Отвод следователя - свидетеля. Статья.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Калиновский К.Б. Внепроцессуальная информированность следователя и проблема его отвода
// Новые информационные технологии в практике работы правоохранительных органов. СПб., 1998. С.157-159.

Для достижения целей уголовного процесса в целом, и предварительного расследования в частности важнейшую роль играет информационная обеспеченность следователя. Действительно, чем более полной информацией по расследуемому делу обладает следователь, тем большую эффективность приобретает его деятельность. С другой стороны, осведомленность следователя может послужить обстоятельством, исключающим его участие в производстве по делу. В этой связи особый интерес представляет внепроцессуальная информированность следователя как основание его отвода, которую целесообразно рассмотреть в сравнении с внепроцессуальной осведомленностью судьи.

Применительно к судье решение данного вопроса не вызывает ни каких сомнений: осведомленность судьи, ставящая под сомнение его объективность, всегда является основанием для его отвода. Другими словами, судья - очевидец преступления во всяком случае подлежит устранению от участия в рассмотрении дела. Смысл данного правила состоит в том, что наличие уже сложившегося мнения у субъекта юстиции делает не нужной все дальнейшее производство в части формирования внутреннего убеждения[1]. Таким образом, внутреннее убеждение судьи предполагается уже сформированным, если он обладает сведениями, которые позволяют вызвать его в качестве свидетеля. Действующее законодательство предусматривает освобождение присяжного заседателя от участия в рассмотрении дела при его осведомленности о предмете доказывания (ч. 4 ст. 438 УПК РСФСР) и отвод судьи, если он является свидетелем (п. 1 ч. 1 ст.59 УПК РСФСР). Причем, согласно вышесказанному, последняя норма нуждается в расширительном толковании. В этой связи более удачной представляется редакция аналогичной статьи (ст.60) Проекта УПК РФ, принятого в первом чтении Государственной Думой, где регламентируется отвод судьи, если он может быть вызван в качестве свидетеля.

И действующее законодательство, и указанный проект УПК РФ аналогичным образом разрешают вопрос об отводе следователя - очевидца преступления. Вместе с тем, несмотря на определенное единство обстоятельств, устраняющих судью и следователя от участия в деле, имеются существенные различия оснований их отвода, обусловленные спецификой выполняемых ими функций. Если для субъекта юстиции, разрешающего дело, внепроцессуальная информированность является презумпцией его необъективности, то для обвинителя все обстоит иначе. Иные причины лежат и в основаниях отвода субъекта, выполняющего функцию расследования, в розыскном процессе (одновременное обвинение, защита и разрешение дела), которую и призван осуществлять следователь в современном российском судопроизводстве. В данном случае обстоятельством, исключающим его участие в деле, будет не столько осведомленность и наличие у него внутреннего убеждения, сколько приоритет функции источника доказательств перед осуществлением расследования, исключительность свидетельской функции[2]. Вот почему справедливы утверждения о том, что следователь - очевидец преступления не должен подлежать отводу, если кроме него есть множество других очевидцев, способных дать необходимые показания. Действительно, розыск только выиграет в случае осведомленности его субъекта. Так, осмотр места происшествия будет более продуктивным, если следователь, будучи очевидцем преступления, знает где и какие следы надо искать.

Таким образом, внепроцессуальная информированность следователя (в отличие от судьи) далеко не во всех случаях должна являться основанием его отвода. Анализ действующего законодательства позволяет привести дополнительные аргументы в пользу этого утверждения: Во-первых, если повторное участие судьи в рассмотрении дела недопустимо (ст. 60 УПК РСФСР), то участие следователя в предварительном следствии, которое ранее производилось по данному делу, не является основанием для его отвода (ч.1 ст.64 УПК РСФСР). Во-вторых, следователю (как субъекту расследования, а не юстиции) не претит возбуждение уголовного дела в связи с непосредственным обнаружением признаков преступления (п.6 ч.1 ст.108 УПК РСФСР), одновременно, согласно ч.2 ст.178 УПК РСФСР, следователь вправе произвести осмотр места происшествия до возбуждения уголовного дела. В-третьих, внепроцессуальная информированность следователя тесно связана с использованием им результатов оперативно-розыскной деятельности для подготовки и осуществления следственных действий (ст.11 Федерального закона РФ от 12.08.1995 г. “Об оперативно-розыскной деятельности”). Кроме того, ведомственные нормативные акты предусматривают функционирование следственно-оперативных групп, в эффективной деятельности которых как раз немаловажное значение имеет внепроцессуальная осведомленность следователя. Наиболее ярко внепроцессуальная информированность ведущего расследование субъекта проявляется в случае выполнения оперативным работником обязанностей лица, производящего дознание (ст.119 УПК РСФСР).

Представляется необходимым определить, когда внепроцессуальная информированность следователя (или дознавателя) является основанием для его отвода от участия в деле. Данная проблема решается исходя из особенностей уголовного процесса, в силу которых первоначальный этап движения дела всегда подчинен розыскному началу. Этап общего расследования (inquisitio generalis), не характеризуется принятием юстиционных решений, в отличие от последующего расследования специального (inquisitio specialis). Поэтому регулирование обстоятельств, исключающих участие в деле следователя и дознавателя, должно строиться следующим образом. До привлечения лица в качестве обвиняемого следователь и дознаватель подлежат отводу в случае необходимости их допроса в качестве свидетеля (то есть при отсутствии других очевидцев, так как функция свидетеля исключительна). С момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (включая составление постановления) следователь и дознаватель подлежат отводу, если они могут быть вызваны в качестве свидетеля (так как принятие юстиционных решений требует беспристрастности).

В итоге, данное положение может быть реализовано в следующей уголовно-процессуальной норме: если следователь или дознаватель явились очевидцами преступления и отсутствует необходимость их допроса в качестве свидетеля, они вправе произвести по делу неотложные следственные действия, после чего обязаны передать его начальнику следственного отдела или органа дознания для организации дальнейшего расследования.


[1] Подробнее см.: Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. М., 1967, с. 138; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1, М., 1968, с. 213.

[2] В этом аспекте гарантированности свидетельских показаний говорит об основаниях отвода С.И. Викторский, см.: Русский уголовный процесс. М.: Городец, 1997, с. 311


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz