатов может существовать только в очень богатом государстве, о чем свидетельствуют суммы ассигнований, выделяемых Конгрессом США на эти цели. Так, в 1990 г. Конгресс выделил 327 млрд дол. на поддержание неимущих обвиняемых, а в 1995 г. - еще 3 млрд дол. на создание новых и на поддержание уже существующих организаций юридической помощи малоимущим8.

Видимо, по этой причине авторы Закона "Об адвокатуре и адвокатской деятельности", вступившего в силу с 1 июля 2002 г. отказались от института муниципальных адвокатов.

Мы также считаем, что в условиях нестабильности экономического положения в стране введение института муниципальных адвокатов на территории России преждевременно.

Решение же проблемы защиты малоимущих многим адвокатам представляется простым и заключается в снижении налогообложения адвокатов. Если государство не может обеспечить оплату труда адвокатов по неплатежеспособным клиентам, то заработанную сумму, которую государство задолжало, необходимо вычитать из налогообложения адвокатских образований. У адвокатов появится материальная заинтересованность, которая будет стимулировать их к качественной и продуктивной работе9.

Подобным образом решается проблема в Законе "Об адвокатуре" Республики Беларусь, где коллегиям адвокатов предоставлено право устанавливать повышенные размеры отчислений на срок до шести месяцев и не более 40 % от денежных средств, поступивших от физических и юридических лиц за оказание правовой помощи. Такое повышение отчислений применяется в тех случаях, когда адвокат освобожден от оказания бесплатной юридической помощи или ведения дел по назначению, когда он необоснованно уклоняется от оказания бесплатной юридической помощи или ведения дел по назначению либо неоправданно завышает стоимость услуг, совершает иной дисциплинарный проступок10.

На нынешнем этапе экономического развития России в качестве временной меры представляется наиболее приемлемым снижение налогообложения адвокатов.

Вопросам повышения эффективности деятельности защитника по уголовным делам в теории уголовного процесса уделяется значительное внимание. Так, предлагается введение в российское уголовное судопроизводство института "параллельного расследования", под которым понимается проведение защитником следственных действий по выявлению оправдывающих или смягчающих ответственность обстоятельств.

О наделении таким правом адвоката, как о способе усиления состязательных начал в уголовном процессе, неоднократно высказывались мнения в юридической литературе11.

Одни авторы предлагают наделить адвоката правом на собирание любых доказательств без каких-либо ограничений12. Другие считают необходимым законодательно закрепить правило о собирании и направлении в суд обвинением и защитой "своих собственных дел", в которых должны быть собраны добытые ими доказательства в пользу той или иной версии13.

Следует отметить, что адвокатское расследование присуще англо-американскому процессу, который считается состязательным.

Ю.А. Ляхов по этому поводу справедливо отмечает: "Обращение к достижениям других стран должно быть критическим, глубоким, учитывать наши национальные особенности, политико-правовую самобытность российского общества. В противном случае чисто механическое перенесение в наше законодательство чужого опыта может не только не принести пользы России, но и обернуться вредом"14.

Таким образом, введение параллельного расследования возможно только при кардинальном изменении российского уголовного процесса в целом.

Между тем в УПК РФ законодатель расширил полномочия защитника по оказанию юридической помощи подозреваемому и обвиняемому, наделив его принципиально новыми правами.

УПК РФ предусматривает право защитника на собирание доказательств путем: 1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) опроса лиц с их согласия; 3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы или их копии (ст. 53, 86).

По данному положению высказываются самые разные суждения.

Некоторые авторы считают, что защитник наделен правом самостоятельного расследования, и усматривают проявление состязательности на стадии предварительного расследования15. Особенно увлеченно обсуждаются способы и процессуальная форма получения адвокатом доказательств путем опроса лиц.

Одни процессуалисты предлагают оформлять опрос отдельным протоколом с использованием видеозаписи16, другие - производить опрос в присутствии нотариуса, который по окончании опроса при условии соблюдения требований закона и уплаты государственной пошлины прошивает и заверяет протокол опроса, о котором и делает запись в регистрационной книге17.

Наиболее верной представляется позиция А. Давлетова, считающего, что хотя данное право предусмотрено в УПК, но надлежащим образом не обеспечено18.

В частности, относящиеся к делу сведения, полученные в результате опроса лиц, не могут быть рассмотрены в качестве доказательств, так как они получены в условиях отсутствия предусмотренных УПК РФ гарантий их законности и качественности, т. е. без предупреждения лица об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, вне установленного для допроса порядка получения и фиксации показаний. Поэтому они могут рассматриваться только в качестве оснований для вызова и допроса данных лиц в качестве свидетелей.

Следовательно, установив и опросив указанное лицо, адвокат может заявить ходатайство о том, чтобы такое лицо было допрошено в качестве свидетеля, и если следователем данное ходатайство будет удовлетворено, то полученные показания свидетеля будут рассматриваться как доказательства по уголовному делу в соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК РФ.

Аналогичным образом, путем заявления ходатайств о приобщении к делу в качестве вещественных доказательств или иных документов, могут быть представлены следователю предметы и документы, справки и характеристики, полученные адвокатом.

Окончательное решение об удовлетворении либо о полном или частичном отказе в удовлетворении ходатайства принимает следователь путем вынесения постановления (ст. 122 УПК). Для признания представленных предметов вещественными доказательствами следователь должен вынести особое постановление (ст. 81 УПК).

Таким образом, прерогатива собирания доказательств на стадии предварительного расследования по-прежнему принадлежит следователю, и говорить о том, что защитник наделен правом собирать доказательства, неверно.

Удачным представляется предложение изменить положение УПК РФ, предусматривающее право защитника собирать и представлять доказательства, и закрепить в законе, что защитник вправе получать объяснения лиц, предметы и документы, которые могут быть признаны доказательствами в порядке, установленном УПК РФ. На наш взгляд, такая формулировка будет отражать реальное положение дел.

По смыслу п. 56 ст. 5 и ст. 15 УПК РФ принцип состязательности распространяется и на досудебное производство, однако одним из признаков состязательности является наделение сторон равными правами при собирании доказательств, а этого закон фактически не предусматривает.

На самом деле следователь, будучи стороной обвинения, должен проверять версии защитника о непричастности обвиняемого, т.е. изначально поставлен в положение, когда он не заинтересован доказывать обратное. Видимо, этому еще способствует выработанный годами и просматривающийся обвинительный уклон в ведомственных нормативных актах, которые оценивают работу следователя, исходя из того, какое количество уголовных дел в месяц, в квартал, в год направлено в суд.

На практике распространены случаи, когда следователь необоснованно отказывает в удовлетворении ходатайств, а если ходатайства и удовлетворяются, то прилагается максимум усилий, чтобы результаты проведенных действий не противоречили обвинению. Так, гражданин Д. по вине сотрудников ОВД, которые не зарегистрировали надлежащим образом его заявление о совершенном в отношении него преступлении, а затем в ходе производства дознания утеряли это заявление, из потерпевшего превратился в обвиняемого. На протяжении 4 месяцев он совместно с адвокатом подал 11 ходатайств о производстве процессуальных и следственных действий, в результате которых возможно было опровергнуть обвинение и доказать обратное19.

К сожалению, такие случаи не редки и иллюстрируют то, что мнение о наделении защитника правом самостоятельного расследования и проявлении состязательности на досудебных стадиях преувеличено.

Вызывает немало вопросов право защитника собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений. Например, может ли защитник получать предметы и документы путем дополнительного осмотра места происшествия или с помощью частного детектива? Может ли получать сведения путем производства опытных действий (эксперимента)?

Представляется, что ответить на данные вопросы можно положительно, но для этого необходимо законодательно регламентировать порядок и процессуальную форму получения защитником предметов, документов и иных сведений.

Право защитника привлекать специалиста в соответствии со ст. 58 УПК РФ (п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ) может выражаться в оказании специалистом помощи защитнику в формулировании вопросов, в разъяснении специальных терминов, в консультациях по сбору определенных документов и сведений. Однако проводить исследование, требующее специальных знаний, и оформлять его определенным документом по смыслу ст. 58 УПК РФ специалист не вправе, так как его задача - содействие в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, а также в применении технических средств при исследовании материалов уголовного дела.

Федеральный закон "О внесении изменений в УПК РФ" от 4 июля 2003 г. дополнил ст. 53 УПК РФ частью 2 следующего содержания: "Защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол".

Принципиально новым правом в указанной норме можно считать право защитника при производстве следственного действия давать своему подзащитному краткие консультации. Если ранее деятельность защитника при производстве следственных действий сводилась к пассивному участию и наблюдению, чтобы права его подзащитного не были нарушены, то теперь защитник наделен правом консультировать своего подзащитного при ответе на каждый вопрос следователя, при совершении каждого действия.

Недостатками эффективности данного права является то, что защитник может давать только "краткие консультации" и только в присутствии следователя. Законодатель не допускает права защитника на оказание конфиденциальной помощи при производстве следственных действий.

Таким образом, новые полномочия защитника, безусловно, направлены на повышение качества юридической помощи по уголовным делам, хотя и нуждаются в дополнительной регламентации. В настоящее время принцип состязательности на стадии предварительного расследования фактически не обеспечен необходимыми процессуальными средствами.

Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (ч. 7 ст. 49 УПК РФ). Адвокат, не имея права отказаться от принятой защиты, должен избрать такую линию защиты, которая бы соответствовала занятой обвиняемым позиции и была направлена на защиту прав и законных интересов обвиняемого.


1 См.: Джатиев В. Обвинение и защита // Российская юстиция. 1995. № 3. С. 17-19.

2 См.: Особое мнение // Российская газета. 1997. 18 февр.

3 О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05. 03. 2004. № 1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 5.

4 Лукашевич В., Шимановский В. Участие защитника с момента задержания или ареста лица // Социалистическая законность. 1990. № 6. С. 38.

5 О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.04 г. № 1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 5.

6 Резник Г. Закон об адвокатуре как жертва конфликта интересов // Российская юстиция. 1998. № 3. С. 24.

7 См.: Барщевский М.Ю. Бизнес-адвокатура в США и Германии: Учеб. пособие. М., 1995. С. 32, 57.

8 Курдова А.В. Право малоимущих обвиняемых на защиту в уголовном процессе США // Государство и право. 1998. № 10. С. 108.

9 Мартинович И. Реформирование адвокатуры в Республике Беларусь // Российская юстиция. 2000. № 2. С. 47.

10 Подобная идея неоднократно высказывалась в литературе. См.: Ярков В. Доступно ли гражданам наше правосудие? // Российская юстиция. 1999. № 2. С. 25-26; Пухова Т. Российская адвокатура серьезно больна, но выздоровление возможно // Российская юстиция. 1999. № 8. С. 25.

11 См.: Ветрова Г.Н. Каким быть уголовному процессу?// Советское государство и право. 1990. № 11. С. 152.

12 См.: Колбаев Р. О равенстве прав участников уголовного процесса // Законность. 1998. № 10. С. 40-42.

13 См.: Шведов Н., Завидов Б. Готовимся к введению суда присяжных // Российская юстиция. 1994. № 5. С. 12.

14 Ляхов Ю.А. Допустимость доказательств в российском уголовном процессе. М., 1999. С. 45.

15 См.: Смоленский М.Б. Адвокатура в Российской Федерации. Ростов н/Д, 2002; Кузнецов Н., Дадонов С. Право защитника собирать доказательства: сущность и пределы // Российская юстиция. 2002. № 8.

16 См.: Карякин Е. Допустимость доказательств, собранных защитником, и осуществление функции защиты в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2003. № 6.

17 См.: Руднев В., Беньгуяев Г. Возможно ли участие нотариуса в уголовном судопроизводстве? // Российская юстиция. 2002. № 8.

18 См.: Давлетов А. Право защитника собирать доказательства // Российская юстиция. 2003. № 7.

19 См.: Архив СО УВД Железнодорожного района г. Ростова-на-Дону, 2001.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz