Румянцева И.В. Моделирование ситуаций  при подготовке к судебному разбирательству и проведении предварительного слушания


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Румянцева И.В. Ситуационный подход в судебном следствии суда первой инстанции.
Дисс. … канд. юрид. наук. Калининград, 2004. 189 с.


К оглавлению

Глава 3. Применение метода моделирования для повышения эффективности разрешения ситуаций судебного следствия

3. 1. Моделирование ситуаций  при подготовке к судебному разбирательству и проведении предварительного слушания

Метод моделирования, основы которого были заложены еще Гансом Гроссом, активно применяется во всех видах криминалистической деятельности.

В криминалистической литературе вопросам моделирования были посвящены труды И. Баянова,  Т. С.  Волчецкой,  Г.  А.  Густова, В. Я. Колдина,

И. М. Лузгина, М. В. Салтевского, А. А. Эйсмана, Н. А. Якубовича.

Первым криминалистом, ознаменовавшим  использование метода моделирования в судебной деятельности, можно считать И. М. Лузгина, который в 1981 году указал на особенность моделирования в рамках судебных ситуаций. 1

На необходимость использования моделирования в планировании судебного следствия указывал и вопросов Г. А. Воробьев. Он говорил, что «основанное на точном и полном воссоздании модели события в том виде, как оно восстановлено материалами расследования, планирование судебного следствия позволяет видеть линию исследования дела и его перспективу» 2.

Необходимо отметить, что актуальность планирования судебного следствия судьей с принятием УПК РФ потеряна, поэтому использование моделирования может быть направлено на реализацию несколько иных задач, которые будут проанализированы ниже.

Основы ситуационного моделирования как один из видов моделирования, активно используемого судьями при разрешении уголовных дел, достаточно подробно разработаны Т. С. Волчецкой.

Под моделированием в криминалистике она понимает: «метод, заключающийся в создании мысленной или материальной модели (обладающей необходимым для исследования сходством с находящимся в сфере уголовного судопроизводства оригиналом), а также в последующем исследовании этой модели в качестве средства получения криминалистически значимой информации, необходимой для раскрытия, расследования и предупреждения преступления» 1.

Под моделированием судьей в ходе судебного следствия предлагаем понимать процедуру мыслительной  деятельности судьи, ориентированной на разработку типовых ситуаций судебного следствия, способных возникнуть в ходе данного судебного следствия путем моделирования вероятностной модели предкриминальной, криминальной ситуации, установления особенностей  отношения к ней участников судебного следствия, прогнозирования моделей их поведения на судебном следствии.

Необходимо подчеркнуть, что особенности использования метода моделирования в деятельности судьи при проведении судебного следствия в суде 1 инстанции в данном исследовании рассматриваются впервые.

Представляется, что применение метода моделирования должно сопровождать всю деятельность судьи по проведению судебного следствия от подготовки к судебному разбирательству и проведения предварительного слушания до принятия решения по делу.

Мысленное моделирование имеет большое значение в деятельности судьи, так как последняя непосредственно связана с познанием события преступления, оценкой предварительного расследования этого события (когда это необходимо), прогнозированием его исследования в стадии рассмотрения дела.

Необходимо подчеркнуть, что рассмотрение нами метода моделирования как способа использования ситуационного подхода к проведению судебного следствия в суде 1 инстанции объясняется прежде всего тем, что без его применения судьей невозможно реализовать процесс анализа, оценки и диагностики ситуации судебного следствия, предварительного определения эффективности выбранного алгоритма разрешения ситуации, принятия решения по делу.

Применение метода мысленного моделирования обеспечивает процесс управления судьей судебным следствием, создание моделей ситуации защиты и обвинения, содействует оценке совершенного преступления путем моделирования предкриминальной и криминальной ситуации, а в случае выявления нарушения прав участников судебного следствия на предварительном следствии – моделирования следственной ситуации.

Как следует из результатов интервьюирования федеральных судей районных и областного судов г. Калининграда, 81% из них используют моделирование при подготовке к судебному разбирательству [1] .

Думается, что в современных условиях, когда планирование судебного следствия сведено к минимуму, использование моделирования на этой стадии процесса позволит значительно повысить качество судебной деятельности и снизить количество судебных ошибок. Для этого процесс использования моделирования нужно максимально оптимизировать.

«Основанное на точном полном воссоздании модели события в том виде, как оно восстановлено материалами расследования, планирование судебного следствия позволяет видеть линию исследования дела и его перспективу» [2] ,- отмечает В. И. Фалеев, рассматривающий метод моделирования в качестве эффективного средства обнаружения  и устранения судебных ошибок.

Позволив себе не согласиться с утверждением о планировании судьей судебного следствия, отметим, что судье целесообразно использовать мысленное моделирование при подготовке к судебному разбирательству и на стадии предварительного слушания.

Думается, что при подготовке к судебному разбирательству, выясняя вопросы по поступившему в суд уголовному делу, предусмотренные пп.2,3,5 ст. 228 УПК (вручены ли копии обвинительного заключения, подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, и возможной конфискации имущества), судья в целях принятия по ним решения, использует ретроспективное моделирование.

Как представляется, разрешая вопрос, подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и поданные жалобы (п.4 ст.228 УПК РФ), судья должен не только оценить их по существу, но и смоделировать в перспективе, какие ситуации могут сформироваться после удовлетворения или отказа в удовлетворении заявленных ходатайств.

Стоит подчеркнуть, что принятие решения по поводу наличия оснований для проведения предварительного слушания, которое судья осуществляет на стадии подготовки к судебному разбирательству, особо нуждается в применении метода моделирования, а именно:

  • для установления в перспективе примерных моделей ситуаций, которые могут создать на предварительном слушании стороны в случае заявления ими ходатайств об исключении доказательств,
  • в рамках реализации самостоятельных полномочий судьи по проведению предварительного слушания – для перспективного моделирования ситуаций, которые сможет создать сам судья для их разрешения сторонами,
  • для оценки наличия оснований для приостановления и прекращения уголовного дела и рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей – необходимо ретроспективное мысленное моделирование для осуществления анализа материалов дела в целях принятия по нему обоснованного решения.

На стадии предварительного слушания на основании заявленных сторонами обвинения и защиты ходатайств об исключении доказательств судье целесообразно в перспективе смоделировать, какие ситуации может вызвать заявление данных ходатайств, чтобы приготовиться к их разрешению.

При проведении предварительного слушания по инициативе суда предлагается использовать метод мысленного моделирования для создания  моделей ситуаций, которые могут сформироваться в результате разрешения поставленных судьей вопросов о возвращении уголовного дела прокурору, о приостановлении и прекращении уголовного дела, о рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей.

Стоит подчеркнуть, что по смыслу уголовно-процессуального законодательства, в случае обнаружения судьей при изучении материалов уголовного дела фактов получения доказательств с нарушением УПК РФ, свидетельствующих об их недопустимости (например, отсутствие некоторых подписей в протоколах следственных действий), судья по собственной инициативе, исходя из указанного основания, может назначить предварительное слушание для решения вопроса об исключении этих доказательств, если об этом не ходатайствуют стороны.

Разрешение данного вопроса на предварительном слушании особенно актуально в отношении рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей, чтобы исследованию в суде подвергались только допустимые доказательства.

Таким образом, для установления допустимости доказательств на стадии предварительного слушания судье целесообразно использовать в основном перспективное моделирование для определения формирования возможных ситуаций, вызванных решением этого вопроса, со стороны обвинения и защиты.

Как было указано выше, использование мысленного моделирования при подготовке к судебному разбирательству и в ходе проведения предварительного слушания способствует оптимизации проведения судебного следствия, предотвращения возникновения сложных ситуаций.

Полагаем, что при подготовке к судебному разбирательству и при проведении предварительного слушания судья  может смоделировать общую характеристику типа судебного следствия, который может сформироваться, исходя из характеристик блока «подсудимый – потерпевший - свидетель», почерпнутых из анализа материалов уголовного дела, а также из оценки степени активности реализации позиции по делу обвинителем и защитником, характером и содержанием заявленных ими ходатайств.

Следует выделять следующие предполагаемые типы судебного следствия.

1 тип - в целом бесконфликтное течение судебного следствия, моделируемое судьей и состоящее в основном из ситуаций содействия его проведению.

Полагаем, что о преобладании бесконфликтных ситуаций судебного следствия может свидетельствовать бесконфликтное течение предварительного слушания, когда противоположные интересы участников предварительного слушания не находят проявления.

При этом нужно учитывать, что иногда судебное следствие может иметь под собой скрытый конфликт: после оказания на обвиняемого давления на предварительном следствии и психологически слабой позиции обвиняемого, не определившегося с  линией своего поведения как на следствии, так и в суде. Такое лицо может быть подвержено влиянию не только представителей правоохранительных органов, в сферу которых, попал, как правило, в первый раз, но и родственников, знакомых, близких людей. Поведение такого лица может вызвать ситуации со сложными отношениями в различных подсистемах участников.

Это одна из самых опасных моделей поведения обвиняемого (подсудимого), которую может диагностировать судья. Она образует конфликтогенный тип судебного следствия. К характеристикам модели поведения подсудимого, как правило, формирующего данный тип судебного следствия, предлагается относить следующие:

  • уголовно - правовая: преступление неосторожное или умышленное любой степени тяжести, совершенное, как правило, впервые; 
  • криминологическая: «виктимное» поведение подсудимого, выражающееся в раскаянии подсудимого, ощущающего себя жертвой своего преступного поведения;
  • уголовно - процессуальная: показания, данные при первом допросе – сумбурные, а при последующем допросе следователем – подробные признательные, если предположительно совершал преступление не один – берет всю вину на себя;
  • психологическая характеристика поведения: «печаль», «уныние», «отчаяние», диагностируется замкнутость, немногословие или внешнее спокойствие как защитный поведенческий механизм;
  • криминалистическая характеристика свидетельствует о возможности возникновения конфликтной ситуации либо в силу посткриминального внесудебного воздействия, исходящего не от представителей правоохранительных органов, а от преступных структур, родственников потерпевших, либо при внезапном (для подсудимого) заявлении на предварительном слушании ходатайства обвинителя о допросе  новых свидетелей.

Нужно акцентировать внимание на том, что в большинстве подобных ситуаций «пограничного характера», возникающих в отношении подсудимых зависимого типа со слабо развитыми душевными силами (склонных к алкогольной и наркотической зависимости, других влечений) лучшим тактическим приемом разрешения только зарождающейся конфликтной ситуации будет подробный допрос, а не пресечение легенды или предъявление доказательств обратного.

Третий тип – конфликтное судебное следствие, которое может прогнозироваться в следующих случаях:

  • при появлении на предварительном слушании спора обвинителя и защитника относительно исключения доказательств,
  • если прогнозируется (исходя из материалов дела и результатов предварительного слушания) оглашение в судебном следствии показаний, содержащих информацию конфликтогенного характера (направленную против позиции подсудимого, изобличающую его), что может вызвать противодействие со стороны подсудимого как средства его самозащиты.

Подготовка к разрешению таких ситуаций, составляющих большинство судебного следствия, может заключаться в предварительном подборе  алгоритмов разрешения типовых ситуаций судебного следствия, которые могут возникнуть.

После моделирования формирования определенного типа судебного следствия, судье целесообразно построить примерную модель судебного следствия в зависимости от способа реализации процессуальных функций обвинителем и защитником.

 Анализируя поведение защитника в ходе предварительного следствия (по материалам дела) и предварительного слушания, доказанность обвинения, можно составить примерную модель судебного следствия: одну из четырех, описанных в классификации ситуаций судебного следствия: модель судебного следствия с  активным защитником и пассивным обвинителем, модель судебного следствия с более с активным обвинителем, направляющим его ход, примерно равные силы состязающихся активных сторон и пассивных сторон.

После предварительного моделирования типа судебного следствия и модели расстановки сил между обвинителем и защитником, целесообразно перейти к детальному поэтапному моделированию предстоящего судебного следствия.

Представляется, что в ходе подготовки к судебному разбирательству судье целесообразно моделировать:

1)  криминальную ситуацию,

2) модель криминальной ситуации, созданной следователем, другими участниками следственной ситуации и ситуации судебного следствия и сравнив ее с моделью криминальной ситуации;

в ходе предварительного слушания нужно моделировать:

3)  поведение обвинителя и защитника в судебном следствии,

4) поведение подсудимого,

5) поведение лиц в подсистеме подсудимый – потерпевший - свидетель,

6)проведение судебных действий, ход которых может вызвать возникновение конфликтных ситуаций судебного следствия, которые могут воспрепятствовать  проведению судебного следствия.

Следует акцентировать внимание на моделировании судьей особенностей поведения обвинителя и защитника, характерных для данного судебного следствия. При этом судье целесообразно учитывать и факт использования метода ситуационного моделирования  защитником и обвинителем.

В частности, С. Л. Кисленко отмечает, что данный метод может применяться государственным обвинителем в ходе изучения и подготовки материалов уголовного дела в целях прогнозирования различных ситуаций, которые могут в последующем возникнуть в судебном следствии1.

Считаем, что в этой связи судье целесообразно представлять себе, какое моделирование происходит со стороны обвинения и защиты: не только какую модель криминальной ситуации они себе построили, но и какую модель поведения в ходе судебного следствия могут занять (исходя из особенностей поведения на предварительном слушании), какие цели преследуют, как могут повлиять на некоторые ситуации судебного следствия.

Как было отмечено выше, очень при подготовке к судебному следствию и в ходе предварительного слушания моделировать поведение подсудимого в судебном следствии. Так, В. В. Конин предлагает к моделям поведения подсудимого отнести следующие:

1. «Признать вину полностью и дать показания по существу предъявленного обвинения».

2. Признать вину полностью, но отказаться давать показания по существу предъявленного обвинения.

3. Не признать вину полностью, но отказаться давать показания по существу предъявленного обвинения.

4. Не признать вину и отказаться от дачи показаний.

5. Признать вину частично и дать показания.

6. Признать вину частично и отказаться дать показания.

7. Вообще отказаться от дачи показаний» [3] . Представляется, что целесообразно добавить еще две модели поведения подсудимого к предложенным В. В. Кониным:

8. Согласиться давать показания и дать ложные показания.

9. Дать частично ложные показания.

Думается, что при подготовке  к судебному разбирательству  на основании изучения материалов уголовного дела и обвинительного заключения, в которых отражается модель поведения подсудимого, анализируя в ходе проведения предварительного слушания субъективные и объективные факторы, которые могут повлиять на изменение им своей позиции по делу, судья в ранге рефлексии может предположить: какую модель поведения выберет для себя подсудимый, заранее подготовив алгоритмы разрешения тех типов ситуаций, которые предположительно могут понадобиться, исходя из такого поведения подсудимого.

Что касается моделирования отношений в подсистеме «подсудимый -потерпевший – свидетель» и в ходе подготовки к судебному разбирательству и при проведении предварительного слушания, судья может предположительно выделить три разных типа судебного следствия, в зависимости от того, каким из участников данной подсистема определяется его ход, то есть когда основной объем информации и характер судебного следствия явно определяют либо показания подсудимого, либо потерпевшего, либо свидетеля.

В этом случае желательно, чтобы стороны начали судебное следствие с показаний данного лица, так как суд не имеет право начинать судебное следствие и определять порядок исследования доказательств, как это было в УПК РСФСР.

 Моделируя поведение потерпевших и свидетелей в рассматриваемой подсистеме, судья должен проанализировать возможные модели поведения названных участников.

Так, потерпевший  может:

  • формировать конфликтогенную ситуацию, требуя возмещения ему вреда, причиненного преступлением,
  • просить смягчить наказание подсудимому, если они связаны близкими отношениями и примирились и т. д.

Например, при рассмотрении уголовного дела по обвинению гр. Ш. потерпевший просил о смягчении наказания его сожительнице, нанесшей ему телесные повреждения ударами ножа1.

Моделируя ситуацию дачи показаний гражданским ответчиком, судье необходимо учитывать, что он может уменьшать размер нанесенного им вреда или отказываться от факта его причинения в рассматриваемом объеме в силу добросовестного заблуждения (ошибки восприятия, памяти и т. д.), отсутствия информации об ответственности за подобные деяния и т. д.

Свидетели преступления могут добросовестно давать показания, либо недобросовестно оговаривать подсудимого или покрывать его деяния. Причину такого искаженного воспроизведения информации нужно обязательно устанавливать, так как это может внести коррективы в построенную судьей модель криминальной ситуации.

Целесообразно в перспективе моделировать ситуации, формируемые в ходе дачи показаний  свидетелями, дающими показания по личности подсудимого, которые предлагается представить в виде трех типовых ситуаций:

  • ситуация активной защиты подсудимого путем дачи положительных характеристик по его личности, когда свидетель (близкие родственники, лица) испытывают к нему жалость, сочувствие и т. д.;
  • ситуация пассивной защиты, когда свидетель (как правило, безразличный к судьбе подсудимого, не относящийся к близким для него лицам, или, наоборот, близкий, но отчаявшийся в его исправлении), дает безоценочную и неэмоциональную констатацию фактов, известных из его биографии, помогая его защите только фактом своего присутствия в суде;
  • ситуация, в которой свидетель по различным мотивам дает отрицательную характеристику подсудимого, причем как правдивую, так и не отвечающую действительности.

Созданию примерной модели будущих ситуаций судебного следствия может помочь и анализ поведения участников судебного следствия, исходя из материалов уголовного дела и проведения предварительного слушания. Они могут проявляться:  

  • в личных качествах участников судебного следствия,
  • в психологических особенностях лица как процессуальной фигуры, оба из которых направляют данного субъекта на противодействие либо содействие рассмотрению уголовного дела,
  • в противоборстве, столкновении интересов либо конфликте между участниками,
  • в особенностях проявлений межличностных интересов в подсистемах взаимоотношений типа «подсудимый – потерпевший - свидетель», «защитник – подсудимый - обвинитель», «свидетель – защитник - подсудимый».

Что касается моделирования судьей проведения судебных действий, то его использование наиболее актуально в случаях рассмотрения уголовного дела в течение длительного времени (когда дело несколько раз откладывается и особенности его уже ясны судье), а также при рассмотрении уголовного дела после его направления на новое судебное рассмотрение по решению суда кассационной инстанции, руководствуясь ст. 378 УПК РФ.

Стоит подчеркнуть, что основная работа судьи в этом направлении приходится на моделирование допроса.

Допрос является самым распространенным судебным действием, проводимым в суде. Самое большое количество информации, которое получают стороны и судья в ходе судебного следствия, - это информация, полученная в ходе допроса.

К моменту допроса судья уже обладает информацией для построения достоверной модели криминальной ситуации, полученной при подготовке к судебному разбирательству и в ходе предварительного слушания. Воспринимая информацию, содержащуюся в показаниях допрашиваемого, он сопоставляет информацию, которую дает допрашиваемый в соответствии с построенной им моделью криминальной ситуации (если он являлся ее очевидцем), с моделью криминальной ситуации, построенной им самим. В результате он пытается создать достоверную модель криминальной ситуации.

При согласии подсудимого дать показания первыми его допрашивают защитник и участники судебного следствия со стороны защиты, затем государственный обвинитель и участники судебного следствия со стороны обвинения.

Думается, что на данном этапе большое значение играет умение судьи мысленно отграничить возможное влияние обвинителя либо защитника на допрашиваемого, которое может повлиять на воспроизведение построенной допрашиваемым модели криминального события. С этой целью председательствующему предоставлено право отклонять наводящие вопросы и вопросы, не имеющие отношения к уголовному делу.

К тому моменту, когда суд начинает задавать вопросы подсудимому после сторон, он уже должен полностью обрисовать себе модель криминальной ситуации, приближенной к достоверной.

С этой целью в ходе допроса судье целесообразно задавать допрашиваемым уточняющие, детализирующие и конкретизирующие вопросы.

Представляется, что для построения достоверной модели криминальной ситуации целесообразно использовать информацию, воспроизведенную в ходе допроса подсудимого, потерпевшего и свидетеля. Каждый из них имеет свое видение случившегося, обладает своей моделью криминальной ситуации (за исключением свидетелей, дающих показания по личности), а поэтому целостный образ происшедшего лучше составлять из всех моделей криминальных ситуаций, воссозданных из показаний участников судебного следствия.

Полагаем, что право потерпевшего давать показания в любой момент судебного следствия несколько затрудняет создание у судьи представления об его модели криминальной ситуации, но с другой стороны помогает вносить ясность в достоверную модель криминальной ситуации, к которой ближе всего он находится, являясь непосредственным объектом преступного посягательства.

Представляется необходимым отметить целесообразность учета судьей тех психологических черт, которые присущи подсудимому, потерпевшему и свидетелю в период дачи показаний и которые могут повлиять на воспроизведение ими модели криминальной ситуации.

Ю. М. Антонян, В. Е. Еникеев, М. Е. Эминов выделяют следующие психологические особенности подсудимого:

1. Состояние подавленности, депрессии от сознания своего положения и страха перед наказанием.

2. Преобладание защитной доминанты, стремление к обороне любыми средствами, в том числе и ложными показаниями.

3. Прямая заинтересованность в исходе дела.

4. Отсутствие в ряде случаев раскаяния, убежденность, что правдивые показания могут принести только вред.

5. Враждебное отношение к свидетелям обвинения.

6. Повышенная психическая напряженность, взволнованность, часто на фоне внешнего спокойствия.

7. Повышенный самоконтроль, обостренное внимание к наиболее "опасным моментам судебного следствия 1.

Психологическими особенностями дачи  показаний свидетелями является: боязнь испортить отношения с другими лицами, проходящими по делу; боязнь мести подсудимых; стремление скрыть свои неблаговидные поступки, аморальное поведение, трусость; желание смягчить или усугубить наказание подсудимых в силу родственных, дружеских отношений.

Различные тактические приемы необходимо применять и при допросе очевидцев преступления и свидетелей, дающих показания по личности подсудимого.

Практика показывает, что в судебное заседание чаще являются не свидетели преступления, а заинтересованные в судьбе подсудимых родственники, знакомые, допрашиваемые судом в качестве свидетелей, дающих показания по личности подсудимого. В ряде случаев они открыто выступают в защиту подсудимых, являясь свидетелями по делу.

Так, на судебном следствии допрашивалась в качестве свидетеля учительница несовершеннолетнего подсудимого К., гр. Х. После предоставленного ей слова она заявила: "Я, наверно, буду говорить в защиту этого мальчика, а не как свидетель по делу". Судье пришлось сразу же разъяснить свидетелю, что она привлечена в таком качестве для того, чтобы пояснить суду состав семьи К., отношение между несовершеннолетним и родителями, его моральный облик2.

Психологическими особенностями дачи показаний потерпевшими, по точному определению Р. С. Белкина, Е. М. Лившица, могут быть:

  • "боязнь мести со стороны подсудимого, его родственников, знакомых;
  • в прошлом дружеские или родственные отношения с подсудимым;
  • стремление преувеличить причиненный ему ущерб из чувства мести
  • или из корыстных побуждений. [5]

Думается, что определенными  особенностями обладает построение модели криминальной ситуации, исходя из допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля, с учетом их психологических характеристик, а также участия в допросе этих лиц педагога либо психолога и законных представителей, которые оказывают влияние на характер дачи показаний несовершеннолетним и объем доказательственной информации, воспроизводимой им в ходе допроса.

Необходимо акцентировать внимание на том, что модель криминальной ситуации, которую может построить судья на основании допроса всех участников судебного следствия, можно структурировать.

Например, информационная модель криминальной ситуации может быть построена в виде схемы или таблицы – по четырем разделам: субъект преступления, субъективная сторона преступления, объективная сторона преступления, очевидцы преступления.

Полезным видится построение схемы взаимоотношений участников преступления друг с другом и с очевидцами, где судья может делать свои пометки: какие из взаимоотношений имеют наиболее важное значение, могут определить характер судебного следствия.

 Таблицу целесообразно строить из не менее двух разделов: один отражает информацию, построенную на основании криминальной ситуации, созданной судьей, а второй: по информации, полученной в ходе подготовки к судебному разбирательству, проведения предварительного слушания. Сопоставление этой информации и дает возможность составить более-менее объективное представление о криминальной ситуации.

Как показывают результаты исследований, очень редко в ходе судебного следствия проводится осмотр местности и помещения, хотя именно в ходе проведения этого следственного действия наиболее полно можно восстановить модель криминальной ситуации. Выезд на место происшествия может быть  организован как по ходатайству сторон, так и по инициативе самого суда. Осмотр места происшествия позволяет определить, где произошло совершение преступления, при каких обстоятельствах, в какой обстановке, как оно было совершено.

Моделированию криминальной ситуации способствует то, что суд обладает возможностью задавать в ходе осмотра местности вопросы подсудимому, потерпевшему, свидетелям, эксперту и специалисту. Несомненная польза проведения данных судебных действий видна на следующем примере.

В ходе судебного следствия подсудимый оспаривал объем обвинения, утверждая, что определенное количество похищенных автомобильных деталей не может поместиться в тайниках его гаража. Суд осмотрел тайники и пришел к выводу о попытке подсудимого ввести суд в заблуждение1.

Осмотр места происшествия, на наш взгляд, может проводиться судом в следующих случаях: когда задачи следственного осмотра не были достигнуты; при необходимости уточнить данные, установленные при следственном осмотре или полученные иным путем; при необходимости личного восприятия (судом) обстановки места происшествия.

С полным основанием можно утверждать, что осмотр действенным образом позволяет разрешить спорные обстоятельства и избежать бесплодных многочасовых допросов. При рассмотрении некоторых категорий дел, таких как дорожно-транспортные происшествия, необходимость в осмотре места происшествия возникает намного чаще, но она может носить относительный характер, так как с течением времени обстановка места происшествия меняется.

Проведение судебного осмотра может потребовать реконструкции обстановки, существенно изменившейся за время, прошедшее с момента совершения преступления или осмотра объекта в процессе предварительного расследования. Внимание суда может быть обращено как на объекты, уже осматривавшиеся следователями и дознавателями, так и не подвергавшиеся осмотру до суда.

Целесообразно начать судебный осмотр с изучения всей обстановки места происшествия, взаимного расположения предметов (ориентировочный осмотр). В его процессе судом могут быть получены ответы на вопросы: откуда можно было видеть или слышать, как происходило событие; мог ли преступник явиться к месту происшествия незамеченным и т.п.

После такого осмотра суд переходит к осмотру, заключающемуся в изучении отдельных участков места происшествия, каждый из которых выделяется определенной совокупностью объектов и следов. Ориентировочный осмотр позволяет суду и участникам процесса получить общее представление обо всей обстановке места происшествия, а локальный осмотр - всесторонне и глубоко изучить отдельные составные части этой обстановки. Суд последовательно осматривает отдельные объекты на месте происшествия (производит детальный осмотр).

Таким образом, все объекты будут всесторонне изучены как самим судом, так и всеми участниками процесса. Если же суд прибегнет к реконструкции обстановки, то место осматривается и до, и после нее.

Практика показывает, что в ходе осмотра места происшествия нередко возникает необходимость производства отдельных "опытов". Так, суд может заинтересовать, зажигается ли в данном помещении электрический свет, звонит ли звонок при нажатии на кнопку и т.п.

Подобные несложные действия вполне допустимы в рамках осмотра места происшествия. Однако для совершения более сложных из них, требующих воссоздания обстановки места происшествия, участия специалистов и имеющих существенное криминалистическое значение, необходимо обращаться к судебному эксперименту.

Так, при рассмотрении уголовного дела по обвинению гр. Ж. и гр. П. суд выехал на место происшествия для проведения одновременно осмотра места происшествия и следственного эксперимента, поскольку нужно было путем опытных действий установить возможность видеть лестничную клетку через глазок двери при определенном освещении и в определенное время суток1.

При перспективном моделировании ситуации судебного осмотра,  в проведении которого может возникнуть необходимость, судья может принять решение о приглашении специалистов и экспертов для оказания помощи в проведении осмотра места происшествия.

Участвуя в осмотре вещественных доказательств, специалист может помочь суду уяснить назначение, устройство осматриваемых предметов, выявить признаки, которые могут иметь значение для дела, произвести фотосъемку, исполнить схему и т.д.

Право первым осмотреть вещественные доказательства должно быть предоставлено суду, обвинителю и защитнику, а затем участникам судебного следствия. Если из-за громоздкости вещественные доказательства не могут быть доставлены в помещение суда, судьи и другие участники процесса сами отправляют их к месту хранения.

Подробно рассмотрев все виды моделирования, которые необходимо осуществлять судье при подготовке к судебному следствию, предлагаем разработанный нами алгоритм подготовки судьи к судебному разбирательству и проведения предварительного слушания, основанный на использовании ситуационного моделирования.

1 этап. Построение на основании материалов дела мысленной модели криминальной ситуации, отмечая в ней все существенные для доказывания обстоятельства:

1. Событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства    совершения преступления), обстоятельства, способствующие совершению преступления.

Делает вывод на основании материалов и всех характеристик построенной к этому моменту модели криминальной ситуации о наличии основания для приостановления и прекращения уголовного дела.

3. При отрицательном ответе на предыдущий пункт устанавливает доказанность виновности лица в совершении преступления, формы его вины, а также его роли в преступлении в сравнении с другими участниками преступления.

4.  Определяет, исходя из предварительного психологического анализа подсудимого и поведения других лиц, могут ли они создать с подсудимым сложную систему отношений, являющуюся одним из источников образования сложной  ситуации судебного следствия.

Думается, что объектом психоанализа на данных стадиях  целесообразно считать психическое (душевное) состояние подсудимого, вызвавшее совершение преступления, а также факторы субъективного характера, способствующие этому и входящие в объект психоанализа, к которым можно отнести физиологические, возрастные особенности, черты характера и темперамента, особенности воспитания и отношений в семье, влияние среды, социального положения, профессии, основной модели поведения.

5. Для установления характера и  размера вреда, причиненного преступлением, судье нужно сопоставить показания подсудимого и выступающих на его стороне представителей стороны защиты, модель поведения защитника с показаниями потерпевшего и представителей стороны обвинения относительно размеров причиненного вреда с учетом того, что в силу своих психологических особенностей потерпевший склонен преувеличивать размер причиненного вреда, а подсудимый часто старается не только отказаться от показаний, подтверждающих уровень нанесенного ущерба, но и использовать возможности так называемого посткриминального воздействия на допрашиваемого.

6. Анализируя показания подсудимого и представителей стороны защиты и обвинения на следствии, судья диагностирует характер отношений в подсистеме отношений «подсудимый – свидетель - потерпевший», и прогнозирует типовые  ситуации судебного следствия, которые могут возникнуть, исходя из характера отношений в этой подсистеме.

Таким образом, модель криминальной ситуации содержит в себе первые семь обстоятельств, подлежащих доказыванию (п. 1 пп.1-5,7, п.2 ст. 73 УПК РФ).

Представляется, что на этом этапе остальные два обстоятельства могут пока подробно не рассматриваться, так как не влияют на содержание модели построенной криминальной ситуации, а их установление может прервать и усложнить процесс анализа судьей модели криминальной ситуации. В связи с этим предлагается обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, анализировать позже.

2 этап. Судья сравнивает свою модель криминальной ситуации, построенной им в ходе подготовки к судебному заседанию и проведения предварительного слушания с мысленной моделью криминальной ситуации, построенной следователем (исходя из обвинительного заключения), с мысленными моделями криминальной ситуации участников судебного следствия, исходя из анализа их поведения на предварительном слушании.

3 этап. Прогнозирование преобладающего характера ситуаций, которые могут возникнуть в ходе судебного следствия.

На наш взгляд, указателем на характер данных ситуаций, составляющих судебное следствие, могут быть отношения в подсистеме «подсудимый - потерпевший - свидетель», общее представление о которых судья может получить с помощью моделирования, используя информацию, полученную на 1 и 2 этапе из модели криминальной ситуации, а также большинства моделей следственных ситуаций.

4 этап. Судья намечает модели своего поведения, соответствующего моделируемым и прогнозируемым  ситуациям судебного следствия, предварительно выбирает алгоритмы и тактические приемы их разрешения.

5 этап. Предварительный выбор алгоритма.

6 этап. Модельные эксперименты, предварительный прогноз результатов воздействия выбранных алгоритмов на ситуацию.

В стадии модельных экспериментов судье нужно акцентировать внимание на том, в каких еще компонентах данной ситуации встречаются барьеры и как на них нужно воздействовать, чтобы диагностируемая ситуация оказалась полностью разрешенной.

Выбранный по окончании диагностики ситуации алгоритм должен либо одновременно воздействовать на все диагностируемые компоненты, либо сразу после  устранения недостатков в  компоненте с барьерами судье нужно будет устранить барьеры в остальных диагностируемых компонентах.

Это необходимо делать в связи с тем, что разрешенной можно считать только ту ситуацию, которая из сложной (по одному или нескольким компонентам) стала простой по всем компонентам, так как разрешение сложных взаимоотношений не всегда означает разрешение всей ситуации в целом.        

7 этап. Судья учитывает объективные и субъективные факторы, влияющие на процесс разрешения ситуации.

8 этап. Окончательный подбор алгоритма разрешения ситуации.

9 этап. Принятие решения.

К объективным факторам  предлагается относить:

  • место судебных действий, которое влияет на качество исследования доказательств (судебный осмотр больше способствует моделированию криминальной ситуации, чем судебный допрос), процессуально-тактические условия проведения судебного действия;
  • обстановка судебного следствия, время, которое прошло с момента совершения преступления;
  • особенности криминальной ситуации и ситуации предварительного расследования,
  • использование технических средств (звукозаписи, видеозаписи) в качестве тактического приема предъявления доказательств обратного при демонстрации видеозаписи следственных действий.

Под субъективными факторами предлагаем понимать:

  • личные качества участника судебного следствия, в том числе и субъекта ситуации судебного следствия – судьи,
  • психологические особенности участника судебного следствия как процессуальной фигуры,
  • наличие противодействия  разрешению дела со стороны подсудимого,
  • отношения в подсистеме подсудимый – потерпевший - свидетель: столкновение, противоборство, конфликт,
  • опыт, интуиция, установки судьи.

Таким образом, в ходе подготовки к судебному заседанию и при проведении предварительного слушания судья может использовать ситуационное моделирование путем:

  • построения модели предкриминальной ситуации для определения мотивов совершения преступления и причин, ему способствующих,
  • разрешения вопросов, предусмотренных пп.2,3,5 ст. 228 УПК РФ, применяя ретроспективное моделирование,
  • удовлетворения или отклонения ходатайств об исключении доказательств – для построения в перспективе моделей ситуаций, которые могут сформироваться в ответ на решение судьи,
  • принятия решения о наличии оснований для проведения предварительного слушания и перспектив заявления ходатайств об исключении доказательств стороной обвинения или защиты или необходимости назначить предварительное слушание по собственной инициативе,
  • анализа в перспективе возможного возникновения типовых ситуаций в зависимости от прогнозов заявления ходатайств о проведении предварительного слушания,
  • анализа модели криминальной ситуации, построенной по обвинительному заключению, результатам разрешения процессуальных вопросов в ходе подготовки к судебному разбирательству и предварительному слушанию,
  •  формирования модели криминальной ситуации, созданной участниками судебного следствия для того, чтобы смоделировать типы их поведения,
  •  моделирования разных типов поведения участников судебного следствия, ситуаций проведения конкретных судебных действий.

Представляется, что метод моделирования – это не единственно возможный метод, применяемый при подготовке к судебному разбирательству и при проведении предварительного слушания, но мы постарались показать высокую результативность его использования в качестве способа повышения эффективности применения ситуационного подхода в судебном следствии суда I инстанции.



1 Лузгин И. М. Моделирование в расследовании преступлений. М., 1981. –С. 94.

2 Воробьев Г. А. Планирование судебного следствия. М., 1978. – С. 9.

[1]Из опрошенных нами 87 судей Калининградской области 62 указали, что они используют метод моделирования при подготовке к судебному следствию и в ходе него.

4Фалеев В. И. Уголовно – процессуальные аспекты выявления и устранения судебных ошибок. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Калининград, 2003. – С. 16.

1 Кисленко С. Л. Тактика судебного следствия и ее место в системе криминалистики. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук, Саратов, 2002. – С. 23.

[3] Конин В. В. Тактика защиты подсудимого в суде 1 инстанции. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Калининград, 2003. – С. 165.

1 Архив Московского районного суда за 2003 год, уголовное дело № 1-210.

[4] Антонян Ю. М., Еникеев В. Е., Эминов М. Е. Психология преступника и расследования преступлений. М., 1996. – С. 246.

2 Архив Балтийского районного суда 1999 года, уголовное дело № 1-135.

[5] Белкин Р. С. Ливщиц Е. М. тактика следственных действий. М., 1997. – С. 120.

1 Архив Московского районного суда 2002 года, уголовное дело № 1-113.

1 Архив Балтийского районного суда г. Калининграда за 2003 год, уголовное дело № 1-162.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz