Электронная информация в уголовном процессе


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Калиновский К.Б., Маркелова Т.Ю. Доказательственное значение «электронной» информации в российском уголовном процессе // Российский следователь. 2001. № 6. С. 18-19.

"Электронная" информация стала широко использоваться во всех областях человеческой жизни, в том числе и криминальной. Не только преступления в сфере компьютерной информации (предусмотренные ст. 272-274 УК РФ) но и многие "традиционные" общественно опасные деяния оставляют после себя электронные следы в компьютерных сетях, на магнитных или оптических носителях, экранах мониторов. В связи с этим возникает практическая проблема использования данных следов в процессе расследования и рассмотрения уго-ловного дела. В юридической литературе указанная проблема не получила широкого освещения. Ее решение не просто найти и в действующем законодательстве. Так, не каждый следователь ответит на вопрос о том, какое доказательственной значение может иметь размещенное чеченскими террористами в интернете объявление - заказ на убийство В. В. Путина, получившее сравнительно недавно широкий резонанс в средствах массовой информации.

Электронная информация может быть относимой к делу точно так, как и любые другие непроцессу-альные данные. Следовательно, она свободно может использоваться в качестве ориентирующей, тактической информации. Однако для того, чтобы служить доказательством по уголовному делу, фактические данные долж-ны обрести еще и свойство допустимости. Они должны быть получены 1) надлежащим субъектом доказывания, 2) надлежащим способом собирания доказательств и 3) из надлежащего источника доказательств.

Рассмотрим два последних элемента допустимости доказательств применительно к электронной ин-формации.

Прежде всего, для уголовно-процессуального использования электронная информация должна полу-чить свое закрепление на каком-либо носителе. Электронная информация может найти свое отражение в фото-снимке, видеозаписи (с экрана компьютера), памяти человека - очевидца. Разумеется, электронные данные могут быть записаны на магнитный носитель или распечатаны на бумаге. Все это может иметь место в виде непроцессуальной (предпроцессуальной) фиксации.

В то же время электронная информация может быть сразу зафиксирована в уголовно-процессуальном порядке - в протоколе следственного действия. Например, в ходе осмотра трупа в кармане его одежды обнару-жен пейджер, на котором имеется важное для расследования сообщение. Оно может быть непосредственно за-несено в протокол осмотра, а также дополнительно зафиксировано в приложениях к нему в результате фото-съемки или видеозаписи. Фиксация в протоколе следственного действия электронной информации возможна, как правило, при помощи специалиста и целесообразна, когда не требуется экспертное исследование.

Однако чаще следователь имеет дело с носителями электронной информации, полученными вне уго-ловно-процессуальных действий. В этом случае он должен собрать носители данных в порядке ст. 70 УПК РСФСР путем следственных действий, истребования или принятия представленных предметов или документов.

После процессуального собирания носителей электронной информации они могут стать источниками доказательств определенного вида при соблюдении требований, к ним предъявляемых, в том числе при извест-ности первоисточника.

В результате выемки, осмотра, обыска, истребования или принятия носитель информации может стать либо иным документом (ст. 88 УПК РСФСР), либо вещественным доказательством (ст. 83 УПК РСФСР).

Вопрос об отграничении документов - вещественных доказательств от иных документов является са-мостоятельной научной проблемой. Для того, чтобы электронный или бумажный документ признать веществен-ным доказательством, на наш взгляд, необходимо выполнение двух условий. Во-первых, зафиксированная в документе информация должна указывать на преступление как "главный факт" в предмете доказывания (а не на причины и условия, способствовавшие совершению преступления, характеристику личности обвиняемого, раз-мер ущерба, подлежащего возмещению). Во-вторых, информация в документе - вещественном доказательстве должна быть объективной, то есть такой, которая напрямую отражает преступление. Другими словами, инфор-мация не должна быть следствием воспроизведения из памяти. Не должно быть промежуточного носителя ин-формации в виде сознания человека. Например, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, размещенное в интернете, будучи приобщенным к уголовному делу в виде распечатки, магнитного носителя, фотографии или видеозаписи, станет вещественным доказательством.

В практике бывает недостаточно двух вышеназванных критериев для отграничения документов от вещественных доказательств. Поэтому неустранимые сомнения следует толковать в пользу вещественного дока-зательства, имеющего более строгую процессуальную форму. Примером тому может служить статья 1741 УПК РСФСР (в редакции от 20 марта 2001 г.), которая требует в любом случае признавать вещественным доказа-тельством фонограмму контролируемых переговоров. В действительности эта фонограмма может содержать субъективные сведения - "воспроизведения из памяти" обвиняемого, например, признание им своей вины. Признание вины вне зависимости от способа закрепления (протокол допроса, объяснение, протокол явки с по-винной, звукозапись или видеозапись) никогда не будет обладать свойством "вещественности". Представляется, что любая фонограмма контролируемых переговоров презюмируется вещественным доказательством как раз потому, потому что законодатель не находит четких критериев отграничения вещественных доказательств от иных документов.

Важно отметить, что первоисточником вещественного доказательства является сам предмет, отра-зивший искомое событие (факт сообщения об акте терроризма). Следовательно, для решения вопроса о допус-тимости электронного документа в качестве вещественного доказательства, не обязательно знать автора доку-мента. Установление автора будет целью дальнейшего процесса доказывания.

В отличие от вещественного доказательства иной документ имеет своим первоисточником сознание человека. Поэтому известность автора - это минимальное требование к иному документу (ст. 88 УПК РСФСР). Например, в качестве иного документа следует рассматривать сообщение по электронной почте очевидца угона автомобиля в ответ на помещенное объявление потерпевшего о розыске очевидцев.

Для иных "электронных" документов серьезной юридической и технической проблемой является их удостоверение. В настоящий момент существуют электронные подписи и другие возможности идентификации лиц, например в банковских компьютерных сетях. Эти возможности могут быть использованы и в уголовном процессе. Однако основным способом удостоверения остается установление автора документа с помощью дру-гих доказательств, например путем его допроса. Следует отметить также большую роль специальных познаний в установлении причинной связи электронных следов с обстоятельствами, входящими в предмет доказывания.

В уголовных делах часто используются документы - результаты проверки по автоматизированным учетам. Например, справки о судимости не всегда удостоверяются подписью оператора и могут быть получены самим следователем. Представляется, что такого рода документы являются разновидностью справочной инфор-мации и требуют удостоверения специалистом.

Кроме вещественных доказательств и иных документов электронная информация может быть зафик-сирована в памяти человека, ее наблюдавшего. В этом случае возможен его допрос в качестве свидетеля. Тогда электронная информация предстанет в уголовном деле уже в виде показаний.

Таким образом, электронная информация может иметь доказательственное значение в виде сле-дующих доказательств: протоколов следственных действий, иных документов, вещественных доказательств и показаний.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz