Калиновский К.Б. Розыскной уголовный процесс


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Калиновский К.Б. Основные виды уголовного судопроизводства: Учебное пособие. СПб.: Издательство юридического института (Санкт-Петербург), 2002. 63 с.

Скачать все пособие

Глава 3.
Характеристика типов и видов
уголовного процесса

3.2. Розыскной уголовный процесс

Второй этап развития уголовно-процессуального права характеризует розыскной тип уголовного процесса. Розыск как поиск истины во имя публичных интересов титулирует данный тип судопроизводства.

Сущность, признаки и понятие розыскного процесса

Смена частно-состязательного процесса розыскным была закономерной. В обвинительном процессе личность человека имела минимальную степень свободы. Общество основывалось на кровнородственных отношениях, в которых человек выступал как представитель своего «племени». По этой причине субъектом процесса был скорее род, а не сам человек. По мере развития общества в нем укрепляются обменные отношения и увеличивается индивидуальная свобода. В таком обществе человек выполняет определенную функцию и является участником рынка. Тогда преступление причиняет вред уже не только самому потерпевшему и его роду, а участникам рынка – всему обществу. Общественная опасность преступления служит причиной того, что защита личности человека (товаропроизводителя) и преследование преступника становится общим делом [1] . Выполнение этого общего дела возлагает на себя сильное централизованное государство, которое приносит в жертву общему благу частные интересы отдельных лиц.

Вот как И. Я. Фойницкий описывает розыскной уголовный процесс: «идея государственности… (в розыскном процессе – К.К.) поглощает все другие: права личности отрицаются в обвиняемом, который становится предметом исследования, подлежащим экспериментам самым суровым во имя государственного интереса; отрицаются эти права в обвинителе, которого заменяет безличная воля закона, наперед стремящаяся определить движение процесса; отрицается и в судьях, которые связываются формальной теорией доказательств, этой безличной логикой законодателя; понятие сторон изгоняется из процесса; последний перестает быть живым судебным спором их и превращается в безличное исследование, движущееся волей одного закона: понятие обвинения заменяют поводы возбуждения уголовных дел, обжалование уступает место ревизионному порядку, все участвующие в процессе лица обязываются по долгу службы стремиться к раскрытию материальной истины, достижение которой объявляется государственным интересом» [2] .

В уголовно-процессуальной литературе в качестве признаков розыскного процесса указываются 1) смешение процессуальных функций обвинения, защиты и разрешения дела; 2) отсутствие сторон; 3) безличная воля закона как источник движения производства по делу; 4) положение обвиняемого как объекта исследования; 5) наличие формальной системы оценки доказательств [3] .

Используемый подход к исторической типологии позволяет сделать вывод о том, что сущность розыскного типа процесса и основной его признак заключается в поглощении частного начала публичным. Этот основной признак выражается в процессуальном положении основных участников процесса. Публичным началом подавлены и личность потерпевшего, и личность обвиняемого, и личность судьи. Из этого вытекают и этим обусловлены все остальные черты розыскного производства. Рассмотрим процессуальное положение потерпевшего, обвиняемого и суда.

 1. Поскольку потерпевшим от общественно-опасного деяния признается общество, постольку непосредственной жертве преступления отводится роль доносителя. Доноситель не имеет процессуальных прав, позволяющих ему влиять на движение уголовного дела. Он не обязательный участник процесса, так как для начала производства формальное обвинение не требуется. Обвинение заменяется поводом. Источником движения дела становится закон. Свобода личности отрицается в доносителе, на которого в крайних проявлениях розыска возлагается обязанность доказать донос под страхом уголовной ответственности [4] . Он может быть также подвергнут пытке.

2. Обвиняемый занимает положение объекта исследования, располагающего ценной информацией о преступлении. Для извлечения информации применяется самое серьезное принуждение. Обвиняемый может предполагаться виновным. Во имя высших интересов он обязан саморазоблачиться на допросе. Истории известны случаи возложения на обвиняемого уголовной ответственности за разноречивые и ложные показания о собственном преступлении [5] . Положение объекта процесса предполагает неравенство обвиняемого с должностным лицом, ведущим процесс. При таком юридическим статусе, разумеется, ни обвиняемый, ни потерпевший не могут считаться сторонами.

3. Для реализации государственных интересов суд должен выяснить объективную истину и на этой основе решить дело. Он начинает процесс без формального обвинителя, сам выдвигает обвинительный тезис и подкрепляет его доказательствами (выполняет функцию обвинения). Для достижения истины суд должен выдвинуть и проверить противоположную версию – защитительный тезис (выполнить функцию защиты) [6] . Кроме того, разрешение дела (функция юстиции) также принадлежит суду. Слияние трех процессуальных функций в руках одного субъекта не позволяет считать его судом в собственном смысле слова. Это судья – инквизитор, должностное лицо, государственный орган, ведущий производство по делу. Ю. В. Мещеряков называет его единственным дееспособным участником процесса [7] , который не ограничен какими либо пределами. Однако должностное лицо, ведущее розыск, имеет господствующее положение только как государственный орган. Напротив, как личность оно также не дееспособно в процессуальном отношении, как и обвиняемый.

Публичное начало розыска умаляет свободу личности судьи. Все его действия жестко регламентированы законом. У судьи-инквизитора практически нет свободы выбора, его усмотрение и внутреннее убеждение ни как не влияют на принимаемые решения, которые полностью контролируются вышестоящими инстанциями. Ярким тому свидетельством служит формальная система доказательств, когда их оценка заранее предписана. Подавление личности должностного лица красноречиво подтверждается тем, что на него также как на доносителя и обвиняемого могла быть возложена ответственность за не доказанность доноса [8] .

В целом, розыскной уголовный процесс определяется господством государственных интересов над интересами личности, что выражается в процессуальном положении участников судопроизводства. По строгим предписаниям закона орган, ведущий процесс, осуществляет свои односторонне-властные полномочия над остальными участниками процесса. В розыскном процессе обязанности обвинителя, защитника и суда возлагаются на ведущий производство орган, который не нуждается в помощи сторон при выявлении истины и принятии решений.

Изложенное можно представить в следующем определении: розыскной тип уголовного процесса – это обусловленная господством публичного начала над частным организация производства по делу, которая выражается в жестко регламентированном осуществлении односторонне-властных полномочий ведущим процесс органом.

Для более полной характеристики розыскного процесса кратко рассмотрим систему его принципов – руководящих положений, выражающих сущность процесса и определяющих все его построение.

Принципы розыскного процесса

Две основополагающие идеи определяют розыскной уголовный процесс – принципы официальности и инструктивности.

1. Принцип официальности (должностной инициативы) как крайнее проявление публичности означает обязанность должностных лиц и органов в уголовном процессе по собственной инициативе (ex officio) устанавливать истину и принимать решения вне зависимости от волеизъявления заинтересованных лиц [9] . Из принципа официальности вытекают положения «второго», более низкого уровня обобщения, в первую очередь – единоначалие.

Процессуальное единоначалие предполагает, во-первых, концентрацию полномочий у органа, ведущего розыск, и их отсутствие у обвиняемого и потерпевшего. Так, право обвиняемого на защиту предстает в розыскном процессе в виде обязанности органа розыска обеспечить интересы подследственного. Во-вторых, единоначалие подразумевает подчинение судьи – инквизитора вышестоящему начальнику (инстанции). Появляется инстанционность движения дела. Для розыскного процесса характерна концентрация власти в обществе в одних руках (деспота). В этом смысле единоначалие отражает принцип бюрократического централизма. Указанные правила розыскного процесса объединяются А. В. Смирновым в фундаментальный принцип единства розыскного процесса [10] .

С единоначалием тесно связаны условия и гарантии официальности: а) письменность (вместо личного участия граждан производство ведется по документам); б) ревизионное начало (по письменным материалам вышестоящая инстанция вправе пересмотреть решение по своей инициативе); в) тайность процесса (материалы уголовного дела скрываются не только от общественности, но и от заинтересованных лиц).

2. Вторым принципом розыскного процесса является инструктивность как требование чрезмерно детальной регламентации уголовно-процессуальных действий [11] . Если официальность определяет источник движения дела, то инструктивность указывает путь, способ достижения процессом своей цели, позволяет понять, как приводится в действие процессуальный механизм [12] . Регламентация является единственной гарантией достижения цели процесса. Кроме того, инструктивность ограничивает власть государственного органа, указывает на ее рамки. Максимальная «дозировка» полномочий должностного лица есть средство (и следствие) ограничения свободы его личности.

Из принципа инструктивности вытекают положения а) формальной системы доказательств, б) унификации процессуальной формы, в) регламентации поводов уголовного преследования.

Доказательственная система розыскного процесса
и его метод регулирования

Доказательственная система часто рассматривается в качестве типичного признака судопроизводства, поэтому необходимо несколько подробнее дать ее характеристику в розыскном процессе.

Для розыскного исторического типа процесса характерна формальная система доказательств [13] . Суть ее заключается в том, что оценка доказательств производится судьей по «внешним» для него критериям, которые детально указаны в законе. Закон (или судебная доктрина) устанавливает силу доказательств, подразделяя их на совершенные, совершенные наполовину, совершенные на четверть и т.д. Совершенным доказательством признаются признание обвиняемого, захват с поличным, показания двух заслуживающих доверия свидетелей. Оценка доказательств судом сводится к механическому их подсчету. При достаточном количестве доказательств выносится обвинительный приговор, при отсутствии – оправдательный, а при некотором недостатке – об оставлении в подозрении [14] . Установленные законом критерии в общем виде отражали действительное положение вещей. Однако они не могли учесть особенности каждого конкретного дела.

Для розыскного процесса характерен и свой, типичный метод правового регулирования. Предметом регулирования выступают управленческие отношения, в которых объектом управления служит не процедура производства, а сами его участники, в равной степени и обвиняемый, и судья. Правовое регулирование осуществляется исключительно императивным методом. Такой угол зрения позволяет определить розыскной процесс как последовательное применение метода власти – подчинения к общественным отношениям в области уголовного судопроизводства.

Дав в общем виде характеристику розыскному типу процесса необходимо указать на его виды.

Виды розыскного процесса

Ю. В. Мещеряков выделяет три разновидности розыскного процесса. 1) Следственный процесс, в котором обвиняемый имеет некоторые процессуальные права, может допускаться защитник, предмет разбирательства ограничен обвинением, господствует письменность и нет непосредственности производства. 2) В эпоху разложения феодализма и развития капитализма существует розыскной процесс в узком смысле, в котором обвиняемый является объектом исследования и предполагается виновным, пытка формально запрещена, действует формальная система доказательств, письменность и тайность. 3) Инквизиционный процесс является пыточной разновидностью розыскного. Инквизиционный процесс может иметь как устную форму без формальных доказательств, так и письменную [15] .

А. В. Смирнов на базе исторического подхода выделяет следующие разновидности розыска [16] :

1) Уголовная расправа – первая и элементарная разновидность розыска, в которой орган государственного управления разрешает уголовное дело в неразвитой процедуре и, практически, без доказательств. Уголовная расправа имела такие разновидности как общинное дознание, вотчинный суд, уголовно-административная расправа и военно-полевой суд.

2) Ассиза представляет собой расследование представителя государственной власти через местных людей, которые сообщали ему о виновности обвиняемого. Так, в России производился сыск с применением повального обыска – опроса судьями обыщиками местных граждан о лихих людях. Именно ассиза послужила зародышем суда присяжных в Англии [17] .

3) Инквизиционный процесс – это такая разновидность розыска, в которой специальный судебный орган разрешает дело сразу в судебном разбирательстве по детально урегулированной законом процедуре. В инквизиционном процессе судебная власть отделяется от административной, которая «уйдя из суда оставила вместо себя инструкцию – закон» [18] . При этом еще отсутствует предварительное расследование. Широко используется пытка. Она не является изобретением розыскного процесса. Пытка – результат применения обвинительных ордалий к одной стороне.

Значение инквизиционного процесса состоит в том, что он стал политической разновидностью розыска, поскольку средствами юстиции укреплялось централизованное государство, сменяющее устаревшую феодальную систему [19] .

4) Следственный процесс представляет наиболее развитую и цивилизованную разновидность розыска, в которой свобода личности максимальна для данного исторического типа процесса. В следственном процессе впервые появляется предварительное расследование, которое ведет один из судей – следователь. Применение пытки упраздняется, что вызывает еще большую регламентацию доказывания. Следственный процесс выступает бюрократической разновидностью розыска.

Значение следственного процесса заключается в объективной подготовке им почвы для перехода к публично-состязательному типу [20] .

5) Судебный приказ – современная форма розыскного производства, в которой судья в условиях очевидности, по письменным материалам рассматривает дело об уголовном деликте (проступке) и выносит решение (приказ), которое исполняется при согласии с ним обвиняемого. Это упрощенное производство по преступлениям, не представляющим большой общественной опасности (близким к административным правонарушениям). Судебный приказ подчинен состязательности, поскольку обвиняемый добровольно соглашается с применением этой процедуры.

В литературе распространено описание видов розыскного процесса по конкретным странам. Поэтому, как и при выделении видов частно-состязательного процесса, представляется перспективным использование морфологической классификации. В итоге можно указать на следующие условные виды розыскного процесса: 1) романо-германский, 2) розыскной процесс стран общего права и 3) стран традиционного права.

Однако в мусульманских правовых системах судопроизводство так и остановилось на стадии частно-состязательного процесса. В них можно обнаружить лишь некоторые розыскные элементы. Существование розыскного этапа развития процессуального права в мусульманском праве остается на уровне предположения. В то же время «зигзаги» истории, ее ответвления не отвергают единых закономерностей развития. Розыскной процесс в его развитом виде был характерен лишь для континентальной Европы. Однако он был закономерным этапом, обеспечившим становление публично-состязательного процесса.

К романо-германскому розыскному процессу относится производство по уголовным делам во Франции, Германии, Италии, России и некоторых других странах примерно в период с XIII по XVIII столетия.

Как было отмечено выше, розыскной процесс зародился уже в недрах обвинительного производства [21] . Подробное закрепление он получает в экстраординарном французском процессе по ордонансу Людовика XII 1498 года и эдикту Франциска I 1539 года, а затем в «Большом уголовном ордонансе» Людовика XIV 1670 года.

В Германии выработанные судебной практикой следственные начала находят свое закрепление в кодексах феодальных земель в составе империи конца XV, начала XVI веков [22] . В результате объединения этих кодексов в 1532 году принимается «кровавое» Уложение императора Карла V Священной Римской империи – «Каролина». В нем розыскной процесс предстает в своем полном расцвете. Он сохраняет свои позиции вплоть до первой половины XVIII века.

В России розыскные принципы четко обнаруживаются в судебнике 1497 года, в котором розыск производился по делам о государственных преступниках и «ведомых лихих людях». Эта тенденция усиливается судебником 1550 года [23] . В Соборном Уложении 1649 года розыскная форма процесса (сыска) уже детально регламентирована. Высокого развития розыскной уголовный процесс в России достигает при Петре I. Так, «Кратким изображением процессов» 1716 года, приложенным к «Воинскому уставу», «… введен подлинный розыскной процесс со всеми его типичными чертами» [24] . Розыскной тип процесса закреплен и в Своде законов Российской Империи 1832 года и в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года.

Если в романо-германской системе права розыскной процесс существовал в «классическом» виде, то иначе обстоит дело в англосаксонской системе. Само название «англосаксонский розыскной процесс» звучит для многих юристов не привычно, поскольку распространено мнение о том, что в Англии процесс имел и имеет состязательный характер [25] . Однако используемая типология уголовного судопроизводства позволяет утверждать, что в странах общего права также существовал период розыскного процесса. Это убедительно подтверждается историческими фактами.

Уже в XI веке нормандскими завоевателями в Англию был завезен метод расследования через местных людей (ассиза) для выяснения наличия права на земельные владения [26] . Английский суд присяжных возник из чисто розыскного института расследования споров о земле «королевским судьей через местных людей, опрашиваемых под присягой». Данный институт с учетом сложившихся обычаев и нормандских порядков был последовательно внедрен Генрихом II (1154-1189 гг.). Затем расследование через присяжных распространилось на тяжкие преступления (1164-1166 гг.), когда «преступников никто не захочет и не осмелится обвинить» [27] . Параллельно обвинительной форме розыскной порядок изобличения преступника через присяжных свидетелей в XIII веке признается институтом общего права. Лишь к XV веку присяжные постепенно из органа розыска превращаются в орган обвинения.

Ярким примером английского инквизиционного процесса является производство по делам о мятежах, против церкви и королевских повелений в Тайном совете и Звездной палате, созданной в 1488 году. В нем обвиняемый не пользовался никакими процессуальными правами и мог быть подвергнут пытке. В Звездной палате такой порядок сохранялся до XVII века. При Елизавете Тюдор (1558-1603 гг.) инквизиционный процесс процветал в деятельности Высокой комиссии (1583-1641 гг.) и Военных судов [28] .

В целом, кровавое английское законодательство конца XV – XVI века соответствует розыскному периоду английского процесса. При этом английский розыскной процесс существенно отличается от французского или германского. В нем гораздо более сильное значение имеют традиционные обвинительные формы.

Заканчивая рассмотрение видов розыскного процесса, следует отметить, что в чистом виде розыскной тип процесса отсутствует как любая абстрактная модель. В инквизиционном периоде развития уголовно-процессуального права во Франции и Германии продолжает существовать ординарный порядок производства, имеющий обвинительные черты. В России некоторые категории дел рассматриваются в обвинительной форме. В Англосаксонской системе частно-исковое начало было всегда настолько заметно, что многие юристы даже не указывают на существование в Англии следственного процесса. Тем не менее смешанные процессы этих стран указанного периода по преобладающей совокупности признаков относятся к розыскному типу.

Завершить характеристику розыскного процесса целесообразно указанием на несколько моментов, определяющих его значение.

Значение розыскного процесса

1. Розыскной тип судопроизводства соответствовал процессам консолидации общества, централизации государственной власти. Он направлен на внедрение публичного начала и защиту общественных интересов. По сравнению с обвинительным процессом розыскной более совершенен. Он преодолевает недостатки частно-состязательной формы. Устраняются произвол судей и физически сильной стороны. Розыском дело разрешается исходя из его существа, а не из внешних обстоятельств. Тем самым выигрывает и общество, и лично потерпевший с обвиняемым. В определенный период развития общества инквизиционный процесс становится легитимным.

«Инквизиционный процесс … был необходим обществу, как бульдозер, выравнивающий феодальную площадку для строительства нового здания. В этом неумолимом правосудии впервые, пусть и негативно, уравнялись все подданные, … укрепилась идея публичности как всеобщего блага, выраженного в едином государственном интересе и единой законности» [29] .

2. Процессуальное значение розыскного процесса состоит в том, что в нем появляются стадии и особые должностные лица, которые в будущем будут называться следователями и прокурорами. Следственный процесс регламентирует такие доказательства, как показания свидетелей, признание обвиняемого, письменные и вещественные. Здесь зарождается институт пересмотра судебных решений. Особенно детально в инквизиционном процессе разрабатывается основная для него стадия предварительного расследования, которая разбивается на этапы общего, суммарного и специального расследования (inquisitio generalis, summary, specialis). Если общее расследование производится по событию преступления, то специальное – в отношении определенного лица.

3. Основным недостатком розыскного типа процесса является его тоталитарный характер, ведущий к ущемлению прав личности. Бесплодной оказывается попытка из единого центра регулировать все мельчайшие детали каждого конкретного случая. В результате искомая объективная истина безнадежно теряется в бесконечных бюрократических процедурах.

4. Розыскной процесс разрушил частный характер судопроизводства, оплодотворив его публичностью, и создал предпосылки для возникновения современного публично-состязательного типа процесса. В нем следственные начала явно проявляются на начальном (общем) этапе расследования  и в производстве в упрощенном порядке. Формальная система доказательств розыскного производства, сделав прогрессивный шаг от обвинительного процесса, не исчезла бесследно. В современном публично-состязательном процессе она эволюционировала в процессуальную форму доказывания, в частности в институт допустимости.

 


[1] Не случайно в литературе отмечается, что «развитие розыскного процесса было вызвано прежде всего необходимостью усиленной охраны торговли»: Чельцов-Бебутов М. А. Указ. соч. С. 211.

[2] Фойницкий И. Я. Указ. соч. Т.1. С.17, 60-62. Об этом также см.: Случевский В. Указ. соч. С. 41.

[3] Полянский Н. Н. Указ. соч. С. 25-32; Мещеряков Ю. В. Указ. соч. С. 22; Нажимов В. П. Типы, формы и виды уголовного процесса. С. 22-28.

[4] Мещеряков Ю. В. Указ. соч. С. 65.

[5] Там же.

[6] Отсюда следует английское выражение: the judge is the counsel of the prisoner – подсудимый не может иметь иного защитника кроме судьи.

[7] Мещеряков Ю. В. Указ. соч. С. 65-66.

[8] Фойницкий И. Я. Т. 1. С. 66. В инквизиционном процессе обвиняемый предполагался виновным, на него возлагалось бремя доказывания. Не только закон, но и суд считал обвиняемого виновным. Judex damnatur cum nocens absolvitur (лат.) – судья виновен, когда виновный оправдан. См.: Смирнов А. В. Модели уголовного процесса. С. 127.

[9] Н. Н. Полянский называл официальность ядром розыскного уголовного процесса (Полянский Н. Н. Указ. соч. 26, 85). Официальность в качестве основы розыска видел М. А. Чельцов (Чельцов-Бебутов М. А. Указ. соч. С. 272).

[10] Смирнов А. В. Модели уголовного процесса. С. 124. Автор рассматривает и другие принципы розыскного процесса: объективизм (вместо объективности), обязанность содействия всех уголовному процессу, ответственность за видимость зла, свободу государства от ответственности за напрасный вред, причиненный подследственному в ходе процесса (См.: Там же. С. 128-129).

[11] По точному выражению Ю. В. Мещерякова, регламентация выступает центральной политической идеей розыска, достигая своего высшего развития в уголовном процессе эпохи абсолютизма, и является средством консервации, укрепления власти, обезличивания подданных: Мещеряков Ю. В. Указ. соч. С. 54-55.

[12] Смирнов А. В. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс. Ч. 1. СПб., 1996. С. 31.

[13] Иногда утверждается, что в некоторых ранних разновидностях розыска (уголовная расправа) формальной системы доказательств нет (Смирнов А. В. Модели уголовного процесса. С. 112).

При этом следует учесть, во-первых, что исторический тип обретает свои качественные черты в наиболее развитых формах. Во-вторых, отсутствие формальной системы доказательств в уголовной расправе часто вызвано отсутствием доказательств вообще (например, при общинном дознании преступление для всех членов замкнутого общества очевидно). При этом установление вины производится во внешним для судьи критериям, то есть формально. Виновность констатируется общиной (общинное дознание), фактической презумпцией (военно-полевой суд), молвой и ордалиями (ассиза).

[14] Подробнее см.: Чельцов-Бебутов М. А. Указ. соч. С. 250-255, 290, 740.

[15] Мещеряков Ю. В. Указ. соч. С. 22-23.

[16] Более подробную их характеристику см.: Смирнов А. В. Модели уголовного процесса. С. 112-122.

[17] Смирнов А. В. Модели уголовного процесса. С. 118.

[18] Там же. С. 119.

[19] Там же. С. 120.

[20] Там же. С. 122.

[21] Подробнее о происхождении розыскного процесса см.: Чельцов-Бебутов М. А. Указ. соч. С.205-212, 272-276.

[22] Тирольский устав 1499 г., Уголовный устав Бамбергского епископства 1507 г., Бранденбургский устав 1516 г.: Чельцов-Бебутов М. А. Указ. соч. С. 275.

[23] Там же. С. 659, 666.

[24] Там же. С. 709.

[25] Гельдибаев М. Х., Александров Е. Н. Уголовный процесс в вопросах и ответах. СПб., 1999. С. 111. Такой вывод можно сделать и из описания Английского процесса И. Я. Фойницким (Указ. соч. Т. 1. С. 27-28).

[26] Чельцов-Бебутов М. А. Указ. соч. С. 211. Некоторые элементы розыска наблюдаются в XII веке в Англии и при осуществлении «манориальной юстиции»: См.: Там же. С. 298-299, 303.

[27] Там же. С. 308, 310. См., также: Смирнов А. В. Модели уголовного процесса. С. 117-118.

[28] Чельцов-Бебутов М. А. Указ. соч. С. 360, 363-364.

[29] Смирнов А. В. Состязательный процесс. С. 175.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz