Калиновский К.Б. Приостановление предварительного расследования в отношении подозреваемого: проблемы применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Калиновский К.Б.
Приостановление предварительного расследования в отношении подозреваемого: проблемы применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

// Тенденции развития правовой реформы и перспективы совершенствования законодательства Российской Федерации: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. СПБ.: ЛГОУ, 2003. С. 90-93.


По общему правилу уголовное дело приостанавливается в отношении обвиняемого – лица, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 47 УПК). Именно к этому моменту производства по делу доказано, что преступление совершено данным лицом. В УПК РФ, в отличие от ранее действовавшего законодательства, предусмотрена возможность приостановления расследования и в отношении подозреваемых. Это объясняется распространением института приостановления производства на дознание, в котором обвиняемый появляется лишь на этапе его окончания, то есть с момента вынесения обвинительного акта (ст. 47, 225 УПК).

Приостановление дела в отношении подозреваемого при производстве дознания допускается по следующим основаниям:

  • в связи с отсутствием реальной возможности участия в деле подозреваемого, когда его местонахождения известно (п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК);
  • в связи с тяжелым заболеванием подозреваемого (и 4 ч. 1 ст. 208 УПК) [1].

В иных случаях возможность приостановления дознания и предварительного следствия в отношении подозреваемого порождает серьезные проблемы на практике.

Во-первых, снижается стандарт доказанности участия лица в совершении преступления. Обвиняемый появляется в деле тогда, когда его участие в совершении преступления установлено. Напротив, подозреваемый – вероятный участник совершения преступления. Подозреваемых может быть несколько даже в том преступлении, которое заведомо могло быть совершено одним лицом. Например, явные следы преступления обнаружены у двух лиц (кровь потерпевшего), однако по обстоятельствам дела (уверенному заявлению самого потерпевшего) телесные повреждения были причинены только одним из них. В таких случаях приостановление дела в отношении одного подозреваемого исключает проверку следственным путем версий о причастности к совершению преступления других подозреваемых. В целом, приостановление дела в отношении лица, чья виновность для органа расследования еще не доказана, ведет к отступлению от обязанности принять все возможные меры по изобличению виновных (ч. 2 ст. 21 УПК). В результате действительный преступник останется «на свободе», а в отношении предполагаемого – все производство будет приостановлено.

Поэтому следователю рекомендуется не приостанавливать дело в отношении подозреваемого, а за двухмесячный срок следствия выполнить необходимые следственные действия с тем, чтобы определиться со статусом подследственного: либо привлечь его в качестве обвиняемого, либо прекратить его преследование.

Во-вторых, наличие подозрения как условие для приостановления дела не поддается действенному контролю. Момент появления в деле подозреваемого (в отличие от появления обвиняемого) «размыт». Например, следователь установил причастность определенного лица к совершению преступления, а это лицо скрылось, не имея еще формального статуса подозреваемого (уголовное дело не возбуждалось в отношении гражданина, он не задерживался в качестве подозреваемого и к нему ранее не применялась мера пресечения – ст. 46 УПК). В результате, следователь выносит постановление об избрании меры пресечения, которое служит документом, подтверждающим наличие подозрения. Однако мера пресечения избрана, но еще не применена – не приведена в исполнение, поэтому согласно буквальному толкования п. 3 ч. 1 ст. 46 УПК данное лицо еще не имеет прав подозреваемого.

В то же время возможна и обратная ситуация. Если права гражданина ограничены уголовным преследованием (в отношении него проведен обыск, опознание, ему разъяснили содержание ст. 51 Конституции РФ), то данный гражданин становится фактически подозреваемым и приобретает соответствующие процессуальные права[2] . В результате наличие подозрения смутно отражено в отдельных документах (например, протоколе обыска), которые не позволяют контролировать обоснованность приостановления дела.

В-третьих, допуская приостанавливать дело в отношении подозреваемого, процессуальный закон не дает прямого разрешения объявлять розыск подозреваемого. Этот пробел приходится восполнять за счет аналогии с розыском обвиняемого (ст. 210 УПК).

В-четвертых, самое существенное. Приостановление дела в отношении подозреваемого связано с запретом «заочного ареста» обвиняемого. Согласно ч. 4 ст. 108 УПК, избрание меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого не допускается. Однако закон не предоставляет эффективных средств для доставки такого обвиняемого в судебное заседание (привод не допускается без предварительного вызова, а задержание возможно лишь в отношении подозреваемых). В то же время «заочный арест» не запрещен в отношении подозреваемого. В результате на практике остается один простой выход: по решению суда избирать меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении скрывшегося подозреваемого и приостанавливать дело. При этом следователь «под столом» будет держать постановление о привлечении в качестве обвиняемого – готовое, но еще не подписанное. Когда подозреваемый будет застигнут где ни будь в отдаленном районе, начнет течь десятисуточный срок действия меры пресечения в отношении подозреваемого (ст. 100 УПК). За это время следователь подпишет постановление о привлечении в качестве обвиняемого и вышлет его к месту фактического задержания. Уже обвиняемому лицу будет предъявлено обвинение, и он в течение двух месяцев будет этапирован к месту производства предварительного следствия.

 Этот «простой выход» на деле еще больше нарушает права граждан, чем «заочный арест» обвиняемого. Момент привлечения в качестве обвиняемого искусственно оттягивается. В итоге лицо, фактически обвиняемое в совершении преступления, длительное время остается подозреваемым, что грубо нарушает его право на защиту. В результате вместо исключительности избрания меры пресечения в отношении подозреваемого (ст. 100 УПК) на практике это может превратиться в правило, причем для самой строгой меры пресечения. При этом неизбежно будут нарушаться условие для избрания меры пресечения в виде доказанности обвинения. Кроме того, нарушается право заключенного под стражу гражданина незамедлительно предстать перед судом, так обвинение предъявляется во внесудебном порядке, а избранная в отношении подозреваемого мера пресечения сохраняет силу после предъявления обвинения и не требует дополнительного подтверждения судом.

Для решения указанных проблем, представляется необходимым внесение соответствующих изменений в УПК РФ.


[1] Приостановление дознания в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК), невозможно, так как дознание всегда производится по делам, возбужденным в отношении конкретных лиц, то есть по раскрытым преступлениям.

Приостановление дознания в отношении подозреваемого в связи с неизвестностью его местонахождения (п. 2 ч. 1 ст. 208) должно быть исключением, поскольку дознание как упрощенное производство не обладает достаточными средствами для розыска: за 15 дней принять все возможные меры по розыску практически невозможно.

[2] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 года № 11-П по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина Маслова В.И. // Собрание законодательства РФ. 2000. № 27 от 3 июля.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz