Калиновский К.Б. Приостановление срока исковой давности при предъявлении гражданского иска в стадии предварительного расследования уголовного дела: конституционно-правовой анализ правового регулирования и судебной практики


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Калиновский К.Б. Приостановление срока исковой давности при предъявлении гражданского иска в стадии предварительного расследования уголовного дела: конституционно-правовой анализ правового регулирования и судебной практики // Актуальные проблемы уголовного права и криминологии, уголовного процесса и криминалистики, уголовно-исполнительного права, преподавания учебных дисциплин криминологического цикла: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 20-летию образования юридического факультета (19, 20 мая 2014 г.) / Отв. ред. Г.И.Цепляева. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2014. С. 55-61.


«Если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения» – гласит ч. 2 ст. 204 ГК РФ. Однако данная норма, ни по своему буквальному смыслу, ни по смыслу, придаваемому ей в судебной практике, не отвечает на вопрос: течет ли срок исковой давности после предъявления гражданского иска не суду, а следователю в досудебной стадии. Согласно ч. 2 ст. 44 УПК РФ гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции.

В судебной практике имеются случаи, когда в гражданском процессе истцу отказывают в удовлетворении иска по причине пропуска им срока исковой давности, невзирая на то, что он своевременно предъявлял требования о возмещении вреда по уголовному делу, производство по которому, длившееся более трех лет, было прекращено по нереабилитирующему основанию в виде истечения сроков давности уголовного преследования.

Именно такой случай для гражданина С.Н.Таргонского послужил поводом обращения в Конституционный Суд РФ, который своим Определением от 5 марта 2014 года № 589-О, отказывая в принятии данной жалобы к рассмотрению, определил, что указанные положения ГК РФ в системной связи с положениями УПК РФ предусматривают возможность приостановления течения срока исковой давности в случае предъявления гражданского иска в уголовном процессе.

Утвердительный ответ на вопрос о том, распространяется ли данная позиция и на случаи предъявление иска следователю в стадии предварительного расследования, может быть дан путем конституционно-правового анализа правового регулирования и судебной практики[1].

Статья 52 Конституции РФ предусматривает, что государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Гарантируя права лиц, потерпевших от преступлений, Конституция РФ не определяет, в какой именно процедуре должен обеспечиваться доступ потерпевших от преступлений к правосудию в целях защиты своих прав и законных интересов и компенсации причиненного ущерба, и возлагает решение этого вопроса на федерального законодателя, который, в свою очередь, вправе устанавливать различный порядок защиты прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступлений, – как в рамках уголовного судопроизводства, так и путем искового производства по гражданскому делу. Конституционно важно при этом, чтобы доступ потерпевшего к правосудию был реальным, давал ему возможность быть выслушанным судом и обеспечивал эффективное восстановление его в правах (постановления Конституционного Суда РФ от 24 апреля 2003 года № 7-П, от 25 июня 2013 года № 14-П).

При этом гарантированное Конституцией РФ право на судебную защиту (статья 46, часть 1) предполагает, как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, не только право на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты, обеспечивающей эффективное восстановление нарушенных прав и свобод посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости и равенства (постановления от 2 февраля 1996 года № 4-П, от 3 февраля 1998 года № 5-П, от 14 июля 2005 года № 8-П, от 5 февраля 2007 года № 2-П, от 25 июня 2013 года № 14-П, определение от 17 сентября 2013 года № 1336-О и др.).

Обязанность государства гарантировать защиту прав потерпевших от преступлений, в том числе путем обеспечения им адекватных возможностей отстаивать свои интересы в суде вытекает также из положений статьи 21 (часть 1) Конституции РФ, согласно которым достоинство личности охраняется государством и ничто не может быть основанием для его умаления. Применительно к личности потерпевшего это конституционное предписание предполагает обязанность государства не только предотвращать и пресекать в установленном законом порядке какие бы то ни было посягательства, способные причинить вред и нравственные страдания личности, но и обеспечивать пострадавшему от преступления возможность отстаивать, прежде всего в суде, свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами, поскольку иное означало бы умаление чести и достоинства личности не только лицом, совершившим противоправные действия, но и самим государством (Постановление Конституционного Суда РФ от 24 апреля 2003 года № 7-П, определения от 18 января 2005 года №131-О, от 17 сентября 2013 года № 1336-О).

Как указал Конституционный Суд РФ, федеральный законодатель – исходя из требований статей 46 - 53, 118, 120, 123 и 125 - 128 Конституции РФ – закрепляет способы и процедуры судебной защиты применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел, учитывая особенности соответствующих материальных правоотношений, характер рассматриваемых дел, существо и значимость вводимых санкций и правовые последствия их применения. Этим, однако, не исключается возможность установления в рамках того или иного вида судопроизводства особых процедур, которые должны обеспечить эффективность судебной защиты прав и свобод человека и гражданина при рассмотрении определенных категорий дел (Постановление Конституционного Суда РФ от 31 января 2011 года № 1-П).

Одной из таких процедур, предназначенных в уголовном судопроизводстве для защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (статья 52 Конституции РФ, пункт 1 части первой статьи 6 УПК РФ), является гражданский иск в уголовном деле о возмещении вреда, причиненного преступлением. Такой иск вправе предъявить потерпевший по уголовному делу, который признается гражданским истцом в данном уголовном деле (часть первая статьи 44 УПК РФ), к лицам, которые в соответствии с Гражданским кодексом РФ несут ответственность за вред, причиненный преступлением, и признаются гражданскими ответчиками (часть первая статьи 54 УПК РФ). Предъявленный в уголовном деле гражданский иск разрешается в приговоре суда по тем же правилам гражданского материального законодательства, что и иск в гражданском судопроизводстве, однако производство по гражданскому иску ведется по уголовно-процессуальным правилам, которые создают для потерпевшего повышенный уровень гарантий защиты его прав (в частности, на потерпевшем не лежит бремя доказывания факта причинения ему вреда, он освобождает от уплаты пошлины, от определения подведомственности и подсудности и др.). При этом потерпевший может по своему усмотрению заявить гражданский иск в рамках производства по уголовному делу, либо предъявить соответствующий иск к лицу, обязанному возместить вред, причиненный преступлением, в порядке гражданского судопроизводства с учетом установленной законом подведомственности дел в суд общей юрисдикции или в арбитражный суд.

Таким образом, из вышеуказанных требований Конституции РФ следует, что институт гражданского иска в уголовном деле о возмещении вреда, причиненного преступлением, как предназначенный для обеспечения наиболее эффективной государственной, в том числе судебной, защиты прав потерпевшего от преступления на доступ к правосудию и возмещение причиненного ущерба, не может ставить потерпевшего в более худшее для него положение, чем если бы он обратился за защитой своих прав в порядке гражданского судопроизводства.

Одной из форм разрешения иска потерпевшего о возмещении вреда, причиненного преступлением, является применение судом исковой давности, предусмотренной Гражданским кодексом РФ (глава 12). Согласно части второй статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Гражданский кодекс РФ предусматривает исчисление общего срока исковой давности, составляющего три года, со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (часть первая статьи 200 ГК РФ); основания для приостановления и перерыва течения срока исковой давности (статьи 202 и 203), а также правила течения срока исковой давности при защите нарушенного права в судебном порядке (статья 204). Согласно части первой статьи 204 ГК РФ срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права.

Представляется, что по конституционно-правовому смыслу данной нормы, вытекающему из статей 21 (часть 1), 46 (часть 1), 52 Конституции РФ, предъявление гражданского иска в уголовном деле должно влечь точно такие же последствия применительно к срокам исковой давности (а именно – приостановление этого срока), как и предъявление аналогичного иска в порядке гражданского судопроизводства. Иное приводило бы к тому, что потерпевший, предъявляя иск о возмещении причиненного преступлением вреда в прядке уголовного судопроизводства, утрачивал бы фактическое право на удовлетворение этого иска в случаях, когда продолжительность уголовного судопроизводства превышала бы общий срок исковой давности – 3 года.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в ряде его решений, в том числе в Постановлениях от 25 марта 2008 года № 6-П и от 26 февраля 2010 года № 4-П и от 31 января 2011 года № 1-П, однородные по своей юридической природе отношения в силу принципа юридического равенства должны регулироваться одинаковым образом. Поскольку гражданско-правовые требования о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением, – вне зависимости от того, подлежат они рассмотрению в гражданском или уголовном судопроизводстве, – разрешаются в соответствии с нормами гражданского законодательства, постольку и правила исчисления, в том числе приостановления, срока исковой давности (установленные в данном же гражданском законодательстве) должны осуществляться одинаково как при предъявлении иска в порядке гражданского, так и уголовного судопроизводства.

Этому, как представляется, не противоречит и буквальный смысл частей первой и второй статьи 204 ГК РФ, согласно которым срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке (курсив мой – К.К.) за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права; если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, начавшееся до предъявления иска (курсив мой – К.К.) течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения.

Во-первых, предъявление иска в уголовном деле – это его предъявление в установленном для уголовного судопроизводства порядке для осуществления именно судебной защиты. Согласно УПК РФ гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции (часть вторая статьи 44), то есть за исключением уголовных дел частного обвинения гражданский иск предъявляется как правило в досудебной стадии уголовного процесса (что способствует доказыванию его оснований, принятию мер по его обеспечению дознавателем, следователем)[2]. Предъявление иска в досудебной стадии – это форма обращения именно за судебной защитой, т.к. дознаватель и следователь не могут разрешить иск по существу никаким способом, а осуществляют его предварительную подготовку к судебному разрешению. Поэтому прекращение уголовного дела по любому основанию дознавателем или следователем не должно являться препятствием для дальнейшей судебной защиты права пострадавшего на возмещение вреда.

При этом уголовно-процессуальный закон предъявляет минимальные требования к оформлению иска и процедуре его заявления. Просьба потерпевшего о возмещении вреда является разновидностью его ходатайства, которое заявляется и разрешается по правилам главы 15 УПК РФ (т.е. даже может быть заявлено в устном виде и тогда оно заносится в протокол следственного действия или судебного заседания – часть первая статьи 120 УПК РФ, в иске потерпевшего могут быть не указаны ни гражданский ответчик, ни доказательства, на которые ссылается истец, т.к. установление ответчика и собирание доказательств возлагается на органы публичного уголовного преследования). Такой льготный режим для потерпевшего – гражданского истца вытекает из конституционной обязанности государства обеспечить ему доступ к правосудию и возмещение ущерба, причиненного преступлением.

Во-вторых, часть вторая статьи 204 ГК РФ, содержа фразу: «если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается….», явно подразумевает, что срок исковой давности течет до предъявления гражданского иска в уголовном деле, и этот смысл ни как не противоречит общему правилу, установленному в части первой этой же статьи, о том, что предъявление иска приостанавливает течение срока исковой давности. В сравнении второго абзаца части второй статьи 204 ГК РФ с первым абзацем этой же части, видно, что второй абзац устанавливает более льготные для гражданского истца в уголовном деле правила исчисления срока исковой давности: этот срок течет до предъявления иска, приостанавливается при предъявлении иска (это общее правило части первой указанной статьи), а также – в отличие от гражданского процессуального права – приостанавливается до вступления в законную силу приговора суда, оставившего этот иск без рассмотрения.

Указанному смыслу не противоречит и разъяснение пункта 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 года № 15, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 ноября 2001 года № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности», в соответствии с которым иском, предъявленным в установленном законом порядке, является иск, поданный с соблюдением правил о подведомственности и подсудности дела, о форме и содержании искового заявления, об оплате его государственной пошлиной, а также других предусмотренных ГПК РФ или АПК РФ требований, нарушение которых влечет отказ в принятии искового заявления или его возврат истцу. Данное разъяснение касается только исков, поданных в гражданском процессуальном (арбитражном) порядке, и не относится к гражданскому иску, предъявленному в уголовном деле.

С идеей о том, что предъявление гражданского иска в уголовном деле приостанавливает течение общего срока исковой давности, также согласуется и содержание части четвертой статьи 213 УПК РФ, в соответствии с которой после вынесения постановления о прекращении уголовного дела следователь вручает либо направляет копию этого постановления потерпевшему, гражданскому истцу, разъясняя им право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства, если уголовное дело прекращается по основаниям, предусмотренным пунктами 2 - 6 части первой статьи 24, статьей 25, пунктами 2 - 6 части первой статьи 27 и статьей 28 данного Кодекса. Более того, как отметил Конституционный Суд РФ, закон исходит из того, что разъяснение следователем права на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства не может быть формальным: он должен указать суд, в который вправе обратиться потерпевший, срок, в течение которого потерпевший вправе обратиться в этот суд, вред, о возмещении которого может ходатайствовать потерпевший, и статьи ГК РФ, которыми он при этом должен руководствоваться (Определение Конституционного Суда РФ от 18 января 2005 года № 11-О).

Таким образом, конституционно-правовой анализ взаимосвязанных положений частей первой и второй статьи 204 ГК РФ и части второй статьи 44, части четвертой статьи 213 УПК РФ позволяет заключить, что срок исковой давности не течет со дня предъявления гражданского иска в уголовном деле (в том числе в досудебной части уголовного судопроизводства) на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права.

 


[1] При этом данный вывод подтверждается в юридической литературе и другими методами, в частности, – отраслевым толкованием норм. См.: Фаршатов И.А. Исковая давность. Законодательство: теория и практика. М.: Городец, 2004; Рыжаков А.П. Основанный на анализе судебной практики комментарий к ст. 203 ГК РФ: перерыв течения срока исковой давности // СПС КонсультантПлюс. 2012.

[2] Предпочтительность предъявления гражданского иска в стадии предварительного расследования подтверждается и историческим толкованием: в первоначальной редакции (действующей до 4 июля 2003 года) часть вторая статьи 44 УПК РФ допускала предъявление гражданского иска только до окончания предварительного расследования, т.е. заявление иска в судебном разбирательстве исключалось.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Международная ассоциация содействия правосудию
Hosted by uCoz